Ads
Post view

Ответственность недобросовестного участника хозяйственного общества через механизм правовой фикции

  

Автор рассматривает механизм привлечения к гражданско-правовой ответственности участников хозяйственных обществ. Бывают случаи, когда в результате недобросовестности отдельных участников страдают руководители компании. Автор использует тест правовой фикции (юридического лица) применительно к участникам юридического лица.

 

Необходимо учитывать принцип добросовестности осуществления гражданских прав, применимый и к осуществлению корпоративных прав участниками хозяйственных обществ, имеющими ожидаемое стремление проявлять интерес к судьбе своих вложений в уставный капитал корпорации. У участника юридического лица есть не только право, но и обязанность контролировать деятельность общества, в котором он является участником, участвовать в собраниях общества и получать дивиденды.

При проявлении соответствующей степени заботливости и осмотрительности участники общества должны вовремя обеспокоиться обстоятельствами, свидетельствующими о недобросовестности участника  общества, и обратиться за разъяснениями к руководителю (то есть получать сведения о деятельности общества, проверять обоснованность совершения им сделок, контролировать исполнительные органы, контролирующего участника общества в принятии ими решений и т. п).

С учетом длительного активного бездействия со стороны участников и продолжительного безразличного отношения к деятельности компании, они, тем самым, потворствовали ситуации. Любой разумный участник общества в аналогичной ситуации не мог не обеспокоиться этим, поскольку мог быть напрямую затронут финансовый интерес такого лица. Поэтому от участников следовало ожидать обычного при данных обстоятельствах обращения за разъяснениями к исполнительным органам общества. Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Президиума ВАС РФ от 18.06.2013 № 3221/13, определениях ВАС РФ от 11.11.2011 № ВАС-14408/11, от 09.04.2012 № ВАС-3695/12.

В отсутствие объективных причин участники длительное время бездействовали, должного интереса к обществу не проявляла, допустив тем самым ситуацию в обществе, связанную с имущественным ущербом.

В соответствии со статьей 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Согласно пункту 3 указанной нормы права лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

Ответственность единоличного исполнительного органа перед обществом за убытки, причиненные его виновными действиями (бездействием), предусмотрена статьей 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон 14-ФЗ).

В соответствии с пунктом 3 статьи 44 Закона 14-ФЗ при определении оснований и размера ответственности, в том числе единоличного исполнительного органа общества должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Лицо, требующее возмещения убытков в соответствии со статьей 15 ГК РФ, должно доказать: факт причинения вреда и его размер, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между поведением указанного лица и наступившим вредом.

В некоторых ситуациях участник (в особенности контролирующий участник) компании принимает на себя руководство производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельностью общества. Он обладает полномочиями на совершение всех финансовых операций общества во всех финансовых и кредитных учреждениях, с правом открытия и закрытия счетов общества, распоряжения в полном объеме денежными средствами (карточка с образцами подписей, представленная обществом в банк, также содержит сведения о наличии у финансового директора) права первой подписи на финансовых документах общества. Более того, в внутренних документах компании отмечается, что ответственность за организацию и ведение бухгалтерского учета возложена на финансового директора.

Финансовыми средствами общества фактически распоряжается контролирующий участник, который в силу возложенных на нее полномочий по организации и ведению бухгалтерского учета, осуществлению финансовых операций обязан был контролировать получение и движение денежных средств.

При таких обстоятельствах можно заключить, что отсутствуют доказательства виновности руководителя.

По смыслу положений главы 10 ГК РФ выдача доверенности не отменяет полномочий генерального директора, которые были определены в трудовом договоре. Вместе с тем, обстоятельство выдачи доверенности на совершение определенных действий означает, что применительно к настоящему спору полномочием на распоряжение денежными средствами обладал также учредитель общества. То есть, денежные средства выбыли из владения общества не по распоряжению руководителя. Кроме того, указанные лица являются самостоятельными субъектами права, несущими ответственность за свои действия в рамках трудового и гражданского законодательства (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.09.2013 по делу № А59-3943/2012).

Согласно пункту 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее - постановление Пленума от 21.12.2017 № 53) привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов. При его применении судам необходимо учитывать как сущность конструкции юридического лица, предполагающей имущественную обособленность этого субъекта (пункт 1 статьи 48 ГК РФ, его самостоятельную ответственность (статья 56 ГК РФ), наличие у участников корпораций, учредителей унитарных организаций, иных лиц, входящих в состав органов юридического лица, широкой свободы усмотрения при принятии (согласовании) деловых решений, так и запрет на причинение ими вреда независимым участникам оборота посредством недобросовестного использования института юридического лица (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 10 Закона о банкротстве (применяемой к спорным правоотношениям), в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника - унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений настоящего Федерального закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.

В данном случае контролирующий участник не предпринимает в достаточной мере действий по выравниванию финансовой деятельности предприятия (напротив, выводит активы из компании), в то время как именно на него возложены полномочия по осуществлению контроля за финансово-хозяйственной деятельностью предприятия; указанное свидетельствует о ненадлежащем исполнении возложенных функций на учредителя и наличии причинно-следственной связи между банкротством предприятия и бездействием контролирующих лиц.

