УДК 347.9

Страницы в журнале: 88-93

 

Ц.А. Шамликашвили,

профессор, зав. кафедрой медиации в социальной сфере  Московского городского психолого-педагогического университета, Президент Национальной организации медиаторов, научный руководитель Федерального института медиации и Научно-методического центра медиации и права, председатель подкомиссии по альтернативному разрешению споров и медиации  Ассоциации юристов России, основатель, издатель, главный редактор журнала «Медиация и право. Посредничество и примирение» Россия, Москва office@mediacia.com

Е.В. Кабанова,

магистр юриспруденции, ведущий специалист Федерального института медиации Россия, Москва kabanova@fedim.ru

С.Л. Тюльканов,

научный консультант Федерального института медиации, преподаватель кафедры медиации в социальной сфере факультета юридической психологии Московского городского психолого-педагогического университета Россия, Москва tyulkanov@mediacia.com

 

Анализируется состояние альтернативного способа разрешения споров с точки зрения регулирования, а также целого института, требующего единообразия терминов. Для России сейчас актуальной задачей является развитие  культуры дружественного урегулирования споров,  менталитета ответственного сотрудничества в обществе. Важно наделить спорящие стороны осознанием собственной ответственности, способствовать заинтересованности сторон в активном участии в процессе принятия решений.

Ключевые слова: альтернативный  способ разрешения споров, медиация, примирительные процедуры, третейский суд.

 

В  современном мире последние четверть века активно развиваются альтернативные способы разрешения споров. Причинами этого являются прежде всего стремительные социально-экономические изменения, глобализация, движущийся нарастающими темпами процесс миграции. Столь динамичное развитие альтернативных способов разрешения споров, распространение и востребованность, в частности медиации, рассматривается как ответ на вызовы современной общественно-экономической эволюции. Недаром в последние годы все чаще аббревиатуру АРС расшифровывают как «адекватные способы разрешения споров».

В целом Россия не оставалась в стороне от общемировых тенденций в этой сфере, тем более что испокон веков традиционно широко применялись такие формы разрешения споров, как третейское разбирательство, с XIX века — мировые суды, в XX веке — такие подходы, как претензионный порядок, разного рода примирительные и согласительные комиссии. Вместе с тем как таковой системы альтернативного разрешения споров до последнего времени не было. Начало современного этапа системного развития АРС в Российской Федерации можно отнести к началу 2000-х годов. Мы предприняли попытку проанализировать нынешнее состояние АРС в российском законодательстве не только с точки зрения регулирования, но и как целого института, требующего устоявшегося понятийного аппарата, ясности и единообразия терминов. До сегодняшнего дня понятие «альтернативное разрешение споров» в российском законодательстве не раскрыто. Хотя периодически можно встретить использование этого термина в российских нормативных правовых актах и в официальных письмах [7; 10; 15; 18].

Термин «АРС» описывает различные институты и не определяет конкретного социального института. Экспертные оценки как в России, так и за рубежом [2, с. 6; 3, с. 2—4; 4, с. 23; 5, с. 29; 16; 17] свидетельствуют о том, что единые и обязательные признаки АРС четко не определены. У каждого эксперта свое видение перечня адекватных способов разрешения споров, но наблюдается единственный устойчивый критерий: «альтернативность» судебному разбирательству. Суд рассматривается в общей системе возможных стратегий разрешения конфликта, но не как единственный способ, обеспечивающий доступ к справедливому урегулированию спора. При этом роль суда как гаранта правосудия и справедливости незыблема.

Система АРС находится в постоянном развитии, что особенно характерно для стран англосаксонской системы права, где насчитывается несколько десятков различных процедур, причисляемых к альтернативным. Но среди АРС есть такие процедуры как, например, арбитраж (третейское разбирательство), медиация, которые сегодня нашли применение в большинстве юрисдикций как на национальном уровне, так и в качестве трансграничных.

В 2010 году и в Российской Федерации было принято законодательство о медиации: федеральные законы от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее — Закон № 193-ФЗ);  № 194-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)”» (далее — Закон № 194-ФЗ). В Законе № 193-ФЗ медиация определяется как альтернативная процедура урегулирования споров. Но само понятие альтернативного урегулирования споров не раскрывается, не дается его четкого определения. В 2013 году в результате внесения поправок в Гражданский кодекс РФ определение также не появилось. Таким образом, понятие АРС в российском праве не раскрыто.

