Реклама
Посмотреть сообщение

Критерии оценки недобросовестности и неразумности поведения руководителя

 

Представленная статья рассматривает модель недобросовестного и неразумного поведения со стороны менеджмента, нанесения им убытков компании, а также нарушения экономических интересов других собственников. Рассматриваются особенности взыскания убытков, с учетом последних веяний в правоприменительной практике (правовых позиций Высшего Арбитражного Суда РФ и окружных арбитражных судов). Целью представленной статьи, является выработка собственной модели в компании, в отношении оценки недобросовестности и неразумности поведения со стороны руководства. 

 

 

 

 Банком России (письмо Банка России от 10.04.2014 № 06-52/2463) одобрен Кодекс корпоративного управления, рекомендуемый к применению акционерными обществами, ценные бумаги которых допущены к организованным торгам. Данный кодекс отражает стандарты поведения членов исполнительных органов. 

В частности в пункте 2.6 главы II Кодекса корпоративного управления говорится, что обязанность членов правления действовать добросовестно и разумно в интересах общества означает, что они должны проявлять при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей, определенных в уставе, заботливость и осмотрительность. 

Разумные и добросовестные действия членов правления предполагают принятие решений с учетом всей имеющейся информации, в отсутствие конфликта интересов, с учетом равного отношения к акционерам общества, в рамках обычного предпринимательского риска. 

Понятие разумности и добросовестности в отношении действий единоличного исполнительного органа сформулировано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 06.03.2012 № 12505/11, согласно которому, разумность действий означает, что единоличный исполнительный орган как лицо, которому акционеры доверили руководство текущей деятельностью общества, должен совершать действия, ожидаемые в аналогичной ситуации при аналогичных обстоятельствах от хорошего руководителя.

Такие же стандарты поведения предусмотрены пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса РФ и требуют от лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей уполномоченное лицо обязано по иску акционера (участника) возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. 

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части 1 Гражданского Кодекса Российской Федерации», по делам о возмещении убытков заинтересованная сторона обязана доказать, что руководитель является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также привести факты причинения вреда, наличие убытков.

Статьями 71 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» законодательно закреплены общие правила привлечения к ответственности членов органов управления хозяйственного общества.

Законодательно четко не определены механизмы недобросовестного и неразумного поведения членов органов управления компании. В связи с этим отсутствует ясная картина (процедура) в отношении привлечения директората к ответственности. Тем самым, правоприменитель вынужден конкретизировать в своих решениях данные стандарты поведения менеджмента, механизмы привлечения к ответственности при обращении акционеров, участников, самой компании с иском  в суд. Причем в предмет доказывания по делу о взыскании убытков входят установление следующих обстоятельств: противоправность действий (бездействия) руководителя; факт и размер понесенного ущерба; причинная связь между действиями ответчика и возникшими убытками. Недоказанность одного из перечисленных элементов из юридического состава убытков влечет необходимость отказа в иске.

Рассмотрим подробно особенности привлечения директората компании к ответственности с использованием примеров из правоприменительной практики. 

Банк (организация) обратился в суд к своему бывшему руководителю о взыскании с него убытков, в связи незаконными действиями, выразившиеся в заключении заведомо невозвратных кредитных договоров.

Правоприменитель, удовлетворяя заявленные требования, исходил из следующих обстоятельств. 

Согласно разъяснениям Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенным в пункте 1  Постановления от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее - Постановление № 62), в силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица. 

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке (пункт 2 Постановления № 62). 

В данном случае руководитель, осуществляя управление движением денежных средств по расчетному счету заемщика, а также распоряжаясь в силу своих полномочий денежными средствами банка, заключил и исполнил со стороны банка кредитные договоры с подконтрольной себе фиктивной организацией, не обладающей каким-либо имуществом, используемой ответчиком для осуществления незаконной предпринимательской деятельности. При этом правоприменитель при оценке виновности действий руководителя (причинно-следственная связь между действиями директора и причиненным ущербом компании) руководствовался приговором районного суда по уголовному делу и пришел к выводу о виновности ответчика в причинении обществу убытков по указанным договорам денежных средств (Постановление ФАС Московского округа от 02.10.2013 по делу № А40-136/12-103-1). 

