Посмотреть сообщение

Реформирование гражданского судопроизводства и борьба с коррупцией в монархиях Арабского Востока

Ковыршина Н.А.

Аспирант кафедры гражданского и трудового права, Российский университет дружбы народов
В статье рассматриваются причины реформирования действующие законодательства, а также предпринятые монархиями Арабского Востока антикоррупционные меры.

Страны Арабского Востока, в частности являющиеся монархиями, идут в ногу со временем, с периодичностью внося изменения в действующее законодательство с целью правового регулирования уже имеющихся и вновь появившихся проблем.
Издавна арабская судебная система, как и во всех странах мира, была весьма архаичной, господствовало некодифицированное мусульманское право, не существовало четкого разграничения исполнительной и судебной власти. Дела разрешались правителями или их представителями, в связи с чем независимость и беспристрастность была довольно спорной. К тому же всем ближневосточным государствам присущи принципы фаворитизма и «кумовства».
Одним из первых писаных источников права в Арабских странах можно назвать свод законов «Меджелле» (Меджелле-и Ах-кям и Адлийе), который представлял собой собрание основанных на фикхе установлений. Работа над его разработкой была начата в 1869 году в Османской империи. В документе дается определение профессиональных обязанностей как обычного, так и третейского судьи, а именно: судье надлежит знать законы, правила судопроизводства, уметь применять их на практике. Он должен быть человеком умным, твердым, серьезным, самостоятельным, интеллектуально развитым и внушающим доверие. Особое внимание обращено на воздержание «от всякого акта, который мог бы набросить тень на достоинство суда». Во время заседания суда судья должен соблюдать полное равенство во всем, что касается судебного процесса. Юрисдикция судьи ограничена также местом и временем. Если он назначен сроком на один год, то не вправе вести судебный процесс ни до наступления, ни после истечения этого срока. Полномочия судьи не могут распространяться за пределы той местности, куда он получил назначение. Поступившие в суд дела должны разбираться в том хронологическом порядке, в каком они поступали. Лишь в исключительных случаях этот порядок может быть нарушен .
В силу ряда исторических аспектов постепенно оказывалось влияние европейского права, монархии Арабского Востока заимствовали уже действующие в других Арабских странах положения закона. В середине XX века в монархиях Арабского Востока ведется работа по разработке и принятии Конституций, в которой закрепляются принцип разделения властей, а также основы гражданского судопроизводства, впоследствии принимаются законы, как регулирующие основные отрасли права, так и специальные сферы деятельности.
Однако несмотря на все это необходимость реформирования действующего законодательства в виду ряда оставшихся и появляющихся проблем остается.
Нечеткое разграничение компетенции судов Шариата и судов правосудия зачастую являлось причиной возникновения труднопреодолимых проблем, что значительно умаляло права граждан на судебную защиту. Другим препятствием для справедливого отправления правосудия являлось то, что граждане в любой момент были вправе ходатайствовать о передаче их спора (семейного или гражданского) в суды Шариата. Право на обжалование в апелляционный суд любого решения сохранялось, однако в системе шариатских судов нередко были случаи, когда тот же самый судья рассматривал одно и тоже дело в суде первой и апелляционной инстанции, ввиду чего терялся весь смысл подачи жалобы .
Что касается борьбы с коррупцией, то законодательство в монархиях Арабского Востока отвечает современным веяниям. Учитывая, что коррупция всегда являлась рычагом оппозиции в арабских странах, то принятие ряда не только внутренних антикоррупционных законов, но и специальных законов, например, по борьбе с отмыванием денег, создание специальных органов по борьбе с коррупцией наравне со всем мировым сообществом в начале XXI века естественно. Более того, в законах, предусматривающих требования занимаемым официальные посты в органах власти к лицам, содержатся положения о запрете ведения частного бизнеса.
В арабских странах термин «коррупция» принято толковать шире, сюда включаются и злоупотребление властью, преступления в сфере экономики и раскрытие информации. За коррупционные действия предусмотрена уголовная ответственность с наказаниями в виде лишения свободы и денежного штрафа (Саудовская Аравия – до 10 лет), а также телесные наказания (ОАЭ – отрубание руки).
Монархии Арабского Востока (за исключением Омана) являются участниками Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года, где содержатся положения о мерах противодействия коррупции, и Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года (Саудовская Аравия до настоящего времени ее так и не ратифицировала ). Однако Конвенция была подписана монархиями (кроме Саудовской Аравии) с оговоркой против положения, согласно которому в случае невозможности разрешения споров мирным путем они передаются в Международный суд (п. 2 ст. 66). Считается, что у арабских стран имеются сомнения в беспристрастности этого суда в силу ряда политических причин.
Первопроходцем среди монархий Арабского Востока по борьбе с коррупцией можно назвать Кувейт. Уже в Конституции 1962 года (статья 151) предусматривались положения о создании Государственного бюро аудита, который с принятием Закона о деятельности Кувейтского государственного бюро аудита 1964 года осуществляет постоянный мониторинг государственных расходов и инвестиций. Его руководитель приравнен к рангу министра правительства. А с 1977 года данное бюро стало подотчетным непосредственно Эмиру и парламенту страны, которые и назначают главу бюро по представлению правительства. Следствием действия бюро явились многочисленные расследования, допросы и отставки находившихся у власти должностных лиц. В 2006 году была основана Ассоциация прозрачности Кувейта, осуществляющая надзор за предупреждением случаев коррупции в государственном секторе. Ассоциация действует в соответствии и во исполнение Конвенции ООН против коррупции, а подчиняется премьер-министру.
