УДК 343.2/7

Страницы в журнале: 84-90

 

Н.А. Карпова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя Россия, Москва isakovkos@yandex.ru

Я.С. Калининская,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного права Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя Россия, Москва kalininskayayana@mail.ru

 

Рассматриваются спорные в теории уголовного права вопросы, касающиеся правовой регламентации и особенностей применения судами ч. 6 ст. 15 Уголовного кодекса РФ. Анализируются научные точки зрения на проблему изменения категории преступления на менее тяжкую, обосновывается авторская позиция относительно соответствия рассматриваемой нормы общепринятым принципам уголовного права, предлагаются пути преодоления имеющихся в теории уголовного права и практике применения рассматриваемой нормы трудностей и противоречий.

Ключевые слова: категория преступлений, изменение категории преступлений, принципы уголовного права, уголовное право.

 

Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 420-ФЗ) ст. 15 Уголовного кодекса РФ была дополнена частью 6, согласно которой устанавливается, что «с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение преступления, указанного в части третьей настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части четвертой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части пятой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы».

С учетом данных положений материального права претерпела изменения ст. 299 Уголовно-процессуального кодекса РФ. В ее ч. 1 введен пункт 6.1, согласно которому при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает вопрос, есть ли основания для изменения категории преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

По оценке ряда специалистов данная новелла носит революционный и беспрецедентный характер. Ни в УК РСФСР 1922, 1926, 1960 годов, ни в УК РФ подобной нормы не содержалось [6, с. 4; 9, с. 99—101].

Названные положения уголовного и уголовно-процессуального законов вызывают справедливую критику ученых. По мнению большинства специалистов, положение об изменении категории преступления на менее тяжкую следует исключить из УК РФ по следующим основаниям.

1. По мнению В. Малкова, суд наделяется полномочиями законодателя, что противоречит Конституции РФ, т. е. изменение категории преступления выходит за пределы полномочий суда как органа правосудия [8, с. 36—39].

2. По оценке А.А. Хайдарова, в уголовном законодательстве стран ближнего зарубежья рассматриваемый институт отсутствует, а его положения создают суду простор для произвола и внедряют в судебную практику широкое судейское усмотрение [21, с. 38—42].

3. Т.Д. Устинова считает, что законодатель не указал правовых последствий изменения категории преступления и тем самым не учел системный подход при введении дополнений в ст. 15 УК РФ. В более выгодном положении оказались лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления. Например, лицу, в отношении которого была изменена категория с особо тяжкого преступления на тяжкое, надо будет отбыть половину срока назначенного наказания против двух третей для условно-досрочного освобождения (п. «б» ч. 3 ст. 79 УК РФ); судимость будет погашена по истечении 8 лет (п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ) против 10 лет. Наряду с этим улучшение положения лица в отношении названных институтов не произойдет в случае понижения категории со средней тяжести на преступление небольшой тяжести, поскольку указанные сроки для преступлений небольшой и средней тяжести одинаковые: соответственно, как в п. «а» ч. 3 ст. 79 УК РФ, так и в п. «в» ч. 3 ст. 86 УК РФ [20, с. 63—72].

4. По мнению Л.Ю. Лариной, ч. 6 ст. 15 УК РФ в нынешней редакции является чрезвычайно неудачной нормой, которая, с одной стороны, создает благоприятные условия для нарушения основополагающих принципов уголовного права, а с другой стороны, выступает серьезным коррупциогенным фактором из-за отсутствия четких критериев изменения категории преступлений [7, с. 56—59].

5. А.А. Джагрунов полагает, что при изменении категории преступления становится неизбежным двойной учет обстоятельств, смягчающих наказание, — первоначально при решении вопроса о виде и мере наказания в соответствии со ст. 60 УК РФ, а затем повторно при мотивировке решения об изменении категории преступления [3, с. 78—81].

