УДК 347.72

Страницы в журнале:  75-80

 

Г.Л. Рубеко,

кандидат юридических наук,  доцент кафедры гражданского права и процесса Калмыцкого государственного университета Россия, Элиста Rubeko_lm@kalmsu.ru

 

Рассматриваются проблемы обжалования решений общего собрания акционеров. Автором исследуется природа обжалования решений общего собрания акционеров как способа защиты гражданских прав, анализируется природа срока для обжалования, а также проводится сравнительный анализ правовой природы решений общего собрания и гражданско-правовых сделок.

Ключевые слова: акционерные общества, решение общего собрания акционеров, обжалование решения общего собрания акционеров.

 

Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – За-кон об АО) предоставляет возможность для обжалования решений, принятых общим собранием акционеров. При этом анализ законодательства и практики его применения позволяет выделить целый ряд проблем, требующих решения.

В ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее – ГК РФ) закрепляется перечень способов защиты гражданских прав. В первоначальной редакции этой статьи не было такого способа защиты, как обжалование решений органов управления юридического лица.

Однако, учитывая распространение в судебной практике случаев обжалования решений органов управления юридических лиц, Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ

«О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» в ст. 12 ГК РФ были внесены положения, предусматривающие такой способ защиты, как признание недействительным решения общего собрания. Закрепление подобного способа защиты гражданских прав позволит использовать его даже в том случае, если специальный закон, регулирующий деятельность какого-либо вида юридического лица, не предусматривает возможность обжаловать действия коллегиального органа юридического лица.

В пункте 8 постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.06.1996  № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» говорится о том, что судами рассматриваются споры по искам о признании недействительными решений собрания акционеров, правления и иных органов акционерного общества, нарушающих права акционеров, предусмотренные законодательством.

Общее собрание акционерного общества в силу своей компетенции принимает решения, которые должны соответствовать требованиям законов, иных правовых актов и уставу акционерного общества. Поскольку решения общего собрания акционерного общества определяют деятельность общества, то они могут как соответствовать правам и интересам акционеров, так и нарушать их.

В ч. 7 ст. 49 Закона об АО установлено, что решение общего собрания акционеров может быть обжаловано. Требовать признания решения общего собрания недействительным может только акционер данного общества. Лицо, которое акционером общества не является, само акционерное общество, а также его органы подавать заявление в суд не могут. С этим согласны многие специалисты по акционерному праву [11, с. 562; 16, с. 18; 19, с. 316]. Ответчиком по таким спорам выступает само акционерное общество. И если Закон об АО однозначно указывает на возможность обжалования решения общего собрания только акционером общества, то некоторые законы, регулирующие деятельность других организационно-правовых форм юридических лиц (например, Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»), подобных положений не содержат. Это вызывает определенные сложности у судов при рассмотрении споров, связанных с обжалованием решений общих собраний.

Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, отменяя постановление апелляционного суда, отметил, что Ассоциация рыбодобывающих и перерабатывающих предприятий Республики Калмыкия заявила встречное требование к предпринимателям – членам ассоциации о признании недействительным решения общего собрания членов ассоциации от 26 марта 2003 года. Однако, как указал суд, исходя из общего смысла законодательства, определяющего правовое положение, порядок создания и деятельности юридических лиц, ответчиком по иску о признании недействительным решения общего собрания организации не может являться ее участник [14].

Таким образом, сделан вывод о невозможности предъявления иска некоммерческой организацией к ее участникам по поводу признания недействительным своего собственного решения. Справедливости ради надо отметить, что какого-либо правового обоснования данной позиции судом приведено не было. В данном случае, на наш взгляд, суду можно было бы порекомендовать применение по аналогии положений Закона об АО.

Из анализа содержания ч. 8 ст. 49 Закона об АО следует, что для признания судом недействительным решения общего собрания необходимо наличие (выполнение) в совокупности нескольких условий, а именно:

1) решение принято с нарушением Закона об АО, иных правовых актов и устава общества. Нужно подчеркнуть, что в указанной статье предусматривается нарушение именно Закона об АО. Поэтому можно предполагать, что речь идет о нарушении положений закона о подготовке созыва, подготовке и проведении собрания, а также компетенции общего собрания;

2) истец не принимал участия в общем собрании акционеров, решение которого он обжалует, или принимал участие, но голосовал против принятия обжалуемого решения. Со второй частью этого условия можно полностью согласиться, так как акционер в этом случае выражает свое негативное отношение к принятому решению. Что касается первой части условия, то по поводу ее формулировки имеются определенные возражения. Закон оставляет в стороне причину отсутствия акционера на собрании.

В данном случае можно согласиться с мнением А. Савикова о том, что причина отсутствия должна приниматься во внимание. Поэтому необходимо указать открытый перечень уважительных причин отсутствия, предоставив суду право оценивать в качестве таковых и другие причины неучастия акционера в голосовании [17, с. 73]. Схожие положения имеются, например, в Акционерном законе ФРГ 1937 года, в абз. 2 § 245 которого указывается, что право на оспаривание имеет акционер, не присутствовавший на общем собрании, если он противоправно не был допущен к участию в нем.

Действительно, Закон об АО говорит о праве любого акционера общества оспорить решение органа юридического лица (ч. 7 ст. 49) при наличии определенных условий, таких как:

—акционер не принимал участия в собрании или

— акционер голосовал против принятия решения,

— решением нарушены его права и законные интересы.

Суд с учетом всех обстоятельств дела вправе оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло за собой причинение убытков данному акционеру.

Сам процесс оспаривания решений общего собрания акционеров может осложнить процесс управления акционерным обществом, поскольку судебное дело может затянуться на достаточно долгое время. Поэтому заслуживает одобрения внесение дополнения в ч. 7 ст. 49 Закона об АО, сократившего срок для обжалования решения общего собрания акционеров с 6 до 3 месяцев с момента, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении [1, с. 15]. О необходимости сокращения срока для обжалования говорилось в научной литературе до принятия соответствующего закона [15, с. 95].

Среди специалистов нет единого мнения по поводу правовой природы данного срока. Противоречивую позицию по этому поводу занимал В.В. Залесский: согласно его точке зрения, этот срок должен быть отнесен к числу специальных пресекательных сроков [1, с. 259].  В другой своей работе он характеризовал этот срок уже как срок исковой давности [5, с. 225; 10, с. 239].

Более верной является позиция тех ученых, которые относят указанный срок к сокращенным срокам исковой давности, не приводя, правда, при этом никаких обоснований.

На наш взгляд, срок для обжалования решения общего собрания относится к сокращенным срокам исковой давности. Во-первых, срок исковой давности – это срок защиты права управомоченного лица, которое возникает с момента его нарушения со стороны третьего лица (в нашем случае – акционерного общества). В отличие от него, пресекательный срок прекращает неосуществление или ненадлежащее осуществление субъективного права самим управомоченным лицом. Во-вторых, в отличие от пресекательного, срок исковой давности начинает исчисляться не с момента нарушения права, а с момента, когда управомоченное лицо узнало или должно было узнать о том, что его право нарушено, о чем указывается в ч. 7 ст. 49 Закона об АО.

Обжалование решений общего собрания акционерного общества привело к тому, что в научной литературе и на практике появилось искусственное деление обжалуемых (оспариваемых) решений на оспоримые и ничтожные. Происходит сопоставление обжалуемых (оспариваемых) решений общего собрания акционерного общества с недействительными сделками, что представляется неправильным.

Прежде всего необходимо ответить на вопрос, является ли решение общего собрания акционерного общества (решение органа управления юридического лица) сделкой?

В литературе и судебной практике нет единого мнения на сей счет. Так, ряд авторов рассматривает корпоративные акты (а решения общего собрания относятся именно к ним) как многосторонние корпоративные сделки [6, с. 384; 21]. Другие относят их к особым гражданско-правовым юридическим фактам [8, с. 157-158.]. Кроме этого, акты органов управления рассматриваются как локальные правовые акты [3, с. 167-170; 7, с. 17].

Аналогично суды, разрешая дела о признании недействительными решений общего собрания акционерного общества, делают совершенно противоположные выводы.

Например, в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.10.2003 № Ф04/5420-945/А75-2003 [12] содержится вывод о том, что решение внеочередного общего собрания акционеров общества о передаче полномочий исполнительного органа общества управляющей организации не соответствует ч. 3 ст. 48 Закона об АО и в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожным, в связи с чем является ничтожным решение внеочередного общего собрания акционеров общества. Таким образом, идет отождествление недействительного решения  с ничтожной сделкой, что, на наш взгляд, представляется не совсем обоснованным.

При разрешении другого дела в постановлении Северо-Кавказского округа от 29.08.2007 № Ф08-5379/2007 по делу № А32-2059/2007-17/10 [13] установлено, что такие решения сделками не являются и полностью охватываются понятием – иные действия, из которых возникают гражданские права и обязанности (ст. 8 ГК РФ). Данный вывод является более правильным.

Таким образом, решения общего собрания АО сделками не являются. Думается, что определенным итогом дискуссии о природе решений общего собрания акционеров является дополнение ГК РФ главой 91 «Решения собраний». В настоящее время  ГК РФ рассматривает решение общего собрания как особый вид юридических фактов, не тождественный сделкам.

Остается ответить на вопрос относительно классификации обжалуемых решений на оспоримые и ничтожные. Критерием деления является необходимость признания решения недействительным судом или отсутствие такой необходимости. Однако, по нашему мнению, более логичным было бы производить разграничение обжалуемых решений не на оспоримые и ничтожные, а на не имеющие юридической силы и оспоримые.

Мнения относительно того, что все недействительные решения общего собрания акционерного общества делятся на не имеющие юридической силы изначально и на утрачивающие юридическую силу с момента вступления в силу решения суда о признании таких решений недействительными имеются в научной литературе [9; 18, с. 28-31].

Такой вывод можно сделать исходя из толкования п. 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об акционерных обществах”», где сказано, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражения по иску на решение общего собрания акционеров, при этом судом установлено, что данное решение принято с нарушением компетенции общего собрания (ч. 3 ст. 48 Закона об АО), в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (части 2, 4 ст. 49 и 1-3 ст. 58 Закона об АО) либо по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (ч. 6 ст. 49 Закона об АО), суд должен, независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

М. Телюкина считает, что «Пленум ВАС РФ применил к решениям общего собрания акционеров концепцию недействительности сделок, причем к каким-то решениям – модель оспоримых сделок, к каким-то – модель ничтожных сделок» [20, с. 17].

Стоит отметить, что решение общего собрания акционеров не может быть признано недействительным, даже если оно противоречит Закону об АО, при отсутствии условий, предусмотренных ч. 7 ст. 49 данного Закона. Оценка действительности принятых общим собранием акционерного общества решений дается судом.

Таким образом, можно говорить о не имеющих юридической силы и оспоримых решениях общего собрания акционеров. Поэтому если решение признано недействительным, то суды исходят из того, что недействительное решение не породило правовых последствий и недействительно с момента его принятия [2].

Что касается оспоримого решения общего собрания акционерного общества, то такое решение сохраняет юридическую силу (действительно) до вступления в законную силу решения суда о признании его недействительным. Аналогия с оспоримыми сделками очевидна, однако, в отличие от оспоримых сделок, которые недействительны с момента вступления в силу судебного решения, оcпоримые решения общего собрания акционерного общества недействительны с момента их принятия.

 

Список литературы

 

1. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав / под ред. Е.А. Суханова, В.С. Ема. —  М., 2000.

2. Добровольский В.И. Проблемы корпоративного права в арбитражной практике. — М., 2006.

3. Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. — М., 2006.

4. Комментарий к Федеральному закону «Об ак-ционерных обществах» / под общ ред. М.Ю. Тихо-мирова. — М., 2002.

5. Комментарий к Федеральному закону «Об ак-ционерных обществах» / под ред. Г.С. Шапкиной (постатейный). 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2002.

6. Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица / науч. ред. В.С. Ем.  — М., 2005.

7. Лаптев В.В. Акционерное право. — М., 1999.

8. Ломакин Д.В. Очерки теории акционерного права и практики применения акционерного законодательства. — М., 2005.

9. Маковская А.А. Правовые последствия недействительности решений общего собрания акционеров и совета директоров акционерного общества // Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика. — М., 2006.

10. Мозолин В.П., Юденков А.П. Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах». —М., 2002.

11. Поваров Ю.С. Акционерное право России: учеб. для магистров. — М., 2011.

12. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 октября 2003 года № Ф04/5420-945/А75-2003. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

13. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29 августа 2007 года № Ф08-5379/2007 по делу № А32-2059/2007-17/10. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

14. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24 мая 2012 года по делу № А22-436/2011. Доступ из СПС «Консуль-тантПлюс».

15.  Рубеко Г.Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ. — М., 2007.

16. Рубеко Г.Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ростов-н/Д., 2004.

17. Савиков А. О некоторых проблемах, связанных признанием решения общего собрания акционеров недействительным // Хозяйство и право. 2000. № 9.

18. Степанов Д.И. Ничтожность решений общих собраний акционеров // Корпоративный юрист. 2005. № 1. 

19. Телюкина М.В. Комментарий к Федерально-му закону об акционерных обществах (постатейный). — М., 2005.

20. Телюкина М.В.  Проблемы недействительности решений собраний акционеров // ЭЖ-Юрист. 2005. № 41.

 

21. Цепов Г.В. Акционерные общества: теория и практика: учеб. пособие. — М., 2006.