Несмотря на то, что Королевство Бахрейн имеет наиболее демократическую политическую систему в Персидском заливе, ратификация Конвенции состоялась позже других стран в октябре 2010 года. Учитывая, что основной закон 1973 года страны считается аналогом Конституции Кувейта, антикоррупционные меры были заложены в качестве принципов. Однако впоследствии со значительными изменения Конституция Бахрейна в редакции 2002 года названа арабскими юристами и политологами более отдаленной от принципов прозрачности и демократии. Сомнительным стало ограничение круга полномочий органов власти по проверкам и надзору. В частности, члены нижней палаты парламента были лишены права проводить служебные расследования, а также высказывать вотум недоверия относительно премьер-министра. Несмотря на это, в том же году Указом Короля №16 создается Национальный Двор административно-финансового аудита, к которому и отнесены функции надзора за использованием бюджетных средств. Его деятельность называют слабой, принимая во внимание исключения ряда субъектов из его деятельности. В январе 2003 года создана Тендерная Палата, которая доказала свою эффективность в вопросах контроля за соблюдением финансовых и процедурных требований при объявлении тендеров на проведения государственных закупок. Отмечается деятельность неправительственных организаций, например, Бахрейнский союз прозрачности, созданный в 2001 году и сотрудничающий со средствами массовой информации. Его роль заметна при обсуждении проекта бюджета и разработке законопроектов по борьбе с коррупцией.
Наиболее прогрессивными странами среди монархий Арабского Востока Transparency International называет Объединенные Арабские Эмираты и Катар. Несмотря на то, что Эмираты так и не создали специального органа, функции предупреждения коррупции и наказания виновных отнесены к ведению Генеральной прокуратуры страны. Как и другие страны, ОАЭ участвует в Арабской организации высших органов финансового контроля (создана в 1976 году) и международной Группе разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег.
Но все же лидером по борьбе с коррупцией считают Катар (что подтверждается статистикой Transparency International), в связи с экономическом развитием страны, а также сотрудничеством с международными организациями. Однако хорошие показатели не сочетаются с ограничением свободы прессы, по причине чего на Катар оказывается давление по изменению имеющейся ситуации путем ограничения государственного вмешательства в работу независимых средств массовых информаций. Основными антикоррупционными учреждениями в Катаре являются Счетная Палата (действует с 1973 года), Центральная тендерная комиссия (основана в 1976 году) и Национальный комитет по честности и прозрачности (действует с 2007 года), возглавляемый председателем Счетной палаты, что позволяет координировать их деятельность для большей эффективности. Комитет вправе проводить расследования и в частном секторе, то есть в большей части финансовых потоков, обязан передавать Эмиру ежегодные отчеты. Впоследствии в состав совета директоров Комитета введены члены правительства, руководители ведущих кредитных учреждений и основных энергетических компаний.
В Султанате Оман первым установлением государственного механизма контроля над расходованием средств можно назвать созданная Указом Султана в 1970 году Государственная организация аудита, директору которой в 1999 году был предоставлен статус министра правительства. В ее функции входит ежегодная отчетность перед Султаном. А в 1975 году был издан Указ Султана об обязательности проведения экспертизы выявления коррупционных элементов (по контрактам свыше 1,3 млн. долл. США).
Еще одной страной, стоящей особняком от международной борьбы против коррупции, в частности также как и Оман не практикующей официальных контактов с международными организациями по борьбе с коррупцией вроде Transparency International, является Королевство Саудовская Аравия, известная своей консервативностью и исламским традиционализмом, что и явилось причиной малоразвитостью антикоррупционных мер и отсутствия полностью независимых государственных органов. В феврале 2007 года Указом Короля в стране была создана Национальная Администрация по борьбе с коррупцией, чьи полномочия были сильно ограничены и, вследствие чего, явились неэффективными. Закон о противодействии коррупции, действующий с августа 1992 года, прописывает лишь ответственность за получение и вымогательство взятки. Действенным стал Закон о борьбе с отмыванием денег 2003 года, который закрепил ответственность лиц и учреждений, причастных к совершению таких незаконных действий. Соответствующий орган в стране был создан Указом Короля в конце марта 2011 года – Национальный антикоррупционный комитет. Эффективным механизмом явилось издание фетв – отсылок к текстам Корана и Сунны. Например, Указ Короля №65-А от 18.03.2011 года о создании указанного комитета в преамбуле содержит ссылку на Коран, где нечестие отождествляется с коррупцией. В течение длительного времени Комитет настаивает на обязании членов правительства и парламента страны подавать ежегодные налоговые декларации о доходах, однако Король не спешит с закреплением такого обязательства .
К законодательным актам в сфере борьбы с коррупцией в Иордании можно назвать Закон 2006 года об Антикоррупционной комиссии, Закон 2006 года о раскрытии финансовых операций, согласно которому чиновники должны предоставлять отчет о своих активах в специальной форме по запросу главы юстиции, а также Закон 2007 года противодействия отмыванию денег.
В рамках доклада о развитии человеческого потенциала в арабских странах 2004 года был проведен сравнительный анализ показателей индекса восприятия коррупции на различных континентах. В результате чего арабские страны были названы худшими после Африки по таким показателям, как политическая стабильность, эффективность правительства, сила и действие закона, а также контроль коррупции (антикоррупционные меры).
Также результаты исследования и статистические данные «по коррупционности» тех или иных стран привела международная организация по борьбе с коррупцией Transparency International (штаб-квартира в Берлине) в 2008 году, результаты которых отразились в таблице (по арабским странам):

