Посмотреть сообщение

Становление и особенности международного коммерческого арбитража в Латинской Америке

В.И. Архипова, студентка юридического факультета РУДН (кафедра гражданского и трудового права)
Статья посвящена особенностям международной арбитражной системы Латинской Америки и тенденциям ее развития.
Ключевые слова: международный арбитраж, Латинская Америка, доктрина Кальво, Чили, рекомендации для сторон.
V.I. Arkhipova,
тhe student of law faculty People’s friendship university of Russia
This article is about the peculiarities of Latin American international arbitration system, the trends and doctrines that affected it and led to it’s present state.
Key words: international arbitration, Latin America, Calvos Doctrine, Chile, recommendations to parties.

Значительное влияние на развитие международного частного права в Латинской Америке еще в XIX в. оказала Доктрина Кальво, которая впоследствии трансформировалась в один из принципов латиноамериканского права. Суть ее сводится к тому, что при возникновении юридических конфликтов (в том числе долговых) не допускается вооруженное или дипломатическое вмешательство иностранных государств с целью взыскания долгов с другого государства.
Возникновение данной доктрины было обусловлено необходимостью создания эффективных средств правовой защиты субъектов частного права. Иностранные государства применяли институты международного права для защиты интересов своих граждан на территории латиноамериканских государств, благодаря чему после того, как им было отказано в защите их прав судебных инстанциях, они приобретали дополнительное средство защиты — дипломатическую защиту. Использование институтов международного публичного права в частноправовых спорах воспринималось как нарушение суверенитета государства [1]. Крайне жесткие меры, применяемые при дипломатическом вмешательстве, как правило, не соответствовали ущербу, на возмещение которого были направлены. В некоторых государствах подобные действия заканчивались интервенцией и оккупацией [2]. Возможность осуществления дипломатического вмешательства в защиту интересов граждан иностранных государств было воспринято латиноамериканскими судами как нарушение принципа равноправия, так как принцип экстерриториальности не поддерживался на государственном уровне.
Поскольку меры дипломатического вмешательства являются международно-правовыми, государства латиноамериканского региона ввели Доктрину Кальво, чтобы исключить применение институтов дипломатической защиты. Будучи основанной на принципе равноправия государств, доктрина Кальво провозглашает невозможность установления каких-либо правовых привилегий для иностранцев по отношению к гражданам государства пребывания.
Масштабы ответственности такого государства перед иностранными гражданами не должны превышать пределы ответственности государства перед собственными гражданами.
Несмотря на то, что данная доктрина не была воспринята национальными законодательными системами европейских государств и США, она довольно широко была отражена в международных договорах[3] между странами Латинской Америки. Таким образом, универсальные источники международного права не подверглись радикальным изменениям, однако вклад Доктрины Кальво в эволюцию правовых систем государств Латинской Америки очевиден.
Последние десятилетия XX века в Латинской Америке были периодом либерализации экономики, которая коснулось и внешней торговли. Меры национальной политики, более не связанные с привычными экспроприациями и национализациями [4], выражали стремление государств привлечь инвестиции и создать благоприятный климат для возникновения свободной конкуренции. Приток инвестиций не только спровоцировал реформы в области административного права, но и указал на необходимость изменений в области гражданского процессуального права.
Однако наиболее общепризнанным способом разрешения коммерческого спора всегда являлся арбитражный процесс, и идея неприменения политических средств в таких спорах также нашла поддержку в латиноамериканском регионе. Законодательные изменения были произведены в тринадцати государствах в период с 1993 по 2002 гг.
Значительность этих изменений наилучшим образом можно проиллюстрировать на примере Республики Чили, поскольку они характерны для большинства стран региона. Законодательство Республики Чили изменилось в начале XXI в., в ходе роста инвестиций, и это произошло впервые с 1875 г. Для разрешения экономических внутригосударственных споров эти изменения были эффективны, однако в новых инвестиционных условиях они оказались недостаточными [5].
Сейчас основные нормотворческие усилия законодательных органов Чили направлены на либерализацию инвестиционного режима и институциональных условий. Это касается и средств урегулирования споров. К нормотворческой деятельности привлекаются не только национальные специалисты, но и специалисты международных арбитражных организаций (ICDR AAA, AMCHAM).
Фактически признав международный арбитраж как самостоятельный способ урегулирования правовых споров, латиноамериканские государства продемонстрировали отступление и отказ от Доктрины Кальво и принятие условий экономической глобализации.
Помимо либерализации внутригосударственного законодательства важным направлением в странах Латинской Америки стало подписание ряда конвенций в сфере международного коммерческого арбитража и создание соответствующих международных организаций. Так, в 1990-е годы Республика Чили присоединилась к важнейшим в данной сфере конвенциям: Нью-Йоркской Конвенции 1958 года о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений; Конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и гражданами других государств (МЦУИС); Североамериканскому соглашению о свободной торговле (НАФТА); Панамской конвенции о международном коммерческом арбитраже 1975 года. Был также заключен ряд двусторонних инвестиционных договоров, подразумевающих защиту интересов инвесторов в арбитражных организациях.
