Посмотреть сообщение

Уголовно-правовая характеристика преступлений, посягающих на общественные отношения в сфере природной и техногенной безопасности

В Российской Федерации ежегодно возникает более тысячи чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, в результате которых количество пострадавших исчисляется десятками тысяч человек, а материальный ущерб составляет миллиарды рублей. Анализ причин данных явлений показывает, что во многом они обусловлены противоправным поведением людей, выступающих субъектами общественных отношений по обеспечению природной и техногенной безопасности. В связи с чем представляется необходимым дать юридическую характеристику преступлениям, совершаемым в данной сфере, к числу которых по нашему мнению, относятся деяния, предусмотренные статьями 143, 168, 215, 216, 217, 217-1, 218, 219 и 269 УК РФ.
Видовым объектом рассматриваемых преступлений являются общественные отношения в сфере обеспечения природной и техногенной безопасности, которые в свою очередь являются разновидностью отношений по обеспечению общественной безопасности. При этом мы полагаем, что под природной и техногенной безопасностью следует понимать такое состояние реальной действительности, когда отсутствуют угрозы природного, и, соответственно, техногенного характера, способные причинить вред личности, имуществу и окружающей природной среде. В качестве основного непосредственного объекта указанных преступлений выступают отношения по обеспечению природной и техногенной безопасности в конкретных сферах, а дополнительным непосредственным объектом являются общественные отношения по обеспечению жизни и здоровья человека, охране собственности и окружающей среды. 
Анализ диспозиций указанных преступлений позволяет сделать вывод, что данные преступления совершаются путем нарушения соответствующих правил безопасности. Исходя из того, что традиционно под правилом понимается постановление или предписание, устанавливающее порядок чего-нибудь, мы полагаем, что нарушение правил представляет собой несоблюдение установленных правовых требований, определяющих порядок осуществления определенной деятельности. Таким образом, отличительной особенностью нарушения правил безопасности является то, что сущность деяния раскрывается через его формальный признак – противоправность. При этом внешняя форма выражения деяния не имеет значения. Нарушить правила безопасности можно как путем активных действий, бездействий, смешанного бездействия либо бездействия с элементами активного поведения. Юридическое значение имеет только сам факт не исполнения требований, содержащихся в правилах поведения [1, 7-8]. Как следствие, все преступления, связанные с нарушением правил безопасности, обладают специальной противоправностью, т.е. одновременно нарушают два уровня нормативных требований: уголовно-правовых и специально-отраслевых. 
Говоря о последствиях преступлений против природной и техногенной безопасности, следует обратить внимание на то обстоятельство, что в доктрине уголовного права нет однозначного мнения о том, какие общественно опасные изменения происходят в окружающей действительности в случае нарушения отношений по обеспечению безопасности. Так, говоря о последствиях преступлений против общественной безопасности, ученые часто относят к таковым смерть, телес¬ные повреждения, материальный ущерб [2, 16,18; 3, 491; 4, 386,390,333], т.е. отождествляют послед¬ствия данных преступлений с последствиями преступлений против лич¬ности и против собственности. Ряд авторов полагает, что преступления против общественной безопасности причиняют вред неопределенно большому кругу общественных отношений, и посягают не на один, а на несколько объектов [5, 703]. Другие же сходятся во мнении, что преступления против общественной безопасности причиняют вред безопасным условиям жизни общества [6, 5]. 
В данном вопросе мы солидарны с мнением В.С. Комиссарова, который полагает, что при совершении преступлений против общественной безопасности вред, в первую очередь, причиняется именно отношениям безопасности. Следовательно, нарушение отношений общественной безопасности влечет к нарушению самого состояния безопасности в результате возникновения соответствующих угроз. Иными словами, ситуация до момента совершения общественно опасного деяния была безопасной, но после совершенного деяния перестает быть безопасной, а напротив, становится общественно опасной. Таким образом, следует согласиться с мнением В.В. Лукьянова и С.П. Ломтева, которые полагают, что результатом нарушения отношений общественной безопасности является общественно опасная обстановка, заключающая в себе реальную угрозу причинения вреда охраняемым законом интересам силами, высвободившимися из под контроля человека [7, 29; 8]. 
