С.Ю. ГУСАКОВ,

начальник отдела организации исполнительного производства

Управления ФССП России по Волгоградской области

 

Законодательство об исполнительном производстве Российской Федерации, регулирующее порядок принудительного исполнения судебных актов и актов иных уполномоченных органов, основано на принципе имущественной ответственности должника перед взыскателем по обязательствам, подтвержденным исполнительным документом.

При отсутствии у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, обязательство, даже подтвержденное вступившим в законную силу судебным актом, остается неисполненным, а нарушенные права взыскателя — не восстановленными.

Особую остроту указанное противоречие приобретает в рамках социально значимых исполнительных производств, и прежде всего о взыскании алиментных платежей на содержание несовершеннолетних детей. Не редки ситуации, когда в рамках исполнительного производства о взыскании алиментных платежей место нахождения должника и его имущества не представляется возможным установить, несмотря на проведение комплекса разыскных мероприятий.

Так, в 2016 году в территориальных органах ФССП России на исполнении находилось 111 719 дел по розыску должников по алиментным обязательствам, место нахождения которых установлено только в 55 760 случаях. В рамках 47 047 разыскных дел на 01.01.2017 место нахождения должников так и не было установлено.

Зачастую указанные лица находятся в розыске длительное время, разыскные дела прекращаются в связи с выполнением всех исполнительно-разыскных мероприятий, конечная цель — получение денежных средств на содержание несовершеннолетнего ребенка — не достигается.

Вместе с тем ситуация, в которой длительное отсутствие должника по алиментным обязательствам препятствует получению денежных средств на содержание несовершеннолетнего ребенка, может быть преодолена в рамках действующих на сегодняшний день правовых институтов. Для указанных случаев гражданским законодательством предусмотрен институт признания гражданина (в том числе должника по исполнительному производству) безвестно отсутствующим.

Согласно ст. 42 Гражданского кодекса РФ гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания. При этом последствия признания лица безвестно отсутствующим определяются соответствующим законодательством.

Для целей обеспечения несовершеннолетнего ребенка необходимыми денежными средствами интерес представляют прежде всего положения законодательства о социальном обеспечении, которое связывает с указанным юридическим фактом возникновение права на установленные государством меры поддержки.

Так, ст. 10 Федерального закона от 28.12.2013 № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» предусмотрено, что право на страховую пенсию по случаю потери кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи умершего кормильца, состоявшие на его иждивении. К нетрудоспособным членам семьи в силу положений статей 2, 54, 80 Семейного кодекса РФ относятся и несовершеннолетние дети, которых родители обязаны содержать до достижения ими 18-летнего возраста. При этом семья безвестно отсутствующего кормильца приравнивается к семье умершего кормильца, если безвестное отсутствие кормильца удостоверено в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, т. е. вступившим в законную силу судебным актом.

Для отдельных категорий граждан федеральным законодательством предусмотрены и иные (кроме названной) меры материальной поддержки в связи с признанием гражданина безвестно отсутствующим (например, ст. 2 Федерального закона от 30.12.2012 № 283-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Законодательство ряда субъектов Российской Федерации о социальном обеспечении также предусматривает отдельные меры материальной поддержки. Например, ст. 13 Социального кодекса Волгоградской области от 31.12.2015 № 246-ОД предусматривает выплату ежемесячного пособия на ребенка одинокого родителя, мать которого признана безвестно отсутствующей.

Таким образом, признание должника, обязанного по исполнительному производству уплачивать алиментные платежи на содержание несовершеннолетнего ребенка, безвестно отсутствующим влечет за собой возникновение у указанного ребенка права на получение пенсии по потере кормильца, а также иных установленных федеральным и региональным законодательством выплат.

Конституционный Суд РФ в определении от 22.03.2011 № 299-О-О отметил, что правовое регулирование в таких случаях направлено на обеспечение социальной защиты указанных лиц, гарантирует назначение им  пенсии по случаю потери кормильца на тех же условиях и в тех же размерах, что и для членов семьи умершего кормильца. При этом безвестное отсутствие кормильца, удостоверенное в предусмотренном гражданским законодательством порядке, обусловливает создание юридического механизма, обеспечивающего определенность правового положения иждивенцев такого лица.

