УДК 343.4:04

Страницы в журнале: 106-114

 

Г.Ф. Сидненко,

член экспертно-консультативного совета при Совете Парламентской Ассамблеи Организации Договора о коллективной безопасности Россия, Москва aonak@mail.ru

 

Кратко рассмотрены сущность и содержание государственной политики в области информационного противодействия терроризму. Предложен перечень основных направлений ее реализации и решаемых при этом задач. Предпринята попытка обоснования актуальности и необходимости научного обеспечения деятельности российского государства по формированию государственной политики в области информационного противодействия терроризму.

Ключевые слова: терроризм, информационное противодействие терроризму, государственная политика, информационная война.

 

Сегодня ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что в XXI век Россия шагнула в условиях продолжающейся войны с терроризмом как внутри страны, так и за ее пределами. Дающие всходы посеянные террористами семена страха, угрозы дестабилизации обстановки в регионах, обусловленные чередой террористических атак, потребовали от российского государства адекватных мер реагирования. И эффективный ответ на сохраняющиеся угрозы был дан путем формирования общегосударственной системы мер противодействия терроризму, концептуальные основы которой были заложены Указом Президента РФ от 15.02.2006 № 116 «О мерах по противодействию терроризму» [19] и Федеральным законом от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» [20]. Активизации антитеррористической деятельности в стране во многом способствовало принятие Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации [15], которая определила основные принципы государственной политики в области противодействия терроризму в Российской Федерации, цель, задачи и направления дальнейшего развития общегосударственной системы противодействия терроризму.

Результаты функционирования общегосударственной системы противодействия терроризму в кратчайшие сроки показали, что российское государство способно отвечать ударом на удар и не остановится ни перед чем ради защиты интересов своих граждан и победы над террористами. По данным Национального антитеррористического комитета, только в 2014 году в результате контртеррористических операций и оперативно-боевых мероприятий нейтрализованы 233 бандита, в том числе 38 главарей банд. Задержаны 637 членов бандподполья и их пособников. По сравнению с 2013 годом (218) снижено количество преступлений террористической направленности (78) [12], и работа в данном направлении продолжается.

Вместе с тем сегодня российское государство столкнулось с новой угрозой в области противодействия терроризму — целенаправленной информационной войной, которую террористические организации ведут, не стесняясь в выборе средств. Цель этой войны — не грубое изменение окружающего мира. Ее объект — не материя и плоть, а то, что не имеет однозначной трактовки. Материалисты называют это разумом, идеалисты — душой. Возможности проникновения в разум или души людей теперь ограничиваются только количеством пользователей Интернета и средств массовой информации, а также владельцев мобильных телефонов.

Возможности, которые дает информационная война, показались потенциальным агрессорам привлекательными: нет разрушения материальных ценностей, не надо тратиться на подготовку войн и их ведение, нет потерь своей живой силы, боевые действия можно вести с любой территории [5, с. 1, 4—5]. Под прицелом террористов находятся сознание российских граждан, традиционные устои российского общества, идейные основы государственности и национальной безопасности. Любой информационный повод используется для оказания устрашающего и управляющего воздействия на органы власти, общественное мнение и настроение. Информационно-психологический терроризм превратился в новый вид деятельности, ориентированный на использование различных форм и методов негативного воздействия на информационно-психологическую среду Российской Федерации.

Общественные отношения, складывающиеся в процессе сбора, обработки, хранения, передачи и распространения информации, превратились во влиятельные факторы экономического, политического, социального и духовного характера. При этом информация и информационные ресурсы зачастую выступают в роли инструмента для достижения общественно значимых целей. А использование указанного инструмента деструктивными силами ведет к возникновению принципиально новых угроз жизнедеятельности отдельного человека, социальной группы, функционированию государства и мирового сообщества в целом. Одна из них — использование всех доступных современных средств коммуникации для создания негативных условий, влекущих за собой дестабилизацию социально-политической обстановки в стране [3].

Представляется, что в области информационного противодействия терроризму в числе основных также следует выделить угрозы, распространяющиеся в информационно-психологической сфере и направленные на изменение сознания и мировоззрения, духовных и ценностных ориентиров человека, его восприятия окружающей действительности, а также на создание, тиражирование и распространение информации в целях формирования негативных образов государства, моделей деструктивного индивидуального и коллективного поведения [11].

