УДК 347.64

Страницы в журнале: 69-77 

 О.В. Фетисова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры трудового, социального и семейного права Российского государственного социального университета Россия, Москва offet@mail.ru 

Анализируются особенности регулирования возмездной опеки над совершеннолетними недееспособными гражданами на региональном уровне. Автор рассматривает действующие на сегодняшний день законы и подзаконные акты субъектов Российской Федерации об установлении условий выплаты вознаграждения опекунам таких граждан. Характер требований, предъявляемых к опекунам совершеннолетних недееспособных граждан, таков, что позволяет рассматривать данное вознаграждение как меру социальной поддержки опекунов, имеющих низкий уровень доходов. Автор отмечает, что подобный подход идет вразрез с пониманием деятельности опекуна как оказания им гражданско-правовой услуги. Также затронут вопрос о необходимости перехода на профессиональную опеку в контексте защиты прав лиц, страдающих психическими расстройствами.

Ключевые слова: психические расстройства, недееспособные граждане, опека, орган опеки и попечительства, профессиональная опека, договор об осуществлении опеки.

 Психические расстройства — это особая категория заболеваний, которая определяет правовой и социальный статус больного человека. Как известно, область медицины, которая изучает этиологию, клинику, разрабатывает методы диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств, а также занимается организацией психиатрической помощи населению, именуется психиатрией. В буквальном переводе с древнегреческого языка психиатрия — это лечение души [22, c. 9].

В законодательных актах советского периода доминировали термины «душевная болезнь», «душевнобольной». Современные нормативные правовые акты подобных наименований не знают. В них фигурирует собирательное понятие, охватывающее всех людей, нуждающихся в психиатрической компетенции, — «лица, страдающие психическими расстройствами» [23, c. 20]. Под психическими расстройствами понимаются такие заболевания, как шизофрения, психозы и пр.

С точки зрения права любое значимое действие должно совершаться субъектом при условии единства воли и волеизъявления, что является непременным условием его действительности. При этом заболевания психики по своей сущности таковы, что напрямую воздействуют на интеллектуальные и волевые способности совершеннолетнего гражданина: он теряет возможность понимать фактический характер своих действий (бездействия) и руководить ими. В случае появления сомнений в психическом здоровье гражданина для правильной оценки совершенного им действия необходимо подтвердить или опровергнуть факт осознания им характера своих действий. Для этих целей разработан комплекс методов и приемов, позволяющих оценить состояние человека.

Например, для решения вопроса о вменяемости или невменяемости лица, совершившего преступление, назначается судебная психолого-психиатрическая экспертиза. Отметим, что на протяжении всей истории человечества люди с подобными болезненными проявлениями в силу неприспособленности своего поведения и неадекватности его мотивов вызывали у окружающих двойственные чувства: с одной стороны — жалость и сострадание, а с другой — желание воспользоваться их беспомощностью для удовлетворения собственных потребностей [23, c. 15].

По совокупности сказанного можно констатировать, что граждане с психическими недугами чрезвычайно беззащитны, а их правовой статус характеризуется значительными ущемлениями. По этой причине такие люди требуют постоянного, пристального внимания к себе со стороны как государства, так и правозащитных организаций. Дабы исключить всякого рода злоупотребления их правами, требуется четкая законодательно определенная социально-правовая модель, вбирающая в себя несколько элементов:

— условия и порядок оказания медицинской, правовой, социальной и иной необходимой помощи гражданам, страдающим психическими расстройствами с сохранением полного объема дееспособности;

— условия и порядок лишения или ограничения дееспособности граждан с психическими болезнями;

— условия и порядок реализации прав недееспособным или не полностью дееспособным психически больным гражданином с учетом необходимой ему помощи как фактического, так и юридического свойства, оказываемой личным представителем (опекуном или попечителем).

Необходимо отметить, что определенные положительные подвижки в этом направлении имеют место быть, что отображается как в федеральном, так и в региональном законодательстве.

Второго марта 2015 г. вступили в силу новые положения Гражданского кодекса РФ, которые позволят применять дифференцированный подход к оценке последствий наличия у гражданина нарушений психических функций. Учету будет подлежать степень фактического снижения способности понимать значение своих действий или руководить ими в тех или иных сферах социальной жизни [21]. Иными словами, в будущем при констатации у гражданина расстройства психики и установления в силу этого потребности в особой защите его прав и интересов можно будет рассматривать вопрос не только о полном лишении дееспособности, но и о ее ограничении в зависимости от тяжести заболевания (нарушений мыслительных процессов, памяти, эмоционального состояния), а также способности к адаптации в обществе и в семье. Подобный подход необходимо признать революционным для нашего государства, поскольку много десятилетий психиатрия носила преимущественно карательный характер.