6. Г.А. Трофимова придерживается позиции, согласно которой положение ч. 6 ст. 15 УК РФ не согласуется с основополагающими принципами уголовного права, искажает систему категоризации преступлений, нивелирует дифференциацию лиц, совершивших преступление, по степени их опасности, существенно влияет на независимость и самостоятельность судьи при вынесении приговора, снижает безопасность судьи и способствует росту коррупции, а в итоге — негативно отражается на объективности выносимых судом решений [19, с. 25—27].

Следует отметить, что в российской уголовно-правовой доктрине норма, регламентирующая вопросы понижения категории совершенного преступления, некоторыми учеными была воспринята весьма положительно. Так, А. Епихин полагает, что предоставление уголовным законом суду дополнительных способов не лишать виновного свободы, освободить его или предоставить отсрочку отбывания наказания может способствовать снижению количества отбывающих наказание в виде лишения свободы заключенных и иных осужденных по приговору суда [5, с. 105—108].

На наш взгляд, позиция В.В. Питецкого, полагающего необходимым не предоставлять суду право, а возлагать на него обязанность изменять категорию преступления, является правильной. Однако весьма сомнительным представляется мнение исследователя о том, что в соответствующих случаях надлежит изменять категорию преступления на более мягкую, причем не на одну ступень, а на ту категорию, которая соответствует опасности совершенного деяния и отражена в приговоре. Так, если суд за особо тяжкое преступление назначил 3 года лишения свободы и убедительно обосновал этот срок, то он обязан изменить категорию на преступление небольшой тяжести со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями [16, с. 52—54]. В подобном случае речь не может идти о соблюдении основополагающих принципов уголовного права. Принцип гуманизма нельзя сводить только к минимизации уголовной ответственности и наказания любым путем. Если лицо совершило особо тяжкое преступление, а ввиду смягчающих обстоятельств суд сможет изменить категорию на преступление небольшой тяжести, то при такой постановке вопроса вряд ли будут достигнуты цели уголовного наказания, а также соблюдены права и законные интересы потерпевших.

По оценке С.И. Никулина, трансформация категории совершенного лицом преступления не лишена смысла. Так, лицо, участвующее в совершении особо тяжкого группового преступления, несмотря на минимальную степень участия в нем, наравне с остальными соучастниками признается осужденным за преступление этой категории; лицо, осужденное за неоконченное преступление, признается судимым за преступление той же категории, что и лицо, совершившее оконченное преступление [9, с. 99—101]. Однако, на наш взгляд, действующий уголовный закон знает множество иных способов смягчения уголовной ответственности и наказания, регламентированных статьями 61, 62, 64, 66, 67, 73, 75—85 УК РФ. В связи с чем возникает вопрос, зачем вводить дополнительную норму (ч. 6 ст. 15 УК РФ), улучшающую положение лиц, совершивших преступления? Более того, совсем не ясен механизм ее применения. Поскольку изменение категории влечет для осужденных лиц определенные юридически значимые последствия, требуется детально рассмотреть как с теоретической, так и с практической стороны основания для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Общими основаниями применения ч. 6 ст. 15 УК РФ являются:

1) учет фактических обстоятельств преступления;

2) учет степени общественной опасности преступления;

3) наличие смягчающих наказание обстоятельств;

4) отсутствие отягчающих наказание обстоятельств;

5) учет фактического срока наказания, назначенного судом за совершение преступления.

В обвинительном приговоре суд обязан указать те конкретные фактические обстоятельства совершения преступления, на основании которых выносится решение об изменении категории преступления на менее тяжкую. Перечень данных обстоятельств отсутствует как в действующем уголовном законодательстве, так и в судебных решениях по конкретным уголовным делам. Представляет интерес теоретическая позиция, высказанная С.И. Никулиным: фактические обстоятельства преступления не следует смешивать с обстоятельствами, которые суд в соответствии со ст. 61 УК РФ признал смягчающими и учел при назначении наказания. В противном случае будет иметь место двойной учет одних и тех же обстоятельств, что в силу положения ч. 3 ст. 61 УК РФ является недопустимым. По его мнению, к фактическим обстоятельствам преступления могут относиться иные объективные и субъективные признаки деяния, в частности:

— второстепенная роль лица как соучастника преступления;

— неудавшийся добровольный отказ от совершения преступления (ч. 5 ст. 31 УК РФ);

— тяжелое материальное положение виновного;

— милосердие, проявленное по отношению к потерпевшему;

— альтруизм, стремление помочь лицу, находящемуся в бедственном положении;

— виктимное (провоцирующее) поведение потерпевшего [9, с. 99—101].

