УДК 347.998.85

Страницы в журнале: 121-126

 

О.Л. Бегдан,

аспирант кафедры административного и финансового права Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации Россия, Москва ombu@list.ru

 

В связи с принятием Кодекса административного судопроизводства РФ рассматривается проблема использования судами информации, размещенной в сети Интернет, как самостоятельного средства доказывания по административным делам. В целях нивелирования возможных ошибок правового регулирования, а также правильного формирования эффективной судебной практики по этому вопросу анализируются различные точки зрения и правоприменительная практика судов общей и арбитражной юрисдикции в рамках разбирательства гражданских дел по существу. 

Ключевые слова: суд, административное судопроизводство, Кодекс административного судопроизводства РФ, доказательство, электронный документ, судебная практика.

 

Кодекс административного судопроизводства РФ от 08.03.2015 № 21-ФЗ (далее — КАС РФ, Кодекс) вводится в действие с 15 сентября 2015 г. (за исключением отдельных положений, вступающих в силу в иные сроки). В связи с этим одной из активно обсуждаемых центральных проблем в правовой теории и практике станет проблема доказывания и доказательств по административным делам. Согласно ст. 61 Кодекса доказательствами по административному делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в административном деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения административного дела. В качестве доказательств допускаются объяснения лиц, участвующих в административном деле, и показания свидетелей, полученные в том числе путем использования систем видео-конференц-связи, а также письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов, электронные документы, иные документы и материалы.

Сказанное демонстрирует, что законодатель заложил в Кодекс открытую систему доказательств, что означает возможность использования в ходе судопроизводства по административным делам информации, размещенной в Интернете. Однако на практике подход к этому вопросу у судов общей и арбитражной юрисдикции далеко не однозначен.

В настоящее время неотъемлемое от жизни общества сложное социальное, информационное и правовое явление представляют собой глобальные информационные сети. В Интернете сосредоточено колоссальное количество самой разнообразной информации, которую можно использовать в тех или иных целях. Там можно разместить любые сведения, в том числе предложения политического, коммерческого и личного характера. С помощью Интернета можно отыскать практически любую информацию, заключить сделку, найти партнера для деловых или личных отношений.

В глобальных информационных сетях размещаются также литературные и музыкальные произведения, товарные знаки, знаки обслуживания и иные объекты интеллектуальной собственности. Чрезвычайно быстро растут объемы электронных сделок, и уже многие торговые компании, банки и иные организации, в том числе и в России, внедрили у себя технологии финансового обслуживания посредством Интернета.

Однако применение Интернета в деловых и коммерческих целях, включая использование электронной почты, не только облегчает взаимодействие хозяйствующих субъектов и повышает его оперативность, но и порождает ряд сложных правовых проблем, требующих разрешения как на законодательном уровне, так и на уровне делового и правового общения. В частности, очень важными являются вопросы конфиденциальности, подлинности и авторства электронных документов, передаваемых через Интернет.

По поводу правомерности использования в Интернете объектов интеллектуальной собственности, а также соответствия действительности информации, размещенной либо перемещенной с помощью глобальных информационных сетей, порой возникают правовые споры, которые разрешаются судами общей юрисдикции, арбитражными и третейскими судами. При этом размещенная в Интернете информация приобретает доказательственное значение и используется судами при разрешении соответствующих споров.

В современной судебной практике, в частности по делам о защите чести и достоинства, отдельным избирательным спорам, делам, связанным с защитой интеллектуальной собственности и другим, стороны нередко ссылаются на информацию, взятую из Всемирной сети. При этом суды арбитражной юрисдикции без оговорок рассматривают подобную информацию как доказательство. Суды общей юрисдикции лишь в последнее время стали исследовать ее в качестве доказательства, до этого они исключали такую информацию из поля судебного изучения, так как считали ее недопустимой. И формальным основанием для этого служили и служат положения ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ, которые исчерпывающе определяют круг процессуальных источников, из которых суд может получить значимую доказательственную информацию.

Отказ от исчерпывающего перечня средств доказывания даст возможность использования в современном гражданском процессе в качестве доказательств разнообразных современных средств информации. Именно поэтому содержащаяся в Интернете информация значительно чаще используется арбитражными судами [5, с. 12—13].

В практике современных деловых отношений в качестве средства передачи информации очень часто используется электронная почта. В настоящее время отправленные по электронной почте сообщения арбитражные суды признают в качестве доказательства по делу. Например, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 08.07.1999 № А06-176-6/98 указано, что факт отгрузки товаров подтвержден актами сверки расчетов и накладными, переданными по электронной почте.

