УДК 341.24:347.65(477)

Страницы в журнале: 123-127

 

 

Е.Е. Фурса,

соискатель Института международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, сотрудник Департамента консульской службы Министерства иностранных дел Украины Украина, Киев fursa_2003@mail.ru

 

Анализируются полномочия консула по совершению нотариальных действий, связанных с  принятием мер к охране наследственного имущества, согласно международным договорам. Дается сравнительный анализ с полномочиями нотариуса.

Ключевые слова: консул, нотариус, международный договор, наследство, охрана, наследственное имущество.

 

Вопросам процессуальной деятельности консула по совершению нотариальных действий уделяется мало внимания в работах украинских ученых, несмотря на то, что исследование этих вопросов является весьма важным, поскольку непосредственно связано с охраной и защитой бесспорных гражданских прав граждан Украины, находящихся за границей. Отдельные аспекты исполнения консулом нотариальной функции освещались в работах таких украинских ученых, как С.Я. Фурса, Е.И. Фурса [6; 7, с. 628—642; 8, с. 143—144; 9, с. 165—166], А.А. Кармаза [3], Е.А. Гриненко [1], но сейчас следует продолжить исследования данной тематики с учетом перемен, произошедших в политической, экономической, международной жизни Украины, и изменений в материальном и процессуальном законодательстве, которое в той или иной мере имеет отношение к деятельности консула при исполнении им нотариальной функции.

С этой целью представляется целесообразным сравнить деятельность консула и нотариуса, поскольку в Законе Украины от 02.09.1993 № 3425-XII (с изм. от 16.04.2014) «О нотариате» (далее — Закон «О нотариате») [2] закреплены полномочия обоих субъектов, но раскрываются особенности деятельности только нотариуса и устанавливается двойное подчинение консула данному Закону и Консульскому уставу как основным нормативным актам. Если проанализировать содержание совместного Приказа Министерства юстиции Украины и Министерства иностранных дел Украины от 27.12.2004 № 142/5/310 «Об утверждении Положения о порядке совершения нотариальных действий в дипломатических представительствах и консульских учреждениях Украины» (далее — Положение) [5], то можно заметить существенные внешние и содержательные различия в деятельности консулов и нотариусов. По этому поводу в юридических источниках имеет место дискуссия, касающаяся вопроса, совершает ли консул нотариальные действия [4, c. 263] или его действия приравниваются к нотариальным [1, с. 56—57].

Так, консулы вправе совершать нотариальные действия в консульских учреждениях Украины, т. е. за рубежом, а украинские нотариусы действуют исключительно на территории Украины. Поэтому трудно согласиться с тем, что деятельность консулов подчиняется только законодательству Украины, как это декларируется в п. 1.1 Общих положений Положения. Можно утверждать, что деятельность консулов подчинена международным договорам, а также законодательству страны, в которой они ее осуществляют. В связи с этим акцент в регулировании их деятельности должен быть поставлен на определении специфики выполнения предоставленных им полномочий с учетом особенностей осуществления такой функции в определенных странах, имеющих характерные черты регламентации наследственных и иных правоотношений. Например, заслуживает внимания п. 3.10.4 Положения, касающийся принятия мер к охране наследственного имущества, где установлено, что в случае необходимости консул сообщает о предстоящей описи наследственного имущества должностным лицам, представителям компетентных органов страны пребывания консула и других заинтересованных лиц. Вопрос не столько в том, что п. 3.10.4 Положения расположен после правила о выяснении отсутствия предварительно принятых мер к охране наследственного имущества, сколько в необходимости иметь представление об особенностях совершения таких действий в другой стране.

Так, в Украине право собственности на объекты недвижимости, в частности жилые помещения, гарантируется государством, значит, проникновение в такие помещения должно осуществляться только санкционировано. Поэтому трудно себе представить картину, как иностранные консулы будут проникать в помещение, несмотря даже на то, что, возможно, в нем будет лежать тело покойного, который находился под юрисдикцией того же государства, что и консул. В данном случае можно говорить о возможности принятия мер к охране наследственного имущества, принадлежавшего работнику консульского учреждения или дипломатического представительства, которое находилось в помещении консульского учреждения. Действительно, для проникновения в такое жилье не требуется согласие представителей компетентных органов страны пребывания консула.