В этих условиях все более актуальной становится задача сохранения национальной идентичности, обеспечения защиты национальных интересов и ценностей личности, общества и государства, а также деятельность субъектов информационного противодействия терроризму, направленная на предотвращение либо минимизацию негативного информационного воздействия на граждан. «Без формирования у граждан стойкого неприятия философии насилия, без надежной защиты информационного пространства от ее проникновения наши силовые действия не дадут желаемого результата», — отметил в своем выступлении на совместном заседании Национального антитеррористического комитета и Федерального оперативного штаба 09.12.2014 г. председатель Национального антитеррористического комитета, директор Федеральной службы безопасности генерал армии А.В. Бортников [12].

Автор предполагает, что основным движущим фактором достижения поставленных целей является формирование и реализация научно обоснованной государственной политики в области информационного противодействия терроризму. Для политологов уже стали привычными термины «информационное противоборство», «информационная война», «информационная агрессия», «информационное противодействие терроризму». В то же время теоретическое осмысление данного направления деятельности государства еще только начинается. Увеличивается количество публикаций, так или иначе затрагивающих вопросы формирования и реализации государственной политики в области информационного противодействия терроризму.

Так, с философских позиций [14; 17; 23] рассмотрены информационные технологии как средства достижения целей современного терроризма, раскрыты содержательные аспекты экспансии терроризма в информационно-коммуникативную сферу общества, обоснованы способы противодействия терроризму с использованием информационных технологий.

Социологи [10; 13; 18] исследуют проблему терроризма в дискурсе СМИ и Интернета, а также изучают роль и возможности средств массовой коммуникации в борьбе с проявлениями терроризма и экстремизма.

В филологических исследованиях [6; 8; 22; 25] феномен терроризма стал предметом изучения сравнительно недавно. Содержание и средства языковой объективации этого явления анализировались преимущественно на материале СМИ.

Политологи [4; 9; 26; 27] исследуют причины и основные направления использования террористами современных информационных технологий в преступных целях, аспекты влияния процесса информатизации и высоких технологий на модели и формы современного терроризма, сущность и содержание информационного обеспечения антитеррористической деятельности государства.

При этом практически отсутствуют работы обобщающего характера, что существенно затрудняет решение практических задач разработки и реализации государственной политики в области информационного противодействия терроризму. До сих пор остаются неопределенными ее предметная область, цели, принципы и методы реализации. Это проявляется в ходе обсуждения данной проблематики на «круглых столах», научно-практических конференциях и семинарах. Современная российская научная мысль, несмотря на имеющиеся исследования феномена терроризма и государственной политики противодействия ему, в настоящее время не сформулировала в прямой постановке определение понятия «государственная политика в области информационного противодействия терроризму», хотя исследователи и практики рассматривают данную категорию как элемент государственной политики противодействия терроризму.

И действительно, указанные понятия не так просто разграничить. Достаточно четко это можно сделать, используя методологию системно-деятельностного подхода, который позволяет сформировать системное представление о государственной политике в области информационного противодействия терроризму [21]. С позиции системного подхода сущность и содержание государственной политики в области информационного противодействия терроризму включает связанные между собой субъекты и объекты, действующие в определенной социальной среде, а также цели, задачи и основные направления реализации государственной политики.

Особое место среди субъектов государственной политики в области информационного противодействия терроризму занимает государство. Это обусловлено его специфической ролью в обеспечении функционирования политической системы общества. Во-первых, будучи политико-территориальной суверенной организацией публичной власти, «способной делать свои веления обязательными для населения всей страны» [1, с. 30], государство является гарантом обеспечения защищенности личности, общества и государства от пропаганды терроризма и иных форм экстремизма. Во-вторых, в обществе с рыночной экономикой и демократическим режимом, базирующемся на умеренных идеологиях (либерализм, консерватизм), государство осуществляет функцию предоставления и обеспечения гражданам условий для реализации своих прав и свобод [7, с. 157]. Наконец, в-третьих, осуществление функций публичной власти государством происходит под руководством субъекта политики, обладающего этой властью.