Недобросовестность руководителя идентифицируется также в случае совершения им сделки на невыгодных условиях для компании, то есть сделки, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента). Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения, либо ненадлежащего исполнения. 

Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации (Постановление ФАС Московского округа от 23.04.2014 № Ф05-1181/14 по делу № А40-89393/12). Кроме того, недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, когда директор скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава, или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица), либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки; совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица; после прекращения полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 08.05.2014 по делу № А45-11328/2010).

В другом случае конкурсный управляющий банка обратился в суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя данного кредитного учреждения к субсидиарной ответственности (обязанность возместить убытки).

Правоприменитель удовлетворил требования конкурсного управляющего. При этом он исходил из следующих обстоятельств дела. 

При совершении от лица банка сделок руководитель должен был действовать добросовестно, разумно и законно (в соответствии с действующим законодательством и нормативными актами Банка России). Имея многолетний опыт работы в кредитных организациях, руководитель не смог не осознавать, что формирование большей части активов банка ссудно-вексельной задолженностью лиц с неподтвержденной платежеспособностью неизбежно ведет к потере ликвидности и его банкротству. Действия руководителя в виде предоставления заемщикам (векселедателям) денежных средств без надлежащего обеспечения исполнения обязательств, без учета объективной информации о заемщиках, с нарушением действующего законодательства являлись неразумными, недобросовестными и незаконными. Поскольку руководитель совершает сделки от лица банка, действуя разумно и добросовестно, он должен был во избежание банкротства кредитного учреждения организовать в соответствии с законом и указанными Положениями Банка России получение банком достоверной и объективной информации о заемщиках и векселедателях. Деятельность руководителя свидетельствует как о личной виновности в выдаче кредитов без надлежащей проверки платежеспособности заемщиков, так и о виновности в связи с ненадлежащей организацией такой работы и контролем за этим, с отсутствием анализа состояния активов, формированием активов банка за счет ссудной задолженности неплатежеспособных лиц (Постановление ФАС Московского округа от 11.06.2013 по делу № А40-56563/07-86-163Б).

Рассмотрим еще одну ситуацию. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с исковым заявлением к директору о взыскании убытков. 

При рассмотрении спора судом установлено, что общество в качестве покупателя в лице директора и продавец заключили договор купли-продажи, по которому продавец обязался передать покупателю товар. В рассматриваемом случае до принятия решения о заключении договора и перечислении денежных средств покупатель - общество в лице директора не предприняло мер для проверки контрагента, не убедилось в возможности исполнения договора, фактическом наличии приобретаемого товара. При этом сведения Единого государственного реестра юридических лиц общедоступны, информация содержатся на сайте Федеральной налоговой службы РФ. Проверка оборудования возможна путем наличного осмотра, в том числе посредством уполномоченного представителя. 

Тем самым ответчик, являясь единоличным исполнительным органом, при заключении и исполнении договора купли-продажи с покупателем действовал неразумно и неосмотрительно. Такая правовая позиция изложена в пункте 8 Постановления № 62 (Постановление ФАС Уральского округа от 17.09.2013 № Ф09-8444/13 по делу № А07-19883/2012). 

В другом деле руководителем произведена замена денежных средств иными активами (менее ликвидными (дебиторской задолженностью): займа третьему лицу)), что  не может расцениваться как добросовестное поведение директора, совершившего такие действия от имени компании (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.11.2017 по делу № А56-59760/2014).

Наконец, приведу еще один, на мой взгляд, интересный пример из правоприменительной практики.

Компания обратилась в суд с исковым заявлением о взыскании в солидарном порядке с членов совета директоров убытков.

Правоприменитель, удовлетворяя требования, исходил из следующих обстоятельств. Своими решениями совет директоров (члены являлись и собственниками) неоднократно увеличивал уставной капитал компании с целью принятия в ее состав новых собственников (аффилированных лиц), а также получения корпоративного контроля над активами. В результате этих действий  были изменены соотношение долей других собственников. В результате целой серии взаимосвязанных сделок были исключены из числа лиц, осуществляющих корпоративный контроль над активами, добросовестные собственники. 

В гражданском законодательстве закреплена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений (пункт 3 статьи 10 Гражданского кодекса РФ). 