Степень общественной опасности преступления устанавливается судом в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от характера и размера наступивших последствий, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, от вида умысла (прямой или косвенный) либо неосторожности (легкомыслие или небрежность). Обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание (статьи 61 и 63 УК РФ) и относящиеся к совершенному преступлению (например, совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, особо активная роль в совершении преступления), также учитываются при определении степени общественной опасности преступления [13].

Заслуживают особого внимания данные социологического исследования, представленные в работе Э.Г. Шкредовой и посвященные решению проблемы содержания категории «степень общественной опасности». Так, на вопрос: «Что, по Вашему мнению, означает учет степени общественной опасности преступления?» большинство респондентов ответили следующим образом: «Учет способа совершения преступления; орудий совершения преступлений, размера вреда, тяжких последствий; степени реализации преступных намерений; роли подсудимого (при совершении преступления в соучастии) (62% адвокатов, 63% судей, 50% прокурорских работников)» [22, с. 90—95].

При учете смягчающих наказание обстоятельств судам следует руководствоваться ст. 61 УК РФ. Если смягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, например ст. 108 УК РФ, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания, но будет принято во внимание при изменении категории преступления на менее тяжкую. Весьма спорным представляется суждение А.А. Хайдарова, полагающего, что положения ч. 6 ст. 15 УК РФ надо применять лишь при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 61 УК РФ. При этом не следует использовать положение о смягчающих обстоятельствах, предусмотренное ч. 2 ст. 61 УК РФ [21, с. 38—42]. Однако прямого запрета о недопустимости учета ч. 2 ст. 61 УК РФ в ст. 15 не содержится.

При учете отягчающих наказание обстоятельств судам следует руководствоваться ст. 63 УК РФ. Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания. Таким образом, мы считаем, что если судом будут установлены отягчающие обстоятельства, определенные в ст. 63 УК РФ либо предусмотренные в качестве квалифицирующего признака состава преступления в Особенной части УК РФ, то оснований для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ нет. Однако в настоящее время судами широко используется возможность снижения категории преступления применительно к квалифицированным видам составов преступлений. На наш взгляд, это противоречит общепризнанным принципам уголовного права. Так, кража, совершенная группой лиц (ч. 1 ст. 158 УК РФ и п. «в» ч. 2 ст. 63 УК РФ), исключает возможность снижения категории преступления, тогда как кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ), допускает возможность снижения категории.

Обязательным условием применения нормы о снижении категории является учет фактического срока наказания, назначенного судом за совершение преступления:

— за совершение преступления средней тяжести осужденному назначено наказание, не превышающее 3 лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание;

— за совершение тяжкого преступления осужденному назначено наказание, не превышающее 5 лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание;

— за совершение особо тяжкого преступления осужденному назначено наказание, не превышающее 7 лет лишения свободы.

По нашему мнению, только такая совокупность всех перечисленных условий позволит суду сделать обоснованный вывод о возможности изменения категории преступления на менее тяжкую.

Весьма важным представляется раскрыть вопрос применения положения об изменении категории преступления на менее тяжкую в судебной практике. Правовыми последствиями применения ч. 6 ст. 15 УК РФ согласно действующим разъяснениям Верховного Суда РФ являются следующие результаты.

1. В случае изменения судом категории преступления на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ вид исправительного учреждения назначается осужденному с учетом измененной категории преступления [11].

2. В случае, когда при постановлении приговора суд, назначив наказание, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ изменил категорию преступления на менее тяжкую, то при наличии оснований, предусмотренных статьями 75, 76, 76.1 и 78 УК РФ, он освобождает осужденного от отбывания назначенного наказания [14].

