УДК 341.63:341.632.8 

Страницы в журнале: 143-147

 

Д.И. Шияпова,

аспирант кафедры гражданского и трудового права юридического факультета Российского университета дружбы народов Россия, Москва dar.shiyapova@yandex.ru

 

В рамках возрастающего интереса к странам Ближнего Востока и все большего взаимодействия между представителями российского и арабского бизнеса представляется интересным изучение разрешения коммерческих споров в рамках региона с учетом возможности участия в них «неарабской» стороны. Статья посвящена Конвенции арабских государств о коммерческом арбитраже 1987 года как попытке унифицировать арбитражное разбирательство в регионе. Рассматриваются исторические предпосылки создания Арабского центра по коммерческому арбитражу, особенности формирования Арабского центра по коммерческому арбитражу, а также его функционирование. Описываются особенности арбитражного разбирательства в рамках исследуемого документа: выбор применимого права, назначение арбитров, исполнение арбитражных решений.

Ключевые слова: арбитраж, регион, разбирательство, «неарабская» сторона, право, арбитр, исполнение, решение, спор, требование, соглашение, суд, ислам.

 

Амманская конвенция арабских государств о коммерческом арбитраже 1987 года (далее — Конвенция) прежде всего интересна как попытка унифицировать арбитражное разбирательство в рамках региона с учетом участия в нем «неарабской» стороны [5, с. 139].

Историческими предпосылками создания Конвенции стал ряд споров, имевших место в 50-е годы ХХ века, где арабские государства были вовлечены в арбитражные разбирательства против западных партнеров [4, c. 545]. При разрешении споров должно было быть применено право арабских государств, но этого сделано не было ввиду стереотипов относительно арабского языка и законодательства арабских стран.

Все юридическое сообщество региона осознало необходимость в создании регионального арбитражного центра для сохранения культурных и правовых особенностей региона. При этом также должно быть учтено взаимодействие с западными партнерами.

Практически сразу начала обсуждаться необходимость создания арбитражного института, отвечающего всем вышеуказанным требованиям [1, с. 876].

Восемь арабо-европейских торговых палат 01.06.1982 г.создали новые правила для согласительной процедуры, арбитража и экспертизы, вступившие в силу 10.01.1983 г., которые могли быть применены к арбитражному соглашению, если в споры прямо или косвенно вовлечена сторона из арабского государства [2, с. 876].

Данное обстоятельство дало толчок идее создания Арабского Центра по коммерческому арбитражу (далее — Центр), а идея успешно трансформировалась в проект Конвенции, который был изучен и одобрен решением Совета министров юстиции арабских государств в 1984 году.

В 1985 году в рамках третьей сессии Совета министров юстиции арабских государств в Рабате участникам было предложено направить комментарии относительно проекта Конвенции специально созданной для этого комиссии. По итогам работы комиссия создала второй проект Конвенции. В комиссию входили ведущие специалисты юриспруденции в области разрешения коммерческих споров [1, с. 878].

Итоговый текст Конвенции был подписан 14.04.1987 г. в Аммане представителями 14 государств-членов: Иорданией, Тунисом, Алжиром, Джибути, Суданом, Сирией, Ираком, Палестиной, Ливаном, Ливией, Марокко, Мавританией, Арабской Республикой Йемен, Народной Демократической Республикой Йемен.

Конвенция создала Центр со штаб-квартирой в Рабате (Королевство Марокко). Однако фактически Центр никогда не существовал, хотя Конвенция вступила в силу [2, с. 178].

Согласно решению Генерального секретаря Лиги арабских государств Каирский региональный центр международного коммерческого арбитража временно исполняет функции Центра.

Центр является отдельным юридическим лицом, но зависит административно и финансово от Секретариата Совета министров юстиции арабских государств. Данное обстоятельство традиционно является предметом споров внутри юридического сообщества региона. Ведь при таких обстоятельствах говорить о независимости Центра представляется весьма затруднительным, что в принципе может быть серьезным препятствием для привлекательности Центра как арбитражного института.