Данное правило распространяется и на органы управления хозяйственных обществ, в связи с чем предполагается, что они при принятии деловых решений действуют в интересах общества и его акционеров (участников). 

В результате неправомерных действий членов совета обществу были причинены убытки в виде упущенной выгоды от сдачи нежилых помещений в аренду. Закон обязывает лицо, исполняющее обязанности единоличного исполнительного органа акционерного общества, а также лиц, выполняющих функции членов совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, действовать в интересах общества добросовестно и разумно, проявлять должную осмотрительность (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.09.2013 по делу № А46-28342/2012). 

Представленные примеры являются индивидуальными. Тем не менее, использование данных примеров помогает выработать модель недобросовестности и неразумности директората (вывод активов из компании, изменение корпоративного контроля с целью получения полномочий над имуществом компании, сознательная неосмотрительность при совершении сделок).  

В заключение обращаем внимание на то, что, несмотря на это, в действующем законодательстве не определена транспарентная модель привлечения руководителя компании к ответственности, заинтересованное лицо, используя правоприменительную практику Высшего Арбитражного Суда РФ (в частности, разъяснения, представленные Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62),  а также окружных арбитражных судов, может выработать для себя индивидуальную модель. В особенности, заинтересованное лицо при обращении в арбитражный суд с требованием о взыскании убытков с единоличного исполнительного органа общества должно доказать факт возникновения убытков, их размер, противоправность действий (бездействия) руководителя общества и причинную связь между его действиями (бездействием) и возникшими убытками. При определении оснований и размера ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета), единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора) и (или) членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

При оценке добросовестности и разумности подобных действий (бездействия) директора (выработки модели поведения руководителя) необходимо учитывать, входили или должны ли были входить в круг непосредственных обязанностей директора такой выбор и контроль, принимая во внимание обычную деловую практику и масштаб деятельности юридического лица. О недобросовестности и неразумности действий (бездействия) директора, помимо прочего, могут свидетельствовать нарушения им принятых в этом юридическом лице обычных процедур выбора и контроля (постановления Арбитражного суда Московского округа от 23.03.2017 по делу № А40-101512/2016,  от 23.11.2016 по делу № А41-100356/2015).

Результатом недобросовестных действий со стороны руководителя (качество управления компанией) в виде проведения рискованных сделок являются негативные правовые последствия для собственников компании в виде утраты активов или снижение их стоимости (Решение Европейского Суда по правам человека от 07.11.2002 по делу «Ольжак против Польши»)  отражаются на стоимости акций

Добросовестность и разумность означают такое поведение лица (руководителя), которое характерно для обычного «заботливого хозяина» или «добросовестного коммерсанта». Соответственно, для определения недобросовестности и неразумности в действии (бездействии) конкретного лица (руководителя) его поведение нужно сопоставлять с реальными обстоятельствами дела, в том числе с характером лежащих на нем обязанностей и условиями оборота и с вытекающими из них требованиями заботливости и осмотрительности, которые, во всяком случае, должен проявлять любой разумный и добросовестный участник оборота. Руководитель не может быть признан виновным в причинении обществу убытков, если он действовал исходя из обычных условий делового оборота либо в пределах разумного предпринимательского риска. Следовательно, заинтересованное лицо, предъявляя требование к руководителю о возмещении убытков, должно доказать факт причинения ему убытков, их размер, противоправность действий (бездействия) руководителя, наличие прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и наступившими у компании неблагоприятными последствиями. Обязанность по доказыванию отсутствия вины в причинении убытков лежит на привлекаемом к гражданско-правовой ответственности единоличном исполнительном органе.

 

 

 

Автор: Сергей Луценко 18.01.2018 Комментариев: 0 Просмотров: 686
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по:
 
  • Комментариев пока нет
Рейтинг
0 голоса
Поделитесь постом с друзьями
Информация о сообщении
Реклама
Это может вас заинтересовать
Похожие статьи
Реклама

Информация
В соответствии со ст. ГК РФ 1301 все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн и код сайта).
Использование статей (фрагментов статей) возможно только при наличии ссылки на источник.

Научная сеть Современное право © Юридический портал
Контакты: Написать. телефон: +7 (916)349-66-00 (с 10 до 17 часов).

Научная сеть "Современное право"

twitter  facebook  vkontakte  moi mir mail ru Google +