Под общественно опасной обстановкой, по нашему мнению, следует понимать такое состояние реальной действительности, когда в ней присутствуют угрозы, способные причинить вред личности, имуществу и окружающей природной среде. Исходя из сказанного, можно выделить основные характеристики общественно опасной обстановки. Во-первых, любая общественно опасная обстановка характеризуется наличием сил, вышедших из под контроля человека, и получивших излишнюю степень свободы. Данное обстоятельство определяет качественную составляющую общественно опасной обстановки. Во-вторых, данные силы способны по своим характеристикам причинить вред личности, собственности и окружающей среде. Способность сил причинить вред является характеристикой количественной, поскольку она может изменяться в зависимости от определенных обстоятельств. Например, способность сил причинить вред охраняемым законом интересам может изменяться в зависимость от самой характеристики силы (взрывная волна), либо от внешних условий, в которых возникла данная сила (взрыв в городе или пожар в лесу).
Отношения по обеспечению общественной безопасности включают в себя широкий круг разнообразных по своему характеру общественных отношений. Из этого можно сделать вывод, что последствия нарушений данных отношений будут существенно отличаться друг от друга. Так например, В.В. Лукьянов предлагает называть опасную обстановку, вызванную потерей контроля за функционированием техники, аварийной [7, 29]. По нашему мнению использование термина «авария» в данном случае является неуместным, поскольку в нормативных актах отсутствует единство в понимании данного термина [9; 10; 11]. В связи с чем, нам представляется более оправданным разделение общественно опасной обстановки на виды в зависимости от характера возникающих угроз, и выделение опасной ситуации техногенного, природного и социального характера. Однако само по себе создание общественно опасной обстановки (за исключением ч. 1 ст. 215 и ч. 1 ст. 217 УК РФ) не является основанием уголовной ответственности. В большинстве случаев необходимо, чтобы нарушение правил привело к причинению реального вреда охраняемым законом интересам. В качестве обязательного дополнительного последствия рассматриваемых преступлений закон называет причинение тяжкого вреда здоровью, смерти одного человека или нескольких лиц, крупный ущерб, радиационное заражение местности. Данный признак объективной стороны непосредственно влияет на квалификацию содеянного.
Характерной особенностью рассматриваемых преступлений является то обстоятельство, что характер причиняемого ими вреда определяется не столько степенью нравственной испорченности личности, сколько сферой деятельности субъекта, характером используемых им орудий и средств, ситуацией в которой совершается преступление [12, 8-9], т.е. факторами, относящимися к факультативным признакам объективной стороны преступления.
Местом совершения рассматриваемых преступлений, как правило, являются техногенные объекты, представляющие повышенную опасность, к их числу относятся радиоактивные, пожаровзрывоопасные, химические, горные, строительные объекты, гидротехнические сооружения. В связи с этим обстановка в которой совершаются данные преступления всегда характеризуется потенциальной общественной опасностью. В качестве орудий и средств преступлений в сфере природной и техногенной безопасности могут выступать любые объекты материального мира, применяемые в процессе осуществления деятельности в рассматриваемой сфере. Способ совершения рассматриваемых преступлений всегда связан с нарушением правил безопасности, которое сводятся к невыполнению действий, которые необходимо было осуществить (проветрить помещение), либо к выполнению запрещенных действий (курение в шахте). 