Вопрос юрисдикции международных арбитражных судов, несмотря на очевидный прогресс в отрасли, до сих пор имеет крайне важное значение. В некоторых случаях суды вмешиваются в арбитражный процесс либо препятствуют исполнению таких решений, в том числе ссылаясь на “противоречие публичному правопорядку” [6]. Вопрос признания юрисдикции арбитража почти всегда возникает в процессе исполнения или отмены его решений. Пересмотр решений арбитража, как правило, невозможен, однако внутреннее законодательство иногда содержит условия для аннулирования таких решений даже в случае договоренности сторон о невозможности их пересмотра. Возможность обжалования решений арбитража может также содержаться в арбитражной оговорке или арбитражном соглашении.
Как правило, решения отменяются по следующим основаниям:
— нарушение, связанное с соблюдением процессуальных сроков;
— существенные процессуальные нарушения;
— рассмотрение арбитражем вопросов, не переданных ему на рассмотрение;
— нарушения, связанные с соблюдением формы процесса.
Если обратить внимание на последнее из указанных оснований, то становится очевидным, что соблюдению формы юридических процедур в Латинской Америке придаётся особое значение. Несоблюдение установленных процедур может негативно повлиять на исполнение вынесенного решения. Таким образом, в большинстве случаев рекомендуется передавать спор на рассмотрение институциональным арбитражам, давно рассматривающим споры в этом регионе [7] и являющимся наиболее авторитетными и надежными.
Выбор институционального арбитража определяется: повышенной сложностью дела; отсутствием продолжительных стабильных деловых отношений между участниками процесса; высокой ценой иска.
К арбитражу ad hoc обычно прибегают в случае простоты спора; высокого уровня доверия между его участниками; относительно низкой цены иска.
Выбора применимого права в настоящий период инвестиционной активности в регионе представляется важным для сторон спора. Так как значительный объём контрактов заключается с компаниями США и Великобритании, для чилийских компаний рассмотрение споров в государствах с прецедентным правом создает дополнительные сложности. Выражается это не только в найме представителей, работающих в системе выбранного сторонами права, но и в составлении договоров, разработке сопроводительной документации, приемлемой не только для отчетности в государстве происхождения инвестиций, но и для возможного арбитражного процесса, дабы решение не могло быть отменено на основании применения недопустимых для чилийских судов доказательств.
Важно также учитывать требования к договору как континентальной, так и англо-американской системы права. Для инвестора не всегда выгодно настаивать на применении его национального права, поскольку стратегические предприятия энергетической, ресурсодобывающей, транспортной отраслей, компании с государственным участием либо получающие государственные заказы (иными словами, компании, которые в своей деятельности преследуют не только частный, но и в определенной степени публичный интерес, например, со стороны государства) из протекционистских соображений настаивают на включении в оговорку их права как применимого. Инвесторы, как правило, не заинтересованы в агрессивном отстаивании своих интересов по этому вопросу, поскольку подобные привлекательные проекты означают повышенную конкуренцию среди них. В качестве основного инструмента иностранные компании-инвесторы при заключении контрактов выбирают определенные преференции в предоставлении инвестиций с целью гарантировать себе участие в интересующих их проектах. Таким образом, в случае вступления таких компаний в договорные отношения с местными монополистами с достаточной степенью вероятности можно прогнозировать судьбу арбитражной оговорки в частности применимого права (предполагается, что оно будет национальным для рассматриваемого региона).
Подобное внимание к интересам латиноамериканских компаний влечет за собой снижение привычной для местного бизнеса агрессии к европейскому и североамериканскому корпоративному сектору и ставит участников договоров в равное положение, что позволяет прибегать к арбитражным процедурам как к менее формальным и работающим в атмосфере делового общения, а не идеологического, т. е. с минимальным политическим вмешательством в инвестиционные споры.
Агрессия североамериканских и европейских государств против стран Латинской Америки в конце XIX – начале XX вв. спровоцировала очевидную реакцию государств региона — была выработана радикальная доктрина, доминировавшая около 100 лет. Появление зарубежного бизнеса в регионе свидетельствовало о наступлении нового интеграционного этапа в развитии международных коммерческих отношений. Иностранные инвесторы стали рассматриваться не как агрессоры, а как бизнес-партнеры, к которым при разрешении возможных конфликтов выгодно применять меры, основанные на паритетных началах.
Таким образом, политическое воздействие государств Северной Америки и Европы на институты национального законодательства стран Латинской Америки не поддается однозначной оценке. С одной стороны, чрезмерное вмешательство США и других стран в вопросы национальной юрисдикции в XIX веке привело к установлению в рассматриваемом регионе протекционистской Доктрины Кальво. Однако вследствие наметившихся в конце XX – начале XXI вв. процессов интеграции и глобализации в Латинской Америке возникла необходимость создания климата наибольшего благоприятствования международным коммерческим отношениям. Это повлекло за собой активное развитие местного бизнеса (во многом за счет иностранных инвестиций) и арбитража как средства разрешения споров, в том числе и инвестиционных. Именно эти два процесса — международная интеграция и глобализация — в большей степени повлияли на арбитражное разбирательство в Латинской Америке.

