Реклама
Посмотреть сообщение

Правовой механизм защиты от корпоративного захвата компании: уголовный контекст

Автор рассматривает механизм защиты участников (акционеров) компании от незаконных действий других ее участников, целью которых является захват управления компанией. Предлагается два альтернативных варианта уголовной квалификации действий участника в целях корпоративного захвата компании (на примере корпоративного захвата ОАО «Тольяттиазот» с утратой корпоративного управления в результате подделки официальных документов).

По своей природе акция компании (доля в уставном капитале) является комплексным имуществом, удостоверяющим, что ее обладатель владеет частью капитала компании и соответствующими правами. Речь идет не только о косвенном вкладе в активы компании, но также и о других правах, в частности о праве голоса и праве участия в управлении компанией.

Необходимо отметить, акция (доля в уставном капитале) имеет экономическую ценность. Уменьшение стоимости акции (доли в уставном капитале), как и размыв доли (лишение доли), принадлежащей участнику, означает нанесение имущественного вреда (Постановление ЕСПЧ от 25.07.2002 по  делу «Совтрансавто Холдинг» против Украины»).

В соответствии с Федеральным законом от 01.07.2010 № 147-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» в УК РФ внесены положения, предусматривающие привлечение к уголовной ответственности за преступления, совершаемые в процессе незаконных действий, в частности, одним из участников, вследствие которых данное лицо получило единоличное и бесконтрольное право управления обществом, право на использование и распоряжение имуществом общества, его материальными и нематериальными активами (недружественное поглощение компании). Ответственность за совершенное деяние усиливается, если оно совершено путем принуждения участника компании к голосованию с угрозой применения насилия.

Положения Федерального закона № 147-ФЗ включают в себя: фальсификацию ЕГРЮЛ, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета (ст. 170.1 УК РФ); фальсификацию решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества (ст. 185.5 УК РФ); внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений (ст. 285.3 УК РФ).

В пояснительных записках к законопроекту (в последующем — Федеральный закон № 147-ФЗ) отмечалось, что он направлен на повышение эффективности противодействия так называемому рейдерству, т.е. захватам имущества, имущественных и неимущественных прав, денежных средств предприятий.

В период развитого капитализма для целей предпринимательского оборота термин «рейдерство» был впервые применен в отношении консолидации нефтяного бизнеса в США Дж. Рокфеллером в рамках «Standart Oil Corporation». В середине XIX века он достаточно жестко вытеснял своих конкурентов из американского нефтяного бизнеса путем их принуждения (причем не всегда корректными методами) к продаже своих акций, присоединяя их к корпорации «Standart Oil Corporation». Такими действиями Дж.Рокфеллеру удалось создать монополию в сфере добычи нефти в США, которая впоследствии, благодаря принятию первого в мире антимонопольного закона, была принудительно разделена на ряд самостоятельных корпораций.

Наиболее активно термин «рейдерство» в США использовался в период великой депрессии 30-х годов XX века, когда предприятия переходили от одних лиц к другим уже с использованием реальных силовых методов.

В настоящее время в США понятие «рейдерство», сохранив определенную негативную окраску, уже напрямую не означает незаконного захвата предприятий, а рассматривается в качестве не совсем честного способа перехода акций от одних лиц к другим с ущемлением определенных экономических интересов первоначальных акционеров.

В современных правовых реалиях (с учетом практики российских судов) под рейдерством понимается незаконное приобретение права собственности на долю участия в юридическом лице, а равно имущества и ценных бумаг юридического лица или установление контроля над юридическим лицом в результате умышленного искажения результатов голосования либо воспрепятствования свободной реализации права при принятии решения высшим органом путем внесения в протоколы собрания, заседания, в выписки из них заведомо недостоверных сведений о количестве голосовавших, кворуме или результатах голосования либо составления заведомо недостоверного подсчета голосов или учета бюллетеней для голосования, блокирования или ограничения фактического доступа акционера, участника, члена органа управления или члена исполнительного органа к голосованию, несообщения сведений о проведении собрания, заседания либо сообщения недостоверных сведений о времени и месте проведения собрания, заседания, голосования от имени акционера, участника или члена органа управления по заведомо подложной доверенности, путем нарушения, ограничения или ущемления права преимущественной покупки ценных бумаг, а равно умышленное создание препятствий при реализации права преимущественной покупки ценных бумаг либо иные незаконные способы, повлекшие причинение существенного вреда правам или охраняемым законом интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Если в отношении компании и/или в отношении ее активов осуществляются незаконные действия с целью корпоративного рейдерства (недружественного поглощения), то участник вправе обратиться с соответствующим заявлением в органы внутренних дел и органы прокуратуры (Письмо Минэкономразвития России от 29.07.2011 № ОГ-Д23-662).

