Реклама
Посмотреть сообщение

Рекомендации выработки стратегии защиты интересов в Верховном Суде РФ

Рассматриваются особенности нарушений прав и экономических интересов гражданина (сторона кредитного договора) кредитным учреждением АО «Райффайзенбанк» в отношении действующего российской законодательства (в частности, гражданского законодательства, законодательства об исполнительном производстве). Предлагается защитная стратегия заявителя в судебных органах (особенности написания процессуальных документов в суд, правильность квалификации тождественности исковых требований).

Сразу необходимо оговориться, что автор не ставит своей целью вмешательство в судопроизводство. Тем не менее, независимость суда сама по себе не предполагает его бесконтрольность и безответственность (постановление Конституционного Суда РФ от 20.07.2011 № 19-П, решение Верховного Суда РФ от 04.09.2014 по делу № ДК14-4).
Обратимся к истории конфликта между гражданином и кредитным учреждением.
Заявитель (гражданин) обратился в суд с иском к АО "Райффайзенбанк", в котором просил признать за собой право собственности на нежилое здание. В обоснование требований заявитель указал, что ему на праве собственности на основании договора купли-продажи принадлежало нежилое здание (право собственности зарегистрировано в установленном законом порядке).


Решением Пятигорского городского суда от 02.04.2009 на нежилое здание, собственником которого был гражданин-поручитель (истец), обращено взыскание в счет возмещения задолженности по кредитному договору между юридическим лицом и АО «Райффайзенбанк».
Для принудительного исполнения решения суда об обращении взыскания на нежилое здание возбуждено исполнительное производство по заявлению Банка.
В рамках исполнительного производства дважды проводились торги, но имущество не было продано, а торги признаны несостоявшимися.
Затем исполнительное производство было передано в Межрайонный отдел судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств УФССП России по Ставропольскому краю. 18.11.2011 оно было окончено на основании постановления об окончании исполнительного производства в связи с тем, что АО «Райффайзенбанк» обратилось с заявлением о возврате исполнительного документа и окончании исполнительного производства.
Решением Пятигорского городского суда Ставропольского края от 31.08.2016 гражданину было отказано в признании права собственности на нежилое здание.
Апелляционным определением Ставропольского краевого суда от 06.12.2016 по делу № 33-9405/2016 решение Пятигорского городского суда от 31.08.2016 было отменено. Было принято новое решение, которым исковое заявление гражданина  к АО «Райффайзенбанк» о признании отсутствующей ипотеки, отсутствующего права собственности, признании права собственности на нежилое здание, исключении регистрационной записи из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество удовлетворить в части.


АО «Райффайзенбанк» направило кассационную жалобу в Верховный Суд РФ с просьбой отменить Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 06.12.2016 по делу № 33-9405/2016 в связи с нарушением материального и процессуального права РФ.
Далее попробуем проанализировать (due diligence) действия кредитного учреждения на предмет соответствия законодательству.
Довод АО «Райффайзенбанк»  о том, что имеется вступивший в законную силу принятый по спору между теми же лицами о том же предмете и по тем же основаниям судебный акт является необоснованным, так как исковые требования по настоящему делу заявлены по иным основаниям (тождественность исковых требований отклоняется).
Кроме того, АО «Райффайзенбанк» отмечает, что гражданин в нарушение части 1 статьи 39 ГПК РФ попытался обойти установленный Кодексом (статьи 131 и 132) порядок предъявления иска в суд (подача нового иска в обход установленного гражданским процессуальным законодательством).


Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что право на судебную защиту, как оно сформулировано в статье 46 Конституции РФ, не свидетельствует о возможности выбора гражданином по своему усмотрению того или иного способа и процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются федеральными законами (определения от 22.04.2010 № 548-О-О, от 17.06.2010  № 873-О-О, от 15.06.2010 № 1061-О-О и др.).
Предусмотренное частью первой статьи 39 ГПК РФ право истца изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска вытекает из конституционно значимого принципа диспозитивности, который, в частности, означает, что процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом (Определение Конституционного Суда РФ от 20.02.2014 № 320-0, постановления Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 № 2-П и от 26.05.2011 № 10-П).


Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно указывал, что в силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности только истец определяет, защищать ему или нет свое нарушенное или оспариваемое право (ч. 1 ст. 4 ГПК РФ), к кому предъявлять иск (п. 3 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ) и в каком объеме требовать от суда защиты (ч. 3 ст. 196 ГПК РФ). Вследствие этого суд обязан разрешить дело по тому иску, который предъявлен истцом, и только в отношении того ответчика, который указан истцом, за исключением случаев, прямо определенных в законе. В то же время истец в силу требований ст. 39 ГПК РФ вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска.
Положения части третьей статьи 196 ГПК РФ, рассматриваемые с учетом положений части первой статьи 39 данного Кодекса, обязывающие суд принять решение именно по заявленным истцом требованиям и позволяющие суду выйти за пределы заявленных требований только в случаях, предусмотренных федеральным законом, не предполагают возможности суда по собственной инициативе изменить предмет и основания иска, направлены на обеспечение принятия судом законного и обоснованного решения и являются процессуальной гарантией права на судебную защиту (Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2016 № 2613-О).
Таким образом, право изменения предмета или основания иска принадлежит только истцу; право суда изменить предмет или основание иска законом не предусмотрено.
Тождественность исковых требований определяется как совпадение сторон, предмета (материально-правового требования истца к ответчику) и основания иска (обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику). Если хотя бы один из названных элементов меняется, спор не будет тождественным (определение Верховного Суда РФ от 19.05.2015 № 18-КГ15-59, Определение Верховного Суда РФ от 28.04.2015 № 18-КГ15-69).


Тождественность исковых требований определяется как совпадение сторон, предмета и основания иска. Предметом иска является материально-правовое требование истца к ответчику о совершении определенных действий, воздержании от них, признании наличия или отсутствия правоотношения, изменении или прекращении его. Основание иска - это обстоятельства, на которые ссылается истец в подтверждение исковых требований к ответчику (Определение Конституционного Суда РФ от 24.03.2015 № 703-О).
Предмет иска определяется как материально-правовое требование истца к ответчику. Под основанием иска понимают те факты, которые обосновывают требование о защите права или законного интереса. В основание иска входят лишь юридические факты, то есть факты, с которыми нормы материального права связывают возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей субъектов спорного материального правоотношения.
Указание АО «Райффайзенбанк» о том, что требования гражданина уже были предметом рассмотрения и разрешены вступившим в законную силу решением Мещанского Районного суда г. Москвы от 07.11.2011 и что, по сути, истец под видом подачи нового иска пытается пересмотреть в неустановленном процессуальным законом порядке преюдициальные выводы суда по ранее разрешенному делу является необоснованным, поскольку Мещанский районный суд г. Москвы рассматривал требования в отношении признания прекращения ипотеки.


В свою очередь Судебная коллегия Ставропольского краевого суда рассматривала требования гражданина о признании права собственности.
Сопоставив заявленный иск по настоящему делу и иск, рассмотренный в рамках дела Мещанским районным судом 07.11.2011, сделано заключение, что иски не являются тождественными (нет совпадение сторон, предмета и основания искового заявления).
Данный вывод является ошибочным.
Исковые требования в рамках рассматриваемого спора основаны на признании права собственности. Данные обстоятельства не были и не могли быть основанием в рамках дела, рассмотренного в Мещанском районном суде г. Москвы.
С учетом этого предмет иска — это конкретное материально-правовое требование истца к ответчику, указание истцом на субъективное право, о защите которого он просит суд, определяет итог судебного разбирательства.


Таким образом, предметом иска по данному делу является признание права собственности.
Следовательно, нельзя говорить о тождественности исков и подаче нового иска в обход правила, установленного гражданским процессуальным законодательством.
Кроме того, АО «Райффайзенбанк» отмечает, что гражданин выбрал ненадлежащий способ защиты (признание права собственности на недвижимое имущество без оспаривания действий судебного пристава).
При этом в силу статей 12, 67 ГПК РФ судом должны быть созданы условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств дела; всесторонне, полно и объективно исследованы доказательства.
Согласно требованиям ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Способы защиты нарушенных прав содержатся в ст. 12 ГК РФ, а пределы осуществления гражданских прав изложены в ст. 10 ГК РФ.


Право каждого лица защищаться всеми не запрещенными законом способами, право на судебную защиту гарантированы ст. 46 Конституции РФ.  Выбор способа защиты нарушенного права принадлежит истцу.
Диспозитивность применительно к производству в суде общей юрисдикции означает, что процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорных материальных правоотношений, которые имеют возможность с помощью суда распоряжаться процессуальными правами и спорным материальным правом (Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 № 15-П).
Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21.04.2003 № 6-П указал, что Гражданский кодекс РФ не ограничивает заинтересованных лиц в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия способов специальных. Граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК РФ вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению с учетом статьи 12 ГК РФ, исходя из характера спорных правоотношений и существа нарушенного права.

