УДК 343.9:343.359

Страницы в журнале: 142-145

 

Рецензия на: Фадеев И.А.  Организация взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных при выявлении и расследовании органами внутренних дел преступлений экономической направленности: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2015. 243 с.

 

А.Г. Залужный,

руководитель Центра экспертных исследований факультета национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Россия, Москва zaluzhniy@mail.ru

 

Анализируются основные, в том числе спорные положения кандидатской диссертации И.А. Фадеева «Организация взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных органов внутренних дел по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности» (М., 2015. 243 с.). Отмечается, что автору в целом удалось решить поставленные в диссертационном исследовании задачи. К очевидным достоинствам работы отнесена ее солидная эмпирическая база, представленная результатами собственных исследований автора, проведенных им в правоохранительных органах ряда регионов Российской Федерации. Заслуживающими одобрения признаются обоснование оптимальной структуры взаимодействующих подразделений, конкретизация юридического статуса непосредственных субъектов взаимодействия и др.

Ключевые слова: органы внутренних дел, следователи, оперативные уполномоченные, преступления экономической направленности, взаимодействие, организация взаимодействия.

 

Рецензируемое диссертационное исследование И.А. Фадеева посвящено разработке важной темы организации взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных органов внутренних дел по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности. Его актуальность обусловлена тем, что в последнее время в Российской Федерации наблюдается значительный рост числа экономических преступлений, в том числе их новых видов, к расследованию которых следователи Следственного департамента Министерства внутренних дел РФ и оперативные уполномоченные подразделений экономической безопасности и противодействия коррупции органов внутренних дел во многом оказались не готовы. Это обусловливается не только повышенной сложностью соответствующей категории уголовных дел, но и несовершенством организационной структуры МВД России, нуждающейся сегодня в концептуально иной доктрине организации взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных полиции.

Обосновывая актуальность темы работы, автор диссертации также указывает на отсутствие системности и цельности правового регулирования организации взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности; неопределенность и противоречивость некоторых положений законодательства и внутриведомственных актов органов внутренних дел (с. 4).

Наконец, И.А. Фадеев отмечает, что предыдущие исследования касались в основном общих, а порой чисто теоретических принципов организации взаимодействия, тогда как ее практическое воплощение на этапах оперативной разработки и реализации материалов оперативно-розыскной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела изучались главным образом с позиции уголовного процесса, криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности. В настоящее же время остается недостаточно исследованным механизм взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных органов внутренних дел по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности с момента подтверждения на оперативном уровне первичной информации о признаках данных уголовно наказуемых деяний. Это дополнительно актуализирует избранную тему.

Научные положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в диссертации И.А. Фадеева, в достаточной степени обоснованы. Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы познания (исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический, конкретно-социологический, статистический, системный метод и др.). Совокупность примененных методов позволила избежать субъективистского подхода к рассматриваемым проблемам.

В диссертации четко определены цель и задачи, объект, предмет и научная новизна исследования, обоснованы основные положения, вынесенные на защиту. Показана степень разработанности проблемы. Описаны методологические подходы к проведению исследования.

Положения диссертации, имеющие практическую значимость, внедрены в образовательный процесс Академии Следственного комитета РФ, Московского гуманитарно-экономического института, в практику деятельности Главного следственного управления и Главного управления МВД России по Свердловской области.

Научная новизна полученных результатов состоит в комплексном исследовании проблем организации взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности, выполненном в условиях существенно обновленного в последние годы федерального законодательства и ведомственной нормативно-правовой базы; определении ряда научных понятий, составляющих теоретическую основу организации взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности.

Следует отметить логичность и последовательность изложения результатов исследования. Структура диссертации включает введение, две главы (шесть параграфов), заключение, библиографический список и приложения.

В работе использован обширный нормативно-правовой материал, а также монографическая литература, диссертационные исследования, научные статьи, учтен исторический опыт. Автор неоднократно обращается к результатам эмпирического исследования, которые являются дополнительной иллюстрацией важности рассматриваемых теоретических вопросов и подтверждают сделанные в диссертации выводы (приложения № 1—10).