При этом вина руководителя в выбытии денежных средств не может заключаться в наличии полномочий по контролю за деятельностью учредителя и не реализации их, поскольку указанными полномочиями обладал также и сам учредитель компании. Кроме того, указанные лица (руководитель и участник) являются самостоятельными субъектами права, несущими ответственность за свои действия в рамках трудового и гражданского законодательства. Контролирующий участник должен действовать разумно и проявлять требующуюся от стороны по условиям оборота осмотрительность.

В результате недобросовестных действий контролирующего участника был причинен ущерб компании, именно он несет субсидиарную ответственность.

Несоблюдение корпоративного законодательства и пренебрежение принципами эффективного корпоративного управления (в частности, уклонение от соблюдения законодательства и надлежащей деловой практики, бездействие в части управления компанией) влечет применение и персональной ответственности участника компании (Постановление Европейского Суда по правам человека от 14.02.2017 по делу «Лекич против Словении»).

По смыслу правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 06.11.2012 № 9127/12, при рассмотрении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности, являющейся гражданско-правовой, исследованию подлежат элементы объективной стороны предполагаемого правонарушения, причинно-следственная связь между какими-либо конкретными действиями/бездействием конкретного ответчика и невозможностью исполнения должником своих обязательств перед кредиторами, степень вины в этом каждого из привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц. Совершение сделок одним учредителей свидетельствует об олицетворении интересов компании с интересом конкретного учредителя.

Юридическое лицо, то есть продукт юридической техники, правовая фикция, в конечном счете, служит для представления интересов определенных физических лиц (участников).

Поскольку юридическое лицо является продуктом юридической техники (правовой фикцией), волю юридического лица выражают физические лица, в пределах компетенции наделенные полномочиями по управлению его делами путем формирования группового или единоличного волеизъявления. Процедура принятия решения органами управления юридического лица - это не что иное, как способ формирования внешнего проявления воли и интереса юридического лица. Независимо от внешних атрибутов юридического лица последнее действует в интересах своих реальных собственников, имеющих долю в уставном капитале  (Постановление ЕСПЧ от 20.09.2011 по делу «ОАО «Нефтяная компания Юкос» против Российской Федерации).

Юридическое лицо является самостоятельным участником гражданского оборота (статья 49 ГК РФ), однако по сути своей юридическое лицо является правовой фикцией (общепринятое в правовой доктрине, являющейся источником гражданского права, определение сущности юридического лица), опосредующей участие в предпринимательской деятельности (самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке - статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации).

За интересами юридического лица стоят интересы лиц, являющихся его участниками (учредителями) - объединившими свои капиталы или усилия для совместного участия в предпринимательской деятельности (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 25.09.2017 по делу № А33-1546/2017, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.09.2017 № 17АП-12136/2017-ГК по делу № А60-16271/2017).

Создание юридического лица лишь для видимости с целью уклонения от ответственности реальных выгодоприобретателей (физических лиц) свидетельствует о прикрытии «корпоративной вуалью». В данной ситуации, через юридическое лицо учредитель вывел часть активов.

Действующим законодательством допускается существование в гражданском обороте искусственно созданного образования, которым является юридическое лицо, однако в тех случаях, когда фикция юридического лица используется ненадлежащим образом, например для обмана кредиторов, допускается игнорирование оболочки юридического лица (снятие корпоративной вуали). В таких случаях обязанность по предотвращению злоупотребления правом на создание корпоративных оболочек, которые бы позволяли недобросовестным участникам оборота уклоняться от ответственности по обязательствам, скрывать имущество от кредиторов, лежит на судебной власти (Постановление ЕСПЧ от 25.07.2013 по делу «Ходорковский и Лебедев  против Российской Федерации», Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2017 № 17АП-5217/2016-ГК по делу № А60-21564/2014).

Если компания с ограниченной ответственностью используется как прикрытие мошеннических действий ее собственников или управляющих, снятие корпоративной вуали может быть целесообразным решением для защиты прав других участников (наследников, кредиторов, государство).

В силу ст. 15, п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом (учредителем), причинившим вред.

Автор: Сергей Луценко 24.08.2018 Комментариев: 0 Просмотров: 483
Rate
0 votes
Share

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку:

Comments
Order by: 
Per page:
 
  • There are no comments yet
Ads
The modern law network

Есть вопросы? Задайте их на нашем форуме!

форум сайта

Ads
Similar articles

ООО Издательство "Новый индекс" © Юридический портал
В соответствии со ст. ГК РФ 1301 все материалы данного сайта являются объектами авторского права.
Использование статей (фрагментов статей) возможно только при наличии ссылки на источник.
Контакты:
Телефон редакции: +7 (499) 381-17-91  Email редакции: info@info-pravo.com
Телефон научной сети: +7 (916) 349-66-00  Служба поддержки: support@info-pravo.com

Мы в социальных сетях:
Twitter Facebook Вконтакте

Монетизация трафика - лучшая СРА сеть:
СРА сеть advertise