Подтверждение юридического факта безвестного отсутствия должника обеспечивает фактическое восстановление права ребенка на получение денежного содержания (хотя и из иных источников).

Признание гражданина безвестно отсутствующим осуществляется в судебном порядке; рассматриваются гражданские дела данной категории районными судами в порядке особого производства (глава 30 ГПК РФ).

Анализ судебных актов, вынесенных по результатам рассмотрения дел указанной категории, показывает, что предмет доказывания по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим охватывает установление судом следующих фактов и обстоятельств:

— места жительства должника;

— факта отсутствия должника по месту жительства и сведений о его месте пребывания в течение года;

— принятых заявителем мер по розыску должника;

— невозможности установления места нахождения должника;

— наличия правовой заинтересованности лица, подающего заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим, и наличия материально-правовых отношений между заявителем и гражданином, в отношении которого ставится во-

прос о признании его безвестно отсутствующим;

— наличия обстоятельств, дающих основание полагать, что лицо может умышленно скрываться.

Таким образом, основными данными, определяющими исход судебного разбирательства, являются результаты проведенных в отношении лица, признаваемого безвестно отсутствующим, разыскных мероприятий, в ходе которых собственно и устанавливаются все обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу.

Вместе с тем в настоящее время в судебной практике нет единого подхода по вопросу о том, материалы какого именного государственного органа, проводившего разыскные мероприятия, являются достаточными для установления всех обстоятельств по делу.

Так, полномочиями по розыску лиц, сведения о месте пребывания которых отсутствуют, в настоящее время наделены:

— судебные приставы-исполнители — в отношении должников по исполнительным производствам, в том числе по алиментным обязательствам (ст. 65 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»; далее — Закон об исполнительном производстве);

— должностные лица органов внутренних дел (п. 12 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» на органы полиции возлагаются в том числе обязанности по осуществлению розыска лиц, пропавших без вести).

В связи с этим в ряде случаев суды признают достаточным комплекс исполнительно-разыскных мероприятий, проводимых судебным приставом-исполнителем в порядке ст. 65 Закона об исполнительном производстве; в ряде же случаев судами принимаются решения об отказе в удовлетворении требований именно по причине того, что розыск осуществлялся не должностными лицами органов внутренних дел.

Например, апелляционным определением Омского областного суда от 20.01.2016 по делу № 33-273/2016 признано законным решение суда нижестоящей инстанции, которым должник по алиментным обязательствам признан безвестно отсутствующим. При этом суд посчитал, что материалы, собранные в рамках разыскного дела, заведенного судебным приставом-исполнителем, являются достаточными для принятия положительного решения.

Решением Ленинского районного суда Волгоградской области от 16.01.2017 по делу № 2-65/2017 признан безвестно отсутствующим должник по исполнительному производству о взыскании алиментных обязательств, в отношении которого судебным приставом-исполнителем было заведено разыскное дело. При оценке доказательств судом указано на достаточность материалов, собранных в рамках исполнительно-разыскных мероприятий.

В то же время апелляционным определением Волгоградского областного суда от 30.09.2016 по делу № 33-13353/2016 в удовлетворении требований о признании должника по алиментным обязательствам безвестно отсутствующим отказано. При этом суд указал, что факт нахождения лица в федеральном розыске материалами дела не подтверждается1; нахождение должника в розыске по исполнительному производству, отсутствие сведений о месте его нахождения по месту регистрации бесспорно о его безвестном исчезновении не свидетельствуют.

Отказывая в удовлетворении аналогичных требований, Верховный суд Республики Татарстан (апелляционное опреде-ление от 25.04.2016 по делу № 33-7484/2016) указал на то, что в соответствии с п. 12 ч. 1 ст. 12 Федерального закона «О полиции» на полицию возлагаются обязанности осуществлять розыск лиц, пропавших без вести. В данном случае розыск должника компетентным органом не производился. Служба судебных приставов не является уполномоченным органом, наделенным правом розыска безвестно отсутствующих лиц.