В силу специфичности помощи, в которой нуждаются граждане с такого рода заболеваниями, представляется возможным и нужным говорить о профессиональной опеке (попечительстве). Возведение опеки (попечительства) в такой ранг, естественно, поднимет планку требований к лицам, изъявившим желание стать опекунами (попечителями) совершеннолетних граждан. С сожалением отметим, что добиться этого будет чрезвычайно сложно, поскольку данный переход связан с преодолением ряда препятствий в виде изменения законодательства, создания системы подготовки потенциальных квалифицированных опекунов и должного финансирования данной программы.

Право умственно отсталого лица пользоваться квалифицированными услугами опекуна для защиты своего личного благополучия и интересов предусмотрено п. 5 Декларации о правах умственно отсталых лиц 1971 года [1]. Действующие на сегодняшний день федеральные нормативные правовые акты не содержат понятия «профессиональная опека» и, соответственно, не предъявляют каких-либо особых требований к кандидатам в опекуны взрослых граждан.

Недавно было введено положение, согласно которому лица, изъявившие желание выполнять функции опекунов (попечителей), должны проходить предварительную подготовку, что зафиксировано в статьях 6 и 8 Федерального закона от 24.04.2008 № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» [12] (далее — Закон об опеке и попечительстве) и пунктах 14, 15 постановления Правительства РФ от 17.11.2011 № 927 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении недееспособных и не полностью дееспособных граждан» [15]. В некоторых субъектах Федерации разработаны собственные правила обучения таких граждан. Так, в настоящее время действует приказ Министерства социального развития Пермского края от 18.04.2011 № СЭД-33-01-02-69 «Об утверждении Временной программы подготовки граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями совершеннолетних недееспособных или не полностью дееспособных граждан» [16] и одноименный приказ Министерства труда Пензенской области от 18.09.2013 № 493-ОС [17]. Согласно данным региональным подзаконным актам опекуны должны быть проинформированы об основах правовых (права, обязанности, ответственность) и медицинских (описание психических расстройств, способы их лечения и особенности ухода за больными) знаний. На органы опеки и попечительства также возлагается обязанность по проведению психологического обследования кандидатов для оценки уровня их психологической готовности к выполнению функций опекунов. Однако вызывают недоумение сроки такого обучения. Так, согласно временной программе Пермского края такая подготовка осуществляется в течение одного дня, а длительность курса составляет 3 академических часа.

Вопрос об обучении лиц, претендующих на роль опекунов взрослых граждан, имеет принципиальное значение, и, несомненно, от его решения во многом зависит возможность оказания в дальнейшем больному лицу квалифицированной помощи. Кроме того, владение полной информацией о предстоящей деятельности позволит претенденту утвердиться в желании опекать нездорового гражданина или, напротив, отказаться от этой идеи.

Попытка создания особой системы обеспечения и защиты прав недееспособных граждан была предпринята в Архангельской области. В этой связи интересны следующие нормативные правовые акты: Закон Архангельской области от 19.11.2010 № 226-17-ОЗ «О профессиональной опеке над недееспособными гражданами» [9] (далее — Закон № 226-17-ОЗ) и постановление Правительства Архангельской области от 24.05.2011 № 162-пп «Об утверждении Правил установления профессиональной опеки над недееспособными гражданами и Правил предоставления и расходования субвенций бюджетам муниципальных образований на выплату вознаграждения профессиональным опекунам недееспособных граждан» [19] (далее — Постановление № 162-пп).

Согласно п. 1 ст. 2 Закона № 226-17-ОЗ под профессиональной опекой понимается форма устройства совершеннолетних граждан, признанных судом недееспособными вследствие психического расстройства, над которыми не установлена опека, в определенные федеральным законодательством сроки, ввиду отсутствия близких родственников, имеющих возможность осуществлять опеку. Иными словами, можно сказать, что региональный законодатель ввел такую модель, при которой формируется два вида опеки. Первый вид — родственная опека, которой отдается предпочтение, что соответствует требованию п. 5 ст. 10 Закона об опеке и попечительстве. Орган опеки и попечительства должен установить круг близких родственников (дедушки, бабушки, родители, супруги, совершеннолетние дети, внуки, братья и сестры) и выявить их мнение о возможности или невозможности стать опекуном взрослого гражданина. При отсутствии таковых орган опеки и попечительства вправе прибегнуть ко второму виду опеки — профессиональной. Представляется, что ее «учреждение» можно рассматривать как альтернативу помещения больного гражданина в соответствующие учреждения социальной защиты населения. Назначение профессионального опекуна не должно выходить за пределы месячного срока, что следует из п. 4 ст. 6 Закона № 226-17-ОЗ и соответствует предписаниям п. 1 ст. 35 ГК РФ и п. 2 ст. 11 Закона об опеке и попечительстве. Однако процитированный выше п. 1 ст. 2 рассматриваемого закона позволяет сделать обратное заключение, что можно расценивать как наличие двусмысленности в рамках одного акта. При отсутствии близких родственников, а также претендентов на роль профессионального опекуна и истечении указанного срока орган опеки и попечительства вправе принять решение о помещении такого гражданина под надзор соответствующего учреждения.

