УДК 347.921.2(477)

Страницы в журнале: 149-155 

 

И.А. Журба,

соискатель Института законодательства Верховной  Рады Украины Украина, Киев ivanna.zhurba@mail.ru

 

Дается анализ материальных и процессуальных предпосылок участия лиц в качестве сторон в гражданском процессе, анализируются способы защиты гражданских прав судом, влияние срока исковой давности на право обращения в суд, рассматриваются концепции ученых, касающиеся новых видов исков. Вносятся предложения по совершенствованию норм Гражданского кодекса Украины, которые определяют способы защиты гражданских прав судом и имеют непосредственное отношение к участию лица в качестве стороны в гражданском процессе.

Ключевые слова: сторона, материальные и процессуальные предпосылки, иск, исковая давность, способы защиты гражданских прав, суд.

 

Вопросам процессуального положения сторон в гражданском процессе посвящены работы украинских [22, с. 458—481; 9], а также российских ученых [12, с. 142—160].

Проблемность вопроса о материальных и процессуальных предпосылках участия конкретных лиц в качестве сторон в гражданском процессе сводится к тому, что потенциальному истцу недостаточно испытать последствия своего нарушенного права, а необходимо трансформировать жизненные условия, в которых произошло правонарушение, в достаточно четкий и формализованный документ, с коим лицо обращается в суд за защитой своего нарушенного права, т.е. в исковое заявление.

По мнению украинского ученого М.Й. Штефана, в качестве гражданского процессуального средства, которым обеспечивается реализация права на обращение в суд с целью осуществления правосудия в делах, возникающих по спорам в гражданских, семейных, трудовых, кооперативных, авторских и других правоотношениях, выступает иск (исковое требование [лат. actio]) [25].

Аналогичной позиции придерживается подавляющее большинство украинских [14, с. 516—517; 23, с. 132—133], а также российских ученых [11, с. 10; 18, с. 133—134; 19, с. 16—17], и поэтому ее можно считать наиболее распространенной. Но есть и иные точки зрения. Так, С.В. Васильев рассматривает иск как требование заинтересованного лица, следующее из спорного правоотношения, о защите своего или чужого права или охраняемого законом интереса, которое подлежит рассмотрению и решению в установленном законом порядке [10, с. 220—221]. Данная точка зрения лаконична и оригинальна в контексте первичности материального права, из которого вытекает и процессуальное требование.

Действительно, иск в материально-правовом смысле следует воспринимать как требование истца к ответчику, и в этом качестве иск выступает как институт материального права. Под иском в процессуальном смысле следует понимать обращение истца в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права. То есть в этом качестве иск выступает как институт процессуального права, но следует уточнить, что процессуальным средством по форме обращения в суд будет исковое заявление.

В гражданском процессе отдельные ученые связывают возникновение процессуальных правоотношений с наличием процессуальной нормы права, которая предусматривает данные правоотношения, а также норм, регулирующих правовое положение субъектов — участников процесса в данном деле. Но для того чтобы быть участником процесса, т.е. стороной, третьим лицом или другим субъектом в суде первой, апелляционной и кассационной инстанции и на стадии обращения решения к исполнению необходимы определенные предпосылки, которые не могут быть тождественны. Следовательно, указание на норму права как предпосылку возникновения гражданских процессуальных правоотношений имеет общий характер и означает наличие совокупности норм, которыми обуславливается участие в гражданском процессе конкретных субъектов при наличии или отсутствии определенных обстоятельств. Поэтому указание на норму права как предпосылку возникновения правоотношений имеет общее значение для теории правовых отношений в материальном праве, но такие предпосылки должны конкретизироваться для теории гражданских процессуальных правоотношений [25].

Мы согласны с данным суждением и считаем целесообразным привести дополнительный аргумент. Если бы не существовало норм права, обусловливающих возможность обращения в суд, то речь вообще бы не шла о предпосылках участия конкретных лиц в качестве сторон в гражданском процессе. Поэтому заслуживает внимания точка зрения, согласно которой для возникновения гражданских процессуальных правоотношений необходимо наличие: а) основания, б) повода, в) процессуальных предпосылок.

Согласно гражданскому процессуальному законодательству Украины, основаниями возникновения гражданских процессуальных правоотношений являются факты, с наступлением и благодаря наступлению которых возникает гражданский процесс: предъявление искового заявления (установленных законом формы и содержания) в делах искового производства.

Гражданские процессуальные правоотношения возникают в связи с необходимостью защиты нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса (повод) в делах искового производства. Предпосылками возникновения гражданских процессуальных правоотношений являются обстоятельства процессуально-правового характера (юридические факты), наличие (отсутствие) которых необходимо для реализации права на обращение в суд за защитой нарушенного или оспариваемого субъективного материального права или охраняемого законом интереса в делах искового производства, т.е. для возбуждения дела в суде первой инстанции, в стадиях апелляционного и кассационного производства.

Предпосылки реализации права на предъявление иска были широко разработаны в науке гражданского процесса, их систему представляют обстоятельства, предусмотренные в ст. 136 Гражданского процессуального кодекса Украины 2004 года (ныне ст. 122 Гражданского процессуального кодекса Украины. — Авт. (далее — ГПК Украины)): правоспособность сторон, подведомственность дела суду и др. [25].

Таким образом, на данной стадии исследования констатируем, что, выделяя в содержании иска две составные части — материальную и процессуальную, признавая между ними связь, ученые не принимают во внимание важный правовой момент: каким образом материальные правоотношения трансформируются в процессуальные. Недостаток заключается в том, что не каждое лицо, которое считает свои права нарушенными, обращается в суд, хотя согласно ст. 3 ГПК Украины каждому лицу гарантируется право на обращение в суд. Именно граница между материальными и процессуальными отношениями особенно интересна для анализа, поскольку в ней, а также в межотраслевом пространстве происходят процессы, мало или вообще не исследованные учеными, но важные для следующего правильного понимания заявленных в суде требований. Можно привести большое количество примеров, доказывающих, что граждане и представители юридических лиц плохо осознают, что обращение в суд, как правило, не бесплатное, что судебный процесс может длиться годами и завершиться вынесением формального решения, которое нельзя исполнить. При этом адвокаты не всегда объективно представляют будущее судопроизводство, сложность участия лица в деле как с процессуальной, так и моральной точек зрения.

В целом можно сказать, что причиной обращения в суд являются моральный и материальный факторы, каждый из которых отдельно может стимулировать лицо к соответствующему действию. Мы не имеем в виду возмещение морального вреда, поскольку такое требование при обращении в суд должно трансформироваться истцом в конкретный эквивалент — денежную оценку размера морального вреда. И предлагаем разделять материальные и моральные причины обращения в суд с учетом выгоды, являющейся существенной для лица, и уровнем эмоционального восприятия лицом факта правонарушения, с которым оно не может смириться. Это положение касается кредиторов в материальных правоотношениях. В судебной практике Украины имели место иски о защите чести, достоинства и деловой репутации с требованиями опровержения недостоверной информации и возмещения морального вреда стоимостью в одну гривну. Тем самым истец подчеркивал отсутствие необходимости в материальном обогащении за счет ответчика.

Но достаточно часто единственным способом защиты прав должника является обращение в суд с целью прекращения правоотношений с кредитором путем их расторжения судом. Например, в одном из дел должник в течение месяца вел переговоры с банком о том, чтобы банк вместо заложенной квартиры, с учетом части выплаченных по кредиту средств, предоставил должнику другое жилье. Понятно, что такие переговоры были благоприятными для банка, поскольку размер долга в то время еще не вырос до уровня стоимости квартиры. Только быстрое обращение в суд предоставило возможность должнику получить часть средств от продажи квартиры государственной исполнительной службой. Поэтому и обращение должника, т.е. обязанного лица, возможно и необходимо для защиты его права, когда кредитор использует свое положение в правоотношениях для получения большей выгоды, в частности за счет неустойки. Можно ли такие действия кредитора считать злоупотреблением правом? Маловероятно, что в современных гражданских отношениях, которые прагматично направлены на получение большей выгоды, такое поведение кредитора объективно можно расценивать как злоупотребление правом. Возможно, что и кредитор окажется в сложной ситуации, если, желая извлечь максимальную выгоду в последний день срока исковой давности, по объективным причинам не сможет подать иск в суд. Он попадет в тяжелое положение и тогда, когда ему необходимо будет доказывать, что он пропустил срок обращения в суд по уважительным причинам, и данный срок будет включать весь период исковой давности, а суд признает такую причину неуважительной.

При этом можно говорить о некотором формальном и лишнем демократизме в межотраслевом пространстве: от возникновения права требования в рамках гражданского права к его реализации в гражданском процессе. Он проявляется в том, что с момента возникновения у лица права требования к другому лицу, которое оно считает обязанным, устанавливается срок для реализации лицом своего права на обращение в суд за защитой такого права. Либеральность срока исковой давности проявляется в том, что, не принимая во внимание его пропуск, заявление о защите гражданского права или интереса должно быть принято судом к рассмотрению, а исковая давность применяется судом лишь по заявлению стороны в споре, которое было сделано до вынесения им решения (ч. 2 ст. 267 Гражданского кодекса Украины 2003 года (далее — ГК Украины)). Соответствующее заявление относительно обстоятельства, что срок исковой давности истек, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием для отказа в иске, если суд не признает уважительными причины его пропуска.

На практике эта норма достаточно часто используется разными фирмами по отношению к юридически неосведомленным гражданам, которые не знают, что имеют право заявить об истечении срока исковой давности. Очень часто граждане готовы на реструктуризацию долга с учетом даже того периода, когда срок требования уже закончился. Мы считаем, что ст. 267 ГК Украины, регламентирующую последствия истечения срока исковой давности, следует конкретизировать на предмет того, что суды не должны использовать неопытность граждан и взыскивать с них долги, которые фактически потеряли юридическую силу. Более того, ч. 2 ст. 267 ГК Украины обязывает суды тратить время и силы на рассмотрение споров, по которым истек срок исковой давности, несмотря на то, что судья после рассмотрения дела откажет в удовлетворении иска (ч. 4 ст. 267 ГК Украины).

Вот почему мы считаем, что по общему правилу, если срок исковой давности истек, то это должно приводить к потере законной силы права требования. Следовательно, возврат долгов должен обеспечиваться государственным принуждением только в пределах исковой давности. Данное положение нужно закрепить в ст. 267 ГК Украины, и ч. 2 этой нормы должна быть изложена в такой редакции: «Заявление о защите гражданского права или интереса должно быть принято судом к рассмотрению независимо от того, что срок исковой давности истек, если в нем обоснована уважительность причин пропуска исковой давности».

Части 3 и 4 данной нормы целесообразно регламентировать так, чтобы юридическая некомпетентность лица не была использована против него. Так, ч. 3 надо изложить в следующей редакции: «Суд обязан разъяснить лицу его право на подачу заявления о восстановлении исковой давности в случае, если такой срок истек, до вынесения судебного решения». А ч. 4 — так: «Если суд признает уважительными причины пропуска исковой давности, дело рассматривается по существу заявленных требований и нарушенное право подлежит защите».

Проанализировав правовые ситуации, которые касаются права лица на обращение в суд, можно прийти к выводу, что ученые должны более обстоятельно исследовать материальные и процессуальные предпосылки обращения в суд, поскольку, как показывает судебная практика, граждане неверно квалифицируют те или иные ситуации, довольно часто неправильно их истолковывают, что негативно влияет на решение вопроса, кто и в каком процессуальном положении может обращаться в суд.

Мы считаем, что право на односторонний выход из правоотношений или на расторжение договора судом следует расценивать как средство обеспечения надлежащего исполнения стороной, которая при злоупотреблении кредитором собственными правами может оказаться в сложной ситуации, своих обязательств. Поэтому суд в состоянии использовать процессуальные средства для уменьшения такого злоупотребления, в частности в ст. 373 ГПК Украины к полномочиям суда относится возможность рассрочить или отсрочить исполнение решения, т.е. рассрочка и отсрочка могут касаться и материальной части решения суда. Поэтому сторонам материальных отношений целесообразно придерживаться таких принципов гражданского права, как справедливость, добросовестность и разумность.

Поскольку защита лицом своего нарушенного права и право на обращение в суд за защитой тесно связаны с иском, считаем целесообразным остановиться также на анализе материальной природы иска и его видов.

В юридической литературе виды исков рассматриваются по критериям их материальной природы. Обратим внимание на два подхода. Н.К. Мясникова отмечает, что с позиции анализа категорий «оспоренное» и «нарушенное» право, а также этимологического и специального гражданско-правового значения понятия «защиты права» обосновывается вывод о том, что исками о признании защищается право, которое только оспорено, а исками о присуждении — только то, которое нарушено [17].

С таким выводом ученого трудно согласиться, поскольку оспаривание права приводит к невозможности или осложнениям в его реализации, т.е. к правонарушениям. Когда одна из сторон не желает добровольно признавать право другой стороны, то никто ее к этому, кроме суда, не может принудить. Так, в ст. 16 ГК Украины установлено, что способом защиты гражданских прав и интересов может быть признание права, но только судом. Однако, исходя из способов защиты судом прав, предусмотренных ст. 16 ГК Украины, следует отметить, что не существует такого способа исполнения решения суда, при котором одна сторона признает право другой стороны — истца, поэтому признание права (п. 1 ч. 1 ст. 16 ГК Украины) должен осуществлять суд. Но при этом следует обратить внимание на полномочия суда — им устанавливается, а не признается право, что и отображается в решении суда. Вот почему следует внести изменения в п. 1 ч. 1 ст. 16 ГК Украины и такой способ судебной защиты, как «признание права», заменить на «установление права». Допустим, что лицо не признает, что авторские права на песню принадлежат автору, гр. К. В этой связи возникает вопрос, а кто может заставить лицо признать данный факт? Если же тексты песен будут без согласия автора использоваться в публикациях, караоке и т.п., то непризнание права не может расцениваться как достаточное основание для нарушения прав автора, гр. К.

Следовательно, в исковом производстве должны устанавливаться права истца вместе с обязанностями ответчика, который должен выполнить определенные действия или воздержаться от их совершения. В связи с чем иск о признании права может иметь место в исковом производстве, но он должен сопровождаться определением юридической цели, для которой он устанавливается, чтобы правильно (соответственно) установить ответчиков по делу и обязать их не препятствовать в реализации этого права. Доводим ситуацию до абсурда и обращаемся в суд с абстрактным иском о том, что лицо желает, дабы суд установил его право на полет в космос. Такой иск будет бесперспективным и не имеющим правовых последствий, поскольку каждое лицо обладает потенциальным правом на полет в космос. Однако иск не будет иметь юридического значения, если не признать ответчика, который создает препятствия в реализации такого права.

Поэтому интересной для анализа является позиция, которая уточняет: «…предложенную в литературе (В.В. Ярков) классификацию исков в зависимости от характера интереса, который защищается, и обосновывает необходимость выделения следующих их видов: личные, групповые иски, иски, направленные на защиту интересов других лиц. В рамках предложенной классификации производные иски являются разновидностью исков о защите интересов других лиц. Автор критически относится к попыткам ученых отнести производные иски к групповым (Г.О. Аболонин) или к искам с личной материально-правовой заинтересованностью (Н.К. Мясникова). На основе проведенного исследования делается вывод о том, что в условиях дальнейшей дифференциации гражданского и арбитражного процесса характер интереса, который защищается, должен служить важнейшим критерием выбора судом того или другого процессуального порядка судебной защиты» [24].

В целом мы согласны с предложенной и обоснованной классификацией исков, но считаем важным заметить, что суд, как правило, не осуществляет выбора того или иного процессуального порядка судебной защиты, поскольку таких полномочий у суда нет. Именно истец избирает оптимальный путь защиты своих прав и может использовать свое правовое положение с наибольшей выгодой для себя. Например, при рассмотрении гражданского дела, выступая в роли третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора, лицо может не заявлять своих претензий относительно предмета спора, а ожидать принятия решения суда по первичному иску или в судебных прениях заявить самостоятельный иск и стать стороной по делу. То есть выбор способа защиты собственных прав лицо осуществляет само, а при нарушении им порядка обращения в суд или в случае обращения в неуполномоченный суд в открытии производства по делу будет отказано.

В то же время интересна и другая позиция Е.И. Чугуновой, а именно: «В диссертации обосновывается, что производные иски являются самостоятельным способом исковой защиты и характеризуются следующими признаками:

— в силу прямого указания закона с требованием может обратиться участник юридического лица, который по общему правилу не уполномочен действующим законодательством и учредительными документами выступать от имени юридического лица;

— право или охраняемый законом интерес, о защите которого заявляется требование, принадлежат юридическому лицу;

— в системе органов управления организации, установленной законодательством и учредительными документами, отсутствует специальный орган, который был бы уполномочен наделить этого участника правом действовать от имени и в интересах юридического лица в суде. При этом исполнительный орган не реализует то право, которое положено организации на защиту нарушенных (оспариваемых) прав (законных интересов)» [24].

Данная позиция в некоторой степени противоречит мнению исследователя о том, что «участник юридического лица, который по общему правилу не уполномочен действующим законодательством и учредительными документами выступать от имени юридического лица» будет действовать от собственного имени и защищая свои корпоративные интересы в этом юридическом лице. Например, директор превысил предоставленные ему должностные полномочия и совершил сделку в собственных интересах, чем нанес вред и юридическому лицу, и, соответственно, участнику, допустим, общества с ограниченной ответственностью. Сама Е.И. Чугунова уточняет: «В иных случаях, не имея личной материально-правовой заинтересованности, участник организации не имеет также и процессуального интереса требовать возбуждения судебного разбирательства. Таким образом, объем полномочий участника по защите прав (законных интересов) организации от действий органов управления при осуществлении сделок ограничен» [24].

«В США [1, 3, 4, 7], Японии, Канаде [2] и ряде европейских государств [5, 6, 8] производные иски являются эффективным средством частноправовой защиты компании от неправомерных действий лиц, которые участвуют в ее управлении. Кроме того, право на предъявление производного иска в этих странах рассматривается как одно из важнейших субъективных корпоративных прав миноритарного акционера, которое обеспечивает ему возможность осуществить влияние на мажоритарных акционеров и менеджеров в случае внутреннего корпоративного конфликта» [24].

Е.И. Чугунова не соглашается и с другим видом иска, предложенным Н.К. Мясниковой. Так, ученый, указывая на целесообразность дальнейшего усиления действия предупредительной функции гражданского судопроизводства, предлагает новую процессуальную конструкцию иска о предупреждении ответчика о недопустимости повторения или осуществления противоправных действий, разработанную на основе ранее предложенной Э.М. Мурадьян [15, с. 23—27] и В.Г. Тихиней [16, с. 75—79] конструкции предупредительного иска [17].

Данный вид иска не вписывается в концепцию именно защиты прав лиц, которая в Украине не только регламентируется ст. 16 ГК Украины, но и принимается абсолютным большинством ученых. Для того чтобы «предупредить ответчика о недопустимости повторения или осуществления противоправных действий», не нужно обращаться в суд, так как он не выполняет предупредительную функцию, а, по общему правилу, решает споры. Способов предупредить действия правонарушителя существует в правовой системе много и без суда, поскольку достаточно послать правонарушителю через нотариуса или по почте заявление с обратным уведомлением о вручении, и он будет считаться предупрежденным. Если же после этого правонарушение продолжается, то становятся очевидными умышленность и длительность правонарушения, которые послужат основанием для увеличения требований относительно возмещения морального и иного вреда.

Мы придерживаемся концепции, согласно которой без правонарушения все действия лиц имеют правоохранительный характер и только в случае возникновения правонарушения — правозащитный [20, с. 8—28; 21].

В ст. 16 ГК Украины «Способы защиты прав судом» указано, что суд может защитить гражданское право или интерес лишь способом, установленным договором или законом. Подобное уже имело место в юридических источниках Украины и судебной практике, когда судья обнародовал позицию по судебному делу относительно возможности побуждения к заключению договора [13, с. 43—45]. Данное положение было подвергнуто критике  достаточно обоснованно, поскольку трудно себе представить, как такое решение суда будет исполняться государственной исполнительной службой в принудительном порядке. Кроме того, в законодательстве не установлены полномочия суда относительно побуждения к заключению договора (ст. 16 ГК Украины), а потому реально применять данный способ защиты гражданских прав не представляется возможным и целесообразным.

Следовательно, при прогнозировании и пропаганде определенных новаций в сфере исков представляется необходимым всесторонне проверять содержание гипотез на предмет их согласования с полномочиями суда и возможностью их доведения до логического завершения — принудительного исполнения государственной исполнительной службой. Поэтому не представляется возможным согласиться с новым видом иска: превентивным (предупредительным), который не вписывается в современную концепцию деятельности судебной власти в Украине.

Таким образом, даже с учетом значительного количества научных исследований многие вопросы в сфере материальных предпосылок обращения в суд остаются дискуссионными и нуждаются в дальнейших исследованиях.

 

Список литературы

 

1. American Law Institute. Principles of Corporate Governance: Analysis and Recommendation, 1994.

2. Blumberg Phillip I. The Law of Corporate Groups. Procedurals Problems in the Law of Parent and Subsidiary Corporations. — Boston&Toronto, 1983.

3. Hazard G.C., jr., Tait Colic C., Fletcher William A. Pleading and Procedure: Statute and federal Cases and Materials. — New York, 1999.

4. Hazard G.C., jr., Taruffo M. American Civil Procedure. — Yale, 1992.

5. Palmer’s Company Law Manual / ed. Richard Smerdon. — London: Sweet&Maxwell, 2000.

6. Teply Larry L., Whitten Ralph H. Problems in Civil Procedure. — Colorado, 1991.

7. The Civil Court Manual. — London, 1999.

8. Protection of Minority Shareholders / ed. by Mathias W. Stecher. — London: Kluwer Law International, 1997.

9. Бичкова С.С. Цивільний процесуальний правовий статус осіб, які ребуть участь у справах позовного провадження. — Київ: Атіка, 2011.

10. Васильев С.В. Гражданский процесс: учебное пособие. — Харків: Одиссей, 2006.

11. Гурвич М.А. Учение об иске (состав, виды): учебное пособие. — М., 1981.

12. Иванова С.А. Стороны в гражданском процессе // Гражданский процесс / под ред. М.К. Треушникова. — М.: Статут, 2014.

13. Карабань В. Правове регулювання спонукання до укладення договору // Право України. 2001. № 1.

14. Курс цивільного процесу: підручник / В.В. Комаров, В.А. Бігун, В.В. Баранкова та ін..; за ред. В.В.Комарова. — Харків: Право, 2011.

15. Мурадьян Э.М. Превентивные иски // Государство и право. 2001. № 4.

16. Мурадьян Э.М., Тихиня В.Г. Предупредительный иск в гражданском процессе // Правоведение. 1987. № 4.

17. Мясникова Н.К. Виды исков в гражданском судопроизводстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 1999. URL: http://www.dissercat.com/content/vidy-iskov-v-grazhdanskom-sudoproizvodstve (дата обращения 12.05.2014).

18. Осокина Г.Л. К вопросу об отказе истца от иска // Актуальные вопросы правоведения на современном этапе. — Томск, 1986.

19. Осокина Г.Л. Проблемы иска и права на иск. — Томск, 1989. С. 16—17.

20. Фурса С.Я. Нотаріальний процес. Теоретичні основи. — Київ: Істина, 2002.

21. Фурса С.Я., Фурса Є.І. // Нотаріат в Україні. — Київ: А.С.К., 2000.

22. Фурса С.Я., Фурса Є.І. Сторони як суб’єкти позовного провадження // Цивільний процесс. Академічний курс. — Київ: Видавець Фурса С.Я.: КНТ, 2009.

23. Цивільний процес: навч. посіб. / А.В. Андрушко, Ю.В. Білоусов, Р.О. Стефанчук та ін.; за ред. Ю.В. Білоусова. — Київ: Прецедент, 2005.

24. Чугунова Е.И. Производные иски в гражданском и арбитражном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2003. URL: http://www.dissercat.com/content/proizvodnye-iski-v-grazhdanskom-i-arbitrazhnom-protsesse (дата обращения 12.05.2014).

 

25. Штефан М.Й. Цивільний процесс. URL: http://www.vuzlib.org/beta3/html/1/12661/ (дата обращения 12.05.2014).