Несмотря на отсутствие определения АРС в российском законодательстве, можно выделить целый ряд альтернативных способов/процедур разрешения споров, таких как: медиация, примирительные процедуры, посредничество, комиссии по трудовым спорам, претензионный порядок урегулирования споров, досудебное урегулирование налоговых споров, третейский суд, международный коммерческий арбитраж, омбудсмен, в той или иной степени представленных в современном российском законодательстве.

При этом лишь третейское разбирательство имело до последнего времени четкую правовую основу, и с 2010 года медиация институционализирована как один из альтернативных способов разрешения споров благодаря вступлению в силу Законов № 193-ФЗ и № 194-ФЗ. Все остальные формы альтернативного урегулирования чаще всего не имеют ни содержательной, ни процедурной определенности, а некоторые, например, мировые соглашения, нередко рядом экспертов относятся к процедурам, в то время как являются лишь результатом, итоговым документом. Такая неопределенность приводит к размыванию преимуществ того или иного способа реагирования на конфликт, формированию искаженного представления о сути и возможностях различных способов АРС в обществе, препятствуя их распространению, развитию культуры досудебного применения подходов к разрешению споров, ориентированных на нужды и потребности самих сторон, таких как, например, медиация.

В соответствии с Законом № 193-ФЗ процедура медиации применима к спорам, касающимся гражданских (в том числе осуществление экономической и предпринимательской деятельности), трудовых и семейных правоотношений. Однако Закон № 193-ФЗ ограничивает применение медиации при разрешении коллективных трудовых споров. В то же время в коллективных трудовых спорах предусмотрены примирительные процедуры.

Употребление примирительных процедур в нормативных актах часто несет разную смысловую нагрузку, вследствие чего возникает некая юридическая неопределенность. Так, примирительные процедуры употребляются как отдельное понятие в контексте разрешения коллективного трудового спора в целях его разрешения примирительной комиссией с участием посредника и/или в трудовом арбитраже. Если с помощью примирительной комиссии стороны спора не достигли соглашения и составили протокол разногласий, они могут пригласить посредника.

Интересно то, что примирительная процедура с участием посредника по определению и своим принципам во многом схожа с процедурой медиации, хотя данные процедуры не являются идентичными. Крайне необходимо сначала идентифицировать, прояснить особенности различных процедур, определить, провести, где необходимо, дифференциацию и унификацию терминологии. Например, подвести правовое регулирование и терминологию примирительной процедуры с участием посредника для разрешения коллективных трудовых споров под регулирование процедуры медиации. Целесообразно нормы о посреднике привести в соответствие нормам Закона № 193-ФЗ.

В отношении индивидуальных трудовых споров применимо рассмотрение дела как в суде, так и комиссиями по трудовым спорам. На основании Закона № 193-ФЗ такие споры могут разрешаться и с помощью процедуры медиации, несмотря на то что Трудовой кодекс РФ не содержит упоминания о медиации. В отдельную категорию выносится понятие служебных споров в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Ввиду отсутствия в законе порядка рассмотрения служебного спора, а также регламента принятия решения комиссией по служебным спорам и его исполнения необходимо руководствоваться нормами трудового законодательства. При разрешении коллективных служебных споров необходимо также учитывать нормы ТК РФ в части, не противоречащей специальным нормам о гражданской службе.

Еще более узкая категория — «урегулирование служебных споров в органах внутренних дел» (Федеральный закон от 30.11.2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»). Единственной альтернативой суду в таких случаях в соответствии с действующими нормами является обращение к руководителю в письменной форме. В условиях, когда предпринимаются усилия по совершенствованию деятельности органов внутренних дел и есть регулируемая законодательством процедура медиации, способная помочь не только урегулировать служебный спор, но и выявить системные проблемы ведомства, не нанося ущерба ни его репутации, ни репутации самих сотрудников, независимо от их чина и ранга, применение медиации должно быть включено в арсенал возможных способов реагирования на подобные конфликты.

В российском законодательстве при примирении сторон часто используется термин «мировое соглашение». В данном случае произошло смешение в одном понятии двух феноменов: процедуры разрешения спора и результата этой процедуры. В российском законодательстве термин «мировое соглашение» определен в Федеральном законе от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и упоминается в Методических рекомендациях по порядку взыскания исполнительского сбора (утв. Федеральной службой судебных приставов 23.12.2010 № 01-8). Но несмотря на упоминание, содержание процедуры никак не регламентировано, не понятно, как она должна происходить, в результате какого процесса, основанного на каких принципах, путем переговоров, медиации или другими процедурами разрешения споров, но установлены определенные требования к ее результату.

