УДК 340.15:92

Страницы в журнале: 166- 170

 

 

А.Ф. Шелухин,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой гражданского права и гражданского процесса Института политики, права и социального развития МГГУ им. М.А. Шолохова Россия, Москва 450352@mail.ru

 

Всегда хорошо там, где есть человечность (мораль, человеколюбие)

Конфуций

 

Исследуются взгляды Конфуция на процесс просвещения населения; на необходимость обучения как общества в целом, так и правителей; на важность самообразования и проведения активной работы по воспитанию нравственного, культурного гражданина, осознающего свою роль в обществе, в высших учебных заведениях.

Ключевые слова: просвещение, мудрец, жизнь, учение, общество, ученик, мудрость, знание.

 

Условия, в которых начал свою общественную деятельность Конфуций, были крайне неблагоприятными. Множество мелких владений в Китае стремились расширить свои границы за счет захвата земель соседей, на этой почве процветали распри, выливавшиеся в войны.

Выработанные ранее в народе культурные ценности почти позабылись, а религия пришла в упадок. Сильные притесняли слабых. Люди ходили толпами из одной земли в другую в поисках пищи, превращаясь в бродяг. В обществе еще поддерживалось мнение о необходимости образования населения через общественные школы, появившиеся в Китае за несколько тысячелетий до рождения Конфуция, учрежденные первыми правителями, которые осознавали, что нравственность в народе можно упрочить лишь его просвещением. Эти школы учреждались во всех населенных пунктах по всему Китаю и во времена Конфуция [3, с. 230].

Кому-то надо было взяться за восстановление нравственности, должен был появиться здравый голос. Этим голосом для всего народа стал Конфуций, принявший на себя великую миссию учителя.

На могиле просветителя более двух тысяч лет лежит каменная плита с надписью: «Вот могила мудреца, который явил собою великое свершение, мудреца, который был властителем просвещения» [1, с. 8].

В основе идеологии Конфуция лежит мысль о том, что необходимо нести знание в массы, которые должны осознать, что без знаний невозможно продвижение вперед как самого человека, так и всего человечества. Конфуций пронес через всю жизнь свое видение просвещения, отказываясь иногда от предлагаемых государственных должностей, выполняя только функцию учителя.

По мнению одного из учеников Конфуция, Цзыгуна, который был, наверно, одним из самых продвинутых его учеников, «мудрость человека можно практически отождествлять со стеной; моя же стена не выше самого человеческого роста и поэтому каждый человек без особых усилий рассмотрит все то, что находится за самой стеной; мой же Учитель подобен стене высотой во множество саженей; а тот, кто не сможет разыскать в стене ворота, вряд ли когда-либо узнает, какие великолепные храмы и дворцы открываются глазу за ней» [1, с. 4].

Конфуций сам любил учиться и учился всю сознательную жизнь. Свой путь обучения он описывает в следующих словах: «В 15 лет я обратил все свои мысли к учению; в 30 лет я уже имел прочную основу, опору; в 40 лет у меня уже не осталось никаких сомнений; в 50 лет я знал, понимал волю Небес; в 60 лет я изощрил свой слух; а в 70 лет я следую за велениями сердца, не нарушая никогда правил» [1, с. 17]. Вот путь, описанный Конфуцием, которым необходимо идти в обучении, через развитие своего разума, через познание воли Неба, к исполнению человеком велений собственного сердца, не нарушая воли Небес.

По настоянию матери он поступил на скромную должность, но во все вникал сам, сознавая, что может быть полезен на любом месте. Он любил говорить: «Не занимай высокий пост, а беспокойся о том, чтобы хорошо служить на том месте, на котором сам находишься» [1, с. 215], при этом он никогда не переставал учиться, самосовершенствоваться: «Искренне веруй и люби учиться, храни до смерти свои убеждения и совершай свой путь».

О цели обучения Конфуций говорит довольно ясно: «В древности люди учились для себя, а ныне учатся для других» [3, с. 143], вкладывая в это смысл — учиться надо для самообразования, чтобы больше быть полезным обществу.

