УДК 341.231.14  

Страницы в журнале: 129-135 

Ю.А. Акимова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры психологии и педагогики, начальник отдела правовой работы Института дополнительного профессионального образования работников социальной сферы города Москвы Россия, Москва akimova_julia@mail.ru

Рассматриваются вопросы конституционно-правового содержания принципа равноправия полов как одного из базовых международно-правовых и конституционных принципов положения личности в современном государстве, его отражение в текстах основных законов стран мира.

Ключевые слова: принцип, равноправие полов, гендер, право, государство, равенство, дискриминация, женщина, мужчина, отцовство, человек.  

 

Равноправие полов — один из основополагающих международно-правовых и конституционных принципов положения личности в современном демократическом государстве. Равноправие полов является частью общепризнанного принципа равноправия, в содержание которого, помимо равенства прав женщин и мужчин, входят такие аспекты, как юридическое равенство всех перед законом и судом и равноправие независимо от расы и национальности. С.А. Авакьян в содержании данного принципа выделяет равноправие женщин и мужчин, человека с человеком, граждан независимо от национальной принадлежности и граждан независимо от государственной принадлежности (гражданства) [1, с. 508]. Это традиционные составляющие принципа равноправия. В некоторых конституциях закрепляются и другие требования к содержанию принципа равноправия. Например, согласно ч. 2 ст. 19 Конституции РФ такими требованиями выступают происхождение, имущественное и должностное положение, место жительства, отношение к религии, убеждения, принадлежность к общественным объединениям, а также другие обстоятельства. В Конституции Японии 1946 года говорится о том, что люди не могут подвергаться дискриминации в политическом, экономическом и социальном отношениях по мотивам не только расы или пола, но и религии, социального положения, а также происхождения (ст. 14) [27, с. 603]. Согласно переходной Конституции Непала никто не может быть подвергнут дискриминации на основании его религиозных убеждений, принадлежности к касте, племени, происхождения, языка и т. д. (ст. 13) [32].

Безусловно, все аспекты принципа равноправия одинаково важны для реализации конституционного статуса человека, однако принцип равноправия полов занимает здесь, по нашему мнению, особое место. Это подчеркивается в ряде важнейших международных правовых документов. В частности, в преамбуле Всеобщей декларации прав человека 1948 года равноправие мужчин и женщин упоминается в едином контексте с такими категориями, как основные права человека, достоинство и ценность человеческой личности [3].

Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года [29] и Международный пакт о социальных, экономических и культурных правах 1966 года [30] содержат специальное требование к государствам обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми гражданскими, политическими, экономическими, социальными и культурными правами, предусмотренными в данных документах. В Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 года осуждается дискриминация в отношении женщин во всех ее формах. Констатируется, что дискриминация женщин нарушает принципы равноправия и уважения человеческого достоинства, препятствует участию женщины наравне с мужчиной в политической, социальной, экономической и культурной жизни своей страны, мешает росту благосостояния общества и семьи и еще больше затрудняет полное раскрытие возможностей женщин на благо своих стран и человечества [5].

Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций, принятая резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи ООН от 08.09.2000, гласит, что важное значение для международных отношений в XXI веке имеют такие фундаментальные ценности, как свобода, равенство, солидарность, терпимость и др. Равенство понимается как равенство людей и государств в пользовании благами развития, а также как гарантированное равенство прав и возможностей мужчин и женщин. В данной Декларации сформулированы основные цели развития тысячелетия, среди которых на одном из первых мест фигурирует поощрение гендерного равенства и расширение прав и возможностей женщин [37].

Переходя непосредственно к выяснению конституционно-правового содержания дефиниции «принцип равноправия полов», рассмотрим сначала терминологический вопрос. Наряду с термином «равноправие» используется понятие «равенство», и их обычно различают по смыслу исходя из следующих соображений. Равенство как таковое правом не регулируется, поскольку ничто в мире, и право в том числе, не может изменить фактического (физического, социального, имущественного и т. д.) неравенства людей. Правом устанавливается и гарантируется равенство возможностей, т. е. равенство прав и свобод, равноправие. Другими словами, равноправие — это юридическое равенство людей. Однако если держать в уме все перечисленные моменты, то эти термины могут использоваться и как синонимы, в особенности при переводе с английского языка на русский, поскольку в английском языке они обозначаются одним и тем же словом «equality». Подавляющее большинство действующих конституций гарантируют равенство полов как основополагающий принцип конституционно-правового статуса современного человека и гражданина, хотя имеются и исключения. Например, Конституция Иордании не допускает дискриминации иорданцев в отношении их прав и обязанностей только по мотивам расовой, языковой и религиозной принадлежности [7, с. 155].