3. Вопрос об изменении категории преступления по вступившим в законную силу судебным решениям по состоянию на 8 декабря 2011 г. (день опубликования Закона № 420-ФЗ) с учетом положений ст. 10 УК РФ может быть разрешен в порядке главы 47 УПК РФ. Однако в отношении указанных решений он может быть рассмотрен и в порядке надзора, если надзорное производство возбуждено по другим основаниям для пересмотра судебных решений. При этом правовой основой применения ст. 10 УК РФ является также соответствующее постановление Конституционного Суда РФ [17].

4. Изменение судом категории совершенного преступления в обязательном порядке влечет за собой такие уголовно-правовые последствия, как иное исчисление сроков давности, определение соответствующего вида рецидива преступления.

5. Применение любого положения УК РФ должно быть мотивировано, в том числе наличие или отсутствие оснований для изменения категории преступления (преступлений) в силу ч. 6 ст. 15 УК РФ. Решение по предусмотренному п. 6.1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ вопросу об изменении категории преступления следует отражать в описательно-мотивировочной части приговора. Принятие такого решения при назначении судебного заседания по результатам предварительного слушания не основано на законе [15].

Следует отметить, что другие вопросы, касающиеся применения положения о понижении категории преступления, не нашли своего отражения в официальных разъяснениях ВС РФ. Некоторые практические рекомендации выработаны по данному вопросу юристами-правоведами. Так, по оценке М.А. Горбатовой и Г.С. Русман, изменение категории преступления влияет на решение следующих вопросов: определение вида рецидива (ст. 18), установление вида исправительного учреждения (ст. 58), отмену или сохранение условного осуждения (ч. 4 ст. 74), освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и примирением с потерпевшим (статьи 75, 76), исчисление срока давности преступления (ст. 78) и исполнение обвинительного приговора суда (ст. 83), исчисление срока для применения условно-досрочного освобождения (статьи 79, 93) и замена неотбытой части наказания более мягким видом (ст. 80), освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1), исчисление срока погашения судимости (статьи 86, 95), освобождение от уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних (статьи 90, 92) [2, с. 43—45].

По мнению Д.С. Дядькина, если по делу о преступлении небольшой тяжести имеются все условия и основания для применения правила ч. 6 ст. 15 УК РФ, т. е. фактические обстоятельства свидетельствуют о существенном снижении его общественной опасности, следует рассматривать вопрос о возможности применения в таком случае ч. 2 ст. 14 УК РФ [4, с. 22—29].

В материалах судебной практики по изменению категории преступления встречаются недочеты (пробелы) в выполнении судами требований ч. 6 ст. 15 УК РФ. Так, суды недостаточно точно обосновывают принятые решения, в приговорах не приводятся надлежащие мотивы для решения вопроса об изменении категории преступления, выводы суда содержат лишь общие суждения, например: «…оснований для смягчения наказания и применения ст. 15 ч. 6 УК РФ, о чем ставится осужденным вопрос в кассационной жалобе, по делу не имеется» [18]. «По смыслу ч. 6 ст. 15 УК РФ решение вопроса об изменении категории преступления относится к компетенции суда, который вправе, но не обязан принять такое решение. Приняв во внимание степень общественной опасности и фактические обстоятельства совершенного М. преступления, суд не нашел оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ» [1].

По другому уголовному делу суд кассационной инстанции, напротив, достаточно аргументированно обосновал вывод о невозможности применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ. Осужденный Р. в кассационной жалобе просил признать инкриминированное ему преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 210 УК РФ, относящимся к категории преступлений средней тяжести.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ указала следующее. Несмотря на то что предусмотренные ч. 6 ст. 15 УК РФ условия изменения категории преступления применительно к содеянному осужденным имеются — по ч. 2 ст. 210 УК РФ Р. назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы и в отношении его не выявлено каких-либо отягчающих обстоятельств, а напротив, есть обстоятельство, смягчающее наказание (наличие пятерых несовершеннолетних детей), — для применения в данном деле положений ч. 6 ст. 15 УК РФ оснований нет.