По смыслу ст. 2 Закона № 226-17-ОЗ и п. 2 Постановления № 162-пп профессиональным опекуном может быть совершеннолетний, полностью дееспособный гражданин, являющийся сотрудником государственного учреждения (комплексные центры социального обслуживания) или не являющийся таковым, с соблюдением общих требований, предусмотренных федеральным законодательством, и состоящий на учете в органе опеки и попечительства. Каких-либо специальных критериев отбора рассматриваемые региональные акты, к сожалению, не содержат. В данном контексте можно выделить два существенных, на наш взгляд, момента. Во-первых, допуск к опеке «обычных» граждан умаляет смысл такой опеки, а возведение ее в ранг «профессиональной» делает номинальной. Во-вторых, возложение обязанностей опекунов на служащих соответствующих учреждений представляется весьма спорным. Даже при установлении патронажа помощником не может выступать работник организации, осуществляющей социальное обслуживание совершеннолетнего дееспособного гражданина, что прямо зафиксировано в п. 2 ст. 41 ГК РФ.

Орган опеки и попечительства, подобрав подходящую кандидатуру на роль профессионального опекуна, предоставляет ему полную информацию о подопечном, знакомит с медицинским заключением о состоянии его здоровья и выдает направление на знакомство с недееспособным гражданином, находящимся в учреждении социального обслуживания населения или учреждении здравоохранения. Пункт 10 Постановления № 162-пп устанавливает ограничение по числу подопечных. Так, один профессиональный опекун не может одновременно опекать более 4 недееспособных взрослых граждан.

Согласно пунктам 3 и 4 Постановления № 162-пп под профессиональную опеку может быть передан совершеннолетний гражданин, признанный судом недееспособным, с соблюдением следующих условий:

— наличие места жительства на территории Архангельской области;

— наличие  жилого помещения, пригодного для проживания;

— отсутствие медицинских противопоказаний;

— наличие статуса одинокого гражданина или утратившего социальные связи либо фиксация факта отказа близких родственников от опеки по состоянию здоровья или иным обстоятельствам (перечень причин отказа является открытым).

Перечисленные требования также свидетельствуют о приоритете основных принципов, заложенных федеральным законодательством в основу возникновения отношений по опеке, а именно принципа приоритета права родственников и принципа добровольности принятия обязательств по опеке.

Обратившись к вопросу о правовом статусе профессиональных опекунов, следует отметить, что каких-либо особых прав, обязанностей и форм ответственности применительно к профессиональным опекунам не прописано. Они выполняют ровно тот же объем правомочий в отношении своих подопечных, что и «обычные» опекуны. Однако п. 14 ст. 6 Закона № 226-17-ОЗ предоставляет профессиональному опекуну право ходатайствовать перед органом опеки и попечительства о временном освобождении от исполнения своих обязанностей. Подобная просьба должна быть мотивирована уважительной причиной. К сожалению, примерного перечня таковых региональный законодатель не предусмотрел. Вероятно, речь идет о болезни, отпуске и пр. Воспользоваться таким правом можно один раз в год, а срок отсутствия профессионального опекуна не может превышать 30 календарных дней, причем это время не оплачивается. На период освобождения профессионального опекуна его функции передаются иному гражданину, а при отсутствии такового — органу опеки и попечительства. Несмотря на то, что подобная законодательная новелла, возможно, и продиктована реальными жизненными ситуациями, но некоторым образом она расширяет перечень оснований к прекращению опеки, установленный, в частности, п. 2 ст. 39 ГК РФ и п. 4 ст. 29 Закона об опеке и попечительстве: орган опеки и попечительства вправе освободить опекуна от исполнения обязанностей, в том числе временно, но лишь в случае возникновения противоречий между интересами подопечного и интересами опекуна.

