УДК 341:347.734

 Страницы в журнале: 140-143

 

А.В. Толстых,

аспирант юридического факультета Российского государственного гуманитарного университета Россия, Москва at@life-pad.me

 

Проблема открытия национального рынка банковских услуг состоит в том, что этот вид участия иностранного капитала остается объектом разного рода ограничений: некоторым типам филиалов иностранных банков вообще запрещено привлекать депозиты, другим же разрешено привлекать депозиты на ограниченную сумму. Автор рассматривает зарубежный опыт использования иностранных инвестиций в банковском секторе и анализирует его правовые аспекты.

Ключевые слова: национальные системы, иностранный капитал, фондовый рынок, иностранные инвесторы, финансовое посредничество.

 

До середины 1980-х годов масштабы участия иностранного капитала в развитии национальных банковских систем были весьма ограниченными. Несмотря на частичное снятие запретов на движение капиталов и увеличение объемов внешней торговли, многие страны, как развивающиеся, так и индустриально развитые, продолжали придерживаться ставшего уже традиционным принципа протекционизма.

Общее количество ограничений по доступу на рынок и по предоставлению национального режима, действовавших в мировой торговле финансовыми услугами в середине 1990-х годов — до принятия договоренностей о либерализации финансовых услуг в рамках Генерального Соглашения по торговле услугами (ГАТС) — превышало 11 тыс. Из них преобладающая часть приходилась на долю банковских услуг. Большинство стран устанавливало законодательные ограничения на деятельность зарубежных банков на своей территории [4, с. 42].

Первоначально сдвиг в сторону интернационализации финансового посредничества затронул государства со зрелой рыночной экономикой. Так, США пошли на снятие ограничений еще в 1980-х годах. Затем на протяжении последних примерно 15 лет финансовые рынки многих развивающихся стран и стран с переходной экономикой в той или иной степени начали открываться для внешних участников. В первую очередь данное явление проявилось в экспансии иностранных банков, выражаемой в увеличении их доли в активах и капиталах национальных банковских систем. Особенно отчетливо данная тенденция отмечалась в восточноевропейских странах, переходящих к рыночным отношениям, и в странах Латинской Америки. В меньшей степени этот процесс затронул страны Азии и Африки.

Во многом процесс либерализации торговли и предоставления финансовых услуг в международном масштабе был связан с выстраиванием новой мировой торговой и финансовой архитектуры. Органы государственного регулирования, открывая доступ иностранному капиталу на национальный рынок банковских услуг, руководствовались рядом соображений. Во-первых, стремлением создать благоприятные условия для притока иностранных инвестиций. Во-вторых, такими стандартными аргументами в пользу открытия экономики в целом и ее отдельных отраслей, как увеличение уровня конкуренции и стимулирование повышения эффективности ведения бизнеса. В-третьих, приход иностранных банков означал импорт современных технологий, который влечет за собой общее институциональное укрепление финансовой сферы. В-четвертых, иностранные банки могли рассматриваться как один из каналов притока инвестиций в другие отрасли, и их присутствие стало бы, таким образом, одним из факторов экономического роста.

Рассмотрим опыт использования иностранных инвестиций в банковском секторе стран Латинской Америки. До начала 1990-х годов банковская система этих стран была закрытой [1, с. 521]. Национальные системы были представлены большим количеством местных банков со значительной долей государства в лице как общенациональных, так и местных органов управления. Отношение к иностранным банкам резко поменялось в середине 1990-х годов, когда серия финансовых кризисов вызвала острую нужду в рекапитализации банковского сектора, а также в консолидации и рационализации государственной собственности в отрасли. Потребность банковской системы в привлечении ресурсов привела к снятию барьеров на пути иностранного участия. Крупнейшие приобретения в регионе начались в 1995 году. Иностранные банки в основном ориентировались на покупку контрольных пакетов банков с хорошо развитой розничной сетью. В результате во второй половине 1990-х годов структура собственности банковских систем региона радикально поменялась.

