Ads
Post view

Проект Верховного Суда РФ об отмене давностных сроков – отказ от составной части принципа законности

Верховный Суд РФ предлагает считать уклонение от уплаты налогов преступлением, которое продолжается, пока должник окончательно не рассчитается с государством. Такое разъяснение содержится в проекте Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Подлинность содержания документа подтвердили два участника рабочей группы, готовившей проект постановления. Об этом 6 июня пишут «Ведомости», ссылаясь на проект постановления пленума ВС РФ.

Автор анализирует возможность реализации проекта Постановления Пленума Верховного Суда РФ в отношении возможной отмены давностных сроков в отношении налоговых преступлений. На самом деле срок давности является не только способом защиты, но и представляет собой гарантию рационального использования власти государства по исполнению уголовного законодательства. В государстве, основанном на принципах верховенства права, привлечение граждан к уголовной ответственности должно ограничиваться временными рамками, поскольку бездействие правоохранительных органов и просчеты при расследовании обстоятельств налогового преступления будут перекладываться на граждан – по принципу «презумпции виновности» на неограниченный период времени.

Как отмечает Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 14.07.2005 № 9-П, в целях достижения стабильности правопорядка, правовой определенности, устойчивости сложившейся системы правоотношений при юридически обеспеченной возможности сбора и закрепления доказательств нарушения норм права, законодатель ввел институт давности привлечения к налоговой ответственности за совершение налоговых правонарушений.

Давность привлечения к налоговой ответственности — институт, общий для правовых систем государств — участников Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950. Европейский Суд по правам человека рассматривает ее как право, предоставляемое законом лицу, совершившему налоговое правонарушение, не быть преследуемым по истечение определенного срока с момента совершения деяния, с тем чтобы достигалась правовая защищенность и не подвергалось посягательствам право на защиту, которое было бы скомпрометировано, если бы суды выносили решения, основываясь на неполной в силу истекшего времени доказательственной базе.

В данном случае Верховный Суд РФ в своем проекте Постановления Пленума намерен придать судебной системе правоохранительные функции (данными функциями наделены следственные органы). С точки зрения конституционного права происходит превращение судьи по уголовным делам во вспомогательный следственный орган, что несовместимо с принципом разделения властей. Это смешение двух разных функций — судебной и правоохранительной — представляет собой недобросовестную инструментализацию системы уголовной юстиции для целей, направленных исключительно на криминализацию в обществе и социальное недовольство.

Отмена давностных сроков в уголовном законодательстве применительно к налоговым преступлениям будет создавать благоприятную почву для произвола правоохранительных органов, поскольку чаще всего бездействие следственных органов в отношении тщательного расследования является причиной  истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности (Постановление ЕСПЧ от 18.09.2014 по делу «Мочану  и другие против Румынии»).

В данном случае бездействие правоохранительных органов и просчеты при расследовании обстоятельств налогового преступления будут перекладываться на граждан  по принципу «презумпции виновности».

По сути истечение срока давности по налоговым преступлениям не препятствует тому, чтобы делать вывод о виновности подсудимых «по существу» и назначать им наказания, но не дает основания называть его «формальным обвинительным приговором» (Постановление ЕСПЧ от 29.10.2013 по делу «Варвара против Италии»). Другими словами, по истечении срока давности назначение наказания не допускается, равно как и в отсутствие формального обвинительного приговора. Однако формальный обвинительный приговор может быть вынесен в контексте уголовного разбирательства stricto sensu (в строгом смысле) или в контексте любого судебного разбирательства.

Как отмечается в Постановлении Европейского Суда по делу «Варвара против Италии», проблемой суда является не только соблюдение полной гарантии проведения «справедливого разбирательства» в отношении установления факта и индивидуальной ответственности, что представляет собой предпосылку для применения меры, связанной с вмешательством в права обвиняемого, но и сугубо сущностной проблемы значения решения о прекращении разбирательства по делу за истечением срока давности с точки зрения обвиняемого.

Необходимо отметить, что принцип законности включает в себя принцип «нет наказания без вины» (nulla poena sine culpa); вина и наказание должны быть установлены до истечения соответствующего срока давности. В государстве, основанном на принципах верховенства права и законности, полномочия государства по расследованию преступлений, пусть даже комплексных, и привлечению за них к ответственности ограничивается временными рамками.

