Посмотреть сообщение

Due diligence сделок банков по уступке права требования кредита небанковским организациям (коллекторским агентствам)

 

Автор анализирует особенности легитимности сделок кредитных учреждений небанковским организациям с переуступкой прав требований. Особенностью подобных договоров является нарушение прав и экономических интересов заемщиков. Автор постарался реализовать правовую модель, которая позволит защитить интересы экономически слабой стороны в кредитном договоре – заемщика.

 

 

 

Автор благодарит за идею А.С. Зайкова

 

  

 

Как отмечает Европейский Суд по правам человека, уступка права требования (уступка долга) может представлять собой «имущество», если оно  с достаточной степенью вероятности может быть юридически реализовано (Решение ЕСПЧ от 20.10.2005 «По вопросу приемлемости жалобы № 30877/02 «Алексей Носов против Российской Федерации»).

Рассмотрим, как сделка уступки долга по кредитному договору банка с некредитными организациями (в том числе, коллекторскими агентствами) может быть юридически реализована, и будет ли она легитимной.

Как отмечает Министерство экономического развития РФ, «деятельность коллекторских агентств в настоящее время никем не контролируется, также отсутствуют официальные рекомендации по организации работы в данной сфере бизнеса (Письмо Министерства экономического развития РФ от 11.06.2010 № Д061824). 

На российском рынке услуг коллекторские агентства появились в 2004 году. Ныне большинство агентств (которые обычно ассоциируются у российской общественности со «скупщиками долгов») приобретают долги у кредиторов, которые по тем или иным причинам не сумели взыскать их самостоятельно. За определенный процент от общей суммы долга (в пределах от 10 до 50%, хотя стандартом является сумма от 15 до 35%) агентство взыскивает с должника всю сумму или даже сумму плюс «интерес» дополнительно к общему балансу (Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»). 

По мнению Роспотребнадзора, коллекторская деятельность не имеет правовых основ, и если банк передает право требования долга коллекторскому агентству, то такое действие является незаконным, так как происходит существенное ущемление прав заемщиков (Письмо Роспотребнадзора от 23.08.2011 № 01/10790132).

В другом письме Роспотребнадзора от 02.11.2011 № 01/13941132 отмечается, что передача банком права требования долга с заемщика различным некредитным организациям, в том числе коллекторским компаниям, противоречит действующим нормам гражданского и банковского законодательства (невозможность соблюдения банковской тайны при передаче сведений о должнике третьему лицу, не обладающему статусом банка).

В силу отсутствия необходимого разрешительного законоположения о возможности передачи банком права (требования) долга с заемщика, поручителя (физического лица) по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, совершаемые на практике такого рода действия не могут считаться соответствующими закону (Письмо Роспотребнадзора от 23.07.2012 № 01/81791232 «О постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», Апелляционное определение Томского областного суда от 07.02.2017 по делу № 33375/2017, Апелляционное определение Свердловского областного суда от 21.08.2014 по делу № 3311135/2014, Апелляционное определение Вологодского областного суда от 12.03.2014 № 331221/2014, Апелляционное определение Московского городского суда от 12.03.2013 по делу № 117812).

Согласно ст. 388 Гражданского кодекса РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону.

Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Пунктом 1 ст. 819 Гражданского кодекса РФ установлена специальная правосубъектность кредитора. Денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация (имеющая соответствующую лицензию). При совершении сделки по уступке права требования права и обязанности кредитора в полном объеме переходят новому кредитору. В силу указанного императивного требования к правосубъектности кредитора по кредитному договору круг третьих лиц, которым возможна уступка права требования без согласия должника, является ограниченным.

Как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 № 4П, гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, т.е. для банков. Гражданин, имея договорные отношения по кредитному договору с банком как субъектом, наделенным в установленном государством порядке соответствующим специальным правом (подтверждается лицензией, выдаваемой Банком России) и несущим законные обязанности перед потребителями, при реализации условия договора об уступке права требования общего характера может оказаться в отношениях с неизвестным потребителю лицом, в том числе, с лицом, изначально не осуществляющим деятельность по оказанию услуг потребителям и в этой связи не обязанным соблюдать правила, установленные законодательством о защите прав потребителей.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», Законом «О защите прав потребителей» не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

В отдельных определениях Верховный Суд РФ отмечает, что такой вывод был сделан, «признавая необходимость повышенной защиты интересов граждан как потребителей соответствующих финансовых услуг при заключении ими кредитных договоров» (Определение ВС РФ от 22.10.2013 № 64КГ137).

