УДК 347.965(73)(430)

Страницы в журнале: 158-162

 

М.В. Маслова,

адвокат, аспирант кафедры криминалистики и правовой информатики юридического факультета Кубанского государственного университета Россия, Краснодар al.gopov@mail.ru

Автор анализирует опыт правового регулирования этической составляющей поведения защитника на суде в странах англо-саксонской и континентальной систем права (США и Германии). Разработан комплекс рекомендаций по использованию этого опыта в Российской Федерации.

Ключевые слова: правовое регулирование, выступление защитника, адвокат, суд.

 

Особенности и разнообразие правового регулирования этического аспекта выступлений защитника в судах зарубежных стран обусловлены рядом причин.

Во-первых, институты профессиональной защиты в судах в рамках уголовного судопроизводства (включая институт адвокатуры) за рубежом отличает длительная история возникновения и развития. Самим термином «адвокат» (от лат. advoco «приглашаю») мы обязаны римскому праву. Именно в Древнем Риме был разработан кодекс этических правил поведения адвокатов в суде (в работах известных ораторов того периода, в частности Цицерона). Адвокатам предписывалось опираться на букву и дух закона, владеть искусством красноречия, быть упорными, сдержанными в эмоциях, решительными в достижении поставленных целей защиты клиентов. Во времена Средневековья институт адвокатуры несколько деградировал, а новый виток его развития пришелся на XIX—XX вв.

Во-вторых, по мере формирования основных западных правовых систем (англо-саксонской и континентальной) вырабатывались и отличия в регулировании этических основ поведения профессиональных защитников в рамках уголовного судопроизводства.

Несмотря на то, что процессы глобализации отчасти затронули и механизмы регулирования взаимоотношений между адвокатами и клиентами во всех развитых государствах, что выразилось в принятии наднациональных и надгосударственных документов, регулирующих правила поведения адвокатов, например Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского сообщества [6], существенные отличия в правовом регулировании этического содержания выступлений защитника в суде имеются и в настоящее время, и если ядром континентальной системы права в вопросах регулирования морально-нравственных аспектов деятельности профессиональных защитников является правовая система ФРГ, то основу инноваций в рамках англосаксонской правовой системы составляют судебные прецеденты, возникающие и формулируемые в США.

Соединенные Штаты Америки, несмотря на сравнительно небольшую историю своего существования, наработали огромный опыт правового регулирования вопросов этического поведения адвокатов в рамках уголовного судопроизводства. США — одно из немногих государств мира, которое создавалось и возглавлялось профессиональными юристами, в большей части — адвокатами (А. Линкольн, Ф.Д. Рузвельт, Г. Трумэн, Р. Никсон, Б. Клинтон, Б. Обама).

Вопросы адвокатской этики в США и странах Западной Европы  являются предметом пристального исследования в современной научной литературе [2; 3].

В качестве основных особенностей правового регулирования этического содержания выступлений защитника в суде в США следует выделить следующие.

Во-первых, этическое содержание выступлений адвоката в суде в США детально регулируется судебной практикой. В отличие от стран с континентальной системой права, в США детально регламентированы вопросы поведения адвоката в процессе, моральные и нравственные нормы, которыми руководствуется он, а также иные участники уголовного судопроизводства на всех стадиях судебного разбирательства, включая взаимоотношения адвоката и его клиента.

В каждом штате существуют свои особенности регулирования поведения и взаимоотношений участников уголовного судопроизводства, которые продиктованы и особенностями судебных прецедентов, и нормами законодательства штатов. В результате деятельность адвоката как в самом процессе, так и вне его является тщательно регламентированной, что позволяет избежать, с одной стороны, некачественной и непрофессиональной защиты прав, свобод и законных интересов подзащитного, а с другой стороны, коррупционного сговора адвокатов с иными участниками судебного разбирательства, включая подкуп присяжных заседателей, судей и работников прокуратуры и следствия.

Представляется, что правовое регулирование этического содержания выступлений защитника в суде, закрепленное в Федеральном законе от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре), недостаточно, так как оно не детализирует основы морально-нравственного поведения адвокатов.

Во-вторых, судебные прецеденты в США, регулирующие вопросы этического содержания поведения профессиональных защитников, закрепляют безусловный приоритет интересов клиента над интересами адвоката, с одной стороны, и приоритет достижения целей защиты в уголовном процессе над этической стороной данного вопроса, что отчасти можно выразить формулой: «Все, что полезно для защиты клиента и не запрещено законом, то представляется морально и нравственно приемлемым для употребления».