Отменяя состоявшиеся судебные постановления по другому делу и направляя его на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ФАС Московского округа предложил дополнительно исследовать вопрос о том, поступала ли к ответчику по электронной почте предусмотренная договором информация [4, с. 5—6].

На практике отношение судов общей юрисдикции, в том числе Верховного Суда РФ, к информации, полученной из Интернета, противоречиво. В одних случаях суды, ссылаясь на правило допустимости доказательств (ст. 60 ГПК РФ), категорически отказываются исследовать эту информацию, в других же случаях считают возможным использовать ее в качестве средства доказывания. Последний подход представляется нам правильным.

Например, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ по делу по заявлению С. и И. об отмене постановления ЦИК Республики Башкортостан о регистрации кандидата на должность Президента этой республики М.Г. Рахимова, в частности, записано следующее: «Отказывая в удовлетворении заявления С. и И., суд правильно исходил из того, что отсутствуют доказательства, свидетельствующие об использовании М.Г. Рахимовым преимуществ должностного или служебного положения. Представленные заявителями в подтверждение этих доводов видеоматериалы с записью о функционировании сайта “Президент РБ”, перепечатки из портала на бумажных носителях от 31 октября и 2 ноября 2003 г. не могли быть расценены как доказательства по делу как не соответствующие требованиям ст. 77 ГПК РФ» [7].

Напротив, при рассмотрении гражданского дела по заявлению П. и И. об отмене регистрации кандидата на должность губернатора Сахалинской области М. суды первой и второй инстанций в качестве доказательства исследовали информацию, полученную в Интернете. Суд пришел к выводу, что довод заявителей о нарушении кандидатом М. и его доверенными лицами правил предвыборной агитации при проведении культурно-развлекательных мероприятий не подтвердился. Заявители не представили доказательств, что проводимые в Сахалинской области в ноябре 2003 года концерты ансамбля «Пламя» носили характер благотворительной деятельности, осуществляемой кандидатом М., его доверенными лицами или уполномоченными представителями: «Данные, полученные в Интернете, на которые ссылался П., не свидетельствуют с очевидностью о точных датах проведения концертов, а являются лишь объявлением о предстоящих концертах, распространенным в Интернете 10 ноября 2003 г., и свободной информацией о проведенных концертах» [9].

Интерес представляет и указание, содержащееся в Кассационном определении по другому делу: «Что касается адреса сайта в сети Интернет, то суд установил, что этот сайт изготовлен до начала избирательной кампании кандидата Х. — в 2001 году, содержит информацию об истории создания и планах хозяйственно-экономической деятельности ООО “Эдельвейс-групп”. Утверждение о том, что на данном сайте содержатся изображение, фамилия и многочисленные интервью кандидата в депутаты Х. и что это является грубейшим нарушением норм избирательного права, правильно признано судом несостоятельным, поскольку этот сайт размещен в 2001 году, до избирательной кампании, то есть во время, когда Х. не выдвигался кандидатом в депутаты».

Другими словами, в двух последних случаях суды не встали на чисто формальную позицию, которая могла бы заключаться в том, что, поскольку в ст. 55 ГПК РФ информация, полученная в Интернете, прямо не упоминается, то ее и нельзя отнести к допустимым средствам доказывания. Информация, находившаяся на соответствующих сайтах в Интернете, была исследована в судебном заседании и отвергнута не по формальным соображениям, а в связи с ее содержательной стороной.

Судебная практика последних лет свидетельствует о том, что появляются целые категории гражданских дел, по которым сам спор возник в связи с информацией, размещенной в Интернете. По делам такого рода суды, вполне естественно, вынуждены приобщать к материалам дела и исследовать в судебном заседании информацию, почерпнутую из Интернета. В случае необходимости при исследовании такой информации суд обращается к помощи экспертов.

Так, С.-Х. обратился с иском к А. о защите авторских прав и взыскании денежной компенсации за их нарушение. Свои требования истец мотивировал тем, что с рядом поэтов и композиторов он заключил лицензионные договоры на исключительное использование фонограмм их песен в сети Интернет. По утверждению истца, он создал самостоятельное мультимедийное произведение «Энциклопедия русской музыки “ЗВУКИ. РУ”» и разместил фонограммы на своем веб-сайте. Ответчик же, являясь владельцем другого веб-сайта — «Русский музыкальный портал», нарушил его смежные права, размещая на своем сайте те же фонограммы песен.