Конституционные положения относительно равноправия полов можно подразделить на несколько категорий. Одна группа конституций констатирует недискриминацию по признаку пола и содержит требование о равноправии женщин и мужчин без каких-либо особенных уточнений. Например, Конституция Итальянской Республики начинается с основных принципов и уже в ст. 3 закрепляет равенство всех граждан перед законом без различия по полу. «Задача Республики — устранять препятствия экономического и социального порядка, которые, фактически ограничивая свободу и равенство граждан, противодействуют полному развитию человеческой личности и эффективному участию всех, кто трудится, в политической, экономической и социальной организации страны» [8, с. 295].

Предельно лаконично принципы всеобщего равенства и равенства полов сформулированы в Конституции Армении: «Все люди равны перед законом. Запрещается дискриминация в зависимости от пола…» (ст. 14.1) [13], а также в Конституции Молдовы: «Все граждане Республики Молдова равны перед законом и властями независимо от расы, национальности, этнического происхождения, языка, религии, пола…» [17].

В Конституции Республики Мальдивы после перечисления основных прав и свобод говорится о том, что эти права и свободы равным образом гарантируются как мужчинам, так и женщинам [16, с. 481]. Согласно Конституции Кыргызской Республики никто не может подвергаться дискриминации по признаку пола [11]. Конституцией Туркменистана гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина, а также равенство человека и гражданина перед законом независимо от пола и других обстоятельств (ст. 19). Нарушение равноправия по признаку пола влечет ответственность по закону (ст. 20) [22].

Следует отметить, что к этой группе относится и Конституция РФ. Согласно ст. 19 все равны перед законом и судом; государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола и других обстоятельств. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. Каких-либо специальных гарантий прав женщин Конституция РФ не содержит, в отличие от Конституций СССР и РСФСР, в которых подобные гарантии имелись: «Осуществление... прав обеспечивается предоставлением женщинам равных с мужчинами возможностей в получении образования и профессиональной подготовки, в труде, вознаграждении за него и продвижении по работе, в общественно-политической и культурной деятельности, а также специальными мерами по охране труда и здоровья женщин; созданием условий, позволяющих женщинам сочетать труд с материнством; правовой защитой, материальной и моральной поддержкой материнства и детства, включая предоставление оплачиваемых отпусков и других льгот беременным женщинам и матерям, постепенное сокращение рабочего времени женщин, имеющих малолетних детей» [20; 21].

А.С. Автономов отмечает, что это одна из наиболее обширных формулировок о гарантиях равноправия женщин и мужчин из когда-либо включавшихся в конституции в мире, которая, к сожалению, была изъята в результате конституционной реформы 21 апреля 1992 г. [2, с. 53].

Следует отметить, что в проектах Конституции РФ попытки предоставить женщинам дополнительные гарантии их статуса присутствовали, но довольно слабые. Дальше формулировок «труд по воспитанию детей приравнивается ко всякому другому труду, является основой для достойного социального обеспечения» [35, с. 742], «труд по воспитанию детей является основанием для социального обеспечения» [34, с. 148], «труд по воспитанию детей дает право на социальную защиту в соответствии с законом» [33, с. 374] и т. п., в результате все равно отвергнутых, дело не пошло. Один из альтернативных проектов Конституции РФ предполагал более серьезный подход к гарантированию прав женщин. Речь идет о проекте, подготовленном фракциями «Аграрный Союз», «Отчизна» и «Коммунисты России» в апреле 1992 года, ст. 27 которого именовалась «Государственная поддержка семьи, материнства» и устанавливала обязанность государства осуществлять меры по охране труда и здоровья женщин; создавать условия, позволяющие женщинам сочетать труд с материнством; оказывать материальную и моральную поддержку материнства и детства, включая предоставление оплачиваемых отпусков и других льгот беременным женщинам и матерям. Государство также обязывалось проявлять заботу о семье путем создания и развития широкой сети детских учреждений, выплаты пособий по случаю рождения ребенка, предоставления пособий и льгот многодетным семьям, а также других видов пособий и помощи семье [36, с. 703].