Данный субъект для решения стоящих перед ним политических задач в установленных законом рамках обладает правом использования государственного аппарата и привлечения ресурсов общества для разрешения наиболее острых проблем информационного противодействия терроризму. При этом представляется необходимым к реализации государственной политики в области информационного противодействия терроризму привлекать в качестве субъектов граждан, общественные объединения, иные негосударственные организации, которые содействуют государственным органам в информационном противодействии терроризму.

На основании изложенного возможно сделать вывод, что субъектами реализации государственной политики в области информационного противодействия терроризму являются уполномоченные органы государственной власти и органы местного самоуправления, в компетенцию которых входит проведение мероприятий по противодействию терроризму, негосударственные организации и объединения, а также граждане, оказывающие содействие органам государственной власти и органам местного самоуправления в осуществлении антитеррористических мероприятий [15].

Исходя из этого представляется, что сущность государства проявляется посредством государственной политики, которая в области информационного противодействия терроризму может быть определена как основанная на праве, легитимном принуждении и необходимом ресурсном обеспечении деятельность государственных органов и должностных лиц, направленная на разоблачение преступной, антигуманной, разрушительной сущности террора, системную дискредитацию и опровержение его идейных основ; реализацию запретительных мер правового порядка, в том числе уголовного и административного наказания за соответствующие преступления и правонарушения; продвижение идеологии миролюбия и толерантности, предполагающей воспитание всех групп населения и всех организаций в духе недопущения и неприятия теории и практики воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанными с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий.

Как следствие, основной  целью государственной политики в области информационного противодействия терроризму, как и целью государственной политики противодействия терроризму в целом, является защита личности, общества и государства от террористических актов и иных проявлений терроризма.

Рассматривая диалектическую роль государственной политики противодействия терроризму в формировании сущности государственной политики в области информационного противодействия терроризму следует отметить, что согласно Концепции противодействия терроризму одной из составляющих деятельности по предупреждению (профилактике) терроризма является создание системы противодействия идеологии терроризма, которая должна быть направлена на разработку мер и осуществление мероприятий по устранению причин и условий, способствующих возникновению и распространению терроризма, а также противодействию распространению идеологии терроризма путем обеспечения защиты единого информационного пространства Российской Федерации, совершенствования системы информационного противодействия терроризму.

Дальнейшая конкретизация сущности государственной политики в области информационного противодействия терроризму была осуществлена в ходе разработки и реализации Комплексного плана информационного противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденного Президентом РФ 13.05.2008, главной целью реализации которого являлось снижение уровня радикализации населения и создание условий для устранения предпосылок распространения террористической и экстремистской идеологии в нашей стране. С 2013 года основным организационно-плановым документом в рассматриваемой сфере является Комплексный план противодействия распространению идеологии терроризма в Российской Федерации на 2013—2017 годы, утвержденный Президентом РФ 26.04.2013 № Пр-1069, в котором такой термин, как «информационное противодействие терроризму», не употребляется. Вместе с тем анализ содержания задач, решением которых планируется достичь поставленной цели, в первую очередь задачи создания и задействования механизмов защиты информационного пространства Российской Федерации от проникновения в него любых идей, оправдывающих террористическую деятельность, позволяет сделать вывод, что объектами государственной политики в области информационного противодействия терроризму являются носители террористической идеологии — лица и организации, заинтересованные в разработке и распространении идеологии терроризма, а также подпавшие под их влияние и действующие по ее распространению или в соответствии с ее призывами и целевыми установками.

На реализацию государственной политики Российской Федерации в области информационного противодействия существенное влияние оказывают ряд факторов.

Во-первых, сама попытка реализовать государственную политику в сфере информационного противодействия терроризму является новой как для отечественной, так и для мировой общественно-политической практики (опыт предшествующих поколений связан с иными аспектами насилия: войнами, революциями, политическими путчами, политическим терроризмом и может быть использован в реалиях настоящего времени лишь фрагментарно). Во-вторых, формирование антитеррористической идеологии в России невозможно без учета ментальных, социальных, этнических и экономических традиций нашего изначально многонационального государства.

В-третьих, государственная политика информационного противодействия терроризму является специфическим конструктом: она представляет собой сложную, комплексную, многогранную и многоуровневую систему, которая должна препятствовать распространению идеологии терроризма среди различных групп населения и обеспечивать направленное позиционирование ценностей, составляющих существенную часть государственной политики. В силу специфичности стоящих перед ней целей данная система должна выработать не менее специфические методы работы, которые будут изоморфны приоритетам воздействия. Приоритетная цель государственной политики в данном случае является системообразующим фактором, определяющим не только общую логику и последовательность реализуемых действий, но и влияет на содержание, технологии, формы и масштабы работ, которые еще используются как в мировой, так и в отечественной практике пока фрагментарно.