При этом при оценке (в контексте содержания пункта 51  Постановления Пленума Верховного Суда РФ) условий кредитных договоров с потребителями, предусматривающих уступку требования с «согласия» заемщика, и при решении вопроса о возбуждении по факту выявления такого условия в отношении кредитной организации дела об административном правонарушении следует в каждом случае выяснять действительную волю заемщика (с привлечением его в качестве потерпевшего) по данному вопросу. Причем установленный и доказанный в этой связи факт нарушения прав потребителя может являться достаточным условием для предъявления и удовлетворения иска о компенсации потребителю морального вреда (Письмо Роспотребнадзора от 23.07.2012 № 01/81791232 «О постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

Необходимо отметить, что согласно ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума ВС РФ, не являются правовыми нормами, устанавливающими новый, иной порядок правового регулирования спорных правоотношений и требующими указания относительно возможности придания им обратной силы, а являются лишь разъяснениями порядка применения правовых норм, действующих, в том числе, и на момент заключения соответствующих договоров. При этом такие разъяснения, опубликованные на момент судебного рассмотрения спора, обязательны для судов общей юрисдикции, поскольку имеют конституционную основу и формируют единство судебной практики по конкретным вопросам.

Требование единообразия правоприменительной, в особенности судебной, практики является неотъемлемой частью конституционной доктрины правовой определенности. Ведь правовая определенность — не самоцель; это —  средство достижения, обеспечения равенства всех перед законом и, соответственно, эффективной защиты прав и свобод граждан.  Принцип правовой определенности (и, соответственно, требование единства судебной практики) обеспечивается в этом случае с помощью прецедентного права как формы судебного нормотворчества (Определение Конституционного Суда РФ от 04.10.2012 № 1768О).

В свою очередь Верховный Суд РФ уточнил, что следует понимать под единством судебной практики в судах общей юрисдикции: это правильное и единообразное применение судами на всей территории Российской Федерации федерального законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Нарушением единства судебной практики может считаться вынесение определений, противоречащих  постановлениям Пленума Верховного Суда РФ, содержащим разъяснения по вопросам судебной практики; постановлениям Президиума Верховного Суда РФ, определениям Судебной коллегии по гражданским делам и Кассационной коллегии Верховного Суда РФ по конкретным делам, содержащим толкования норм материального и процессуального права (Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 30.12.2009 № 56пв09, от 23.11.2005 № 252пв05, от 23.03.2005 № 25пв04).

В рассматриваемом случае заемщик не может повлиять на условия договора, поскольку они являются типовыми и не позволяют ему согласовать индивидуальное условие об уступке права требования третьим лицам и, тем самым, ущемляют права потребителя.

Тем самым, действия кредитного учреждения характеризуются значительной степенью общественной опасности, которая выражается в нарушении прав неопределенного круга лиц при пользовании потребительским кредитом. Кроме того, поведение банка характеризуется пренебрежительным отношением к установленным правилам и нормам, регулирующим охраняемые законом правоотношения (Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2017 делу № А493277/2017).

   Действия кредитного учреждения, выразившееся во включении в типовую форму кредитного договора (в том числе условие об уступке права требования третьим лицам), а также заключаемые кредитные договоры с физическими лицами условий, ущемляющих права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами и иными правовыми актами Российской Федерации, где заемщик получил индивидуальные условия и заключил настоящее соглашение, так как указанные договоры являются типовыми, с заранее определенными условиями, а значит, с учетом разъяснений Постановления Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 № 4П (потребитель как слабая сторона в договоре был лишен возможности влиять на его содержание) нарушают Закон РФ от 07.02.1992 № 23001 «О защите прав потребителей» и могут быть квалифицированы по статье 14.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях «Нарушение иных прав потребителей» (Постановление Верховного Суда РФ от 26.08.2016 № 309АД167993).