В научной литературе имеются предложения исправить текущую ситуацию и поднять на конституционный уровень некоторые гарантии для женщин — в частности, проведение государственной политики по обеспечению женского равноправия, повышению заботы о работающих женщинах, о матерях и т. д. [1, с. 509].

К другой группе относятся конституции в основном быстро развивающихся государств, а также некоторые «старые» европейские конституции, в которых отражается расширенный подход к гарантированию равного статуса разных гендерных групп. Эти конституции детализируют принцип полового равноправия, укрепляют его специфическими гарантиями особой защиты работающих женщин, женщин-матерей и т. п., даже закрепляют особые права женщин. Так, Конституция Германии в ст. 3 закрепляет: «Все люди равны перед законом. Мужчины и женщины равноправны. Государство поощряет фактическое проведение в жизнь равноправия женщин и мужчин и содействует устранению существующих невыгод. Недопустимо ущемление или предпочтение кого-либо на основании его пола…». А в ст. 6 содержится положение, согласно которому «каждая мать может претендовать на защиту и заботу сообщества» [31, с. 209].

В Конституции Республики Польша, помимо общего установления о всеобщем равенстве перед законом и праве на равное обращение со стороны публичных властей, имеется ст. 33.1, закрепляющая равенство прав женщин и мужчин в семейной, политической, социальной и экономической жизни. «Женщина и мужчина имеют, в частности, равное право на образование, занятость и продвижение, на одинаковое вознаграждение за труд одинаковой ценности, на социальное обеспечение, а также на занятие должностей, выполнение функций, равно как на получение публичных отличий и наград». Кроме того, «мать до и после рождения ребенка имеет право на особую помощь публичных властей, объем которой определяется законом» (п. 2 ст. 71.1) [18, с. 342—343].

Согласно Конституции Республики Бразилия все равны перед законом без различий любого характера. Мужчины и женщины равны в правах и обязанностях в порядке, предусмотренном Конституцией (п. I ст. 5). Осуществляется охрана рынка труда для женщин посредством специфических стимулов согласно закону (п. XX ст. 7). Установлен запрет различий в заработной плате, исполнении должностей и критериях приема на работу в зависимости от пола (п. XXX ст. 7) [24, с. 434—435].

В переходной Конституции Непала есть специальная статья, посвященная правам женщин. Она гласит, что никто не может быть подвергнут дискриминации на том основании, что является женщиной. Каждая женщина имеет право на обеспечение здорового вынашивания и рождения детей, а также на иную помощь в сфере репродукции человека. Любой женщине гарантирована свобода от физического, психического или иных форм насилия, такого рода действия наказываются по закону. Сын и дочь имеют равные права наследования собственности (ст. 20). Кроме того, женщины (приравниваемые в данном плане к далитам, туземным этническим племенам, общинам мадешей, угнетенным группам, бедным крестьянам, неквалифицированным рабочим или лицам, принадлежащим к экономически, социально и культурно отсталым группам населения) обладают правом на социальную справедливость, т. е. имеют право участвовать в государственном управлении на основе принципа пропорциональности (ст. 21) [32].

Конституция Китайской Народной Республики в ст. 48 гарантирует женщинам в Китае равные с мужчинами права во всех областях политической, экономической, культурной, общественной и семейной жизни. «Государство охраняет права и интересы женщин, обеспечивает женщинам равную с мужчинами плату за равный труд, воспитывает и выдвигает кадровых работников из числа женщин» [9, с. 684].

В Конституции Республики Филиппины говорится о том, что государство признает роль женщин в национальном строительстве и обеспечивает полное равенство мужчин и женщин перед законом (раздел 14 ст. II). Кроме того, в специальной статье о социальной справедливости и правах человека есть раздел 14 «О женском населении», согласно которому государство обязуется защищать работающих женщин путем обеспечения безопасных и здоровых условий труда, «принимая во внимание их материнские функции и предоставляя такие условия и возможности, которые способствуют росту благосостояния и помогают им полностью реализовать свой потенциал для блага нации» [19, с. 923, 964].