Так,  М.Б. Смоленский справедливо отмечает: «В США … каждый адвокат-защитник обязан быть полностью лояльным по отношению к своему клиенту. Существует несколько аспектов этой обязанности. Во-первых, любая информация, касающаяся рассматриваемого дела, сообщенная адвокату клиентом, является конфиденциальной. Адвокат не может в одностороннем порядке раскрыть конфиденциальную информацию, а государство не может принудить его разгласить эту информацию. Адвокат должен использовать все тактические приемы защиты, согласующиеся с нормами профессиональной этики, чтобы обеспечить своему клиенту действительно справедливый суд. Если у адвоката конфликт интересов, личная предвзятость или предубежденность, которые препятствуют активному и полному представлению интересов клиента, адвокат не может представлять этого клиента» [8].

Считаем необходимым использовать американский опыт и законодательно закрепить в вышеназванном федеральном законе понятие конфиденциальной информации во взаимоотношениях профессиональных защитников-адвокатов и их клиентов. Причем к категории конфиденциальной информации следует относить любую информацию, которая была получена адвокатом от клиента. Следует продумать широкий перечень форм ответственности адвоката за разглашение подобной информации, включая гражданско-правовую, которая будет выражаться в выплате компенсаций клиенту в твердой денежной сумме, а также сумме материального ущерба и морального вреда, который был причинен подзащитному адвокатом вследствие разглашения конфиденциальной информации.

В-третьих, в американском законодательстве и судебных прецедентах закреплен приоритет ограничений над запретами в регулировании этического содержания поведения адвокатов, в отличие, например, от стран континентальной системы права. Судебные прецеденты содержат тщательно урегулированную систему альтернативных правил поведения адвокатов при защите прав, свобод и законных интересов клиентов, а сам адвокат стимулируется к их соблюдению, с одной стороны, желанием получить адвокатский гонорар, который в США значительно выше, чем, например, в странах ЕС, а с другой стороны, нежеланием возмещать значительные денежные суммы клиенту и государству в случае нарушения вышеуказанных правил поведения.

Приоритет ограничений над запретами в регулировании этической стороны поведения профессиональных защитников в США создает широкое договорное поле для их взаимоотношений с клиентами, что позволяет более гибко и тщательно отстаивать интересы подзащитных, например путем заключения сделок со следствием, в суде (со стороной обвинения), и в итоге ведет к существенному снижению тяжести применяемых мер уголовной ответственности для подсудимого.

В-четвертых, в американском законодательстве и судебных прецедентах закреплено разграничение ответственности за нарушение адвокатами правовых  норм и этических норм поведения.

За нарушение правовых предписаний к адвокату может быть применена широкая система санкций уголовно-правового и дисциплинарного характера (включая потерю статуса адвоката, права заниматься адвокатской деятельностью, а также уголовное наказание).

За нарушение этических правил поведения основными мерами ответственности, которые применяются к профессиональным защитникам-адвокатам, являются гражданско-правовые, которые заключаются в существенных штрафах, компенсациях, подлежащих выплате клиентам и государству со стороны адвоката. В отдельных случаях эти меры выражаются в значительных суммах, которые ведут к банкротству профессионального защитника.

Представляется необходимым использовать данный опыт и в российском законодательстве путем закрепления возможности и обязанности адвокатов осуществлять денежные выплаты клиентам и государству в случае умышленного нарушения этических правил поведения в суде в рамках уголовного судопроизводства, что позволит более гибко регулировать вопросы взаимоотношений участников уголовного процесса.

В-пятых, в США детально урегулированы интересы клиента в случае этических нарушений в поведении адвокатов. Так, деятельность адвокатов застрахована на значительные суммы, которые могут быть использованы для возмещения ущерба и вреда имуществу и интересам клиента.

По мнению ряда авторов, именно американская система страхования профессиональной ответственности адвокатов является наиболее гибкой и результативной. Следует отметить, что «страхование профессиональной ответственности юриста является добровольным... в некоторых американских штатах ассоциации юристов создают собственные страховые компании… распространено создание за счет членских взносов юристов специальных резервных фондов для выплаты компенсаций клиентам, пострадавшим от недобросовестной юридической практики. В последние годы все большее количество штатов (Аляска, Южная Дакота) закрепляют в этических кодексах правило, обязывающее юриста раскрывать свой страховой статус клиенту» [5, с. 23—24].

Данный опыт страхования профессиональной ответственности адвокатов следует закрепить и в российском законодательстве, что позволит, с одной стороны, гарантировать возмещение ущерба и вреда интересам  и имуществу клиентов, а с другой стороны, будет способствовать уменьшению числа случаев недобросовестной юридической практики российских адвокатов, в том числе и путем нарушения этических правил поведения как в суде, так и вне их участия в уголовном судопроизводстве.