Исключение составляет Бразилия. Увеличивавшееся присутствие иностранных банков привело к сокращению долей и государственного, и национального частного капитала в структуре собственности. Значительно местный частный капитал потеснен был в Чили, Колумбии, Мексике и Перу [3, с. 63].

В Аргентине и Венесуэле приход иностранцев происходил в результате как приватизации, так и покупки пакетов акций крупных банков у частных акционеров.

В Юго-Восточной Азии иностранные банки играют, по сравнению с Латинской Америкой, менее значимую роль. Во многом это связано с политикой местных властей, ограничивающих доступ иностранных участников на рынок розничных банковских операций. Подобная политика проводилась по отношению к иностранным банкам даже в таких финансовых центрах, как Гонконг и Сингапур. Ограничения продолжают сохраняться также по количеству иностранных банков в национальной банковской системе и по количеству филиалов, которые они могут открыть. После кризиса 1997 года в большинстве стран, за исключением Малайзии, доступ был существенно либерализован. При этом следует заметить, что, несмотря на недружелюбный климат, доля иностранных банков в Малайзии остается одной из наиболее высоких в регионе.

Формы допуска иностранных банков могут существенно разниться. Малайзия запрещает открытие филиалов иностранных банков, а для Кореи и Таиланда эта форма присутствия является преобладающей. В Таиланде доступ иностранного капитала в банковский сектор помимо филиальной формы разрешен в виде организации дочерних учреждений, которым предписывается проводить свои операции исключительно на основе ресурсов, полученных из-за границы.

Наиболее интересным в этом отношении является опыт стран Центральной и Восточной Европы. В целом по региону (исключая Россию) иностранные банки контролируют около 80% всех банковских активов. Если местный частный капитал и имеет какое-то влияние в банковской системе ряда стран указанного региона, то он зачастую находится на третьем месте после иностранных банков и структур, контролируемых государством. При этом он может быть представлен большим количеством маленьких институтов (как, например, в Польше). Наиболее массовым с точки зрения количества институтов является кооперативный сектор, на который приходится более 400 кредитных организаций и всего 5% активов банковской системы.

Приход иностранных банков на новый рынок может осуществляться двумя путями: либо за счет роста на собственной основе, либо в результате приобретения действующего местного банка. В Восточной Европе в том или ином сочетании применялись обе эти стратегии. При этом общая закономерность такова: там, где правительство поставило себе цель как можно быстрее приватизировать банковский сектор, были сделаны крупные приобретения. Там же, где приватизация шла труднее и медленнее, происходил рост иностранных дочерних банков и филиалов на собственной основе. Интересно, что наибольшую активность по скупке местных банков иностранные инвесторы проявили не только в странах — «лидерах» перехода к рынку (Чехии, Венгрии, Польше), но и в Хорватии, Эстонии, Латвии, Литве, Болгарии и Румынии. Основные приобретения были сделаны в ходе приватизации государственных банков и в гораздо меньшей степени — через механизм фондового рынка [5, с. 259].

Процесс прихода иностранного капитала осуществлялся достаточно интенсивно и в последние годы. В ряде стран был окончательно завершен процесс приватизации банковского сектора. При этом продавали свои доли в банковской системе не только правительства, но и частные владельцы-резиденты. В ряде стран, например в Польше, активно использовался биржевой механизм, позволяющий совместить при сделках по поглощению местных банков иностранным капиталом американский («аутсайдерский») и европейский («инсайдерский») механизмы.

Иностранный контроль в банковской сфере осуществляется не только зарубежными банками. Держателями пакетов могут выступать инвестиционные и финансовые компании, корпорации другой отраслевой направленности. Например, в Чехии значительный пакет акций третьего по величине банка в стране Investicni a Postovni banka был куплен Nomura International, существенную долю Agrobank приобрела финансовая компания General Electric Capital Services [4, с. 42].

Интерес иностранных банков заметно усилился под влиянием вступления ряда стран в ЕС. Местные банковские системы в большей степени стали восприниматься как часть единого европейского рынка, а не в качестве более рисковых периферийных сфер приложения капитала. Соответственно, в качестве приоритетного рассматриваемый регион воспринимается в основном европейскими банками, которые на мировом уровне относятся скорее ко второму эшелону.

При прочих равных условиях западные банки предпочитают создавать за границей свои филиалы, а не дочерние учреждения. Такая форма отражает более высокую степень приверженности данному рынку, поскольку предполагает полную ответственность материнского банка по всем обязательствам филиала и готовность подвергать риску более существенные ресурсы, чем свой взнос в уставный капитал «дочки». Форма участия, конечно, существенно зависит от местного законодательства и подхода национальных органов регулирования.

Дочерними структурами обычно становятся приобретенные в странах операций банки с популярным местным брендом. Эти же банки становятся первыми кандидатами на продажу в случае потери интереса материнского банка к данному рынку или ухудшения его финансового положения. В Восточной Европе применялись, а иногда даже сосуществовали обе юридические формы. Так, в Польше филиал Citibank действовал параллельно с приобретенным материнской конторой крупным польским банком Bank Handlowy w Warszawie вплоть до интеграции первого в последний под польским брендом [3, с. 183].

Необычный для Восточной Европы пример страны, вставшей в 1990-х годах на принципиальную позицию противодействия проникновению иностранного капитала в национальную экономику, представляет Словения. В результате последовательной политики по реабилитации и укреплению банков к концу 1990-х годов в Словении на основе местной собственности сложилась вполне здоровая и устойчивая банковская система. Словения только в последние годы (при вступлении в ЕС) пошла на смягчение регулирования в области импорта капитала.

 

Мотивация иностранных банков, приходящих на новый рынок, заслуживает особого внимания. Основную роль здесь играет возможность получить прибыль от операций на местном рынке. На решение об открытии бизнеса должен влиять также уровень интеграции между экономикой страны происхождения и страны — объекта инвестиций. Наконец, присутствие иностранных банков во многом зависит от существующих ограничений по входу на рынок и от проведения операций [2].

Однако основным мотивом присутствия иностранных банков в мировой практике стала все-таки возможность получать прибыль на новом рынке. Стратегия иностранных банков в этом случае ориентируется на перспективы развития экономики, рост ВВП, инфляцию, капитализацию местных компаний. Чем лучше выглядят перспективы роста ВВП, тем большим будет стремление иностранных банков присутствовать на местном рынке. Дополнительным фактором в этом случае является конкурентная среда на местном рынке. Заинтересованность иностранных банков будет тем выше, чем менее развита и эффективна местная банковская система [3, с. 284].

Мировой опыт показал, что на иностранный рынок приходят преимущественно крупные банки, и это объясняется рядом причин.

Во-первых, у крупных международных банков, занимающих существенную долю рынка в стране происхождения, присутствует мотив диверсификации рисков через расширение своей деятельности в различных странах.

Во-вторых, нельзя сбрасывать со счетов то обстоятельство, что именно транснациональные корпорации являются клиентами крупных банков. Соответственно, банки, желая предложить наиболее широкий спектр обслуживания, вынуждены расширять сферу своей деятельности и предоставлять услуги там, где это соответствует интересам клиента.

В-третьих, открытие бизнеса в другой стране требует весьма существенных капитальных вложений, особенно если в этой стране существует высокая законодательная планка по входу на рынок, и «эффект масштаба» приобретает в данном случае существенное значение.

В-четвертых, свойственные в основном крупным банкам высокодоходные операции по управлению портфелями также предполагают увеличение количества точек присутствия на внешних рынках.

 

Список литературы

 

1. Алексеева Д.Г. Банковское право: учеб. для магистров. М., 2012.

2. Доронина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций (постановка проблем и варианты решения): автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1996.

3. Орлова Е.Р. Иностранные инвестиции в России: учеб. пособие. М., 2009.

4. Пушкин А.В. Правовой режим иностранных инвестиций в Российской Федерации. М., 2012.

5. Тосунян Г.А., Викулин А.Ю., Экмалян А.М. Банковское право Российской Федерации. Общая часть: учеб. М., 2011.