В Конституции Украины в ст. 24 установлен принцип равных конституционных прав и свобод граждан и равенства их перед законом. «Не может быть привилегий или ограничений по признакам… пола... Равенство прав женщины и мужчины обеспечивается: предоставлением женщинам равных с мужчинами возможностей в общественно-политической и культурной деятельности, в получении образования и профессиональной подготовке, в труде и вознаграждении за него; специальными мерами по охране труда и здоровья женщин, установлением пенсионных льгот; созданием условий, дающих женщинам возможность сочетать работу с материнством; правовой защитой, материальной и моральной поддержкой материнства и детства, включая предоставление оплачиваемых отпусков и иных льгот беременным женщинам и матерям» [23].

Конституция Восточного Тимора, помимо закрепления всеобщего принципа равенства и запрета дискриминации по признаку пола, содержит ст. 17 следующего содержания: «Женщины и мужчины имеют равные права и обязанности во всех сферах семейной, политической, экономической, социальной и культурной жизни» [6, с. 58].

Согласно Конституции Народной Республики Бангладеш к основополагающим принципам государственной политики относится принцип участия женщин во всех сферах жизни Республики, для обеспечения которого государство принимает особые меры (ст. 10). Помимо этого положения, документ закрепляет право на равенство всех перед законом, включая тот факт, что женщины имеют равные права с мужчинами во всех сферах государственной и общественной жизни, а также запрет дискриминации граждан исключительно только по основанию пола, а также и по другим основаниям (ст. 28) [12, с. 56, 60].

Согласно Конституции Японии 1947 года все люди равны перед законом и не могут подвергаться дискриминации в политическом, экономическом и социальном отношениях по мотивам пола и т. д. (ст. 14). Дополнительные гарантии равенства предоставлены женщинам в семейной сфере: в ст. 24 закреплено положение, согласно которому брак заключается только при взаимном согласии обеих сторон и существует при условии взаимного сотрудничества, в основу которого положено равенство прав мужа и жены. «Законы в отношении выбора супруга, имущественных прав супругов, наследства, выбора местожительства, развода и других вопросов, связанных с браком и семьей, должны составляться исходя из принципа личного достоинства и равенства полов». Кроме того, в ст. 26 установлено равное право на образование для всех [28, с. 603—604].

Помимо общего принципа равенства всех перед законом, Конституция Индии закрепляет два подробных перечня специальных гарантий. Первый связан с запретом дискриминации по различным основаниям, в том числе по основанию пола, и подразумевает следующие меры: 1) государство не проводит дискриминации в отношении граждан только на основе пола; 2) ни один гражданин только по мотивам пола не может быть в какой-либо мере лишен правоспособности, не должен нести особенных обязанностей, не должен быть субъектом особых ограничений или поставлен в особые условия в отношении доступа в магазины, публичные рестораны, отели и места общественного увеселения; пользования колодцами, водоемами, купальнями, дорогами и местами общественного отдыха, полностью или частично финансируемыми из государственных средств или предназначенными для общественного пользования; 3) государство вправе издавать особые постановления в отношении женщин и детей. Второй список содержит гарантии, обеспечивающие равенство возможностей при приеме на работу в государственные учреждения, и подразумевает, что все граждане имеют равные права при найме на работу или при назначении на любую должность в государственных учреждениях; ни одному гражданину не может быть отказано в праве приема на работу в любое государственное учреждение или на предприятие и он не может быть подвергнут дискриминации только на почве пола и др. [14, с. 181—182].

Таким образом, как можно заметить, государства предпочитают гарантировать равноправие женщин в сферах трудовой занятости, образования и семейных отношений. Что же касается политической сферы и избирательных прав, то здесь положение гораздо хуже. Немногие государства, как, например, Франция, на конституционном уровне подкрепляют гарантиями равенство политических прав женщин и мужчин. Если Конституция Франции 1946 года содержала только общее требование законного гарантирования женщине во всех сферах прав, равных правам мужчины, то ст. 1 Конституции 1958 года закрепляет положение о благоприятствовании закона равному доступу женщин и мужчин к выборным мандатам и избираемым функциям как к профессиональным и социальным видам ответственности [25, с. 161; 26, с. 201].