Если же проанализировать двусторонние международные договоры о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам, то можно увидеть неодинаковые подходы к решению вопросов, связанных с реализацией функций консулов. Например, в Договоре между Украиной и Исламской Республикой Иран о правовых отношениях и правовой помощи по гражданским и уголовным делам (Договор ратифицирован Законом № 2823-IV от 07.09.2005) ни слова не говорится о конкретизации полномочий консулов и дипломатических представительств, что затрудняет их деятельность. В то же время в Договоре между Украиной и Латвийской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам (Договор ратифицирован Законом № 452/95-ВР от 22.11.1995) (далее — Договор между Украиной и Латвийской Республикой) значительное место отведено деятельности консулов. В частности, в ч. 1 ст. 41 данного Договора говорится: «Учреждения одной Договаривающейся Стороны принимают согласно своему законодательству меры, необходимые для охраны наследственного имущества, находящегося на территории, оставленного гражданином другой Договаривающейся Стороны». То есть в этой сложной для восприятия норме, по нашему мнению, заложен общий подход — решение вопросов по охране наследственного имущества учреждениями государства, а не консульскими учреждениями. О таком восприятии полномочий  консула можно сделать вывод  после анализа

ч. 2 этой же статьи, в которой установлено: «Учреждения, ответственные за принятие мер по охране наследства, после смерти гражданина другой Договаривающейся Стороны обязаны немедленно сообщить дипломатическому представительству или консульскому учреждению Договаривающейся Стороны о смерти наследодателя и о лицах, которые заявили о своих правах на наследство, об известных им обстоятельствах в отношении лиц, имеющих право на наследство, и о месте их нахождения, о наличии завещания, о размере и стоимости наследства, а также о том, какие приняты меры по охране наследства». То есть в данной норме доминирует совершенно противоположный по отношению к Положению принцип принятия мер к охране наследственного имущества, который сводится к принятию таких мер уполномоченными на это государством органами, а консульское учреждение не считается нужным извещать о принятии подобных мер. Более того, в ч. 3 ст. 41 Договора между Украиной и Латвийской Республикой говорится о принципе получения имущества покойного гражданина дипломатическими и консульскими учреждениями — по требованию этих учреждений им передается наследственное движимое имущество и документы умершего, если же такое требование не заявлено, то согласно ст. 39 настоящего Договора наследственное дело будет находиться в производстве компетентных органов иностранного государства с одной лишь оговоркой относительно движимого имущества и т.п.

Из всего сказанного можно сделать следующие выводы:

— во-первых, специфика деятельности консулов за границей  раскрывается не во всех двусторонних договорах, но для прозрачности и предсказуемости деятельности украинских консулов за границей такие положения необходимо отражать в двусторонних договорах о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам, и соответствующие предложения должны поступать от представителей Украины, поскольку уже существует опыт конкретизации таких ситуаций;

— во-вторых, в Договоре между Украиной и Латвийской Республикой установлено правило о том, что консульские и дипломатические представительства Украины не принимают мер к охране наследственного имущества, а только получают движимое имущество, принадлежащее умершим гражданам Украины, что обусловливает необходимость внесения соответствующих изменений в Положение относительно:

а) возможности принятия мер к охране наследственного имущества консулами, если такое полномочие не противоречит двусторонним договорам о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам;

б) разграничения двух функций консулов по непосредственному принятию мер к охране наследственного имущества и представительству интересов наследников, отказополучателей и других заинтересованных лиц, когда принятие мер к охране наследственного имущества совершается  компетентным органом государства пребывания;

— в-третьих, требуется обобщить условия различных договоров о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам Украины с другими странами на предмет выработки оптимальных норм, которые бы гарантировали  защиту прав граждан этих стран.

Последнее положение обусловлено анализом Договора между Украиной и Румынией о правовой помощи и правовых отношениях в гражданских делах (Договор ратифицирован Законом № 2822-IV от 07.09.2005), в ст. 37 и 38 которого содержится существенная коллизия. Так, в ст. 37 данного Договора говорится о компетенции учреждений юстиции относительно движимого имущества, принадлежавшего гражданину Договаривающейся Стороны, а также разграничивается компетенция органов юстиции относительно недвижимого имущества без указания их действия. Принятие мер к охране движимого наследственного имущества должно осуществляться органами юстиции Договаривающейся Стороны, гражданином которой был покойный. Несмотря на это, в ст. 38 этого Договора установлено, что компетентные учреждения юстиции одной Договаривающейся Стороны немедленно применяют, согласно своему законодательству, меры, необходимые для охраны наследственного имущества, оставшегося на их территории после смерти гражданина другой Договаривающейся Стороны, которое могло принадлежать гражданину этой Договаривающейся Стороны. То есть в ст. 37 должны быть установлены полномочия органов юстиции по выдаче свидетельства о праве на наследство и т.д., а не общая  «декларация» о разграничении их полномочий.

Итак, консулы Украины могут принимать меры по охране наследственного имущества или только получать наследственное имущество от уполномоченных представителей иностранного государства для передачи его наследникам, проживающим на территории Украины. Данную специфику деятельности консулов как представителей наследников и лиц, которые вправе принимать меры к охране наследственного имущества, следует конкретизировать в законодательстве Украины.