Для начала обратимся к статье 185.5 УК РФ.

Совершенное участником деяние является преступлением, посягающим непосредственно на корпоративные отношения в обществе. Вред в данном случае может заключаться не только в наличии у общества арифметических убытков, но и в иных неблагоприятных последствий для общества: возникновение корпоративного конфликта, сопровождаемого судебными разбирательствами, в т.ч. уголовными, безвозвратная утрата доверия между участниками, блокирование в результате преступных действий общецелевой хозяйственной деятельности и возможности принимать согласованные решения участниками и т.п. (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.04.2015 по делу № А32-33920/2014).

Преступление, предусмотренное статьей 185.5 УК РФ, может быть дополнительно сопряжено не просто с фальсификацией решений общего собрания участников юридического лица с целью незаконного изъятия доли в уставном капитале общества со стороны одного из участников, но с его действиями (если он является руководителем), которые повлекли ухудшение финансового положения компании, т.е. были направлены на причинение организации ущерба и воспрепятствование его нормальной деятельности (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 19.02.2015 по делу № А76-5699/2014).

Статьей 185.5 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за фальсификацию решения общего собрания участников хозяйственного общества. В состав правонарушения, установленного данной нормой, входит в том числе умышленное искажение результатов голосования либо воспрепятствование свободной реализации участниками общества права принятия решений путем внесения в протокол общего собрания заведомо недостоверных сведений о количестве голосов. (Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2012 по делу № А43-22411/2011).

Участник компании вправе обратиться в правоохранительные органы, ссылаясь на то, что в ходе анализа хозяйственной деятельности компании им было обнаружено искажение результатов голосования при принятии решений на общих собраниях участников, путем внесения в протоколы заведомо недостоверных сведений о количестве голосовавших, имеющемся кворуме и результатах голосования, тогда как о дате и месте проведения собраний он не был надлежащим образом уведомлен.

В ходе доследственной проверки названных фактов экспертом правоохранительного органа будет проведена почерковедческая экспертиза подписей на протоколе и составлено экспертное заключение на предмет фальсификации подписи (факта умышленного искажения результатов голосования путем внесения неустановленным лицом в протокол заведомо недостоверных сведений). Кроме того, следственные органы проведут опрос остальных участников (свидетелей) на предмет принятия участия в собраниях участников (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.03.2018 по делу № А52-2575/2017).

Повторимся, статья 185.5 УК РФ предусматривает наказание за фальсификацию решения общего собрания участников хозяйственного общества, то есть за умышленное искажение результатов голосования либо воспрепятствование свободной реализации права при принятии решения на общем собрании участников общества с ограниченной ответственностью путем внесения в протокол общего собрания заведомо недостоверных сведений о количестве голосовавших и результатах голосования, путем заведомо недостоверного подсчета голосов, блокирования фактического доступа участника хозяйственного общества к голосованию, несообщение сведений о проведении общего собрания участников, совершенные в целях незаконного захвата управления в юридическом лице посредством принятия незаконного решения о внесении в устав хозяйственного общества, об изменении состава органов управления хозяйственного общества (единоличного исполнительного органа общества), об избрании его членов и о досрочном прекращении их полномочий. Возможно, что фальсификация документов компании  совершена участником по предварительному сговору с другим участником преступления (в том числе, фальсификация сведений, вносимых в ЕГРЮЛ на основании подложных документов)_(Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2014 по делу № А81-4945/2013).

Недобросовестные участники компаний используют механизм фальсификации заявлений от имени учредителей, а также вынесения решения общего собрания хозяйственного общества, с целью вывода неугодных граждан из состава участников фирмы. На основании фальсифицированных документов вносятся изменения в ЕГРЮЛ о смене руководителя постоянно действующего исполнительного органа, путем представления документы в налоговую инспекцию, сотрудники которой, вводятся в заблуждение  (Пресс-релиз Следственного комитета РФ от 14.12.2014: http://sledcom.ru/news/item/886228/; Пресс-релиз Следственного комитета РФ от 27.06.2018:  http://sledcom.ru/news/item/1237171/). Подобные действия квалифицируются по двум статьям УК РФ:  ч. 1 ст. 170.1 УК РФ и ч. 1 ст. 185.5 УК РФ (фальсификации ЕГРЮЛ и фальсификация решения общего собрания участников хозяйственного общества).