В конституциях отдельных исламских государств, на территории которых десятилетиями не прекращаются вооруженные конфликты и акты терроризма, принятых недавно и под контролем правительств западных стран, в рамках западной концепции демократии могут содержаться гарантии прав личности в целом и женщин в частности. Например, Конституция Республики Ирак закрепляет равенство прав иракцев без какой-либо дискриминации по признакам пола, а также гарантирует, что все граждане — мужчины и женщины — имеют право участвовать в общественной жизни и осуществлять свои политические права, включая право голосовать и выдвигать свою кандидатуру на выборах [15, с. 195, 197].

В других исламских государствах процесс предоставления избирательных и других политических прав женщинам проходит мирно в результате инициированных национальными властями реформ. В частности, это можно сказать о Королевстве Бахрейн, Конституция которого гласит: «Граждане, и мужчины, и женщины, имеют право участвовать в публичных делах и имеют политические права, включая право голоса и право быть избранным... Государство гарантирует согласованность обязанности женщин по отношению к семье с их работой в обществе и их равенством с мужчинами в политической, социальной, культурной и экономической сферах без нарушения положений исламского канонического права (шариата)» [10, с. 25—26].

Наконец, следует сказать о третьей группе конституционных положений, раскрывающих смысл конституционного принципа гендерного равноправия с учетом того факта, что «по своему нормативному содержанию он исключает дискриминацию женщин в той же мере, в какой исключает дискриминацию мужчин» [4, с. 207—208]. Данная группа конституций закрепляет особые требования о защите отцовства. В большинстве основных законов если отцовство вообще и упоминается, то только через констатацию его защиты наряду с материнством, детством, семьей в целом. Например, согласно ч. 2 ст. 7 Конституции РФ в Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства. В Конституции Кыргызской Республики зафиксирован статус семьи как основы общества; семья, отцовство, материнство, детство есть предмет заботы всего общества и преимущественной охраны законом (ч. 1 ст. 36). В Конституции Италии упоминается отцовство, но лишь применительно к нормам и пределам его выявления (ст. 30), т. е. о позитивном равенстве отцовства и материнства речи нет. А вот Конституция Бразилии к числу социальных прав относит отпуск по отцовству (ст. 7).

Итак, можно констатировать, что гендерное равноправие как таковое закрепляется в большинстве основных законов. Специальные гарантии женского равноправия также постепенно переходят на конституционный уровень. А вот элементы «мужского» гендерного равноправия в конституции включаются пока крайне редко.

 Список литературы

 1. Авакьян С.А. Конституционное право России: учебный курс: в 2 т. М., 2010. Т. 1. С. 508, 509.

2. Автономов А.С. Права человека, правозащитная и правоохранительная деятельность: науч. изд. М.: Фонд «Либеральная миссия»; Новое литературное обозрение, 2009. С. 53.

3. Всеобщая декларация прав человека 1948 года // Российская газета. 1995. 5 апр.

4. Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. М.: Эксмо, 2009. С. 207—208.

5. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18.12.1979 // Ведомости Верховного Совета СССР. 1982. № 25. Ст. 464.

6. Конституция Демократической Республики Восточный Тимор // Конституции государств Азии: в 3 т. / под ред. Т.Я. Хабриевой. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; Норма, 2010. Т. 3. С. 58.

7. Конституция Иорданского Хашимитского Королевства от 1 января 1952 г. (с изм. и доп.) // Конституции государств Азии: в 3 т. / под ред. Т.Я. Хабриевой. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; Норма, 2010. Т. 1. С. 155.

8. Конституция Итальянской Республики от 22 декабря 1947 г. // Избранные конституции зарубежных стран: учеб. пособие / отв. ред. Б.А. Страшун. М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011. С. 295.

9. Конституция Китайской Народной Республики от 4 декабря 1982 г. // Избранные конституции зарубежных стран: учеб. пособие / отв. ред. Б.А. Страшун. М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011. С. 684.

10. Конституция Королевства Бахрейн от 14 февраля 2002 г. // Конституции государств Азии: в 3 т. / под ред. Т.Я. Хабриевой. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; Норма, 2010. Т. 1. С. 25—26.

11. Конституция Кыргызской Республики от 27.06.2010. URL: http://www.gov.kg/?page_id=263&lang=ru

12. Конституция Народной Республики Бангладеш от 4 ноября 1972 г. // Конституции государств Азии: в 3 т. / под ред. Т.Я. Хабриевой. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; Норма, 2010. Т. 2. С. 56, 60.