В качестве основных задач государственной политики в области информационного противодействия терроризму предлагается выделить следующие.

1. Формирование государственной системы контрпропаганды для противодействия попыткам применения акций информационно-психологического терроризма против населения Российской Федерации, постоянная актуализация аргументационной альтернативы террористической идеологии и проведение активных мероприятий по доведению антитеррористических идей до населения, создание и использование государственных регулирующих структур в религиозной сфере, нацеленных на информационное противодействие радикализации и рекрутированию российской молодежи в террористические организации, привлечение к процессу информационно-идеологического противодействия служителей традиционного исламского культа, деятелей культуры и сферы образования, организацию диагностики деятельности и выявление коммуникаторов и проводников идеологии терроризма в информационном пространстве страны.

2. Модернизация и использование механизмов защиты информационного пространства от проникновения в него идеологии религиозно-политического экстремизма и других идей, оправдывающих террористическую деятельность и призывающих к ее осуществлению, а также новых форм взаимодействия средств массовой информации с органами государственной власти в кризисных ситуациях; формирование готовности органов власти принимать решительные меры информационного противодействия терроризму путем блокирования распространения в информационном пространстве Российской Федерации негативной информации, способствующей эскалации террористической деятельности, проведения предметного мониторинга интернет-ресурсов для пресечения использования возможностей блогосферы в целях пропаганды террористической идеологии; совершенствование системы взаимодействия государства с институтами гражданского общества для активизации использования интернет-порталов, сайтов и ресурсов, размещающих материалы контрпропагандистского характера, способствующих изобличению истинных целей и намерений идеологов терроризма, лидеров бандформирований, а также зарубежных структур, использующих Интернет для пропаганды террора и насилия.

3. Формирование, совершенствование и задействование законодательных, нормативно-правовых, организационных и иных механизмов, способствующих проведению антитеррористических мероприятий, а также устранению причин и условий, облегчающих восприятие террористической идеологии; расширение международного сотрудничества в области информационного противодействия терроризму, выработка системы международно-правовых мер по защите граждан государств-партнеров от негативного информационно-психологического воздействия [24].

Вместе с тем представляется, что ход и результаты реализации в Российской Федерации мер по информационному противодействию терроризму свидетельствуют о наличии ряда нерешенных проблем.

Так, до конца не выработаны механизмы объединения и координации усилий всех заинтересованных органов государственной власти в данной сфере, привлечения к информационному противодействию терроризму институтов гражданского общества, научного, образовательного и бизнес-сообщества, СМИ, которые, являясь органической частью общественного устройства, имеют неизмеримо больший набор инструментов для воздействия на общественное сознание, нежели само государство.

Сохраняется организационный разрыв между уровнями и направлениями информационного противоборства в стране. Информационное противодействие терроризму не включено в общую систему внутреннего и внешнего информационного противоборства Российской Федерации.

Не удалось снизить степень влияния экстремистских интернет-ресурсов на молодежь, а также обеспечить необходимую адресность мероприятий, которая может быть достигнута только путем целенаправленной работы с выделенным контингентом, где во главу угла должно быть поставлено не информирование «по площадям», а «навязывание» целенаправленной информации и контроль за ее усвоением.

Кроме того, проведенный анализ системы правового регулирования показал, что в настоящее время создана (в основном) необходимая нормативно-правовая база, позволяющая осуществлять планирование и ресурсное обеспечение деятельности по информационному противодействию терроризму. Однако основной проблемой правового регулирования в рассматриваемой сфере продолжает оставаться наличие большого количества пробелов в праве и юридических коллизий, препятствующих созданию единой системы информационного противодействия терроризму. В федеральных правовых актах содержится незначительное количество норм прямого действия, посредством которых осуществляется регламентация деятельности федеральных органов исполнительной власти по информационному противодействию терроризму. В связи с этим на практике применяются правовые нормы, предметом регулирования которых являются общественные отношения, возникающие в информационной сфере, а также в сфере противодействия терроризму.

