Реклама
Посмотреть сообщение

Правовая оценка государственного переворота 1993 года: двадцать пять лет спустя

Автор рассматривает события  3 октября 1993 года в правовой плоскости. Анализируются просчеты (процессуальные нарушения) в работе Конституционного Суда РФ при оценке действий Президента РФ Б.Н. Ельцина.

В Постановлении СНД РФ от 24.09.1993 № 5807-1 «О политическом положении в Российской Федерации в связи с государственным переворотом» действия Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина оцениваются как государственный переворот.

Правовые последствия подобных действий выражаются в  том, что все правовые акты, вышедшие за подписью Б.Н. Ельцин,  а также иные решения и акты, на них основанные, не имеют юридической силы и не подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации. Граждане и должностные лица, не исполняющие указанные решения и акты, не могут быть привлечены к юридической ответственности. Действия граждан по защите конституционных органов власти, преодолению последствий государственного переворота расцениваются как исполнение общественного и государственного долга.

Более того, как отмечается в Заявлении СНД РФ от 03.10.1993 «Об урегулировании политического кризиса в стране, вызванного государственным переворотом», Б. Ельцин совершил государственный переворот, объявил своим Указом № 1400 от 21.09.1993 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» о прекращении деятельности Верховного Совета, Съезда народных депутатов, Конституционного Суда РФ. За 12 дней с начала переворота Российской Державе, ее гражданам нанесен гигантский ущерб, страна оказалась на грани гражданской войны и распада.

При оценке действий Президента РФ Б.Н. Ельцина необходимо оценить работу самого Конституционного Суда РФ в тот период.

Следует отметить, что  действующая на тот момент Конституция Российской Федерации (Конституция (Основной Закон) Российской Федерации – России (принята ВС РСФСР 12.04.1978) (ред. от 10.12.1992)) содержала две статьи, посвященные одному предмету — отрешению от должности Президента Российской Федерации. Статья 121.6 говорит о немедленном прекращении полномочий Президента РФ в случае, если эти полномочия  используются для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти. Статья 121.10 предусматривает обычную в мировой практике процедуру отрешения от должности (импичмент) Президента РФ и вице-президента РФ. Согласно этой процедуре такое решение принимается Съездом народных депутатов Российской Федерации на основании заключения Конституционного Суда Российской Федерации большинством в две трети голосов от общего числа народных депутатов Российской Федерации по инициативе Съезда народных депутатов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации или одной из его палат.

Конституционный Суд РФ, признав действия и решения Президента РФ Б.Н. Ельцина не соответствующими Конституции РФ, не имел права квалифицировать это несоответствие в качестве основания отрешения Президента РФ от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности. Определение характера конституционного правонарушения, степени его общественной опасности, достаточности этого правонарушения для того или иного вида конституционной ответственности — прерогатива Съезда народных депутатов Российской Федерации, а не Конституционного Суда РФ.

В связи с обвинением Президента РФ в роспуске либо приостановлении деятельности Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации Конституционный Суд обязан был рассмотреть вопрос о легитимности этих органов, избранных в период существования тоталитарной, признанной Судом же антиконституционной государственной структуры - КПСС, в ином, не существующем ныне государственном образовании - РСФСР. 

Конституционный Суд  РФ должен был учесть, что в действующей Конституции РФ отсутствуют нормы, обеспечивающие принятие Съездом и Верховным Советом решений, соответствующих волеизъявлению народа на референдуме, побуждающие к таким изменениям конституционного законодательства, которые способствовали бы разрешению существующих противоречий в сфере разделения полномочий исполнительной и законодательной властей, устанавливающие ответственность высших представительных органов за узурпацию власти, грубое нарушение основных конституционных принципов, законодательный произвол и попрание правовых процедур законотворчества. В Конституции РФ отсутствуют также нормы, предусматривающие порядок и процедуру принятия новой Конституции. Таким образом, налицо не только правовой вакуум, но и правовой тупик, выход из которого на основе лишь формального следования «писаным нормам» невозможен.

Кроме того, Конституционным Судом РФ были проигнорированы основополагающие принципы Конституции, дискредитации ими идей парламентаризма, разрушения основ конституционного строя, приведшие Президента к выводу о том, что в сложившихся условиях единственным соответствующим принципу народовластия средством прекращения этого противостояния, преодоления паралича государственной власти являются выборы нового парламента Российской Федерации.

Это важный аспект, поскольку, исходя из общепризнанных принципов права, любой вид юридической ответственности исключается при наличии крайней необходимости. Конституционный Суд, решая вопрос об ответственности Президента, не только не опроверг, но даже не обсуждал основной аргумент, содержащийся в Указе Президента РФ от 21.09.1993 № 1400, — действовал ли Президент в ситуации крайней необходимости, когда «формальное следование противоречивым нормам, созданным законодательной ветвью власти» и дальнейшее промедление в разрешении возникшего кризиса угрожало безопасности государства и народа, демократическим преобразованиям и экономическим реформам и эта угроза не могла быть устранена в сложившихся обстоятельствах другими средствами, а цена нарушения менее значима, чем предотвращенный вред.

Отдельно необходимо обратить внимание на процессуальные нарушения Конституционного Суда РФ.

За несколько часов до начала судебного заседания Председатель Конституционного Суда участвовал в пресс-конференции в здании Верховного Совета Российской Федерации, где дал резко негативную оценку Обращению Б.Н. Ельцина по телевидению к гражданам России и Указу Президента от 21.09.1993 № 1400. С такой же оценкой выступил и один из судей. Оба выступления были публичными и транслировались по телевидению. Тем самым была высказана заинтересованность указанных членов Конституционного Суда в определенных результатах рассмотрения дела. В таких ситуациях судья обязан заявить самоотвод и подлежит по его просьбе освобождению от участия в рассмотрении дела в случае, если его объективность может вызвать сомнения вследствие его прямой или косвенной заинтересованности в исходе рассмотрения дела. Таких самоотводов, однако, заявлено не было, а значит, налицо нарушение соответствующего положения Закона «О Конституционном Суде РФ» (Заключение Конституционного Суда РФ от 21.09.1993 № З-2).

Сложнейший вопрос государственной важности был решен в течение двух часов, при этом ни Обращение Президента, ни его Указ не анализировались детально, по частям и статьям, а оценивались в целом.

Кроме того, в Указе Президента РФ «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» имеются положения, формально выходящие за пределы полномочий Президента, установленных Конституцией РФ, например прерывание функций Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, назначение новых выборов. Однако эти положения необходимо рассматривать в неразрывной связи с причинами издания Указа и его целями, изложенными в преамбуле; с правами и обязанностями Президента, установленными Конституцией; наконец, с определенными особенностями Конституции РФ, касающимися исполнения Президентом его прав и обязанностей.

Тем не мене реальная сила в виде всевозможных силовых структур и армии была полностью в руках Б.Н. Ельцина. Народные депутаты, несмотря ни на какие уговоры, по-прежнему отказывались покинуть Белый дом (Дом Советов). Тогда здание было окружено милицией и войсками. 3 октября блокада здания была прорвана демонстрантами, пробившимися через милицейские и войсковые кордоны. В Москве начались массовые беспорядки с применением оружия, повлекшие многочисленные человеческие жертвы. Исходя из сложившейся обстановки в этот же день, 3 октября 1993 г., Президент РФ издал Указ № 1575 «О введении чрезвычайного положения в городе Москве». 4 октября начался обстрел Белого дома из танковых орудий и последовавший затем штурм здания (Зайцев Г.Н. «Альфа» — моя судьба. М., 2007. С. 14 – 29). В ходе трагических событий тех дней погибло около 400 человек, более 1000 было ранено (Доклад Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания РФ по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября - 5 октября 1993 г. М., 1999). А.В. Руцкой, Р.И. Хасбулатов, а также ряд других лиц из числа их сторонников были арестованы.

В заключение хотелось бы отметить, что не стоит слепо копировать западные модели государственного устройства и при этом не учитывать глубинные истоки национального сознания. Наконец, судебная система России должна действовать на основе принципов самостоятельности, справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия даже в критической для страны ситуации.

Автор: Сергей Луценко 03.10.2018 Комментариев: 0 Просмотров: 140
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по:
 
  • Комментариев пока нет
Рейтинг
0 голоса
Поделитесь постом с друзьями
Реклама
Это может вас заинтересовать
Похожие статьи
Реклама

Информация
В соответствии со ст. ГК РФ 1301 все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн и код сайта).
Использование статей (фрагментов статей) возможно только при наличии ссылки на источник.

Научная сеть Современное право © Юридический портал
Контакты: Написать. телефон: +7 (916)349-66-00 (с 10 до 17 часов).

Научная сеть "Современное право"

twitter  facebook  vkontakte  moi mir mail ru Google +