   Банк излагает условие об уступке прав в кредитном договоре таким образом, что потребитель не обладает сведениями и возможностью реализации права на отказ от цессии и при его подписании вынужден согласиться с предлагаемыми условиями. Безальтернативное условие о согласии заемщика на уступку кредитором права (требования) по кредитному договору третьим лицами в отсутствие доказательств принятия мер по согласованию данного условия с потребителем, прямо нарушает положения о банковской тайне (Определение Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 309КГ1719203, Определение Верховного Суда РФ от 09.11.2017 № 305АД1716381). Кроме того, установление подобного условия к заемщику (экономическая дискриминация) необоснованно создает препятствие к реализации гражданских прав неограниченного круга лиц, ущемляет права заемщиков, ставит их в неравное положение с кредитором (Определение Верховного Суда РФ от 30.10.2017 № 305КГ1715881).

Повторимся, включение в кредитный договор пункта, согласно которому банк вправе полностью или частично переуступить свои права по договору, а также по иным договорам, связанным с обеспечением возврата кредита, другому лицу без согласия заемщика, противоречит позиции, выраженной  Конституционным Судом РФ в Постановлении от 23.02.1999 № 4П о том, что гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, в частности, для банков.

Другими словами, банк не вправе ссылаться на свободу договора между ним и заемщиком, поскольку рассматриваемые правоотношения вытекают не просто из свободы гражданского договора, но и обусловлены природой заемщика, потребителя банковской услуги, как слабой стороны правоотношений, в связи с чем, пределы свободы договора в данной сфере отношений ограничены мерами по соблюдению прав субъектов и недопущению навязывания им условий, явно ущемляющих их права и законные интересы.

Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Специальные правила уступки прав по договорам потребительского кредита (займа) установлены Федеральным законом от 21.12.2013 № 353ФЗ «О потребительском кредите (займе)». Так, в соответствии с п. 1 ст. 12 Федерального закона от 21.12.2013 № 353ФЗ кредитор вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором, содержащим условие о запрете уступки, согласованное при его заключении в порядке, установленном названным федеральным законом. При этом заемщик сохраняет в отношении нового кредитора все права, предоставленные ему в отношении первоначального кредитора в соответствии с федеральными законами.

В силу положений подп. 13 п. 9 статьи 5 Федерального закона от 21.12.2013 № 353ФЗ индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком лично и включают в себя возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа).

Таким образом, индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) в любом случае должны предусматривать возможность запрета заемщиком уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по соответствующему договору.

В кредитных договорах часто отсутствует информация о возможности использования опции — запрета уступки кредитором третьим лицам прав по договору потребительского кредита. Подобные действия банка могут быть квалифицированы по статье 14.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях «Нарушение иных прав потребителей»  (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2017 по делу № А752911/2017).

Включение соответствующего условия о праве банка на уступку прав (требований) по договору кредитования в содержание договора уже на стадии подготовки типовой формы такого договора не позволяет достоверно установить то, что заемщик уведомлялся о возможности запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа), и то, что соответствующее условие об уступке внесено в договор после его непосредственного согласования с заемщиком с учетом гарантий защиты прав и законных интересов последнего.

Еще одной особенностью при передаче права требования по кредитному договору третьему лицу является специальный правовой статус нового кредитора. Данный статус подтверждается лицензией, выдаваемой Банком России. 

Уступка права требования возврата долга по кредитному договору третьему лицу противоречит не только природе кредитного договора, кредитной операции, но и требованиям закона, что делает такую уступку невозможной. В п. 11 Письма Роспотребнадзора № 01/81791232 от 23.07.2012 «О Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» указано, что при разрешении дел, связанных с уступкой требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями, судам общей юрисдикции, руководствуясь разъяснениями, данными в Постановлении, необходимо в каждом случае достоверно устанавливать факт действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, осуществляемой первоначальным кредитором. При этом такое условие, включенное в договор, в любом случае является оспоримым, что позволяет применять к соответствующим договорам не только общие положения о последствиях недействительности сделки (ст. 167 ГК РФ), но и положения о недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ).

Пунктом 1 ст. 819  ГК РФ установлена специальная правосубъектность кредитора, денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация, отвечающая требованиям Федерального закона от 02.12.1990 г. № 3951 «О банках и банковской деятельности», то есть имеющая лицензию, выданную Банком России.

Для кредитного правоотношения действительно характерен особый субъектный состав, установлена специальная правосубъектность кредитора. Следовательно, право требования может быть передано лишь субъектам, осуществляющим банковскую и кредитную деятельность, что возможно только при наличии лицензии. Уступка права требования субъектам небанковской сферы противоречит закону.