1. Rodrigo Alperi “ Bilateral agreements and foreign investment in Latin America. Chile: a case study” Queen’s University, Kingston, Ontario, Canada — 1998. p.19
2. Там же
3. Rodrigo Alperi “ Bilateral agreements and foreign investment in Latin America. Chile: a case study” Queen’s University, Kingston, Ontario, Canada — 1998. p. 20
4. Rodrigo Alperi “ Bilateral agreements and foreign investment in Latin America. Chile: a case study” Queen’s University, Kingston, Ontario, Canada — 1998. p. 74
5. Breakthrough for International Commercial Arbitration in Chile. Biggs, Gonzalo Dispute Resolution Journal; February/April 2004, Vol. 59 Issue 1
6. International arbitration: practical considerations with a Latin American focus
Author(s): Daniel E. Gonzalez, George F. Hritz, Richard C. Lorenzo and Marcos Rios
Source: Journal of Structured and Project Finance. 9.1 (Spring 2003)
7. International arbitration: practical considerations with a Latin American focus
Author(s): Daniel E. Gonzalez, George F. Hritz, Richard C. Lorenzo and Marcos Rios
Source: Journal of Structured and Project Finance. 9.1 (Spring 2003)

Автор: RUDN 25.08.2013 Комментариев: 0 Просмотров: 1584
Возможно вам будет интересно
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по:
 
  • Комментариев пока нет
Рейтинг
1 голоса
Поделитесь постом с друзьями
Реклама
Оценки
Понравилось
Пусто
Реклама
Реклама



Научная сеть Современное право © Юридический портал
Контакты: Написать. телефон: +7(916) 665-60-60 (с 10 до 17 часов).
Внимание! При копировании материалов обязательно оставляйте ссылку на источник или обратитесь к администрации