Кроме того, участник хозяйственного общества вносит в протокол общего собрания заведомо недостоверные сведения о прекращении полномочий законного директора и назначении на указанную должность лица, которое будет в дальнейшем осуществлять руководство Обществом в его интересах (Пресс-релиз Следственного комитета РФ от 19.10.2016: http://sledcom.ru/news/item/1074578/).

Или другая ситуация: недобросовестный участник с целью незаконного захвата управления в компании изготовил заявление и решение от имени других участников о выходе их из состава учредителей и передаче принадлежащих им долей самому себе, подделав при этом от их имени подпись. В последующем он представил эти документы в налоговую инспекцию, сотрудники которой, введенные в заблуждение, внесли соответствующие изменения в отношении указанной фирмы в ЕГРЮЛ (Пресс-релиз Следственного комитета РФ от 10.11.2016: http://sledcom.ru/news/item/1079216/).

Повторимся: преступление, предусмотренное ч. 1 статьи 185.5 УК РФ, подразумевает наличие умысла на незаконный захват управления компанией, разработку общего плана совершения преступления, предусматривающего ряд сложных, завуалированных действий, в том числе гражданско-правовых сделок, на первый взгляд имеющих законный характер, а по сути являющихся частью общего преступного умысла, направленного на захват корпоративного управления в юридическом лице.

Во исполнения преступного умысла после совершения фальсификации решения общего собрания участников (захвата корпоративного управления) злоумышленник самостоятельно (если он назначает себя руководителем) или поручает назначенному на основании протокола новому руководителю, не осведомленному о его  преступных намерениях, представить в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документы, с целью внесения изменений в ЕГРЮЛ о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени Общества.

Применение ч. 1 статьи 185.5 УК РФ сопряжено с использованием ч. 1 статьи 170.1 УК РФ.

Состав преступления, предусмотренный ч. 1 статьи 170.1 УК РФ, включает совершение действий, связанных с представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные данные, в целях внесения в ЕГРЮЛ недостоверных сведений о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица.

Дополнительно действия участника могут быть квалифицированы по ч. 1 статьи 159 УК РФ (мошенничество), то есть как  хищение чужого имущества путем обмана; в совершении умышленного искажения результатов голосования при принятии решения на общем собрании участников компании путем внесения в протокол общего собрания заведомо недостоверных сведений о кворуме и результатах голосования путем заведомо недостоверного подсчета голосов, совершенного в целях незаконного захвата управления в юридическом лице посредством принятия незаконного решения об изменении состава органов управления хозяйственного общества (единоличного исполнительного органа общества) и о досрочном прекращении их полномочий; в совершении представления в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные данные, в целях внесения в единый государственный реестр юридических лиц недостоверных сведений о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица.

В свою очередь суд может квалифицировать действия участника по ч. 1 ст. 159 УК РФ, по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ, по ч. 1 ст. 170.1 УК РФ (Апелляционный приговор Московского городского суда от 04.02.2015 по делу № 10-428/2015).

Отдельно необходимо обратить внимание на следующее обстоятельство.

Из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 19.05.2009 года № 575-О-О, следует, что сложившаяся правоприменительная практика наступления ответственности за подделку официальных документов связана не с формой, а с содержанием соответствующего документа, а именно с тем, что документ предоставляет права или освобождает от обязанностей, т.е. с установлением юридически значимых фактов, имеющих непосредственное отношение к обстоятельствам конкретного дела.

При этом в соответствии с Методическими рекомендациями по выявлению и пресечению преступлений в сфере экономики и против порядка управления, совершенных сторонами исполнительного производства (утв. ФССП России 15.04.2013 № 04-4), предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, являются официальные документы, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, поддельные государственные награды РФ, РСФСР, СССР, штампы, печати, бланки. Подделка представляет собой незаконное изготовление удостоверения или иного официального документа. Способ подделки не влияет на квалификацию деяния и может быть любым: подчистка, дописка, подделка подписи, заверение поддельной печатью, переклеивание фотографии. Подделка может касаться всего подделываемого документа или его части, например, только изменения фамилии в удостоверении. Подделкой признается и полное изготовление фальшивого документа.