С положениями о том, что в рамках розыска, осуществляемого органами МВД России, проводится более широкий спектр мероприятий, чем в рамках исполнительного розыска, осуществляемого органами ФССП России, невозможно согласиться. Если проанализировать положения ст. 65 Закона об исполнительном производстве и ст. 6  Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», определяющей полномочия органов МВД России в сфере розыска лиц, то можно прийти к выводу, что перечни мероприятий по данной категории розыска в этих законах ничем не отличаются. Полномочия МВД России в сфере оперативно-разыскной деятельности более обширны только за счет мероприятий, связанных с криминальным розыском, которые не применимы в рамках установления безвестно отсутствующих лиц.

Таким образом, органы МВД России и ФССП России при установлении безвестно отсутствующих лиц используют один и тот же набор разыскных мероприятий.

Как следует из положений ст. 42 ГК РФ, с заявлением о признании гражданина безвестно отсутствующим может обратиться заинтересованное лицо. Под заинтересованным лицом понимается взыскатель по исполнительному производству, для которого и наступят правовые последствия в виде права на получение мер государственной поддержки в связи с признанием должника безвестно отсутствующим. С учетом положений статей 45, 46 ГПК РФ с заявлением в защиту прав несовершеннолетнего ребенка может обратиться прокурор, а также орган опеки и попечительства. При этом, несмотря на то что одной из непосредственных задач, выполняемых судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства, в том числе о взыскании алиментных платежей, является защита нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан (ст. 2 Закона об исполнительном производстве), указанному должностному лицу право на обращение в суд с подобным заявлением не предоставлено. В случае обращения судебного пристава-исполнителя с таким заявлением в рамках исполнительного производства суды выносят определение об отказе в принятии искового заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ в связи с тем, что заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, которому не предоставлено такое право.

Вместе с тем именно судебный пристав-исполнитель в рамках исполнительного производства совершает все действия, направленные на установление места нахождения должника, обладает всем объемом информации об указанном лице и как никто другой может дать полную и объективную картину обстоятельств, подтверждающих факт безвестного отсутствия должника.

Предоставление судебному приставу-исполнителю права на обращение в суд с заявлением о признании должника безвестно отсутствующим в целях обеспечения защиты прав несовершеннолетнего ребенка на получение материального содержания полностью корреспондирует с задачами исполнительного производства.

Кроме того, возложение на взыскателя — частное физические лицо — обязанности доказывания факта безвестного отсутствия должника в суде выглядит не совсем обоснованно.

Как уже отмечалось, основным доказательством, учитываемым судом при установлении факта безвестного отсутствия должника, являются результаты и полнота проведенных разыскных мероприятий. Функции розыска лиц относятся к компетенции публичных органов государственной власти — ФССП России и МВД России. В рамках реализации данных полномочий по розыску лиц эти органы самостоятельно определяют методику и тактику проведения разыскных мероприятий, а также их объем с точки зрения достаточности для достижения конечного результата — установления места пребывания разыскиваемого лица.

Взыскатель не имеет права давать этим органам обязательных для исполнения указаний о совершении тех или иных разыскных действий, определять ход  мероприятий либо самостоятельно совершать исполнительно-разыскные или оперативно-разыскные действия. Однако в суде при доказывании факта безвестного отсутствия должника он обязан доказать именно полноту совершения разыскных действий, которые он не мог в силу закона совершать и не мог влиять на их исход и результаты. Фактически частное лицо перед одним государственным органом — судом — обязано доказать  полноту действий, совершенных другим государственным органом — ФССП России или МВД России.

Возложение данной функции на указанные органы публичной власти позволило бы исключить ситуацию, когда частное лицо в вопросах доказывания ставилось бы в зависимость от результатов деятельности, влиять на которую оно не имеет возможности.

Таким образом, несмотря на все проблемы, связанные с правовым регулированием института признания гражданина безвестно отсутствующим, уже в настоящее время имеется возможность получения средств на содержание ребенка даже в том случае, если должник по исполнительному производству о взыскании алиментных обязательств отсутствует.

Вместе с тем приданию институту признания гражданина безвестно отсутствующим более завершенного вида способствовали бы:

— наделение судебного пристава-исполнителя полномочиями по обращению в суд с заявлением о признании должника по исполнительному производству, место нахождения которого не установлено, безвестно отсутствующим;

— признание результатов исполнительного розыска, осуществляемого в рамках ст. 65 Закона об исполнительном производстве, достаточными для установления факта и обстоятельств безвестного отсутствия должника.