Страна Индекс восприятия корррупции
Катар 6.50
ОАЭ 5.90
Бахрейн 5.40
Оман 5.50
Иордания 5.10
Кувейт 4.30
Тунис 4.40
Саудовская Аравия 3.50
Алжир 3.20
Ливан 3.00
Египет 2.80
Ливия 2.60
Йемен 2.30
Сирия 2.10

В таблице отражен индекс восприятия коррупции по шкале от одного до десяти: чем ближе к единице, тем выше уровень коррупции, и наоборот – чем ближе к десяти, тем ниже уровень коррупции .
Следует отметить тот факт, что в рамках программ Организации Объединенных Наций был разработан Региональный проект в виде предложений для дискуссии на тему «Борьба с коррупцией и неподкупность в Арабских странах» , согласно данным которого на 2010 год индекс восприятия коррупции в арабских странах снизился до 0,66 (то есть показатели в значительной мере ухудшились).
Как на национальном, так и на международном уровнях проводятся множество конференций и форумов с целью обеспечения и усиления эффективности антикоррупционных мер. Специальным форумом по данному вопросу стал прошедший в Катаре в 2009 году Шестой Всемирный форум по борьбе с коррупцией и мерах по обеспечению честности под председательством Эмира. Более того, весной 2012 года также в Катаре прошел юридический форум. Несмотря на то, что тема форума была иной, значительную часть обсуждались именно антикоррупционные вопросы, включающие причины и предпосылки коррупционных действий, ужесточение наказаний, законодательная база и ее реформирование, необходимость объединения усилий как различных внутренних органов той или иной страны, так и стран и организаций на международном уровне .
На практике коррупция имеет множество вредных последствий. Во-первых, это просто-напросто нечестно, когда с помощью экономических ресурсов, то есть денег, кто-то добивается законного или незаконного результата; во-вторых, нарушает демократические процессы, нарушает баланс свободного рынка, отрицает равенство всех. Распространение коррупции в политической жизни приводит к потере доверия со стороны населения к государственным органам, что ставит под сомнение монархический строй в странах такого региона. Снижается готовность населения к сотрудничеству в сфере проведения реформ. Более того, из стран уводятся собственные богатства и ресурса.
Проводящиеся в этом столетии реформы и меры по противодействию коррупции позволили вывести показатели монархий Арабского Востока на соответствующий мировым стандартам уровень.







CIVIL JUDICIARY REFORMING AND ANTICORRUPTION EFFORTS IN ARABIC EAST MONARCHIES

KOVYRSHINA NINA
Department of civil and employment law
Russian Peoples’ Friendship University
Mikluho-Maklai str., 6, Moscow, Russia, 117198

This article describes reasons of law reforming and anti-corruption measures done by Arabic East monarchies.
Key words: reforming, anti-corruption law, anti-money laundering effort, information disclosure.

Автор: RUDN 25.08.2013 Комментариев: 0 Просмотров: 1568
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по:
 
  • Комментариев пока нет
Рейтинг
1 голоса
Поделитесь постом с друзьями
Реклама
Оценки
Понравилось
Пусто
Реклама
Реклама



Научная сеть Современное право © Юридический портал
Контакты: Написать. телефон: +7(916) 665-60-60 (с 10 до 17 часов).
Внимание! При копировании материалов обязательно оставляйте ссылку на источник или обратитесь к администрации