В сфере семейных отношений при рассмотрении дела о расторжении брака суд имеет право отложить разбирательство и назначить супругам максимум трехмесячный срок для примирения. В настоящее время в Семейном кодексе РФ и в Гражданском процессуальном кодексе РФ нет указаний, в какой форме суд может содействовать примирению супругов, и не содержится упоминаний о возможности или целесообразности применения медиации, несмотря на то что Закон № 193-ФЗ допускает применение процедуры медиации в семейных спорах. Следовательно, важно и целесообразно подготовить и внести изменения в соответствующие нормы СК РФ и ГПК РФ.

Примирительные процедуры или примирение предусмотрены в ряде случаев и в уголовной сфере. Согласно ст. 76 Уголовного кодекса РФ «лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред». Согласно ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса РФ уголовное дело может быть прекращено на основании заявления потерпевшего или его законного представителя, если правонарушитель примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред. АРС могут и должны применяться как способ реагирования на проступки, совершенные детьми и подростками.

Восстановительное правосудие, одним из инструментов которого является медиация, развивается в мире на протяжении последних десятилетий, находя все больше сторонников как в обществе, так и у представителей государственной власти. Институционализация медиации послужила импульсом к созданию условий для развития основ восстановительного подхода в нашей стране.

В соответствии с Национальной стратегией действий в интересах детей на 2012—2017 годы [10] распоряжением Правительства РФ от 30.07.2014 № 1430-р утверждена Концепция развития до 2017 года сети служб медиации для восстановительного правосудия в отношении детей, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность (далее — Концепция). Концепция направлена на внедрение инновационных для Российской̆ Федерации медиативно-восстановительных способов и механизмов предупреждения и разрешения конфликтов с участием детей и подростков, реагирования на правонарушения. Для достижения целей и задач Концепции и Национальной̆ стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 годы потребуется внесение изменений в законодательство Российской̆ Федерации, в том числе в уголовное законодательство, которое в настоящее время затрудняет применение медиативного инструментария и реализацию принципов восстановительного правосудия [6]. Данные меры направлены на создание дружественного к ребенку правосудия. Немаловажным является то, что появляются определения понятий «восстановительное правосудие» и «восстановительный подход». Кроме того, Концепция создает предпосылки для системной интеграции АРС в административное и уголовное право.

Возвращаясь к понятиям и терминам, можно без преувеличения говорить о том, что под примирением и примирительными процедурами понимаются совершенно разные процедуры, сами термины используются декларативно, не раскрывая суть и цели данных процедур. В целом в федеральных законах и нормативных актах нет системности и единства в использовании понятия «примирение».

Наряду с термином «примирение» российское законодательство использует также дефиницию согласительной процедуры или согласительной комиссии. В большинстве случаев определяется лишь порядок работы согласительной комиссии, механизм работы не прописывается [14].

Претензионный, досудебный порядок разрешения споров также можно отнести к альтернативным способам разрешения споров, так как он предшествует обращению в суд. Помимо термина «досудебное урегулирование споров» в законодательстве и нормативных актах встречается понятие внесудебного разрешения споров, однако его смысл остается неясным [8; 9; 11; 12]. Переход к использованию внесудебных процедур требует внедрения новых подходов прямого взаимодействия со сторонами, одним из которых является медиация. При этом стороны должны иметь возможность осуществлять информированный выбор в пользу обращения к традиционной судебной защите, традиционному, но альтернативному суду третейскому разбирательству, или, к примеру, к процедуре медиации, в которой их голос является решающим. Наиболее древней формой альтернативного разрешения споров множество ученых считают именно третейский суд (арбитраж) [1, с. 362]. Ключевой признак АРС — разрешение спора третьим по отношению к сторонам лицом — соблюден. Единого определения третейского суда в мире нет, так как существует ряд моделей организации и деятельности арбитражей. В российском законодательстве разделено понятие третейского суда в зависимости от характера рассматриваемого спора, достаточно подробно прописаны требования к деятельности третейских судов [13]. По сравнению с другими альтернативными способами разрешения споров регулирование в нашей стране в сфере третейского разбирательства является наиболее разработанным и систематизированным.

Проанализировав и обобщив наиболее значимые правовые акты, концепции, государственные программы, отраслевые стратегии можно сделать вывод, что в целом в правовом регулировании прослеживается тенденция, направленная на интеграцию и развитие альтернативных способов разрешения споров в различных сферах деятельности. В настоящее время действующее законодательство, подзаконные акты, нормативные документы фрагментарно, в зависимости от сферы правоотношений, регулируют применение тех или иных способов разрешения споров, которые можно отнести к альтернативным. Однако, по факту, в разных актах те или иные формы АРС либо используются в разных смыслах, либо повторяются, либо применяются как синонимы, либо являются альтернативными друг другу. У процедур разрешения споров не всегда четко прописаны определения, возможны разные трактовки терминов и сути процедур, сущность и принципы действия в целом, не всегда ясен механизм реализации способа разрешения спора.