Из изложенных правовых позиций Конституционного Суда РФ с учетом положений статей 11, 12 ГК РФ следует, что лицо не только на свое усмотрение определяет способ защиты, но также самостоятельно решает для себя вопрос о том, насколько реально избранный способ защиты может обеспечить восстановление нарушенного, по мнению лица, права.


Способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и характеру нарушения. Необходимым условием применения того или иного способа защиты гражданских прав является обеспечение восстановления нарушенного права (пункт 1 статьи 1 ГК РФ).
Особо необходимо обратить внимание на то, что правовая определенность, которая является одним из фундаментальных аспектов верховенства права, предполагает уважение принципа res judicata, то есть принципа окончательного характера судебных решений. Отступления от этого принципа оправданы, только когда они вызваны необходимыми обстоятельствами существенного и непреодолимого характера (Постановление ЕСПЧ от 30.10.2014 по делу "Давыдов против Российской Федерации").
Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданны, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера (Постановление ЕСПЧ от 10.07.2014 по делу "Яковлева против Российской Федерации", Постановление ЕСПЧ от 28.05.2014 по делу "Елисеев против Российской Федерации", Постановление ЕСПЧ от 24.07.2003 по делу "Рябых против Российской Федерации").
Европейский Суд вновь подтверждает, что, следуя принципу правовой определенности, вступившие в законную силу судебные решения должны в принципе оставаться неизменными. Их можно изменять только для исправления фундаментальных ошибок. Возможность существования двух точек зрения на один и тот же предмет еще не является основанием для пересмотра вынесенного решения (Постановление ЕСПЧ от 11.06.2015 по делу "Коберник (Kobernik) против Российской Федерации").
В данном случае было вынесено решение Судебной коллегией Ставропольского краевого суда об удовлетворении требований гражданина о признании права собственности. Указания АО «Райффайзенбанк» в отношении того, что гражданин  не имел право обращаться в суд с требованием о признании собственности на объект ввиду того, что он принадлежит другому собственнику, не соответствует действительности.


В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности, стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений, и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действия (Определение Конституционного Суда РФ № 1642-О-О от 16.12.2010 года).
Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом РФ в Постановлении от 13.06.1996 № 14-П, суды при рассмотрении дела обязаны исследовать по существу его фактические обстоятельства и не должны ограничиваться только установлением формальных условий применения нормы; иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 Конституции РФ, оказывалось бы существенно ущемленным.
Согласно положениям ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Как неоднократно указывалось Конституционным Судом РФ, оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом (Постановление Конституционного Суда РФ от 05.06.2012 № 13-П).
В данном случае Судебной коллегией Ставропольского краевого суда были рассмотрены доказательства (по существу в процессе судопроизводства, о прекращении договора ипотеки, отсутствия обременения на объект недвижимости), представленные гражданином и его требования о признании права собственности были удовлетворены.
Наличие до настоящего времени в ЕГРП записи об обременении объектов недвижимости не соответствует фактическим отношениям сторон, поскольку договор ипотеки прекращен (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2013 по делу № А56-51872/2012).
По существу все доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке установленных судом обстоятельств. Однако основания для иной оценки имеющихся в материалах дела доказательств отсутствуют, поскольку выводы суда Судебной коллегией Ставропольского краевого суда соответствуют установленным обстоятельствам и нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.