Также нужно обратить внимание и на то, что анализируемые нормативные правовые акты Архангельской области не вменяют в обязанность профессионального опекуна совместное проживание со своим подопечным и даже ежедневное его посещение. Данный тезис подтверждается наличием в Договоре об осуществлении профессиональной опеки над недееспособным гражданином в Архангельской области [20] пункта, согласно которому профессиональный опекун обязан осуществлять посещение подопечного по месту его жительства (пребывания) в зависимости от характера и степени нуждаемости, физического и психического состояния, но не реже 8 раз в месяц наблюдать за условиями проживания подопечного, организовывать его бытовые условия. При необходимости он может обратиться с просьбой о постановке подопечного на социальное обслуживание.

Таким образом, рассмотренные новеллы не позволяют дать им однозначную оценку. С одной стороны, появление в законодательстве самого понятия «профессиональная опека» имеет принципиально важное значение. Благодаря данному виду опеки возможно реализовать еще один принцип, закрепленный в Декларации о правах умственно отсталых лиц, — сохранение по возможности привычной обстановки жизни больному человеку. Внедрение профессиональной опеки вполне может способствовать разгрузке специализированных учреждений здравоохранения и социальной защиты населения.

Вместе с тем региональные законодатели, введя термин «профессиональная опека», не наполнили его должным содержанием. Осталось не ясным, в чем состоит существенная разница между профессиональной опекой и «обычной» опекой, которая также имеет место, не считая того, что деятельность профессионального опекуна всегда является оплачиваемой. Создалось впечатление, что профессиональной назвали такую опеку, при которой опекуном становится посторонний недееспособному лицу гражданин. В таком контексте можно было бы выделить опеку «родственную» и «неродственную».

На наш взгляд, требования к профессиональному опекуну должны быть более жесткими. В качестве критериев отбора необходимо рассматривать наличие специального образования и опыта работы с такими больными. При этом подопечными могут стать граждане, страдающие более серьезными пороками психики, что позволило бы им остаться в привычной для них среде.

Забота о людях с подобными заболеваниями является нелегким делом, поэтому немногие, в том числе и близкие родственники таких граждан, спешат брать на себя за них ответственность. На последних ГК РФ и Закон об опеке и попечительстве налагают весьма широкий круг обязанностей, направленных на «обслуживание» практически всех сфер жизнедеятельности больного человека. В отличие от опекунов (попечителей) несовершеннолетних детей, опекуны взрослых граждан не обладают особыми привилегиями. Однако и в том, и в другом случае действующее законодательство предоставляет им право на получение вознаграждения за выполнение услуги по «осуществлению заботы о содержании своих подопечных, обеспечению их уходом и лечением, защите их прав и интересов», что следует из пунктов 1 и 3 ст. 36 ГК РФ. При этом размер вознаграждения опекунов (попечителей) несовершеннолетних несколько выше, нежели опекунов недееспособных граждан.  В силу ст. 14 Закона об опеке и попечительстве положительное решение органа опеки и попечительства об исполнении опекуном своих обязанностей за плату фиксируется в акте о назначении гражданина на роль опекуна и в дальнейшем облекается в договорную форму. Договор об осуществлении опеки устанавливает источник выплаты вознаграждения и его размер. Поскольку п. 2 ст. 16 Закона об опеке и попечительстве относит установление случаев и порядка выплаты денежных средств опекунам за счет средств бюджета субъекта Федерации к региональной компетенции, то интерес вызывают принятые в последние несколько лет в отдельных регионах России нормативные акты, направленные на реализацию указанного полномочия. Следует отметить, что подобные законодательные акты действуют лишь в Архангельской, Владимирской, Вологодской, Калужской и Омской областях, Камчатском и Хабаровском краях, Еврейской автономной области и Ямало-Ненецком автономном округе.

Сходство всех без исключения рассматриваемых законов состоит в том, что опекун недееспособного лица вправе получать вознаграждение из средств регионального бюджета при условии, что он не получает выплаты за счет доходов от имущества подопечного, средств третьих лиц, а также не реализует право безвозмездного использования имущества лица, находящегося под опекой. Иными словами, везде подчеркивается возможность получения дополнительных денежных средств в виде вознаграждения только из одного источника. Общими для всех законов также являются установки, согласно которым если одному недееспособному лицу назначается несколько опекунов, то сумма вознаграждения распределяется между ними в равных долях. В случае же если опекун берет на себя обязательства в отношении нескольких взрослых подопечных, он получает вознаграждение за каждого из них.