Обстоятельства того, что в совершении преступления участвовало значительное число лиц, умысел членов преступного сообщества и их деятельность были направлены на совершение особо тяжких преступлений, совершенное Р. преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 210 УК РФ, сопряжено с таким преступлением, как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой в особо крупном размере, не позволяют в данном случае принять решение об изменении установленной законом категории преступления [12].

В материалах правоприменительной практики имеются и ошибки, допущенные судами при реализации ч. 6 ст. 15 УК РФ. Так, в нарушение требований данной нормы судьи выносили решение об изменении категории преступления лицам, имеющим судимость [10].

В заключение отметим, что теперь суд наделен полномочием индивидуализировать ответственность виновных лиц посредством изменения категории совершенного преступления на менее тяжкую. Однако мы считаем, что норма о понижении категории преступления (ч. 6 ст. 15) в том виде, в котором она существует в настоящее время, должна быть либо исключена из УК РФ, либо подвергнута серьезным изменениям. Полагаем, что по некоторым видам преступлений (убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, преступления террористической направленности, тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров) положение, закрепленное в ч. 6 ст. 15 УК РФ, применению не подлежит. Данное правило следует отразить в ч. 6 ст. 15 УК РФ. В остальных случаях решение суда по вопросу изменения категории преступления должно приниматься в виде исключения.

Список литературы

1. Апелляционное определение ВС РФ от 23.01.2014 № 201-АПУ13-6 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

2. Горбатова М.А., Русман Г.С. Изменение категории преступления: проблемы правоприменения и обратная сила уголовного закона // Уголовное право. 2012. № 5. С. 43—45.

3. Джагрунов А.А. Изменение категории преступления: проблемы и противоречия // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 8—1. С. 78—81.

4. Дядькин Д.С. Уголовно-правовые проблемы применения ч. 6 ст. 15 УК РФ // Уголовное право. 2015. № 2. С. 22—29.

5. Епихин А.Ю. Расширение полномочий суда на понижение категории преступления: уголовно-правовой и уголовно-процессуальный аспекты // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2012. № 2. С. 105—108.

6. Колоколов Н. Здравый смысл в рамках закона // ЭЖ-Юрист. 2012. № 11. С. 4.

7. Ларина Л.Ю. К вопросу об изменении судом категории преступления // Юридическая наука. 2013. № 2. С. 56—59.

8. Малков В. Право суда на изменение категории преступления // Законность. 2013. № 11. С. 36—39.

9. Никулин С.И. Вопросы применения ч. 6 ст. 15 УК РФ // Уголовное право. 2012. № 5. С. 99—101.

10. Обобщение судебной практики Железноводского городского суда о выполнении требований ч. 6 ст. 15 УК РФ. URL: http://zheleznovodsky.stv. sudrf.ru/ (дата обращения: 25.06.2016).

11. О практике назначения и изменения судами видов исправительных учреждений: постановление Пленума ВС РФ от 29.05.2014 № 9 (п. 15) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

12. Определение ВС РФ № 49-О11-113 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 10.

13. О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: постановление Пленума ВС РФ от 22.12.2015 № 58 (п. 1) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

14. О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности: постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 № 19 (п. 26) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

15. Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению федеральных законов от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»: утв. Президиумом ВС РФ 27.06.2012 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

16. Питецкий В.В. О недостатках воплощения принципа справедливости в действующем Уголовном кодексе РФ // Российская юстиция. 2014. № 4. С. 52—54.

17. Постановление КС РФ от 20.04.2006 № 4-П // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

18. Постановление Московского городского суда от 02.03.2015 № 4у/7-870/15 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

19. Трофимова Г.А. Расширение границ принципа судейского усмотрения // Российский судья. 2014. № 1. С. 25—27.

20. Устинова Т.Д. Общественная опасность и ее влияние (учет) при конструировании норм Общей части УК РФ // Lex russica. 2015. № 3. С. 63—72.

21. Хайдаров А.А. Право суда изменять категорию преступления на менее тяжкую // Законность. 2015. № 2. С. 38—42.

22. Шкредова Э.Г. Учет характера и степени общественной опасности преступления при назначении наказания // Российский юридический журнал. 2016. № 2. С. 90—95.