Учиться по Конфуцию — значит усваивать все во всех сферах жизни и науки, стремиться достичь совершенства и быть достойным членом общества. Он говорил: «Учиться и часто повторять, что изучено, — разве это не признак того, что человек хочет достичь совершенства» [1, с. 19].

Конфуций утверждал: при учебе должны быть заложены основы человечности, почтительности, уважительности, послушания, самопознания, проявления самоинициативы, альтруизма, честности, благородства, дружелюбия. «Тот, кто искренен в своей человечности, тот не совершит зла». Учитель говорил также: «Если благородный муж, чтобы совершенствовать свои знания, часто общается с людьми, у которых есть чему поучиться, значит, он любит, чтит знание» [1, с. 23]. Этим высказыванием Конфуций подчеркивает, что для процесса познания важно не ограничиваться в поисках источников для расширения своих знаний, но и не быть всеядным, так как учитель ограничивает этот поиск общением с людьми, «у которых есть чему поучиться». Он понимал: «Тот, кто ежедневно чему-то учится, тот постоянно что-то приобретает, а не теряет» [1, с. 211].

В настоящее время актуализировалась идея о том, что нельзя ограничиваться обучением только специальности в высших учебных заведениях. Надо вернуть в законодательство об образовании обязанность вузов проводить активную работу по воспитанию нравственного, культурного гражданина, осознающего свою роль в обществе. И, как говорил Конфуций, — гражданина со стыдом в сердце.

В обучении Конфуций особо выделял развитие у учеников способности стыда за свои действия, за себя. И как обязательный элемент стыд должен быть развит в правителях всех рангов, т. е. человек, состоящий не в ладах с нормами морали, не должен управлять; Конфуций говорил: «Если править народом, прибегая к законам, а порядок удерживать с помощью наказаний, то народ будет склонен уклоняться от наказаний, и вряд ли будет испытывать стыд. Если же руководить народом, беря за основу добродетель (мораль), и сохранять мир… то сам народ и будет выражать покорность, стыд и справедливость» [1, с. 24]. «Благородный муж действует согласно долгу (по законам морали), тогда как низкий человек действует согласно выгоде» [1].

Конфуций считал, что наряду с общим образованием ученик должен постигать и азы музыки, он сам играл на лютне, а затем ввел обязательное обучение музыке для своих учеников. Сами занятия Конфуция часто проходили под музыку. Конфуций утверждал: «Музыка навела меня на мысли о совершенстве». Но Конфуций не только заучивал мелодию песни, ему было интересно и важно понять, каким характером обладал музыкант, написавший песню.

Проводя обучение, Конфуций не был склонен жестко, безапелляционно обучать людей, он не навязывал им своей точки зрения, своего этикета, но его мягкость, доброта, учтивость, доброжелательность убеждала окружающих подражать ему, это была сила личного примера. Он не проверял объем полученных учениками знаний, наоборот, он просил их, чтобы они задавали вопросы по различным темам, в том числе о жизни; тем самым он изучал своих учеников, анализировал, как глубоко они усваивали его учение.

Наверно установка «ни о чем не спрашивать» противоречит современным стандартам педагогики; проверка осуществлялась самой жизнью: глубина познания проверялась на практике, в общении учеников, содержание задаваемых вопросов говорило об объеме полученных знаний и стремлении получить дополнительные или новые знания в интересующей сфере. Учителю оставалось только направить пытливого ученика в нужном направлении, или это не современные требования министерства образования, не методологический подход в образовании — побуждать студентов самостоятельно искать и допытываться? Разве современные методики обучения во всем мире не основаны на этом принципе?

Можно с уверенностью сказать, что более 2000 лет назад Конфуций заложил основы современного видения обучения в высшей школе.

Очень интересное высказывание Конфуция относится к современному понятию в образовании «принудить», «заставить» учащегося выполнить программу обучения, фактически прибегая к психическому насилию. Учитель говорил, что если человек не стремится к просвещению (стать мудрым), то не стоит наставлять его на правильный путь; того, кто считает себя слишком умным, не следует учить уму [1].