Необходимо обратить внимание и на особенности нарушения со стороны кредитного учреждения норм материального права.
Как следует из разъяснений, данных в п. 69 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства", при объявлении повторных публичных торгов несостоявшимися залогодержатель вправе приобрести (оставить за собой) имущество, являющееся предметом ипотеки, в порядке и в сроки, установленные пунктом 5 статьи 350.2 ГК РФ, пунктами 1, 4 и 5 статьи 58 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» с учетом ограничений, установленных этим Законом.
Залогодержатель считается воспользовавшимся таким правом, если в течение месяца со дня объявления повторных публичных торгов несостоявшимися направит организатору торгов и судебному приставу-исполнителю заявление (в письменной форме) об оставлении предмета ипотеки за собой. Если залогодержатель не воспользуется указанным правом в течение месячного срока после объявления повторных публичных торгов несостоявшимися, ипотека прекращается (пункты 5, 6 статьи 350.2 ГК РФ, пункт 5 статьи 58 Закона об ипотеке). Момент начала исчисления срока, в течение которого залогодержатель должен направить заявление об оставлении имущества за собой, определяется датой публикации извещения об объявлении повторных публичных торгов несостоявшимися.
В случаях, когда залогодержатель (взыскатель в исполнительном производстве) не участвовал в публичных торгах и публикация извещения об объявлении публичных торгов несостоявшимися отсутствует, вышеуказанный срок исчисляется с даты получения залогодержателем уведомления судебного пристава-исполнителя о праве оставить за собой нереализованное имущество (часть 3 статьи 92 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).
Несмотря на то, что о публикации извещения о результатах повторных публичных торгов недвижимости, назначенных на определенную дату, взыскатель АО «Райффайзенбанк» знал или должен был знать, знал и об указанном обстоятельстве, однако своим правом залогодержателя направить заявление об оставлении имущества за собой не воспользовался.


Следует отметить, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Так, одним из принципов исполнительного производства является принцип законности (п. 1 ст. 4 Закона об исполнительном производстве). При этом непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на судебных приставов-исполнителей (ч. 2 ст. 5 Закона об исполнительном производстве). Законные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, граждан и организаций и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации. Акты государственных органов являются одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей (подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ).
Как следует из материалов гражданского дела, такого постановления судебным приставом вынесено не было. При этом 22.03.2011 судебным приставом-исполнителем в адрес АО "Райффайзенбанк" направлено уведомление о том, что предложение имущества взыскателю от 25.02.2011 следует считать недействительным ввиду направления исполнительного документа в Межрайонный отдел ССП по исполнении особых производств для объединения в сводное исполнительное производство.
АО "Райффайзенбанку" было известно об окончании исполнительного производства.
Федеральным законом "Об исполнительном производстве" установлен порядок совершения исполнительных действий именно по исполнительным производствам, переданным из одного подразделения судебных приставов в другое, что само по себе исключает возможность вторичного возбуждения исполнительного производства по исполнительному документу, находящемуся в переданном исполнительном производстве.
Вместе с тем больше АО "Райффайзенбанк" правом подачи заявления (в письменной форме) об оставлении предмета ипотеки за собой не воспользовался.
Поскольку в течение месяца после признания торгов несостоявшимися (протокол) Банком не было направлено заявление об оставлении предмета ипотеки за собой, действие договора ипотеки прекращается (Определение Верховного Суда РФ от 28.07.2015 № 305-ЭС15-7899 по делу № А40-64905/2014, Определение ВАС РФ от 29.02.2012 № ВАС-1691/12 по делу № А45-1342/2011).


Другими словами, АО «Райффайзенбанк» отказался от имущества (залогодержатель не воспользовался указанным правом в течение месячного срока после объявления повторных публичных торгов несостоявшимися). Данное обстоятельство имеет юридическое значение (Апелляционное определение Московского городского суда от 06.04.2015 по делу № 33-11337).
Если залогодержатель не воспользуется правом оставить предмет ипотеки за собой в течение месяца после объявления повторных публичных торгов несостоявшимися, то такие действия являются его отказом от оставления предмета залога за собой и означает прекращение ипотеки (Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 № 1695-О).
Однако в данном случае Банк не только не воспользовался правом оставить предмет ипотеки после признания торгов несостоявшимися, но и предъявил исполнительный лист второй раз к исполнению, а также обратился в суд с заявлением об изменении порядка и способа исполнения решения суда.
Таким образом, ничем не ограниченное право взыскателя-залогодержателя отозвать исполнительный лист об обращении взыскания на предмет залога в любой момент исполнительного производства и вновь предъявить его к исполнению в рамках нового исполнительного производства, инициировав тем самым проведение процедуры реализации заложенного имущества с самого начала, вступает в противоречие как по букве, так и по смыслу с положениями гражданского законодательства, в том числе нормами Закона об ипотеке, устанавливающими порядок реализации заложенного имущества с публичных торгов, создает неопределенность в правовом положении залогодателя и нарушает его права (Постановление Президиума ВАС РФ от 17.06.2014 № 2339/14 по делу № А32-33749/2012).
Таким образом, договор ипотеки между сторонами АО «Райффайзенбанк» и гражданином прекращен и обременения (ограничения) в виде ипотеки с объекта недвижимости снимаются.


