С.Ю. ГУСАКОВ,

начальник отдела организации исполнительного производства Управления ФССП России по Волгоградской области

Вопросы правопреемства в исполнительном производстве, определения надлежащей стороны, несущей ответственность по обязательствам выбывшего должника, соблюдения порядка замены выбывшей стороны имеют существенное значение для правильного исполнения требований исполнительного документа.

Практическое значение соблюдения всех процедурных моментов в ходе замены стороны исполнительного производства обусловлено не только тем, что нарушения установленного порядка правопреемства влекут удовлетворение органами судебной власти жалоб на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей, но и способны перевести дальнейшее разрешение указанного вопроса в уголовно-правовое русло[1].

Правильное определение правопреемника выбывшей стороны исполнительного производства стало особенно важным, требующим внимательного изучения всех обстоятельств, после принятия Федерального закона от 28.12.2013 № 441-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об исполнительном производстве"». Если до принятия этого закона вопрос правопреемства решался на основании определения суда или акта иного органа о замене выбывшей стороны, то теперь решение вопроса о правопреемстве по исполнительным документам, выданным несудебным органом, отнесено к исключительной компетенции судебного пристава-исполнителя, который самостоятельно несет всю полноту ответственности за принятое решение.

Для правильного решения вопроса о замене выбывшей стороны исполнительного производства необходимо учитывать не только положения законодательства об исполнительном производстве, но и множество нюансов, имеющихся в смежных нормативных правовых актах (прежде всего в гражданском, семейном, налоговом, административном законодательстве), а также в разъяснениях высших судебных органов по данному вопросу.

Частью 1 ст. 52 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) определено четыре события, с которыми связан переход прав и обязательств стороны исполнительного производства: реорганизация организации, смерть гражданина, уступка права требования, перевод долга.

Каждое из указанных событий имеет свои особенности, определяющие момент перехода прав и обязанностей, документы, подтверждающие правопреемство, обстоятельства, подлежащие выяснению для принятия правильного решения, и т. д.

Реорганизация организации. Процедура реорганизации юридических лиц регулируется частью первой Гражданского кодекса РФ, а также нормами федеральных законов, определяющих особенности правового положения отдельных юридических лиц.

Реорганизация юридического лица представляет собой способ прекращения существования юридического лица с переходом его прав и обязанностей (правопреемством) к другим лицам[2]. Она может быть осуществлена в одной из следующих форм: слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования. При этом законодательство допускает реорганизацию юридического лица с одновременным сочетанием различных форм.

При реорганизации организации правопреемство носит универсальный характер, т. е. все права и обязанности правопредшественника (правопредшественников) в полном объеме переходят к вновь образованным юридическим лицам (юридическому лицу)[3].

Документом, определяющим состав и объем перешедших к правопреемнику прав и обязанностей от реорганизованного юридического лица, является передаточный акт (ст. 59 ГК РФ). Он содержит положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованной организации в отношении всех ее кредиторов и должников, а также порядок определения правопреемства в связи с изменением вида, состава, стоимости имущества, возникновением, изменением, прекращением прав и обязанностей реорганизуемого юридического лица, которые могут произойти после даты, на которую составлен передаточный акт.

Передаточный акт утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшим решение о реорганизации организации, и представляется вместе с учредительными документами для государственной регистрации юридических лиц, создаваемых в результате реорганизации, или внесения изменений в учредительные документы существующих юридических лиц.

Процедура реорганизации занимает определенный период времени и состоит из последовательных этапов (принятие решения о реорганизации, уведомление уполномоченного органа о начале реорганизации, публикация в средствах массовой информации данных о реорганизации и пр.), предусмотренных ст. 60 ГК РФ, главой V Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», после прохождения которых в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) вносится запись о завершении процедуры реорганизации.

Наличие в ЕГРЮЛ записи о нахождении юридического лица в процессе реорганизации свидетельствует о том, что переход прав и обязанностей еще не завершен и на данном этапе факт правопреемства не состоялся.

Юридическое лицо считается реорганизованным с момента внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ. При этом для каждой из форм реорганизации законодательство определяет наступление такого момента определенными событиями.

В частности, реорганизация юридического лица считается завершенной:

— в форме преобразования, слияния — с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица;

— в форме разделения — с момента государственной регистрации последнего из вновь возникших юридических лиц;

— в форме выделения — с момента государственной регистрации последнего из вновь возникших юридических лиц;

— в форме присоединения — с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности последнего из присоединенных юридических лиц.