Как следствие, в методологическом и правовом плане не до конца решенными остаются проблемы, связанные с единым понятийным аппаратом в сфере информационного противодействия терроризму, что, в свою очередь, затрудняет возможность выделения такой деятельности в самостоятельное направление и соотнесения ее с другими видами (направлениями) деятельности федеральных органов исполнительной власти.

С учетом изложенного представляется, что главным инициатором и координатором работы по устранению проблем формирования и эффективной реализации государственной политики в области информационного противодействия терроризму от имени российского государства должен выступать Национальный антитеррористической комитет в рамках возложенных на него полномочий [19]. Прежде всего, необходимо повысить уровень научно-экспертного сопровождения  деятельности по информационному противодействию терроризму для формирования адекватной, научно обоснованной системы противодействия вновь возникшей и расширяющейся угрозе, разработки понятийного аппарата в области информационного противодействия терроризму, научного обоснования необходимости разграничения данной сферы деятельности с противодействием идеологии терроризма. Системный подход должен быть использован в мониторинговых социологических исследованиях, в первую очередь в регионах со сложной обстановкой. Особого внимания заслуживает научное обеспечение процесса оценки эффективности реализации государственной политики в области информационного противодействия, содержание и формы применяемых при этом критериев. К решению указанного круга задач могут быть привлечены региональные научные центры Российской Академии наук, ведущие научные и образовательные организации субъектов Российской Федерации.

В качестве не менее важного направления следует рассматривать привлечение специалистов в области права к подготовке предложений по внесению в законодательные акты Российской Федерации норм прямого действия, регламентирующих деятельность федеральных органов исполнительной власти по информационному противодействию терроризму. Представляется, что правовой основой работы по данному направлению может стать Концепция сотрудничества органов безопасности и специальных служб государств — участников Содружества Независимых Государств в сфере информационного противодействия терроризму и иным насильственным проявлениям экстремизма, одобренная Решением Совета руководителей органов безопасности и специальных служб государств — участников Содружества Независимых Государств от 24.09.2009 [16].

Перед экспертно-консультативными группами Национального антитеррористического комитета стоит задача совершенствования механизмов привлечения институтов гражданского общества  к реализации государственной политики в области информационного противодействия терроризму. Целесообразно обеспечить государственную поддержку некоммерческих организаций, работающих на укрепление российской государственности или пропагандирующих борьбу с терроризмом, сепаратизмом или экстремизмом. Необходимо вести работу по информированию молодежи (кстати, не только социально незащищенной, но и обеспеченной ее части) об опасности участия в незаконных вооруженных формированиях [2].

Особое место в системе реализации государственной политики в области информационного противодействия терроризму должна занимать работа по ее кадровому обеспечению. Уровень угроз безопасности Российской Федерации в рассматриваемой области требует подготовки высококвалифицированных кадров, способных решать поставленные перед ними задачи по следующим направлениям: проведение научных исследований в области информационного противодействия терроризму; прогнозирование угроз (действий, наносящих ущерб) безопасности Российской Федерации; мониторинг и выявление фактов подготовки таких действий; упреждение наиболее вероятных и опасных действий противника; подготовка и реализация профилактических мероприятий; активное противодействие нанесению ущерба стране, максимальное снижение этого ущерба; устранение (минимизация) последствий нанесенного противником ущерба [21].

Проведенный автором анализ свидетельствует о том, что, несмотря на принимаемые меры, актуальность угроз терроризма для Российской Федерации сохраняется, что, прежде всего, обусловлено возникновением мобильных форм террористических организаций, характеризующихся сетевой структурой, появлением новых и совершенствованием существующих средств и методов террористической деятельности. На современном этапе субъекты террористической деятельности пытаются достичь своих целей не только посредством организации, подготовки и совершения преступлений террористического характера, но и путем оказания активного информационного воздействия на сознание населения, отдельных людей и социальных групп. В связи с этим осуществление адекватного и системного информационного противодействия терроризму является крайне актуальным для эффективной нейтрализации угроз безопасности Российской Федерации в комплексе с выявлением, предупреждением и пресечением преступлений террористического характера.

 

Список литературы

1. Алексеев А.А. Государство и право. М., 1994.