Назрела потребность в формировании общих концептуальных подходов к правовому регулированию данной сферы и единых стандартов, необходима нормативная систематизация регулирования различных альтернативных способов разрешения споров. Для России как современного, строящегося на демократических принципах государства сегодня наиболее актуальной задачей является развитие культуры дружественного урегулирования споров, менталитета ответственного сотрудничества в обществе. Важно наделить спорящие стороны осознанием собственной ответственности за принятие решений, способствовать повышению заинтересованности сторон в активном участии в процессе принятия решений на основе их не декларативной, а реальной возможности влияния, самостоятельности и самоопределения при урегулировании споров. Современная медиация в континууме подходов к разрешению споров занимает обособленное место как способ разрешения споров, в котором главная роль и решающее слово принадлежит самим сторонам спора, что предполагает определенную степень готовности к ответственному поведению тех, кто в ней участвует. Ведь недаром уровень востребованности медиации рассматривается как индикатор зрелости общества. Сегодня российскому обществу властью предоставлена возможность проявить зрелость. Введение медиации в российское правовое поле является вехой не только в части распространения медиативной практики, но и с точки зрения придания импульса систематизации и развитию АРС в целом. Это первые, но необходимые шаги на пути к реальному, а не декларативному участию каждого сначала в решении индивидуальных проблем и впоследствии к активному и ответственному участию в жизни общества.

 

Список литературы

 

1.         Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России. М., 1999.

2.         Зайцев А.И., Захарьящева И.Ю., Балашова И.Н., Балашов А.Н. Альтернативное разрешение споров: учеб.-методич. комплекс. М., 2007.

3.         Зайцев А.И., Кузнецов Н.В., Савельева Т.А. Негосударственные процедуры урегулирования правовых споров. Саратов: СГАП, 2000.

4.         Зайцев, А.И., Мелихов В.М., Коробов О.А. и др. Негосударственные процедуры урегулирования споров: учеб.-методич. пособие. Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2005.

5.         Носырева Е.И. Альтернативное разрешение споров в США. М., 2005.

6.         Об утверждении Концепции федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013—2020 годы»: распоряжение Правительства РФ от 20.09.2012 № 1735-р.

7.         Об утверждении Стратегии развития финансового рынка Российской Федерации на период до 2020 года: распоряжение Правительства РФ от 29.12.2008 № 2043-р.

8.         Об электроэнергетике: федер. закон от 26.03.2003 № 35-ФЗ (ред. от 21.07.2014).

9.         О государственном регулировании цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке на территории Российской Федерации: постановление Правительства РФ от 29.12.2000 № 1021 (ред. от 19.06.2014).

10.       О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 годы: Указ Президента РФ от 01.06.2012 № 761.

11.       О Правилах рассмотрения в досудебном порядке споров, связанных с установлением и (или) применением регулируемых цен (тарифов): постановление Правительства РФ от 12.10.2007

№ 669 (ред. от 22.10.2012) (п. 28).

12.       О существенных условиях и порядке разрешения разногласий о праве заключения договоров в отношении объектов электросетевого хозяйства, входящих в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть: постановление Правительства РФ от 15.06.2009 № 492 (ред. от 22.10.2012).

13.       О третейских судах в Российской Федерации: федер. закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ (ред. от 21.11.2011).

14.       Регламент Общественной палаты РФ (принят на пленарном заседании Общественной палаты РФ 22.01.2006) (ред. от 26.06.2014). Ст. 13.

15.       Рекомендации Комитета Министров Совета Европы № Rec (2010)12 государствам-членам о судьях: независимость, эффективность и обязанности (принята Комитетом Министров 17.11.2010 на 1098-м заседании Комитета Министров) (п. 39).

16.       Севастьянов Г.В. Методы альтернативного разрешения коммерческих споров // Российская юстиция. 2001. № 6. С. 20—25.

17.       Севастьянов Г.В. Современные тенденции развития АРС в России // Развитие медиации в России: теория, практика, образование: сб. статей / под ред. Е.И. Носыревой, Д.Г. Фильченко. М.: Инфотропик Медиа; Берлин, 2012.

18.       Стратегия развития страховой деятельности в Российской Федерации до 2020 года: распоряжение Правительства РФ от 22.07.2013 № 1293-р (разделы 6 и 8).