Среди специфических доказательств, исследованных в судебном заседании по приведенному делу Черемушкинским районным судом г. Москвы, заслуживают упоминания следующие. Из Российского НИИ развития общественных сетей была истребована справка об истории домена, на котором были размещены фонограммы песен, являвшиеся объектом спора. НИИ подтвердил, что на момент регистрации домена его администратором (владельцем) был ответчик А. К материалам дела были приобщены акт экспертизы фонограмм песен, размещенных в Интернете, назначенной нотариусом до возбуждения дела в суде, копии компакт-дисков, на которых записаны эти фонограммы, а также распечатка текстов из Интернета. Кроме того, в судебном заседании был допрошен эксперт Н., причем предметом исследования эксперта являлась информация, размещенная в Интернете. Тщательно исследовав перечисленные и иные доказательства, суд вынес законное и обоснованное решение, которое вступило в законную силу [1].

В постановлении Пленума ВС РФ от 19.06.2006 № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» отмечается, что одним из самых распространенных правонарушений в сфере авторского права и смежных прав является воспроизведение контрафактных экземпляров произведений, а также фонограмм и их незаконная реализация. Все большую угрозу для правообладателей представляет незаконное размещение произведений и фонограмм в телекоммуникационных сетях, в частности в сети Интернет и сети сотовой связи.

При этом в п. 25 постановления Пленум констатирует следующее: «Размещение объектов авторского права и (или) смежных прав в телекоммуникационных сетях, в частности, в сети Интернет, является использованием данных объектов в соответствии с пунктом 2 статьи 16 указанного выше Закона1. Так, запись произведения или объекта смежных прав в память электронной вычислительной машины является использованием, если по инициативе лица, совершившего запись, неопределенный круг лиц получает доступ к этому произведению или объекту смежных прав. Созданные (полученные) в результате такого использования экземпляры произведений или объектов смежных прав с нарушением Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах” являются контрафактными.

Лица, осуществившие подобные действия, признаются нарушителями авторского права и (или) смежных прав. К указанным лицам могут быть отнесены, в частности, владельцы сайта, на котором были размещены контрафактные произведения или объекты смежных прав» [3, с. 11].

Об Интернете как об информационной и правовой реальности идет речь и в постановлении Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 3). В частности, в абзаце 3 п. 2 данного Постановления записано: «Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения (например, при... распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать). В соответствии с п. 6 ст. 152 Гражданского кодекса РФ суд в указанном случае вправе по заявлению заинтересованного лица признать распространенные в отношении него сведения не соответствующими действительности порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства (подраздел IV ГК РФ)» [2, с. 2].

Следует отметить, что лицо, распространившее соответствующую информацию в Интернете, во многих случаях может быть известно. Спор, возникший по поводу распространения этой информации, может быть связан не с опровержением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию лица, а, например, с оспариванием неправомерных действий органа или лица, распространившего эти сведения. Так, У. обратился в Мурманский областной суд с заявлением о признании незаконными действий избирательной комиссии Мурманской области, распространившей в сети Интернет в связи с проведением выборов депутатов Мурманской областной Думы недостоверную информацию о нем как о кандидате в депутаты областной Думы.

Полагая, что У. просит признать распространенные о нем сведения не соответствующими действительности, и не приняв во внимание, что они связаны с проведением выборов и действиями областной избирательной комиссии, судья Мурманского областного суда в принятии заявления отказал за неподсудностью.

Отменяя указанное определение по частной жалобе У., Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала следующее: как усматривается из заявления У., им заявлены требования о признании незаконными действий избирательной комиссии Мурманской области, распространившей в сети Интернет недостоверные сведения о нем как о кандидате в депутаты Мурманской областной Думы. Указанные действия избирательной комиссии связаны с проведением выборов депутатов областной Думы.

Согласно ст. 26 ГПК РФ областному суду подсудны, в частности, дела об оспаривании действий избирательной комиссии области по выборам в органы государственной власти субъекта Российской Федерации [8].

К проблеме распространения в Интернете порочащих сведений ВС РФ возвращается и в абзацах 2 и 3 п. 7 Постановления № 3. В частности, Пленум разъясняет, что распространение сведений в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи является частным случаем распространения сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц.

Судам предлагается иметь в виду, что в случае, если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации [5]. Любопытно отметить, что данное Постановление Пленума ВС РФ в полном объеме, правда, без какого-либо правового обоснования, неукоснительно применяется не только судами общей юрисдикции, но и арбитражными судами.