Специфика общественных отношений, выступающих в качестве объекта преступлений против техногенной безопасности, формирует отличительные черты субъекта данных преступлений. Во-первых, воздействовать на общественные отношения по обеспечению общественной безопасности может только лицо, включенное в данную систему отношений. В специальные системы отношений лицо может включаться только нормативным способом, только в этом случае субъект наделяется соответствующими полномочиями. Именно данное обстоятельство, по мнению М.С. Гринберга, предоставляет им возможность воздействовать на общественные отношения, которые «закрыты» для аналогичного воздействия со стороны прочих лиц [13, 121]. Воздействие на данные отношения извне, т.е. лицом, не включенным в данную систему отношений, исключает возможность классификации содеянного как преступления против техногенной безопасности. По данному поводу Пленум Верховного Суда РФ занимает однозначную позицию, которая заключается в том, что в случае если нарушение правил (охраны труда, либо ведения горных, строительных или иных опасных работ) допущено лицом, не наделенным соответствующими полномочиями, и повлекло последствия, перечисленные в этой статье, содеянное должно рассматриваться как преступление против личности, независимо от того, имеет ли потерпевший отношение к данному производству или нет [14].
Во-вторых, данные общественные отношения предъявляют дополнительные требования к свойствам субъекта. По данному поводу В.В. Устименко справедливо отмечет, что своеобразие общественных отношений, в которые включена личность, обусловливает своеобразие социальных признаков, так как определенный тип общественных отношений формирует соответствующего ему субъекта» [15, 104]. Мы солидарны с мнением ученых, которые полагают, что к специальным признакам субъекта преступления следует отнести: наделение лица специальными обязанностями; наличие у него специальной подготовки; состояние здоровья лица; специальную пригодность [16, 12-13].
Таким образом, в рассматриваемых нами преступлениях субъект, как правило, является специальным. Исключением является лишь деяние, предусмотренное ст. 168 УК РФ, поскольку обязанность по соблюдению мер предосторожности при обращении с огнем и иными источниками повышенной опасности в равной степени возложена на всех граждан, следовательно, субъект данного преступления не является специальным.
Субъективная сторона преступлений против природной и техногенной безопасности всегда характеризуется неосторожной формой вины. Умысел в отношении последствий свидетельствует о совершении иного преступления, например против личности. Данный вывод подтверждается судебной практикой. Так, в п. 4 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ сказано, что в случае, когда умысел виновного был направлен на достижение преступного результата, а способом реализации такого умысла явилось нарушение правил охраны труда и безопасности работ, содеянное надлежит квалифицировать по соответствующей статье УК, предусматривающей ответственность за совершение умышленного преступления. Если же виновный путем нарушения указанных правил преследовал цель причинить одни последствия, а отношение его к наступлению других последствий выступало в форме неосторожной вины, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, совершенных умышленно и по неосторожности [14].
В преступлениях против природной и техногенной безопасности, как и во всех неосторожных преступлениях, факультативные признаки субъективной стороны не влияют на квалификацию содеянного, однако их необходимо учитывать при назначении справедливого наказания.
Говоря о мотивах рассматриваемых преступлений, следует отметить, что одни авторы отрицают значение мотивов в неосторожных преступлениях, другие применительно к неосторожным преступлениям считают возможным говорить не о мотивах преступления, а о мотиве поведения, приведшего к преступлению [17, 48]. Установление мотивов неосторожных преступлений помогает понять причины данных преступлений, личность преступника, его антисоциальную направленность, позволяет индивидуализировать ответственность и наказание. К нарушению правил безопасности субъект, как правило, побуждают мотивы производственного характера (стремление повысить производительность труда, скорость выполнения поставленной задачи за счет сокращения затрат времени и энергии на осуществление мероприятий по обеспечению безопасного функционирования специальной техники; желание облегчить труд подчиненных работников не загружая их дополнительными работами по обеспечению безопасных и безвредных условий труда, выполнения стоящих перед ними задач; «ложное» чувство бережливости к специальной технике и оборудованию выражающееся в приоритете ручного труда или использовании менее ценной, более старой техники и оборудования) и личностного характера (корысть, карьеризм, трусливость, лень, эгоизм, любопытство, забывчивость, самодурство). В целом, мотивы рассматриваемых преступлений могут быть и антиобщественными, и социально положительными, и социально нейтральными (что, разумеется, не меняет отрицательной оценки поступка в целом).