2. Атаев А.В. Информационное противодействие как эффективный метод борьбы с терроризмом. URL: http://riss.ru/index.php/analitika/1919-informatsionnoe-protivodejstvie-kak-effektivnyj-metod-borby-s-terrorizmom#.VHxN8tKqkfT (дата обращения: 10.04.2015).

3. Богданов В. Информационному терроризму объявили войну. URL: http://www.rg.ru/2013/04/ 19/ekstremizm-site.html (дата обращения: 10.04.2015).

4. Булгаков С.Н. Образ международного терроризма в сети интернет: по материалам рунета: дис. ... канд. полит. наук. М., 2011.

5. Буренок В. Знание массового поражения // Военно-промышленный курьер. 2014. 2—8 июля. № 23 (541).

6. Великосельский М.Ю. Дискурс феномена терроризма в СМИ США: дис. ... канд. филол. наук. М., 2011.

7. Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 2000.

8. Глинчевский Э.И. Вербализация концепта «Международный терроризм» в русском и английском языках (на материале медиатекстов): дис. ... канд. филол. наук. М., 2007.

9. Грибакин В.В. Информационное обеспечение антитеррористической деятельности Российского государства: дис. ... канд. полит. наук. М., 2004.

10. Гурба В.Н. Терроризм в регионах адатных культур: на примере Северо-Кавказского региона: дис. ... д-ра социол. наук. М., 2011.

11. Есаулов В.Т. Противодействие информационным угрозам как важное направление политики национальной безопасности Российской Федерации // Власть. 2009. № 12.

12. Информационное сообщение о проведении совместного заседания Национального антитеррористического комитета и Федерального оперативного штаба от 09.12.2014. URL: www.nac.gov.ru (дата обращения: 10.04.2015).

13. Катрич Л.В. Плюрализация форм терроризма в современном мире: социологические подходы: дис. … канд. социол. наук. М., 2009.

14. Кафтан В.В. Терроризм как общественное явление современности: Социально-философский анализ: дис. ... канд. филос. наук. М., 2004.

15. Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации: утв. Президентом РФ 05.10.2009 // Российская газета. 2009. № 198.

16. Концепция сотрудничества органов безопасности и специальных служб государств — участников Содружества Независимых Государств в сфере информационного противодействия терроризму и иным насильственным проявлениям экстремизма: одобр. Решением Совета руководителей органов безопасности и специальных служб государств — участников Содружества Независимых Государств от 24.09.2009. URL: www.cismission.mid.ru/ v14.html (дата обращения: 10.04.2015).

17. Муфтахова Ф.С. Современный терроризм: специфика, причины, основные направления противодействия: дис. ... канд. филос. наук. М., 2006.

18. Никулина И.В. Проблемы глобального терроризма в дискурсе СМИ: социологический анализ: дис. ... канд. социол. наук. М., 2007.

19. О мерах по противодействию терроризму: указ Президента РФ от 15.02.2006 № 116 // Российская газета. 2006. № 34.

20. О противодействии терроризму: федер. закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Российская газета. 2006. № 48.

21. Поздняков А.И. Основы теории национальной безопасности. Курс лекций // Альманах «Пространство и время». 2013. Вып. № 1, т. 2. URL: http://www. ciberleninka.ru/article (дата обращения: 10.04.2015).

22. Прибылова О.В. Динамика вербализации концепта «терроризм» в институциональном дискурсе: дис. ... канд. филол. наук. М., 2011.

23. Резяпова Г.Ф. Терроризм как социальное явление: дис. ... канд. филос. наук. М., 2005.

24. Рекомендации Круглого стола, проведенного в секретариате ОДКБ, на тему «Информация и терроризм». URL: http://www.rg.ru/2013/04/19/ekstremizm-site.html (дата обращения: 10.04.2015).

25. Семенов З.Х. Особенности освещения явления «международный терроризм» в газетной периодике России (по материалам газет «Российская газета», «Известия», «Независимая газета», «Газета.ру» с 2000 по 2006 гг.): дис. ... канд. филол. наук. М., 2006.

26. Соломин Д.А. Противодействие терроризму в информационной сфере: дис. ... канд. полит. наук. М., 2004.

27. Шамов М.И. Государственная стратегия и политические технологии предупреждения информационного терроризма в современном российском обществе: дис. ... канд. полит. наук. М., 2007.