 В противном случае ценности правовой определенности и предсказуемости, характерные для принципа законности, а значит и сам этот принцип окажутся принесены в жертву эффективности судебной системы (Постановление ЕСПЧ от 20.01.2009 по делу «Компания «Сюд фонди СРЛ» и другие против Италии»).

Вывод об истечении срока давности привлечения к ответственности за преступление как раз и означает, что в жертву приносится борьба с безнаказанностью.

Если бы всегда преобладала цель борьбы с безнаказанностью, не было бы преступлений, по которым установлены сроки давности. Именно поэтому необходим формальный вердикт виновности подсудимого, он является просто логическим следствием требования о наличии сроков давности.

Не может быть наказания без формального признания человека виновным, поэтому такое признание невозможно после истечения срока давности привлечения к ответственности за преступление. Поэтому Европейский Суд по делу «Варвара против Италии» заключает, что сроки давности признаются составной частью принципа законности.

Институт давности привлечения к ответственности за преступления во внутригосударственном законодательстве имеет не просто процессуальное значение, а обозначает материально-правовую гарантию участника судебного процесса (Постановление ЕСПЧ от 18.09.2014 по делу «Мочану  и другие против Румынии»).

Отказаться от срока давности нельзя: течение срока давности лишает суд права на рассмотрение дела и наказание обвиняемого, и никакой отказ обвиняемого не может восстановить требуемую юрисдикцию. В государстве, декларирующем верховенство права и прав человека, юрисдикция по уголовным делам не может быть передана суду односторонним актом обвиняемого (Постановление ЕСПЧ от 27.03.2014 по делу «Матыцина против Российской Федерации»). 

Срок давности в равной степени относится к условиям существования преступления и потому разделяет материально-правовую природу составных элементов преступления и включает запрет ретроактивного применения уголовного закона и более жестких положений о сроке давности в ущерб обвиняемому. Таким образом, срок давности имеет смешанную природу — процессуальную и материально-правовую одновременно.

Любое наказание за действие или бездействие, по которым истек срок давности, даже при наличии желания быть судимым не только безвозвратно непропорционально, но, кроме того, противоречит требованиям принципа законности. Срок давности — не только способ защиты, от которого можно отказаться, но существенная гарантия рационального использования власти государства по исполнению уголовного законодательства.

Институт давностных сроков заключается в погашении преступления, которое лишает государство юрисдикции права преследовать, судить, осуждать и приговаривать предполагаемого преступника. Сроки давности в уголовном законодательстве не только направлены на воспрепятствование преследованию на основании фактов, которые становятся неясными по прошествии времени, но и устанавливают срок возникновения неопровержимой презумпции о том, что из преступного деяния более не следует опасность для общества, и право обвиняемого на справедливое судебное разбирательство умаляется. Таким образом, его оценка является материально-правовой предпосылкой права государства преследовать преступников и наказывать преступное поведение. Эта предпосылка восходит к сути суверенной власти государства наказывать и, следовательно, касается существа дела, а не только его приемлемости.

В противном случае отсутствие ясности закона и неограниченная дискреция (отмена давностных срок в отношении налоговых преступлений), которой наделяются судьи в применении такого закона, приводят к тому, что гражданин не имеет заблаговременного предупреждения, как требует принцип законности. Отказ от давностных сроков приводит к риску, который становится совершенно непредсказуемым.

Автор: Сергей Луценко 11 days ago Комментариев: 0 Просмотров: 125
Rate
1 votes
Share
Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку:

Comments
Order by: 
Per page:
 
  • There are no comments yet
Ads
The modern law network

Есть вопросы? Задайте их на нашем форуме!

форум сайта

Ads
Similar articles

ООО Издательство "Новый индекс" © Юридический портал
В соответствии со ст. ГК РФ 1301 все материалы данного сайта являются объектами авторского права.
Использование статей (фрагментов статей) возможно только при наличии ссылки на источник.
Контакты:
Телефон редакции: +7 (499) 381-17-91  Email редакции: info@info-pravo.com
Телефон научной сети: +7 (916) 349-66-00  Служба поддержки: support@info-pravo.com

Мы в социальных сетях:
Twitter Facebook Вконтакте
edugram