Статьей 26 Федерального закона от 02.12.1990  № 3951 «О банках и банковской деятельности» также установлено, что кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов.

Как следует из преамбулы Закона РФ от 07.02.1992  № 23001 «О защите прав потребителей», настоящий Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов.

Из анализа приведенных выше норм права следует, что гражданин, заключая кредитный договор с банком как субъектом, наделенным в установленном законом порядке специальным правом, которое подтверждается лицензией, выдаваемой Банком России, выступает потребителем финансовой услуги, предоставляемой банком. При этом, по смыслу приведенных норм, соблюдение банковской тайны также относится к качеству финансовой услуги, оказываемой банком гражданинупотребителю. Соответственно, уступка требования банком прав по кредитному договору, заключенному с гражданином, другому лицу, не обладающему специальным правовым статусом, которым обладал первоначальный кредитор, нарушает права гражданина как потребителя (Определение Приморского краевого суда от 19.10.2015 по делу № 339438/2015, Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 01.07.2015 по делу № 336898/2015, Определение Оренбургского областного суда от 24.02.2015 по делу № 331457/2015, Апелляционное определение Брянского областного суда от 02.12.2014 по делу № 333945/2014, Апелляционное определение Свердловского областного суда от 11.11.2014 по делу № 3314914/2014, Апелляционное определение Владимирского областного суда от 23.10.2014 по делу № 333740/2014, Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 08.10.2014 по делу № 336279/2014, Апелляционное определение Вологодского областного суда от 09.10.2013 № 333990/2013, Апелляционное определение Ростовского областного суда от 03.09.2014 по делу № 3311859/2014, Апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от 20.08.2014 по делу № 332841, Апелляционное определение Иркутского областного суда от 12.08.2014 по делу № 336533/14, Апелляционное определение Кировского областного суда от 13.05.2014 по делу № 331547/2014, Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 08.04.2014 по делу № 332036/14, Апелляционное определение Ярославского областного суда от 06.02.2014 по делу № 33744/2014).

Из положений ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» следует, что сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, также предусмотренных законом. В случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков.

При уступке права требования возврата кредита субъекту небанковской сферы без согласия должника в нарушение норм как общегражданского, так и специального законодательства со стороны банка неизбежно происходит разглашение информации, составляющей банковскую тайну.

При таких обстоятельствах заключение договора цессии не является юридически реализуемым.

Небанковская организация (коллекторское агентство) не может заменить банк в качестве нового кредитора, разнозначного кредитной организации по объему прав и обязанностей, так как не входит в число лиц, перечисленных в п. 2 ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», которым в силу закона могут передаваться сведения, составляющие банковскую тайну. 

Право заемщика на сохранение информации о его банковском счете, операций по этому счету, а также сведений, касающихся непосредственно самого заемщика, являются тайной, и разглашение этих сведений третьим лицам, не указанным в законе, нарушает его права (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.07.2011 № ВАС8679/11). 

В состав правонарушений, вмененных уполномоченным органом банку, входит, среди прочего, включение в кредитные договоры с потребителями условия о «праве кредитного учреждения уступить полностью или частично свои права требования по договору третьим лицам, а также права на раскрытие необходимой для совершения такой уступки информации о заемщике, кредите, процентах, а также иной информации» (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24.09.2009 № ВАС11679/09).

На основании вышеизложенного можно заключить, что продолжение практики переуступки прав требования кредиторов некредитным огранизациям (коллекторским агентствам), то есть лицам, не являющимся субъектами законодательства о защите прав потребителей и не имеющим банковской лицензии, противоречит действующему законодательству и может привести к нарастанию социального недовольства со стороны общества. Сделки банков с небанковскими организациями по уступке долгов не могут быть юридически реализованы.

Автор: Сергей Луценко 26.06.2018 Комментариев: 0 Просмотров: 130
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по:
 
  • Комментариев пока нет
Рейтинг
0 голоса
Поделитесь постом с друзьями
Информация о сообщении
Возможно вам будет интересно
Другие статьи

Реклама

Информация
Присоединяйтесь и читайте нас в соцсетях!

twitter  facebook  vkontakte  moi mir mail ru Google +  

Внимание! При копировании материалов обязательно оставляйте ссылку на источник или обратитесь к администрации
Научная сеть Современное право © Юридический портал
Контакты: Написать. телефон: +7 (916)349-66-00 (с 10 до 17 часов).