УДК 343.9.024:336.7

Страницы в журнале: 108-112

 

М.А. Зинковский,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Юридического института Белгородского государственного национального исследовательского университета, адвокат Россия, Белгород zinkovsky2010@mail.ru

 

Автор исследует понятие легализации (отмывания) безналичных денежных средств и его отличительные признаки. Делается вывод о том, что понятие легализации (отмывания) безналичных денежных средств является межотраслевым, так как регулируется гражданским, уголовным, процессуальным, а также иными отраслями права.

Ключевые слова: легализация (отмывание) денежных средств, безналичные деньги, экономический кризис, квазиобязательства, мошенничество.

 

На протяжении всей истории человечества денежные средства были объектами как законных сделок, так и преступлений. В ходе совершенствования гражданского оборота стала тонкой грань между гражданским и уголовным правом. В некоторых случаях в ходе судебного разбирательства либо следственных мероприятий затруднительно отделить свободу договора (ст. 421 Гражданского кодекса РФ) от мошенничества (ст. 159 Уголовного кодекса РФ). Свобода договора позволяет субъектам гражданского права заключать любые договоры, даже прямо не предусмотренные ГК РФ, однако данное обстоятельство может приводить к мошенничеству и злоупотреблению доверием, которые, так же как и названный принцип, неоднозначны с точки зрения критериев их оценки.

Федеральный закон от 07.08.2001 ¹ 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее — Закон о легализации) меняет ситуацию относительно махинаций с денежными средствами. Названный нормативный акт содержит ключевое понятие — «легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем». Под этим термином понимается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления.

В юридической науке проблеме легализации денежных средств уделялось самое пристальное внимание (Boister [19, р. 301], Blanqueo de Dinero [23, р. 301], А.А. Дракин [1, с. 32—36], О.Н. Замрий [2, с. 63—64], С.В. Изутина [3, с. 134—137], И.Д. Камынин [4, с. 3—10], К. Коттке [10, с. 704], И.А. Клепицкий [8, с. 33—46], И.А. Киселев [7, с. 4—7; 10, с. 88], Б. Колб [9, с. 42—43], А.Н. Караханов [5, с. 44—51], Е. Логинов [11, с. 28—33], М.И. Митюкова [13, с. 54—57], E.V. Malahatkina [20, с. 138—139], H. Markova, N. Grmelova [21, р. 289—302], S.D. Murphy [22, р. 695—696], Е. Малышенко [12, с. 30—32], Л.А. Рогачевский [15, с. 79—105], Д. Робинсон [14, с. 540], В.О. Саруханян [16, с. 146—155], А.Н. Чашин [17, с. 160], А.В. Шашкова [18, с. 36—41] и др.).

Легализация (отмывание) безналичных денежных средств, полученных преступным путем, имеет ряд отличительных признаков.

Во-первых, следует отметить, что легализация денежных средств представляет собой процесс, направленный на придание деньгам законного вида или законного способа их получения. Понятие же «отмывание» с позиций юридической терминологии объяснить сложно, так как этот процесс связан в буквальном смысле с очищением какого-либо объекта от иных элементов. Вероятно, закрепляя данный термин, законодатель попытался выделить значимость и общественную опасность отмывания денежных средств. Таким образом, данное понятие имеет оценочное значение.

Несмотря на передовой законодательный шаг в области гражданского права, который заключается в упоминании безналичных денег как объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), представляется, что опосредовать процесс отмывания таких денег проблематично. Современное гражданское законодательство лишено определения и правового регулирования безналичных денег. Отсутствие телесной (вещественной) оболочки таких объектов гражданских прав делает затруднительным выявление фактов отмывания денег на практике.

Легализация безналичных денежных средств в гражданском обороте сопряжена и с другой проблемой. В Законе о легализации нет однозначной ясности относительного того, является ли отмывание процессом или результатом. Представляется, что данная проблема разрешима только путем юридического анализа действительности тех сделок, объектами которых выступают безналичные деньги. В противном случае едва уловимой становится грань между свободой договора, институтом доверенности (или коммерческого представительства), необычными сделками и мошенничеством.

Во-вторых, легализация безналичных денег в свете Закона о легализации немыслима без права собственности. Названный признак основан на классической триаде правомочий собственника: владение, пользование, распоряжение. В науке гражданского права долго велась дискуссия о природе безналичных денег. Точки зрения ученых и практиков разнились — от вещно-правового подхода до выделения информационной составляющей в этих объектах гражданских прав. Казалось бы, современная редакция ст. 128 ГК РФ разрешила все противоречия. Теперь можно утвердительно сказать, что безналичными деньгами можно владеть, пользоваться и распоряжаться. Однако вряд ли это возможно в полноценном смысле в юридической практике. Общеизвестно, что такие деньги лишены телесной оболочки, распорядиться ими можно только при наличии права на банковский счет, самого банковского счета, а также коммерческого банка, банкомата и др.

Отмывание безналичных денег в контексте права собственности заключено в переводе этих денег с одного банковского счета на другой, а также в процессе снятия их с банковского счета (обналичивание денег). При законной сделке, определенном назначении платежа и наличии права на снятие денег со счета как бы законную (квазизаконную) сделку по отмыванию безналичных денег признать таковой будет практически невозможно, так как законодатель в Законе о легализации не определил, что же есть «придание законного вида» владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления.

Третий признак сводится к приданию законного вида сделке, которая прикрывает или осуществляет процесс отмывания безналичных денежных средств. Заметим, однако, что трудно доказуемыми в договорной и судебной практике являются положения гражданского и уголовного права, закрепленные в статьях 168—174.1, 178, 179 ГК РФ; статьях 159—159.6, 160, 170.1, 171, 172.1—179, 185.5 УК РФ.