Цели, нарушения правил природной и техногенной безопасности должны устанавливаться во всех случаях совершения преступлений. При преступном легкомыслии цель не охватывает преступного последствия, так как лицо уверено, что оно не наступит. Целью в некоторых случаях легкомыслия служит предотвращение возможного преступного последствия. При преступной небрежности преступное последствие не осознается лицом и, следовательно, не может участвовать в целеполагании, но сами деяния не только мотивированны, но и целенаправленны.
Эмоциональный компонент представляет собой необходимый элемент каждого человеческого действия, в том числе и неосторожного преступления. В некоторых случаях именно эмоции могут дезорганизовать поведение человека и привести к неосторожному причинению вреда общественным интересам. Так, выходя из под контроля сознания, эмоции оказывают сильное воздействие на поведение человека, его настроение, мышление, не редко препятствуя выполнению его профессиональных обязанностей. Воздействие эмоциональной напряженности на сознание человека чревато ошибками в профессиональной деятельности, обусловленными свертыванием процесса познания и, как следствие этого, субъективизацей, односторонним подходом к принятию решений.
В неосторожном преступлении, в том числе и в сфере природной и техногенной безопасности, эмоции играют различную роль. Во-первых, эмоции могут представлять собой тот фон, на котором протекают интеллектуальные и волевые процессы, влиять на них и этим оказывать влияние на совершение преступления. Например, субъект уделяет особое внимание одному объекту и ослабляет внимание к другим и поэтому причиняет им вред. Во-вторых, эмоции могут принимать форму аффектов и стрессов и порождать поведение, неадекватное ситуации [12, 40].
Изложенное позволяет сформулировать понятие преступления в сфере природной и техногенной безопасности, под которым следует понимать неосторожное деяние, предусмотренное особенной частью Уголовного кодекса РФ, посягающее на общественные отношения в сфере обеспечения природной и техногенной безопасности путем неисполнения специальных правил поведения, лицом, на которое была возложена обязанность их соблюдать, повлекшие причинение тяжкого вреда здоровью, смерти одного человека или нескольких лиц, крупный ущерб либо радиационное заражение местности.
Анализ объективных и субъективных признаков преступлений в сфере защиты личности и общества от угроз природного и техногенного характера, показывает, что законодательство в данной сфере далеко от совершенства. В частности, по нашему мнению, не все опасные для природной и техногенной безопасности деяния получили соответствующую уголовно-правовую оценку. Так, в настоящее время в случае нарушения правил промышленной безопасности на химически опасном объекте, если это привело к возникновению непосредственной угрозы жизни или здоровью людей, лицо будет нести ответственность по ч. 3 ст. 9.1. КоАП РФ. Таким образом, в правоприменительной практике складывается коллизия, если угроза для жизни людей возникла в результате нарушения правил безопасности на объекте атомной энергетике (ч. 1 ст. 215 УК РФ) либо на взрывоопасном объекте (ч. 1 ст. 217 УК РФ), содеянное является преступлением и наказывается лишением свободы на срок до 2 лет, а если на промышленном объекте, то административным правонарушением и наказывается штрафом в размере до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацией на срок до двух лет.
Кроме того отсутствие норм, предусматривающих уголовную ответственность за нарушение правил техногенной безопасности приводит к неправильной квалификации содеянного и необоснованной конкуренции уголовно-правовых норм. В случае если нарушение правил промышленной безопасности на опасном производственном объекте привело к причинению вреда охраняемым уголовным законом отношениям, содеянное будет квалифицироваться в зависимости от наступивших последствий без учета характера тех общественных отношений, которые непосредственно были нарушены в результате неисполнения либо ненадлежащего исполнения правил безопасности. В рассматриваемом примере лицо может быть привлечено к ответственности за причинение смерти (ст. 109 УК РФ), тяжкого вреда здоровью (т. 118 УК РФ) уничтожение или повреждение имущества (ст. 168 УК РФ) по неосторожности, нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ), экологическое преступление. Таким образом, содеянное будет квалифицироваться как преступление против личности, собственности, конституционных прав граждан, окружающей природной среды, но не как преступление против техногенной безопасности, несмотря на то, что непосредственным объектом данного преступления будут отношения именно в сфере обеспечения техногенной безопасности.