Диссертант полагает, что при обсуждении понятия организации взаимодействия следует исходить из признания того, что это основанный на федеральных законах и других нормативных правовых актах комплекс управляющих воздействий полномочных субъектов управления на его объекты в целях придания их совместной деятельности по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности согласованного по целям, месту и времени характера (с. 21).

Заслуживает одобрения позиция автора относительно качества понятийного аппарата, которое, как он справедливо полагает, влияет и на саму организацию взаимодействия. В частности, указывается на то, что официальное наименование Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России не в полной мере отвечает его предназначению, так как «экономическая безопасность» включает в себя и «противодействие коррупции» (с. 62).

Имеющими прикладное значение следует признать выводы автора о том, что в реальной практике потребность в ознакомлении следователя, к которому в перспективе поступят для расследования соответствующие материалы, возникает уже на этапе проведения оперативно-розыскных мероприятий. На этом основании доказывается целесообразность участия следователей (в ряде случаев) в оперативно-розыскном документировании сразу же после подтверждения на оперативном уровне первичной информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления экономической направленности. Здесь, как справедливо полагает автор, его помощь может оказаться неоценимой в пределах предоставленной ему компетенции.

Подобная организация взаимодействия, по мнению диссертанта, способствует совместному обсуждению намечаемых оперативно-розыскных мероприятий, а впоследствии и их результатов, что нивелирует многочисленные конфликты, объективно неизбежные в условиях их традиционной отчужденности. На данные обстоятельства постоянно обращается внимание в обобщениях передового опыта расследования преступлений экономической направленности, где особо подчеркивается, что максимально значимые результаты в организации взаимодействия достигаются только в тех случаях, когда следователи, помимо дачи консультаций о наличии или отсутствии состава преступления, участвуют в разработке технических мероприятий и планировании следственных действий, решении организационных вопросов, которые могут возникнуть при возбуждении уголовного дела и его дальнейшем расследовании (с. 107—108).

Автор неоднократно подчеркивает, что в совокупности отстаиваемые им тезисы (об оптимальной структуре взаимодействующих подразделений, более определенном юридическом статусе непосредственных субъектов взаимодействия и т. д.) предопределяют законность получаемых следователями и оперативными уполномоченными полиции в стадии предварительного расследования результатов, особенно в условиях постоянно действующих, специализированных и межведомственных следственно-оперативных групп. В то же время и в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, и в Федеральном законе от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» законодатель, с одной стороны, разграничивает понятия «орган дознания» и «орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность», а с другой стороны, смешивает компетенцию органов (например, органов внутренних дел) с полномочиями их же структурных подразделений (с. 159). С подобным утверждением, на наш взгляд, следует согласиться, поскольку правовое положение государственных органов, их подразделений и должностных лиц оказывает заметное влияние на субординационные отношения между субъектами и объектами управления.

К очевидным достоинствам диссертации следует отнести ее солидную эмпирическую базу, представленную результатами собственных исследований автора, проведенных им в правоохранительных органах Москвы, Санкт-Петербурга, Московской, Ростовской, Свердловской и Пензенской областей. Им проинтервьюировано также 343 респондента, изучено 188 архивных уголовных дел о преступлениях экономической направленности; исследовано значительное число нормативных правовых актов разного уровня и юридической силы, материалов законотворческой деятельности МВД России, официальных статистических данных Главного информационно-аналитического центра МВД России, информационно-аналитических обзоров по организации взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности.

Следует отметить, что И.А. Фадееву в значительной мере удалось решить поставленные в диссертационном исследовании задачи.

Научные и практические выводы, содержащиеся в работе, представляются достоверными и доказательными. Они основываются на комплексном и системном подходах, конкретных эмпирических исследованиях.

Опубликованные научные работы и автореферат диссертации соответствуют ее содержанию и отражают основные положения проведенного исследования.

Наряду с этим необходимо отметить, что данное диссертационное исследование, как и любая работа подобного рода, не лишено некоторых недостатков и спорных положений.