Таким образом, в свете руководящих разъяснений Пленума ВС РФ можно сказать, что информация, почерпнутая из Интернета, должна признаваться в качестве допустимого доказательства и судами общей юрисдикции. Что же касается существа этой информации, то она должна оцениваться судами с точки зрения относимости, достаточности и достоверности. Разумеется, при этом должны учитываться специфические особенности информации в Интернете.

Очевидно, что вопрос о правовой природе информации, получаемой судом в сотрудничестве со сторонами из Интернета, требует специального исследования. Несмотря на специфику как самой информации, так и ее источника, некоторые ученые склонны рассматривать ее в рамках традиционных средств доказывания. Так, И.В. Решетникова, изучив ситуацию, связанную с обеспечением арбитражными судами доказательств, расположенных на соответствующих сайтах в Интернете, полагает, что здесь, «скорее всего, речь идет о фиксации вещественного доказательства путем его осмотра, о чем составляется протокол» [11, c. 129—130].

Вероятно, на данном этапе развития процессуального законодательства и науки процессуального права условно можно говорить о сайтах в Интернете как о неких специфических вещественных доказательствах. Содержащаяся там информация может быть собрана путем осмотра сайта с фиксированием результатов в протоколе. В зависимости от конкретной ситуации осмотр сайта может производиться в порядке обеспечения доказательств (ст. 64—66 ГПК РФ, ст. 72 Арбитражного процессуального кодекса РФ) либо в судебном заседании судом, рассматривающим дело по существу. В рамках состязательного процесса полученная при этом информация предварительно может быть оценена сторонами — и окончательно судом с точки зрения относимости, достаточности и достоверности.

В то же время вряд ли можно полностью приравнивать информацию, полученную в Интернете, к вещественным доказательствам. В соответствии со ст. 73 ГПК РФ вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

Анализ судебной практики показывает, что правовые споры, касающиеся информации, размещенной в Интернете, относятся главным образом к праву на товарный знак. В то же время появляются отдельные дела, связанные с защитой деловой репутации, если порочащие истца сведения были распространены в Интернете.

В письме в редакцию «Российской газеты» гражданин С. сообщал о допускаемых в ОАО «Межрегионтрубопроводстрой» нарушениях строительных норм и правил. Письмо было использовано при подготовке опубликованной газетой статьи «Дело — труба»: «Нанесет ли газопровод «Заполярное — Уренгой» непоправимый ущерб России?». Статья была размещена также на сайте информационно-аналитического интернет-издания «Правда.Ру». Обратившись в Арбитражный суд г. Москвы, ОАО просило, в частности, обязать редакцию периодического электронного издания «Правда оn-line» разместить на сайте информационно-аналитического интернет-издания «Правда.Ру» опровержение порочащих сведений. Заявленные истцом требования были удовлетворены Арбитражным судом в полном объеме [10].

Процессуальный регламент собирания, исследования и хранения информации, полученной с помощью принципиально новых источников, должен учитывать ряд обстоятельств. Это специфические особенности того или иного технического средства, степень сложности извлечения и расшифровки содержащейся в них информации, потребность в участии специалиста, необходимость закрепления процессуальных гарантий достоверности соответствующего вида информации, а также правил, ограничивающих вторжение в сферу личной жизни граждан. Часть перечисленных вопросов ныне урегулирована Федеральным законом от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [12], часть вопросов предстоит урегулировать после вступления в силу КАС РФ.

 

Список литературы

 

1. Архив Черемушкинского районного суда г. Москвы за 2001 г. Дело № 2-755.

2. Бюллетень ВС РФ. 2005. № 4.

3. Бюллетень ВС РФ. 2006. № 8.

4. Дашян М. Дело об электронной почте слушается в суде // Бизнес-адвокат. 2003. № 5.

5. О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц: постановление Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 // Бюллетень ВС РФ. 2005. № 4.

6. Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер: приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 07.07.2004 № 78 // Вестник ВАС РФ. 2004. № 8.

7. Определение ВС РФ от 29.11.2003 по делу № 49-Г03-139 // Доступ из СПС «Гарант».

8. Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 04.07.2002 по делу № 34-Г02-12 // Доступ из СПС «Гарант».

9. Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 18.12.2003 по делу № 64-Г03-13 // Доступ из СПС «Гарант».

10. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 07.10.2004 № КГ-А40/7368-04 // Доступ из СПС «Гарант».

11. Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Комментарий судебных ошибок в практике применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.  М., 2006.

12. Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3448.

 

Библиография

 

1 Имеется в виду Закон РФ от 09.07.1993 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах». Утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 18.12.2006 № 231-ФЗ. — Ред.