13. Конституция Республики Армения от 05.07.1995 (ред. от 27.11.2005). URL: http://www.base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2950

14. Конституция Республики Индия от 26 ноября 1949 г. // Конституции государств Азии: в 3 т. / под ред. Т.Я. Хабриевой. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; Норма, 2010. Т. 2. С. 181—182.

15. Конституция Республики Ирак от 15 октября 2005 г. // Конституции государств Азии: в 3 т. / под ред. Т.Я. Хабриевой. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; Норма, 2010. Т. 1. С. 195, 197.

16. Конституция Республики Мальдивы от 7 августа 2008 г. // Конституции государств Азии: в 3 т. / под ред. Т.Я. Хабриевой. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; Норма, 2010. Т. 3. С. 481.

17. Конституция Республики Молдова от 29.07.1994 (ред. от 29.06.2006). URL: http://www.base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=3249

18. Конституция Республики Польша от 2 апреля 1997 г. // Избранные конституции зарубежных стран: учеб. пособие / отв. ред. Б.А. Страшун. М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011. С. 342—343.

19. Конституция Республики Филиппины от 2 февраля 1987 г. // Конституции государств Азии: в 3 т. / под ред. Т.Я. Хабриевой. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; Норма, 2010. Т. 3. С. 923, 964.

20. Конституция РСФСР 1978 года // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1978. № 15. Ст. 407.

21. Конституция СССР 1977 года // Ведомости Верховного Совета СССР. 1977. № 41. Ст. 617.

22. Конституция Туркменистава 18.05.1992 № 691-XII (ред. от 26.09.2008). URL: http://www.base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2376

23. Конституция Украины от 28.06.1996 № 254к/96-ВР (ред. от 02.06.2016). URL: http://zakon5.rada.gov.ua/laws/show/254к/96-вр

24. Конституция Федеративной Республики Бразилии от 5 октября 1988 г. // Избранные конституции зарубежных стран: учеб. пособие / отв. ред. Б.А. Страшун. М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011. С. 434—435.

25. Конституция Французской Республики от 27 октября 1946 г. (преамбула) // Избранные конституции зарубежных стран: учеб. пособие / отв. ред. Б.А. Страшун. М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011. С. 161.

26. Конституция Французской Республики от 4 октября 1958 г. // Избранные конституции зарубежных стран: учеб. пособие / отв. ред. Б.А. Страшун. М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011. С. 201.

27. Конституция Японии 1946 г. // Конституции зарубежных государств: учеб. пособие / сост. проф. В.В. Маклаков. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2003. С. 603.

28. Конституция Японии от 03.05.1947 г. // Конституции зарубежных государств: учеб. пособие / сост. проф. В.В. Маклаков. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2003. С. 603—604.

29. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17. Ст. 291.

30. Международный пакт о социальных, экономических и культурных правах 1966 года // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17. Ст. 291.

31. Основной закон ФРГ от 23 мая 1949 г. // Избранные конституции зарубежных стран: учеб. пособие / отв. ред. Б.А. Страшун. М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2011. С. 209.

32. Переходная Конституция Непала от 15.01.2007 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

33. Проект Конституции Российской Федерации (по состоянию на август 1993 г.) // Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990—1993 гг.): в 6 т. Т. 4: 1993 год. Книга третья (июль—декабрь 1993 года) / под общ. ред. О.Г. Румянцева. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 374.

34. Проект Конституции Российской Федерации от 12 июля 1993 г. // Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990—1993 гг.): в 6 т. Т. 4: 1993 год. Книга третья (июль—декабрь 1993 года) / под общ. ред. О.Г. Румянцева. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 148.

35. Проект Конституции Российской Федерации от 4 апреля 1992 г. // Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990—1993 гг.): в 6 т. Т. 3: 1992 год. Книга первая (январь—июнь 1992 года) / под общ. ред. О.Г. Румянцева. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 742.

36. Проект Конституции Российской Федерации, подготовленный фракциями «Аграрный Союз», «Отчизна» и «Коммунисты России» по состоянию на 1 апреля 1992 г. // Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990—1993 гг.): в 6 т. Т. 5: Альтернативные проекты Конституции Российской Федерации (1990—1993 гг.) / под общ. ред. О.Г. Румянцева. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 703.