В-шестых, в США помимо гражданско-правовой ответственности адвокат может быть подвергнут и дисциплинарным санкциям со стороны ассоциации адвокатов. Как отмечают некоторые авторы, подобные меры ответственности, применяемые внутри адвокатского сообщества США, позволяют более оперативно и действенно принуждать профессиональных защитников к соблюдению этических правил поведения в своей деятельности и повседневной жизни  [4].

Эти санкции могут выражаться в виде предупреждений, выговоров,  наложения на профессионального защитника временного запрещения заниматься адвокатской деятельностью сроком от одного месяца до трех лет. В качестве наиболее суровой меры дисциплинарной ответственности, которая может быть применена к злостным нарушителям, выступает лишение профессионального защитника статуса адвоката с последующим исключением из адвокатской ассоциации, что означает для него уход из профессии. Исключенный из ассоциации адвокат не может быть принят в другие адвокатские ассоциации, а в случае если он утаит информацию об исключении из ассоциации либо подделает документы, он может быть привлечен к уголовной ответственности.

Данный опыт может быть полезен к использованию и в Российской Федерации. Так, например, стоит предусмотреть в Законе об адвокатуре, а также документах, принимаемых на уровне адвокатского сообщества, возможность временного запрещения заниматься адвокатской деятельностью сроком от одного месяца до трех лет злостным нарушителям правил этического поведения в суде (например, в случае систематического разглашения профессиональным защитником сведений, составляющих адвокатскую тайну, а также некультурного и недоброжелательного отношения адвокатов к своим клиентам и т. д.).

В качестве основных особенностей правового регулирования этического содержания выступлений защитника в суде в Германии следует выделить следующие.

Во-первых, этическое содержание выступлений адвоката в суде детально регулируется законом. Причем в ФРГ Федеральным законом об адвокатуре Германии, в отличие от российского закона об адвокатуре, четко закрепляется обязанность профессиональных защитников — адвокатов по соблюдению этических правил поведения не только в рамках уголовного судопроизводства и при оказании иных юридических услуг клиентам, но и в повседневной жизни: «Адвокат должен добросовестно исполнять свои профессиональные обязанности. Как в рамках своей профессии, так и вне их он должен быть достойным того уважения и доверия, которого требует положение адвоката» [8].

Используя опыт правового регулирования поведения защитника в немецком законодательстве, считаем необходимым уточнить формулировку ч. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре, изложив ее в следующей редакции:

«4) соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката как в рамках своих профессиональных обязанностей, так и вне их и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции».

Во-вторых, действующее немецкое законодательство содержит приоритет запретов над ограничениями в регулировании этического содержания поведения адвокатов. Так, Федеральный закон об адвокатуре Германии содержит тщательно детализированный перечень запретов в деятельности профессиональных защитников.

Например, параграф 45 данного закона запрещает адвокату принимать поручение клиента в следующих случаях:

«— если требуемые (ожидаемые) от него действия противоречат адвокатскому долгу;

— если по тому же делу он уже консультировал или представлял интересы противоположной стороны;

— если в том же самом правовом споре он уже принимал участие ранее в качестве судьи, третейского судьи, прокурора, представителя официального учреждения;

— если речь идет о толковании документа, в составлении которого принимал участие в качестве нотариуса он сам или адвокат, с которым он кооперируется в своей адвокатской практике. Кроме того, адвокату запрещено выступать в суде или арбитраже по поручению того клиента, которого ранее он обслуживал в качестве юрисконсульта, если эта работа занимала основное количество его рабочего времени» [8].

Учитывая системный подход в закреплении ограничений и запретов в деятельности профессиональных защитников в ФРГ, представляется, что следует детализировать главу 2 «Права и обязанности адвоката» Закона об адвокатуре в части более тщательного перечисления ограничений и запретов адвокатской деятельности. Это, с одной стороны, ограничит возможность произвольного толкования органами адвокатского сообщества содержания нарушений адвокатами этических правил в своем поведении, а с другой стороны, мотивирует профессиональных защитников к более качественному оказанию услуг подзащитным.

В-третьих, в ФРГ деонтологический конфликт интересов законодательства и подзащитных зачастую решается в пользу закона, так как нормы действующего законодательства настаивают на том, что морально и нравственно оправданными могут выступать только те методы и формы профессиональной защиты адвокатов, которые не идут в противоречие с буквой и духом закона [1].

В-четвертых, действующее немецкое законодательство четко разграничивает ответственность за правовые и этические нарушения в деятельности профессиональных защитников, и если за первые наступает, как правило, дисциплинарная ответственность, то за вторые профессиональный защитник может быть привлечен к уголовной ответственности. Дисциплинарная ответственность профессиональных защитников — широко распространенное в ФРГ явление.