Если вспомнить восточную мудрость «учитель появится только тогда, когда захочет этого ученик», то возникает резонный вопрос: зачем мы нянчимся с нерадивыми студентами, да еще обвиняем преподавателя — ты, мол, не проявил индивидуального подхода к данному ученику? Из мысли Конфуция слов не выкинешь: «Народ можно заставить быть послушным, но его сложно заставить быть просвещенным» [1, с. 66].

Каждому ученику Конфуций желает проявлять постоянную настойчивость в достижении своих целей, в том числе в овладении знаниями; учитель, раскрывая свой жизненный опыт, говорил: «Я не родился с готовыми знаниями, но любя и почитая древность, приобрел их благодаря настойчивости».

Приведем еще ряд высказываний мудреца, относящихся к просвещению и образованию и раскрывающих более полно взгляды Конфуция: «Учись так, словно ты не можешь все заполучить (многое узнать) и опасаешься многое потерять»; «что значит человечность? Это означает любить всех людей»; «тот из людей, кто постоянно считает, что он несовершенен, тот и любит приобретать знания (любит учиться)»; «учение только тогда имеет прочную основу, когда отражается в деяниях людей».

Конфуций заверял, что сам не является автором нового учения, все было раньше возвещено древними мудрецами и жило в сознании народа, а он только возвращает мудрость Князя Чжоу, жившего пятьюстами годами ранее. Эту мудрость он почерпнул, редактируя шесть классических китайских трудов, написанных Императором Веном: «Книга Поэзии», «Книга Ритуалов» (Ли Цзи), «Книга Истории», «Книга Перемен» («И-Цзин»), «Книга Документов» (Шу Цзин) и «Книга Песен» (Ши Цзин).

Конфуций сформулировал методику получения знаний в дальнейшем: «Зная многое, отбираю в нем лучшее, следуя лучшему, держу в памяти многое из того, что вижу, постигаю — это и есть обретение знаний» [1, с. 66].

Конфуций часто говорил ученикам, что нельзя быть теми людьми, которые, не зная дел, пытаются вершить дела; что нельзя быть теми, кто, не обладая знаниями, постоянно совершают ошибки, а необходимо быть теми, кто, зная многое, избегает ошибок [3, с. 235]. То есть учил их истинному профессионализму в делах, творчестве и одновременно убеждал в важности обладания высокими моральными качествами.

На вопрос, для чего нужно просвещение и образование людям, Конфуций отвечает как истинный философ: «Благородный муж ищет причины своих неудач в себе самом, а подлый человек ищет их в других»; «исправлять самого себя, чтобы через это доставлять спокойствие ближнему»; «исправлять себя для доставления спокойствия народу, о трудности этого скорбели даже Яо и Шунь» [3, с. 150, 159]. Конфуций сравнил свое учение с рекой, оно течет постоянно. Первоначально учение Яо и Шуна «дотекло» до их времени, и они с учениками, как живые волны, понесли его вдаль и передадут последующим поколениям, и так до скончания веков, надо делиться приобретенной мудростью с другими.

Когда Конфуция спросили, не надо ли упростить его учение, он ответил: «Мое учение есть учение, завещанное нам нашими праотцами. Я не имею права ни прибавить к нему, ни убавить чего-либо. Я передаю его во всей первобытной чистоте. В отношении к моему учению я то же, что сеятель к сеемым им семенам. Может ли сеятель придать семени иную форму или заставить его дать раньше определенного времени росток, всход или жатву? Дело сеятеля посадить семена в землю, поливать их, заботиться о них — все прочее не в его власти… Мое учение не прямой, обычный путь, оно неизменно как Небо, которое есть его творец, и текло, как поток, от древних времен Яо и Шуна» [3, с. 230]. Но данное учение отвечало духу китайского народа, отражало его характер. Китайцы в своей жизни руководствуются сухим расчетом, рационалистическим характером и учением Конфуция.

 

Список литературы

 

1. Конфуций / сост. В.В. Юрчук.: 5 изд. Мн.: Современное слово, 2006.

2. Лунь-юй. Изречения. М.: «ЭКСМО», 2004.

 

3. Мудрость Конфуция / под ред. В.П. Бутромеева, В.В. Бутромеева. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2011.