Исходя из вышеизложенного, мы полагаем, что в настоящее время возможности уголовного права в сфере обеспечения природной и техногенной безопасности используются не в полной мере, в результате чего в некоторых сферах наблюдается серьезная потребность в уголовно-правовом регулировании. В частности, к ним можно отнести промышленную безопасность, безопасность гидротехнических сооружений, природную безопасность. Устранение данного пробела позволит воздействовать на участников общественных отношений в рассматриваемой сфере на более ранних стадиях преступного поведения, что можно рассматривать в качестве эффективной меры превентивного характера. 

Литература:


1. Тер-Акопов А.А. Ответственность за нарушение специальных правил поведения. М., 1994. 
2. Матышевский П.С. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. М., Изд. «Юридическая литература», 1964. 
3. Уголовное право. Часть Особенная. М., Изд. «Юридическая литература», 1968.
4. Советское уголовное право. Особенная часть. Изд. МГУ, 1971. 
5. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2010. 
6. Чучаев А.И., Грачева Ю.В., Задоян А.А. Преступления против общественной безопасности: учебно-практическое пособие. М.: Проспект, 2010 . 
7. Лукьянов В.В. Технический прогресс и уголовное законодательство // Российская юстиция, 1999. № 10. 
8. Ломтев С.П. Законодательство и судебная практика по делам, связанным с использование транспортных средств: Учебно-практическое пособие. М., 1992.
9. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" // Собрании законодательства Российской Федерации от 28 июля 1997 г. № 30, ст. 3588. 
10. Федеральный закон от 9 января 1996 г. № 3-ФЗ "О радиационной безопасности населения" // Собрании законодательства Российской Федерации от 15 января 1996 г. № 3 ст. 14.; 
11. Государственный стандарт РФ ГОСТ Р 22.0.05-94 "Безопасность в чрезвычайных ситуациях. Техногенные чрезвычайные ситуации. Термины и определения" (принят постановлением Госстандарта РФ от 26 декабря 1994 г. № 362).
12. Дагель П. С. Неосторожность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. - М. : Юрид. лит., 1977. 
13. Гринберг М.С. Преступления против общественной безопасности. Свердловск: Изд-во Свердловского ун-та, 1974. 
14. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.1991 № 1 «О судебной практике по делам нарушении правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.1993 № 11, от 25.10.1996 № 10, от 06.02.2007 № 7) // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 - 1993", М. "Юридическая литература", 1994.
15. Устименко В.В. Специальный субъект преступления. Харьков: Выща школа, 1989. 
16. Непомнящая Т.В. Уголовная ответственность за профессиональную неосторожность: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 1995. 
17. Филановский И.Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению. Л., 1970. 

Уголовная политика России на современном этапе: 
состояние, тенденции и перспективы: сборник статей. 
М.: Академия управления МВД России, 2012. С. 148-157
Автор: Александр 25.08.2013 Комментариев: 0 Просмотров: 1868
Возможно вам будет интересно
Комментарии
Сортировка: 
Показывать по:
 
  • Комментариев пока нет
Рейтинг
1 голоса
Поделитесь постом с друзьями
Информация о сообщении
25.08.2013 (1199 дней назад)
Реклама
Оценки
Понравилось
Пусто
Реклама
Реклама



Научная сеть Современное право © Юридический портал
Контакты: Написать. телефон: +7(916) 665-60-60 (с 10 до 17 часов).
Внимание! При копировании материалов обязательно оставляйте ссылку на источник или обратитесь к администрации