Правление Центра назначается договаривающимися государствами из ученых и практикующих юристов из государств-членов сроком на 3 года на возобновляемой основе. Правление также составляет список арбитров и назначает президента. Президент в свою очередь имеет двух заместителей, совместно с ним формирующих Бюро, которое осуществляет административные функции и отвечает за текущую деятельность Центра, в частности, обеспечивает проведение арбитражного разбирательства, определяет его основы, формулирует типовые арбитражные соглашения в области международной торговли, устанавливает правила коммерческих сделок, унифицирует принципы арбитражного разбирательства, осуществляет их классификацию и публикацию (ст. 8 Конвенции).

Статья 3 Конвенции предусматривает возможность передачи спора для его последующего рассмотрения ввиду наличия арбитражной оговорки в договоре, а также заключения отдельного арбитражного соглашения после возникновения спора. Текст оговорки: «Все споры из Договора должны быть разрешены Арабским центром коммерческого арбитража в соответствии с положениями Арабской конвенции по коммерческому арбитражу».

Статья 2 Конвенции закрепляет, что ее положения применяются к коммерческим спорам между физическими/юридическими лицами вне зависимости от их национальной принадлежности из сделок с договаривающимся государством/лицом национальности договаривающегося государства или лицом, имеющим основное место деятельности в одном из договаривающихся государств.

Важно отметить, что это пока единственная Конвенция, предусматривающая разрешение спора с участием «неарабской» стороны, хотя сама формулировка представляется неоднозначной ввиду неясности ее применения в отношении юридических лиц публичного права, а также возможности применения Конвенции к спорам с самим договаривающимся государством [1, с. 879].

Конвенция предусматривает наличие списка арбитров. При этом стороны могут представить кандидатуры арбитров не из списка, за исключением следующих случаев [1, с. 880]:

— истец не назначил арбитра по истечении недельного срока после подачи требования о начале разбирательства;

— ответчик в предложенный и непродленный 30-дневный срок не назначил арбитра.

Председатель трибунала всегда назначается Центром. Количество арбитров должно быть нечетным.

Требования к арбитрам в рамках Конвенции могут быть разделены на две группы:

— арбитры из списка должны быть профессионалами в коммерческой/финансовой сферах, а также отвечать высоким моральным требованиям. Данные требования аналогичны для арбитров не из списка;

— арбитр, назначенный Центром (вне зависимости от того, является ли он председателем или назначен ввиду бездействия стороны), может не иметь национальности сторон спора [1, с. 881].

Каждая из сторон может заявить отвод арбитру с указанием причин такого решения. В случае достаточности оснований для отвода Бюро в течение 7 дней после получения требования завершает процедуру отвода. При этом Конвенция не содержит каких-либо специальных оснований для отвода арбитров.

С момента, когда состав арбитражного суда сформирован, председатель передает ему материалы дела, таким образом, он приступает к исполнению своих функций (ст. 20 Конвенции).

Таким образом, процедуры назначения арбитров, согласование их кандидатур и возможный отвод не являются строго регламентированными, несут в себе возможность обоснованно сомневаться в независимости арбитров, и, возможно, обусловлены спецификой региона.

Для начала арбитражного разбирательства истец должен подать требование о начале арбитражного разбирательства (далее — требование) в письменной форме на имя президента Центра с указанием своих данных, данных ответчика, с изложением краткого содержания спора и фактических обстоятельств, заявленных требований, а также информации об арбитрах (ст. 16 Конвенции).

Истец должен приложить к требованию арбитражное соглашение, все документы и доказательства в рамках спора. Требование принимается для дальнейшего производства после оплаты всех сборов. Президент пересылает ответчику требование и все документы после выполнения всех необходимых условий.

Ответчик должен в течение 30 дней после уведомления о требовании направить отзыв, представить доводы в свою защиту/встречные требования, а также информацию об арбитре. При необходимости срок может быть продлен.

Заявления об отсутствии юрисдикции,  равно как и иные ходатайства, должны быть сделаны до даты первых слушаний. Трибунал рассматривает данное требование перед рассмотрением дела по существу.

Место проведения арбитража — местонахождение Центра, если иное не установлено договором между сторонами и не одобрено трибуналом после консультаций с Центром.

Языком разбирательства является арабский язык. Возможно привлечение переводчика в случае, если сторона не владеет арабским языком, а также подача документов не на арабском языке с приложением перевода.

Трибунал по заявлению стороны может накладывать обеспечительные меры, требовать документы, исследовать доказательства.

В силу ст. 21 Конвенции спор разрешается в соответствии с положениями договора, правом, дополнительно согласованным сторонами/подразумеваемым ими правом, а в случае невозможности определения применимого права применяется право, имеющее наиболее тесные связи с предметом спора.