Так, представляется важным положение 1, выносимое на защиту, в котором содержится авторское определение понятия организации взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных органов внутренних дел по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности, под которым понимается основанный на федеральных законах и других нормативных правовых актах комплекс управляющих воздействий полномочных субъектов управления на объекты управления в целях придания их совместной деятельности по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности упорядоченного, согласованного характера по целям, месту и времени взаимодействия.

Соглашаясь в целом с авторским подходом, хотелось бы отметить, что данное определение достаточно четко отражает структурные элементы взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных органов внутренних дел по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности. При этом раскрытие в самом определении целей этого вида взаимодействия дало бы ему возможность приобрести более системный характер.

В положении 3, выносимом на защиту, сказано: для обеспечения эффективности обозначена позиция автора о том, что следственно-оперативная группа как организационная форма взаимодействия не соответствует современным реалиям ее практической реализации, поскольку: а) нет оснований для утверждения об административной независимости следователей и оперативных уполномоченных органов внутренних дел, работающих в одном ведомстве (МВД России), и тем более в одном органе внутренних дел; б) указанные субъекты, выполняя совместные действия в составе следственно-оперативной группы, находятся в состоянии соподчинения («руководитель-подчиненный»). С учетом указанных аргументов предлагается использовать не термин «взаимодействие», а термин «содействие».

С учетом того, что вся работа посвящена именно взаимодействию указанных субъектов правоотношений, данный вывод, на наш взгляд, нуждается в дополнительном обосновании.

В положении 6, выносимом на защиту, автор делает справедливый вывод о том, что дальнейшее увеличение субъектов управляющего воздействия на объекты взаимодействия в целях эффективности расследования преступлений не оправдано, поскольку ошибки и недостатки, имеющие место в следственной и оперативной практике, носят системный (распространенный и устойчивый) характер.

При этом, как полагает автор, если изначально рассматриваемые между ними взаимоотношения строятся неверно, то никакие дополнительные меры организационно-административного характера ожидаемого и долгосрочного результата не дадут. Решать данную проблему необходимо посредством нормативно-правового регулирования научно обоснованной нагрузки и повышения качества подготовки высококвалифицированных кадров для системы МВД России.

На наш взгляд, необоснованное увеличение управленческого аппарата во всех случаях приводит к «заорганизованности» и росту формализма в работе, которым подменяются реальные результаты и оперативной, и следственной работы. В то же время всякое увеличение управленческого аппарата как раз и обосновывается необходимостью повышения качества нормативно-правового регулирования, научного обоснования нагрузки и повышения качества подготовки кадров для системы МВД России. И это искусственно созданное противоречие всегда сопровождает работу по оптимизации кадрового состава.

На с. 32 диссертации автор пишет, что взаимодействующие со следователями властные участники оперативно-розыскного процесса в законодательном порядке наделяются не только оперативно-розыскными (основными для них), но и уголовно-процессуальными функциями. В результате этого получается парадоксальная ситуация: должностные лица оперативно-розыскных органов, в том числе оперативные уполномоченные подразделений экономической безопасности и противодействия коррупции, в совокупности наделяются большим объемом полномочий (оперативно-розыскных и уголовно-процессуальных), нежели следователи, лишенные права на осуществление оперативно-розыскных мероприятий, подчас признаваемые (например, в следственно-оперативных группах) их, пусть и временными, но руководителями.

Представляется, что вопросы преодоления неизбежно возникающих в данном случае трудностей нуждаются в дополнительном обосновании.

Вместе с тем данные замечания большей частью носят дискуссионный характер и не снижают общую положительную оценку рассматриваемой работы. Полагаем, что диссертация И.А. Фадеева «Организация взаимодействия следователей и оперативных уполномоченных органов внутренних дел по выявлению и расследованию преступлений экономической направленности» является самостоятельной, законченной научно-квалификационной работой, в которой содержится решение задачи, имеющей существенное значение как для науки правоохранительной деятельности, так и для дальнейшего совершенствования правоохранительной деятельности в рассматриваемой сфере правоотношений.

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: