УДК 34.03:004

Страницы в журнале: 56-58 

 

О.Л. СОЛДАТКИНА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры информатики Саратовской государственной юридической академии, старший научный сотрудник Саратовского филиала Института государства  права РАН igp@sgap.ru

 

Е.М. ТЕРЕХОВ,

преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Балаковского филиала Саратовской государственной юридической академии

 

Исследуется важность информационных ресурсов как средства, направленного на достижение целей правоинтерпретационной политики; выявляются проблемы и предлагаются возможные пути их решения.

Ключевые слова: правоинтерпретационная политика, информационные ресурсы, оптимизация, официальные сайты, СМИ, Интернет.

 

Information Resources as a Means of Law-Interpretative Policy

Soldatkina O., Terekhov  Ye.

In the article importance of information resources as the means directed on achievement of the objectives of law-interpretative policy is investigated, problems are revealed, and possible ways of their solutions are proposed.

Keywords: law-interpretative policy, information resources, optimization, official sites, mass media, Internet.

 

Сегодня сложно представить себе жизнь без информационных технологий. Их применение может не только упростить нашу повседневную жизнь, но и раскрыть смысл некоторых правовых норм. В силу этого ресурсы информации являются социально значимым объектом правоотношений и требуют особого внимания государства[1].

Примером социально значимых информационных ресурсов являются некоторые официальные представительства в глобальной сети. К таковым можно отнести сайты Конституционного Суда РФ (www.ksrf.ru), Верховного Суда РФ (www.vsrf.ru), Высшего Арбитражного Суда РФ (www.arbitr.ru) и др. Такие ресурсы могут служить и средством правоинтерпретационной политики[2].

Анализ перечисленных ресурсов позволяет сделать вывод: они содержат большой объем информации по вопросам толкования правовых норм, что помогает сориентироваться как профессиональному юристу, так и человеку, не имеющему юридического образования. Более того, часть из них (например, сайт Генеральной прокуратуры РФ www.genproc.gov.ru) содержат в своей структуре интернет-приемные, при обращении в которые можно получить разъяснения индивидуального характера по любому нормативному правовому акту.

Существенную помощь субъектам правоинтерпретационной политики оказывает видеоконференцсвязь. Так, ее наличие в Верховном Суде РФ обеспечивает не только возможность совещания с Президентом РФ, Правительством РФ, полномочными представителями Президента РФ, губернаторами субъектов Российской Федерации, но также позволяет дистанционно разъяснять сотрудникам судов общей юрисдикции проблемные моменты в вопросах определения смысла той или иной правовой нормы.

Другой областью применения видеоконференцсвязи является дистанционное обучение, подготовка квалифицированных, в том числе и информационно грамотных кадров. Реализацию подобного проекта можно увидеть, например, на территории Украины, где в июне—июле 2012 года прошла серия региональных учебных семинаров, посвященных вопросам единообразного толкования и применения законодательства при решении избирательных споров посредством видеоконференцсвязи. Проект позволил судьям обменяться мнениями по спорным вопросам толкования правовых норм[3].

Еще одна немаловажная область применения информационных ресурсов Интернета как инструмента проведения эффективной правоприменительной политики — использование средств массовой информации для оповещения широких кругов о реализации правоинтерпретационной политики, ее содержании и результатах[4], а также для официального разъяснения содержания отдельных нормативных правовых актов. В приказе Генпрокуратуры РФ от 10.08.2008 № 182 «Об организации работы по взаимодействию с общественностью, разъяснению законодательства и правовому просвещению» сказано: «Работа по разъяснению законодательства должна проводиться в тесном контакте со средствами массовой информации»[5].

Здесь следует отметить: телевидение и радиовещание как источники правовой информации все еще занимают ведущее место, однако Интернет как ресурс правовой информации становится все более популярен, особенно среди молодежи. Однако, безусловно, у населения должен быть выбор: молодые люди активнее используют виртуальное пространство, тогда как пожилым людям ближе традиционные СМИ (радио, телевидение). Поэтому сейчас в рамках пропаганды права имеют одинаково важное значение и выступления представителей органов прокуратуры с разъяснениями законодательства на телевидении[6], и их же публикации с докладами, содержащими разъяснения законодательства на официальных Интернет-страницах, а также на сайтах центральных, республиканских, краевых, областных, городских, районных газет и журналов[7].

Таким образом, информационные ресурсы как средство правоинтерпретационной политики действительно обладают хорошим потенциалом, более того их использование становится необходимым в рамках процесса формирования информационного общества, однако анализ юридической литературы позволяет выявить и некоторые проблемы в области применения ресурсов информации как инструмента правоинтерпретационной политики, что в свою очередь может стать причиной возникновения ряда крайне негативных последствий.

Например, А.Б. Антопольский относит к таковым ответственность за формирование конкретных ресурсов и их использование; закрепление и разграничение полномочий и ответственности в области информационных ресурсов между государственными органами различных ветвей и уровней; право на информацию и его реализация и др.[8] Ю.И. Сидоренко вспоминает: судейское сообщество обращалось к Президенту РФ с просьбой выделить эфирное время под программу, в которой работники суда занимались бы разъяснительной деятельностью. Ранее судьи регулярно ходили на предприятия, где отвечали на все вопросы, касающиеся смысла правовых норм. В итоге согласие было получено и вышло несколько программ, однако некоторые из них «никакого отношения к судопроизводству не имеют. Эти передачи не просто не полезны — они вредны, хотя вызывают большой интерес у населения»[9]. Наличие озвученной проблемы заставляет серьезно задуматься, так как зритель, посмотревший подобную программу, ориентируется в дальнейшем на озвученный в ней смысл правовой нормы, не всегда совпадающий с тем, который заложен законодателем. Поэтому представляется необходимым введение государственного надзора за выпуском передач, так или иначе связанных с процессом толкования норм.

Другим недостатком тематических информационных ресурсов выступает их разбросанность по источникам. В СМИ можно часто слышать о разъяснениях, данных высшими судебными органами, которые вызывают наибольший общественный резонанс. В качестве примера приведем общеизвестное Постановление КС РФ от 30.06.2011 № 13-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго статьи 1 Федерального закона “О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан” в связи с жалобой гражданина А.В. Воробьева», согласно которому если дачный дом пригоден для проживания, то человек вправе в нем зарегистрироваться, при этом должностные лица, ответственные за такую регистрацию, не вправе ему отказать[10].

К сожалению, остальные решения освещаются не всегда[11]. Это приводит к неэффективности правоинтерпретационной политики, поскольку отсутствуют основания, характеризующие общую направленность в процессе толкования правовых норм.

Следующая проблема связана с тем фактом, что на практике акты официального толкования могут быть выражены в указах, приказах, инструкциях, распоряжениях, письмах, а то и вовсе являются элементом соответствующего правоприменительного акта[12]. Вследствие этого информацию о них можно найти в довольно большом количестве источников (в том числе и в Интернете); ее отличительной особенностью будет разбросанность по различного рода официальным изданиям (например, в Собрании законодательства Российской Федерации, Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации) и информационным базам соответствующих субъектов. Отличия будут присутствовать во всех элементах ресурса: внешней форме, внутренней структуре, носителе.

Информационная разнородность ведет к разбрасыванию внимания уполномоченного субъекта, а в конечном итоге — отсутствию единой направленности в толковании норм и неэффективности соответствующего вида политики. Таким образом, существует определенная потребность в некотором обособлении актов официального толкования. Речь идет не о выделении этого вида документов в отдельную базу, что в силу природы процесса интерпретации норм практически неосуществимо, а лишь об унификации их формы.

На наш взгляд, в направлении унификации внутренней структуры и должна протекать оптимизация массива информационных ресурсов интерпретационной политики, в данный период времени отличающихся крайней разбросанностью и разнородностью.

 

Библиография

1 См.: Прокопенко А.Н., Кривоухов А.А. Правовая политика Российской Федерации в сфере государственных информационных ресурсов // Научные ведомости БГУ. Серия: Философия. Социология. Право. 2007. № 2. С. 173.

2 Под правоинтерпретационной политикой в рамках данной статьи будем понимать деятельность специально уполномоченных государством субъектов, направленную на унификацию понимания смысла, направленности и содержания истинных целей и задач законодателя, выраженных им в нормах права (подробнее об этом см.: Солдаткина О.Л. Информационные ресурсы правовой политики: общетеоретический аспект: дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 2011).

3 См.: Завершилась серия региональных учебных семинаров для представителей административных судов об одинаковом толковании и применении законодательства при решении избирательных споров // Бизнес и закон. 2012. № 32. С. 14.

4 См.: Рудковский В.А. Правовая политика и осуществление права. — Волгоград, 2009. С. 306.

5 Законность. 2008. № 10. С. 23.

6 См.: Настольная книга прокурора / под общ. ред. С.Г. Кехлерова и О.С. Капинус. — М., 2012. С. 28.

7 См.: Настольная книга военного прокурора / под общ. ред. С.Н. Фридинского. — М., 2012. С. 43.

8 См.: Антопольский А.Б. Нормативно-правовое регулирование в сфере информационных ресурсов // Информационное общество. 1999. № 5. С. 26.

9 Интервью с Ю.И. Сидоренко, председателем Совета судей РФ, заслуженным юристом РФ // Законодательство. 2007. № 1. С. 7.

10 СЗ РФ. 2011. № 27. Ст. 3991.

11 См., например: Постановление КС РФ от 05.06.2012 № 13-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1086 ГК РФ в связи с жалобой гражданина Ю.Г. Тимашова» // СЗ РФ. 2012. № 24. Ст. 3256.

 

12 Подробнее об этом см.: Солдаткина О.Л. Указ. соч. С. 9.