Некоторые лица обходят положения Закона о легализации, создавая несуществующие долги путем оформления договоров поставки, товарных накладных, товарно-транспортных накладных без реального исполнения прав и обязанностей по сделке. Законность сделки подтверждается цифровым кодом ОКВЭД, отраженным в выписке из ЕГРЮЛ (ЕГРИЛ), уставе (положении) общества, поэтому законную сделку переквалифицировать в аферу или процесс отмывания денег с точки зрения права проблематично.

Коммерческие банки в этом сложном вопросе пошли дальше. В банках работают отделы внутреннего контроля (или отделы по контролю взаимосвязанных заемщиков). По сути, эти банковские структуры отслеживают группы взаимосвязанных и аффилированных клиентов согласно Закону о легализации. Не всякий российский бизнес может содержать такой отдел и выявлять подобные махинации, поэтому банковский сектор в вопросе отмывания безналичных денег более подготовлен и квалифицирован, нежели простой предприниматель.

Квазиобязательства по отмыванию безналичных являются инструментом афер, фирм «на один день», раздутых торговых сетей (площадок), фиктивных групп компаний. Их конечная цель — банкротство или получение определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства как основания для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника в соответствии с ч. 3 ст. 149 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Таким образом, понятие легализации (отмывания) безналичных денежных средств имеет некоторые признаки оценочности. С позиций судебного доказывания обосновать отмывание безналичных денег представляется непростой задачей ввиду отсутствия четких законодательных критериев этого процесса. Легализация безналичных денег — понятие межотраслевое, так как регулируется гражданским, уголовным, процессуальным, а также иными отраслями права. В настоящее время остается открытым вопрос о том, является ли отмывание безналичных денег процессом и результатом, а также вопрос о конкретных границах начала и окончания процесса отмывания безналичных денег.

Список литературы

1. Дракин А.А. Банки в системе финансового контроля в сфере противодействия отмыванию преступных доходов // Банковское право. 2007. № 6. С. 32—36.

2. Замрий О.Н. Гражданско-правовые способы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем // Закон и право. 2007. № 9. С. 63—64.

3. Изутина С.В. Борьба с легализацией доходов, полученных преступным путем, в условиях кризиса // Вестник Санкт-Петербургского ун-та МВД России. 2010. № 4. С. 134—137.

4. Камынин И.Д. Совершение безналичных расчетов с целью отмывания преступных доходов // Уголовный процесс. 2008. № 3. С. 3—10.

5. Караханов А.Н. Актуальные проблемы квалификации отмывания доходов от преступной деятельности // Законы России. 2009. № 3. С. 44—51.

6. Киселев И.А. Актуальные вопросы определения объекта и предмета отмывания доходов, полученных преступным путем // Следователь. 2004. № 1. С. 4—7.

7. Киселев И.А. Борьба с отмыванием преступных доходов: практ. пособие для сотрудников правоохранительных органов. М.: Юриспруденция, 2010.

8. Клепицкий И.А. «Отмывание денег» в современном уголовном праве // Государство и право. 2002. № 8. С. 33—46.

9. Колб Б. «Отмывание» денег // Законность. 2004. № 1. С. 42—43.

10. Коттке К. «Грязные» деньги — что это такое? // Справочник по налоговому законодательству в области «грязных» денег: Возникновение, размещение, обнаружение, легализация доходов, скрытых от налогообложения / пер. с нем. Н. Шмелева. М.: Дело и Сервис, 1998.

11. Логинов Е. Борьба с «отмыванием» денег // Законность. 1999. № 3. С. 28—33.

12. Малышенко Е. Возврат в Россию похищенных и «отмываемых» денег // Законность. 1999. № 12. С. 30—32.

13. Митюкова М.И. «Легализация» денежных средств, полученных преступным путем, как теневой процесс // Представительная власть — XXI век. 2009. № 5—6. С. 54—57.

14. Робинсон Д. Всемирная прачечная: Террор, преступления и грязные деньги в офшорном мире / пер. с англ. А. Шматова; ред. Е. Харитонова. М.: Альпина Бизнес Букс, 2004.

15. Рогачевский Л.А. Адвокатура в правовом механизме противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма: Международно-правовой и внутригосударственный аспекты // Правоведение. 2005. № 4. С. 79—105.

16. Саруханян В.О. Борьба с отмыванием денег и финансированием терроризма и новые технологии // Московский журнал международного права. 2009. № 3. С. 146—155.

17. Чашин А.Н. Выявление необычных сделок как метод противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма. М.: Дело и Сервис, 2010.

18. Шашкова А.В. Адвокат как субъект первичного финансового мониторинга. Применение рискового подхода в противодействии легализации (отмыванию) незаконных доходов к лицам юридической профессии // Вопросы экономики и права. 2010. № 6. С. 36—41.

19. Boister N. An introduction to transnational criminal law. Oxford: Oxford University press, 2012.

20. Malahatkina E.V. Eradication of money laundering and strengthening tax discipline // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2014. № 1. С. 138—139.

21. Markova H., Grmelova N. Institutional framework of combating money laundering in the European Union // Czech yearbook of International law. 2014. Vol. V. P. 289—302.

22. Murphy S.D. Multilateral Listing of States as Money-Laundering Havens // American Journal of International Law. 2000. Vol. 94, No. 4. P. 695—696.

23. Olive J. F. Blanqueo de Dinero Y Corrupcion en el sistema Bancario. Vol. 2. Delitos financieros, fraude y corrupcion en Europa. Salamanca: Ediciones Universidad de Salamanca, 2002.