Протокол общего собрания участников (акционеров) по своей юридической силе предоставляет права или освобождает от обязанностей, подтверждается его содержанием и решениями, принятыми по вопросам повестки дня. То есть протокол общего собрания участников является официальным документом (Постановление Президиума Самарского областного суда от 24.05.2018 № 44У-117/2018, 44У-118/2018, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.02.2018 по делу № А26-826/2016, Апелляционное определение Свердловского областного суда от 09.03.2017 по делу № 33а-2339/2017).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 статьи 185.5 УК РФ, выражается в искажении результатов голосования при принятии решения на общем собрании участников (акционеров), при этом субъектом данного преступления может быть лицо, связанное с осуществлением корпоративного управления.

Объективная сторона совершенных участником деяний, ответственность за которые предусмотрена ч. 1 ст. 327 УК РФ, выражена в подделке документов посредством изготовления фиктивного документа, имеющего все формальные признаки настоящего, но удостоверяющего отсутствующие факты и состояния (подделка официального документа).

Указание неверных сведений в протоколе общего собрания участников является признаком совершения объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 170.1 УК РФ, которая заключается в представлении в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, или в организацию, осуществляющую учет прав на ценные бумаги, документов, содержащих заведомо ложных данных.

Другими словами, действия недобросовестного участника по подделке официального документа, предоставляющего права и освобождающего от обязанностей, в целях его использования (2 преступления) подлежат самостоятельной квалификации по ч. 1 ст. 327 УК РФ, а за предоставление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей документов, содержащих заведомо ложные данные, в целях внесения в ЕГРЮЛ недостоверных сведений о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица, имеющего права без доверенности действовать от имени юридического лица, и в иных целях, направленных на приобретение права на чужое имущество, подлежат квалификации по ч. 1 ст. 170.1. УК РФ.

Целью подобных действий со стороны недобросовестных участником может быть незаконное завладение активами компании и производной от них - чистой прибылью путем обмана.

Именно по вышеприведенной схеме произошла утрата корпоративного контроля со стороны собственников в ОАО «Тольяттиазот» (подделка документов посредством изготовления фиктивного документа и предоставление ложных данных в целях внесения в ЕГРЮЛ недостоверных сведений о руководителе компании).

Тем самым раскрывается механизм преступного умысла участника по ст. 159 УК РФ (мошенничество), то есть приобретения права на чужое имущество путем обмана (Постановление Президиума Самарского областного суда от 24.05.2018 № 44У-117/2018, 44У-118/2018).

В любом случае выбор способа защиты своих экономических интересов остается за участником Общества. Он вправе в случае незаконных действий с целью корпоративного захвата (недружественного поглощения) со стороны других участников обратиться с заявлением в правоохранительные органы с описанием обстоятельств дела и возможной его квалификацией по двум статьям УК РФ:  ч. 1 ст. 170.1 и ч. 1 ст. 185.5,  или (альтернативный вариант) — по двум другим статьям УК РФ: ч. 1 ст. 327 и ч. 1 ст. 170.1. В обоих случаях незаконные действия участника могут быть дополнительно «приправлены» ст. 159 УК РФ.

 

Автор: Сергей Луценко 10 дней назад Комментариев: 1 Просмотров: 89
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по:
 
  •  Макеев Александр : 
     
    Автором затронута одна из актуальнейших проблем с которой сталкиваются предприниматели в современной экономической ситуации. Несомненно важнейшую роль в защите участников компании от незаконных действий по захвату управлением компанией играют нормы уголовного права. По сути закон создает уголовно-правовой механизм защиты активов компаний и принимаемых участниками обществ решений.
    Однако, в данном случае, на мой взгляд, нельзя путать возможные варианты уголовно-правовой квалификации противоправной деятельности с выбором способа защиты нарушенных прав потерпевшими лицами.
     
     9 дней назад 
    1 очко
     
Рейтинг
1 голоса
Поделитесь постом с друзьями
Реклама
Это может вас заинтересовать
Похожие статьи

Информация
В соответствии со ст. ГК РФ 1301 все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн и код сайта).
Использование статей (фрагментов статей) возможно только при наличии ссылки на источник.

Научная сеть Современное право © Юридический портал
Контакты: Написать. телефон: +7 (916)349-66-00 (с 10 до 17 часов).

Научная сеть "Современное право"

twitter  facebook  vkontakte  moi mir mail ru Google + 

SSL