Конвенция предусматривает, что арбитражный трибунал должен рассмотреть спор по справедливости, если стороны согласовали такое рассмотрение (ст. 21 Конвенции).

Арбитражное решение (далее — решение) выносится большинством голосов. В случае наличия особого мнения арбитра оно должно быть приложено к решению, а если мнения арбитров разделились, то решение выносится председателем трибунала, о чем в решении делается запись.

Решение должно содержать наименования сторон, дату, место, краткое содержание спора, выводы трибунала, а также распределение расходов (ст. 31 Конвенции).

Статья 27 Конвенции предусматривает запрет на передачу спора для рассмотрения в государственный суд, равно как и запрет на подачу заявления об отмене арбитражного решения в государственный суд.

При этом решение может быть отменено, если решение вынесено за пределами компетенции арбитражного трибунала; судебное решение установило новый факт, который существенно влияет на вынесенное решение; имело место ненадлежащее влияние на арбитра (ст. 34 Конвенции).

Требование об отмене решения должно быть подано в Центр в течение 60 дней с даты получения решения/даты, когда факты стали известны. Требование не может быть подано по истечении 1 года с момента вынесения решения.

Требование об отмене решения рассматривается комиссией, назначенной Бюро (арбитрами из списка арбитров Центра). Члены комиссии не должны быть той же национальности, что и стороны, а также не должны входить в число арбитров, вынесших решение.

Решение может быть отменено полностью или в части, его исполнение также может быть приостановлено комиссией до вынесения решения по требованию (ст. 34 Конвенции).

Данное положение является не самым типичным в разрешении спора посредством арбитража — фактически возникает система обжалования арбитражного решения в рамках Центра, что входит в некое противоречие с окончательностью арбитражного решения в рамках арбитражного разбирательства, равно как и вызывает вопросы относительно процедуры приостановки исполнения решения.

Исполнение решения находится в компетенции верховных судов договаривающихся государств. В исполнении решения может быть отказано только в случае противоречия его публичному порядку. При этом понятие публичного порядка различается в договаривающихся государствах, а общее его понятие для целей исполнения решений в рамках Конвенции не выработано, что может являться серьезным препятствием для достижения целей Конвенции.

В активно меняющемся мире многие арабские государства предприняли попытку унифицировать законодательство в области коммерческого арбитража. Как результат, регион наблюдает рост числа арбитражных центров. Эти центры продвигают новую модель международного коммерческого арбитража на Ближнем Востоке. Ввиду все более возрастающей роли ислама в регионе назревает необходимость учета такого регулирования и в коммерческом арбитраже. Между тем приверженцы шариата, равно как и многие противники арбитража в развивающихся странах, говорят о попытках изъятия большого количества споров из юрисдикции государственных судов, подрывании внутреннего законодательства и возвеличивании законодательства непонятного происхождения, враждебного развивающимся странам [3, с. 85].

На наш взгляд, вполне обосновано говорить о том, что Конвенция может считаться унифицированным актом ввиду того, что в ней предусмотрена действенная процедура разрешения споров, преимуществом которой является возможность рассмотрения спора с «неарабской» стороной, рабочая модель самого разбирательства, равно как и традиционный выбор применимого права.

 

Список литературы

 

1. Ahdab Abdul Hamid El, Ahdab Jalal El. Arbitration with the Arab Countries — The Amman Arab Convention on Commercial Arbitration (1987). Kluwer Law International, 2011. Р. 875—887.

2. Asouzu Amazu A. International Commercial Arbitration and African States: Practice, Participation and Institutional Development.  Cambridge University Press, 2001.

3. Faisal Kutty. The Shari’a Factor in International Commercial Arbitration // International Journal of Arab Arbitration. 2009. Vol. 1 Issue 4.

4. International Law Review. Saudi Arabia vs. Arabian American Oil Co (ARAMCO), ad hoc arbitration, August 23, 1958, 27 International Law Review 117, 179; Ruler of Qatar vs. International Marine Oil Co Ltd, 1953.

5. Jalil Mahir. Amman Arab Convention on Commercial Arbitration // Journal of International Arbitration. 1990. Issue 1.

 

6. URL: * library/treaties/11/11-05/arab-commercial-arbitration.xml