Только после наступления указанных событий, внесения в ЕГРЮЛ соответствующей записи правовые последствия, связанные с правопреемством, считаются наступившими[4].

Таким образом, для правильного определения правопреемника стороны исполнительного производства судебному приставу-исполнителю необходимо:

— при реорганизации в форме разделения или выделения — получить передаточный акт, на основании которого определить, к какому из юридических лиц — правопреемников и в каком объеме перешли права и обязательства по исполнительному документу (указанный документ может быть получен в налоговом органе). Если же передаточный акт не позволяет определить правопреемника по обязательству юридического лица, реорганизованное юридическое лицо и созданные в результате реорганизации юридические лица несут солидарную ответственность по такому обязательству (п. 5 ст. 60 ГК РФ);

— при реорганизации в форме слияния, присоединения или преобразования — получить сведения из ЕГРЮЛ о юридическом лице — правопреемнике. Ввиду того что в результате названных форм реорганизации возможно образование только одного (единственного) правопреемника, и вопрос о том, к кому и в каком объеме перешли права и обязательства по исполнительному документу не возникает, судебная практика исходит из того, что сведений о правопреемнике, содержащихся в ЕГРЮЛ, достаточно для решения вопроса о замене стороны без представления передаточного акта.

Так, анализируя объем документов, подтверждающих правопреемство в ходе слияния организаций, Арбитражный суд Поволжского округа в постановлениях от 11.08.2015 № Ф06-4695/2012, Ф06-26589/2015 по делу № А55-15009/2010 указал: при слиянии никакой неопределенности относительно субъекта не возникает ввиду его единичности; имущество лица как совокупность прав и обязательств, ему принадлежавших, переходит к правопреемнику как единое целое, причем в этой совокупности переходят все отдельные права и обязательства, принадлежавшие на момент правопреемства правопредшественнику, независимо от того, выявлены они к этому моменту или нет; указанные обстоятельства, принимая во внимание универсальное правопреемство, свидетельствуют об отсутствии препятствий для осуществления процессуального правопреемства при непредставлении передаточного акта.

Весьма спорным видится вопрос о необходимости замены стороны исполнительного производства в случае реорганизации государственных (муниципальных) органов, передачи полномочий между органами государственной власти (органами  местного самоуправления) одного и того же уровня (в том числе при упразднении государственных органов). В нормативных актах, принимаемых по вопросам проведения указанных процедур, правопреемником упраздняемого (реорганизуемого) государственного органа определяется иной государственный орган.

Так, согласно п. 3 Указа Президента РФ от 02.02.2016 № 41 «О некоторых вопросах государственного контроля и надзора в финансово-бюджетной сфере», которым упразднена Федеральная служба финансово-бюджетного надзора (Росфиннадзор), установлено, что Федеральное казначейство, Федеральная таможенная служба и Федеральная налоговая служба являются правопреемниками упраздняемого Росфиннадзора, в том числе по обязательствам, возникшим в результате исполнения судебных решений.

В связи с этим письмом ФССП России от 23.05.2016 № 00014/16/45837-СВС территориальным органам ФССП России поручено провести мероприятия по замене выбывшей стороны исполнительного производства в порядке, предусмотренном ст. 52 Закона об исполнительном производстве.

Вместе с тем при подобной передаче полномочий от одного государственного органа к другому государственному органу того же уровня, представляется, необходимо исходить из следующего. Нормами ч. 1 ст. 1, ст. 49 Закона об исполнительном производстве предусмотрено, что в качестве сторон исполнительного производства могут выступать иностранные государства, физические лица, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования.

Федеральные органы государственной власти (равно как и региональные органы государственной власти и органы местного самоуправления) в рамках исполнительного производства выступают не как самостоятельный субъект права, а от имени Российской Федерации (иного публично-правового образования); указанные органы представляют интерес публично-правового образования лишь в качестве администратора соответствующего платежа федерального бюджета. На денежные средства, взыскиваемые в рамках таких исполнительных производств, право собственности приобретает не орган государственной власти[5], а Российская Федерация как собственник средств федерального бюджета.

 

СТАТЬЯ БОЛЬШАЯ, ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