Однако в Германии детально разработаны и процедуры гражданско-правовой ответственности адвокатов за вред, причиненный интересам клиента. Но адвокат и клиент могут установить в договоре пределы возмещения подобного вреда (законодательство Германии их не ограничивает). В последнее время в ФРГ стало широко распространенным страхование ответственности адвокатов [7], причем, как отмечает ряд авторов, с недавнего времени согласно параграфу 51 Федерального закона об адвокатуре ФРГ адвокат обязан заключить соглашение о страховании профессиональной ответственности для обеспечения возмещения имущественного вреда, который может возникнуть в результате осуществления профессиональной деятельности [5, с. 21—22].

Представляется, что в отличие от американской практики страхования профессиональной ответственности, носящей добровольный характер, в Российской Федерации следует законодательно закрепить обязанность адвокатов страховать свою профессиональную ответственность с установлением минимальной страховой суммы (аналогично немецкому опыту).

В-пятых, в законодательстве ФРГ тщательно детализированы процедуры привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности за нарушения моральных и нравственных норм поведения. Нарушения профессиональными защитниками — адвокатами моральных  и нравственных норм поведения рассматриваются судами чести, которые состоят из председателя и двух членов, назначаемых органами юстиции германских земель на определенный срок (как правило, на 4 года). Данные назначения опосредуются консультациями с органами адвокатского сообщества (коллегиями адвокатов земель). Однако решающее слово остается за органами юстиции. Деятельность в судах чести носит общественный характер, но их членам возмещаются расходы, понесенные в связи с исполнением полномочий. Дела рассматриваются коллегиально (председательствующим и двумя членами); решения суда чести могут быть обжалованы в специальную судебную палату при высшем суде земли, формируемую органами юстиции федеральных земель Германии, которая является второй инстанцией по отношению к нижестоящим судам чести. Председателем палаты и председательствующим по конкретному делу может быть только адвокат.

Главной надзорной инстанцией при рассмотрении дел судами чести выступает Сенат по делам адвокатов, созданный при Федеральном Верховном суде, уполномоченный проводить пересмотр решений, вынесенных нижестоящими судами чести и соответствующими земельными палатами по делам адвокатов при высшем суде соответствующей земли. Он состоит из семи членов, четыре из которых — судьи, назначаемые министром юстиции из кандидатур, одобренных Федеральным Конституционным судом Германии, исключая председательствующего — председателя Верховного суда, а три — адвокаты, назначаемые министром юстиции ФРГ из числа кандидатур, представленных Федеральной палатой адвокатов, играющие роль заседателей.

В-шестых, в Германии действует тщательно разработанная альтернативная система наказания профессиональных защитников — адвокатов за нарушения моральных и нравственных норм поведения: штрафы, запрет заниматься деятельностью на определенный срок (как правило, до 5 лет), выговоры, исключение из адвокатуры.

Данный опыт следует использовать и в законодательстве Российской Федерации в части детализации ответственности профессиональных защитников за нарушения моральных и нравственных норм при осуществлении профессиональной деятельности, а также вне ее.

Таким образом, использование зарубежного опыта правового регулирования поведения защитника в суде позволит, с одной стороны, повысить эффективность профессиональной деятельности адвокатов по защите прав, свобод и законных интересов своих клиентов, с другой стороны — обеспечить неукоснительное соблюдение в профессиональной деятельности и вне ее моральных и нравственных правил поведения.

 

Список литературы

 

1. Деханов С.А. Конфликт интересов в системе деонтологических отношений адвоката и клиента в странах Западной Европы // Адвокатская практика. 2010. № 2.

2. Деханов С.А. Организация адвокатуры и профессиональная этика адвокатов в Западной Европе. М., 2012.

3. Кубышкин А.В., Шаров Г.К. Некоторые аспекты регулирования вопросов адвокатской этики в США // Адвокат. 2007. № 5.

4. Кубышкин А.В., Шаров Г.К. Некоторые аспекты регулирования вопросов адвокатской этики в США // Мораль и догма юриста: сб. тр. / под общ. ред. И.Л. Трунова. М., 2008.

5. Наумов Д.В. Механизм страхования профессиональной ответственности адвокатов за рубежом // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2010. № 9.

6. Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского Сообщества. URL: http://www.law. edu.ru/doc/document.asp?docID=1131942 (дата обращения: 21.10.2015).

7. Скуратов А.Н. Страховка для адвоката? // Воронежский адвокат. 2009. № 5.

8. Смоленский М.Б. Адвокатская деятельность и адвокатура Российской Федерации: изд. 3-е, испр. и доп. Ростов н/Д, 2004.