Обращаем внимание на нарушение механизма обращения требований со стороны АО «Райффайзенбанк»  к гражданину-поручителю без отсутствия надлежащей процедуры обращение к заемщику.
В  пункте 7 "Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о поручительстве" ВАС РФ (Информационное письмо ВАС РФ от 20.01.1998 № 28) отмечается, что если решение суда о взыскании соответствующих сумм с должника не исполнено, кредитор имеет право предъявить иск к поручителю. То есть в этом документе содержится механизм обращения требований кредитора должника к поручителю — только после состоявшегося решения суда и неисполнения обязательства по возврату задолженности должником. В пункте 11 данного Обзора указано, что при предъявлении кредитором иска к поручителю и должнику в связи с неисполнением последним основного обязательства в случаях, когда подлежат применению правила о солидарной ответственности, такая ответственность не может быть возложена только на поручителя. Иными словами, кредитор получает право требования к поручителю в случае, если решение суда о взыскании соответствующих сумм с должника не исполнено.
Взыскание задолженности только за счет поручителя-гражданина, является нарушением норм статей 361, 363 ГК РФ. Данная позиция отражена в п. 11 Информационного письма ВАС РФ от 20.01.1998 № 28 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве".


В силу норм ст. 322, п. 1 ст. 323, п. 1 ст. 363 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором; при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга; при не исполнении или не надлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно.
В п. 11 Информационного письма ВАС РФ № 28 определено, что предъявление кредитором иска к поручителю и должнику в связи с неисполнением последним основного обязательства в случаях, когда подлежат применению правила о солидарной ответственности, такая ответственность не может быть возложена только на поручителя.
Недопустимо наложения ответственности только на поручителя, в то время как иск заявлен и к должнику, и к поручителю.
Если обеспеченное поручительством обязательство не исполнено основным должником, кредитор вправе на основании статьи 361 и пункта 2 статьи 363 названного Кодекса обратиться к поручителю с требованием об исполнении обязательства.
Кредитор имеет право предъявить иск к поручителю, если не исполнено решение суда о взыскании соответствующих сумм с должника, представив доказательства неполучения от должника платежа по выданному ранее исполнительному листу (Определение Верховного Суда РФ от 03.11.2009 № 49-В09-16, Постановление Президиума ВАС РФ от 03.04.2001 № 3219/98 по делу № А40-28536/97-82-250).
В данном случае АО «Райффайзенбанк» нарушило механизм обращения требований к поручителю. При солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК РФ).


Из указанных норм права следует, что поручительство создает между кредитором и поручителем дополнительное (акцессорное) обязательство по отношению к основному, за которое дается поручительство, как акцессорное оно следует судьбе основного обязательства. Обязательство поручителя перед кредитором рассматривается законодателем в первую очередь как форма ответственности поручителя на случай неисполнения должником обеспечиваемого обязательства.
В рассматриваемом случае требования АО «Райффайзенбанк» к должнику основываются на обеспечительных договорах (поручительства), то есть на акцессорных (дополнительных по отношению к главному) обязательствах. При таких обстоятельствах для предъявления требований к гражданину, обеспечивающему главное обязательство, необходимо наступление неисполнения или ненадлежащего исполнения основного обязательства, при этом подтверждением факта наличия у должника долга по основному обязательству является решение суда о взыскании соответствующих сумм с должника.

Автор: Сергей Луценко 01.11.2017 Комментариев: 0 Просмотров: 451
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по:
 
  • Комментариев пока нет
Рейтинг
5 голоса
Поделитесь постом с друзьями
Информация о сообщении
01.11.2017 (412 дней назад)
Реклама
Реклама
Похожие статьи
Уважаемые пользователи!

Зарегистрируйтесь, чтобы получить доступ ко всем возможностям сайта, публикациям статей, комментированию, оформлению  подписки т.д.

Преимущества регистрации


Информация
В соответствии со ст. ГК РФ 1301 все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн и код сайта).
Использование статей (фрагментов статей) возможно только при наличии ссылки на источник.

Научная сеть Современное право © Юридический портал
Контакты: Написать. телефон: +7 (916)349-66-00 (с 10 до 17 часов).

Научная сеть "Современное право"

twitter  facebook  vkontakte  moi mir mail ru Google + 

SSL