В вопросах наследственных отношений нотариусы Украины должны сотрудничать с консулами Украины и консулами иностранных государств, поэтому их полномочия по такому сотрудничеству должны быть четко установлены в Порядке совершения нотариальных действий нотариусами Украины, поскольку их отсутствие не соответствует современному состоянию развития миграции населения. Достаточно вспомнить, сколько приехало в Украину иностранных болельщиков на Евро-2012, чтобы понять насущную потребность в повышении квалификации украинских нотариусов относительно знаний норм иностранного и международного права, т.к. отсутствие подобных знаний может привести к международным конфликтам и потере гражданами своих прав на имущество. Во всяком случае, украинские нотариусы должны быть обязаны сообщать соответствующим консульским учреждениям о принятии мер по охране наследственного имущества иностранцев.

Итак, проведенный краткий анализ свидетельствует о том, что деятельность консулов имеет существенные отличия от деятельности нотариусов из-за того, что они находятся за границей и их деятельность ориентирована на применение, наряду с украинским законодательством, норм иностранного и международного права. Именно с учетом этих аспектов и должна на законодательном уровне регламентироваться деятельность консула по совершению нотариальных действий. В частности, когда речь идет о правах иностранцев в Украине, то нотариусу при совершении нотариальных действий следует учитывать и положения Закона Украины от 23.06.2005 № 2709-IV (в ред. от 16.05.2013) «О международном частном праве», и международных договоров и т.п.

В то же время подавляющее большинство норм Положения было заимствовано из Инструкции о порядке совершения нотариальных действий нотариусами Украины, которая перестала действовать в связи с вступлением в силу Порядка совершения нотариальных действий нотариусами Украины от 22.02.2012. Если проанализировать положения последнего, то легко увидеть, что в его содержании не упоминаются ни украинский консул, с которым согласно Положению должны сотрудничать нотариусы, ни иностранные консулы, которых целесообразно предупреждать о том, что они могут участвовать в таком нотариальном производстве, как принятие мер по охране наследственного имущества.

Итак, при формальном сравнении статуса консула и нотариуса можно утверждать, что консулы совершают нотариальные действия только за рубежом, а нотариусы — в Украине, но при содержательном анализе виден круг основных вопросов, связанных со спецификой деятельности консулов: в частности, совершаемые консулами нотариальные действия по передаче имущества умершего в другой стране наследникам могут быть приравнены к нотариальным.

К Закону Украины «О нотариате» частным нотариусом О.В. Коротюк был подготовлен Комментарий. Однако поскольку О.В. Коротюк не является научным работником, ее работу нельзя отождествлять с научно-практическим комментарием, а целесообразно воспринимать как комментарий практикующего нотариуса. Когда речь идет о международных правах граждан, то специалистом в этом направлении деятельности должен быть консул, а в отношениях в Украине — нотариус. Поэтому, анализируя работу О.В. Коротюк о деятельности консула, можно говорить о формальном назывании полномочий консула совершением нотариальных действий. Но по содержанию его полномочий и с учетом его статуса необходимо все же отметить, что это консульская деятельность, имеющая определенные особенности, в частности полномочия по совершению нотариальных действий. В данной связи можно сравнить полномочия, коими наделены лица, указанные в ст. 40 Закона «О нотариате», на совершение таких нотариальных действий, как удостоверение завещаний и доверенностей, приравниваемых к нотариально удостоверенным. Акцент следует сделать на том, что консульская деятельность обусловлена спецификой международных договоров, законодательства Украины и законодательства иностранного государства, на территории которого находится консул.

 

Список литературы

 

1. Гріненко О.О. Правовий статус консула при виконанні нотаріальної функції: наук. практ. посібн. — Київ: Видавець Фурса С.Я.: КНТ, 2005.

2. Закон України «Про нотаріат». URL: //http:// zakon2.rada.gov.ua/laws/show/3425-12 (дата обращения 28.04.2014).

3. Кармаза О.О. Міжнародне спадкове право. — Київ: Видавець Фурса С.Я.: КНТ,2007. 

4. Коротюк О.В. Науково-практичний коментар Закону України «Про нотаріат». — Харків: Право, 2012.

5. Положення про порядок учинення нотаріальних дій в дипломатичних представництвах та консульських установах України. URL: http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/z1649-04/page (дата обращения 28.04.2014).

6. Фурса С.Я. Проблемні аспекти повноважень консула при усиновленні дітей, встановлення над ними опіки та здійсненні реєстраційної функції // Юриспруденція: Теорія і практика. 2006. № 5 (19).

7. Фурса С.Я., Фурса Є.І. Консули та дипломатичні представництва на захисті спадкових прав громадян України в іноземних країнах // Спадкове право: Нотаріат Адвокатура Суд. — Київ: Видавець Фурса С.Я.: КНТ, 2008.

8. Фурса С.Я., Фурса Є.І. Повноваження консульських установ та дипломатичних представництв щодо вчинення нотаріальних дій // Нотаріат в Україні. Загальна частина. — Київ: Вентурі, 1999.

 

9. Фурса С.Я., Фурса Є.І. Повноваження консульських установ та дипломатичних представництв  щодо вчинення нотаріальних дій // Нотаріат в Україні: Теорія і практика. — Київ: А.С.К., 2001.