Условия выплаты вознаграждения опекунам совершеннолетних граждан, которые должны быть указаны в законах, нашли свое отражение, к сожалению, не везде. Так, в законах Владимирской области [4], Калужской области [5] и Еврейской автономной области [11] подобных указаний нет. Такое положение дел представляется неверным, поскольку может оцениваться двояко. Либо право на получение вознаграждения предоставляется всем без исключения опекунам недееспособных граждан (что несколько сомнительно), либо создается ситуация, при которой органы опеки и попечительства вправе осуществлять отбор опекунов, претендующих на получение дополнительных денежных средств, руководствуясь собственным усмотрением. А это опасно с точки зрения появления дополнительной возможности для злоупотребления должностными полномочиями.

В других шести субъектах Федерации случаи выплаты вознаграждения определены. Так, в Архангельской области [10], как отмечалось выше, подобное право распространяется на опекунов, выполняющих свои обязанности на профессиональной основе. В законах Камчатского края [6], Ямало-Ненецкого автономного округа [7], Вологодской области [3] и Омской области [2] рассматриваемое право поставлено в зависимость от наличия или отсутствия у опекуна алиментных обязательств по отношению к своему подопечному. Получать вознаграждение могут лишь те опекуны, которые:

— не являются лицами, обязанными в силу решения суда, вступившего в законную силу, содержать своих подопечных (Ямало-Ненецкий автономный округ, Омская область);

— не обременены алиментными обязательствами по отношению к подопечным, предусмотренными Семейным кодексом РФ (Камчатский край);

— не обязаны в соответствии с федеральным законодательством содержать своих подопечных (Вологодская область).

Таким образом, если подопечный и опекун являются близкими родственниками, то право на получение вознаграждения у последнего не возникает. Такое право будут иметь дальние родственники (тети, дяди, племянники, двоюродные братья, сестры и пр.) либо посторонние недееспособному гражданину лица. Супруги в силу п. 1 ст. 89 СК РФ также обязаны материально поддерживать друг друга, а в случаях, установленных п. 2 той же статьи, один из супругов вправе обратиться в суд с требованием о взыскании алиментов. По смыслу Закона Ямало-Ненецкого автономного округа супруг, одновременно являясь опекуном, вправе рассчитывать на вознаграждение при отсутствии в отношении него решения суда о выплате алиментов. В Камчатском крае супруг-опекун не наделяется правом на получение вознаграждения. В Вологодской области, однако, супруги-опекуны вправе получать вознаграждение в случае, «если эти опекуны являются инвалидами 1–2-й  группы и (или) достигли возраста 60 лет — для мужчин и 55 лет — для женщин и имеют ежемесячный доход за последние 12 месяцев в размере менее двух с половиной прожиточных минимумов пенсионера».

Подобное положение не может не вызывать недоумение, поскольку весьма спорным выглядит допуск к опеке над недееспособными гражданами лиц, имеющих инвалидность, а также лиц преклонного возраста.  В Хабаровском крае [13] получателями вознаграждения признаются только малоимущие опекуны, то есть граждане со среднедушевым доходом, размер которого не превышает величины прожиточного минимума, установленного в регионе.

В Омской области в качестве условий выплаты вознаграждения также устанавливаются следующие:

— опекун не является получателем денежных средств, предназначенных для лиц, осуществляющих уход за подопечным;

— опекун не достиг возраста 65 лет;

— опекун не состоит в трудовых отношениях (подтверждается предоставлением трудовой книжки с отметкой об увольнении с прежнего места работы);

— совместное проживание опекуна и подопечного;

— подопечный не состоит на учете в числе тех, кто нуждается в предоставлении стационарного социального обслуживания.

Рассмотрим первое из вышеуказанных условий. Так, опекун вправе рассчитывать на вознаграждение только тогда, когда он не получает выплат как лицо, осуществляющее уход за своим подопечным. В этом смысле целесообразно обратиться к решению Калужского областного суда от 01.03.2012 по делу № 33-394/12. Двадцать второго июня 2011 г. Ш.М.М. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ в г. Калуге о признании недействительным решения ответчика от 24.05.2010 о прекращении осуществления ежемесячных компенсационных выплат, причитающихся ей как неработающему трудоспособному лицу, осуществляющему уход за братом А. — инвалидом 1-й группы и за отцом М. — также инвалидом 1-й группы. Представитель ответчика иск не признал, ссылаясь на то, что истица осуществляет опеку на возмездной основе, а значит, выполняет оплачиваемую работу по гражданско-правовому договору, в силу чего не может считаться неработающей. Решением Калужского районного суда от 19.12.2011 исковые требования истицы были полностью удовлетворены. Ответчик, не согласившись с выводом суда, обжаловал решение в кассационном порядке. Калужский областной суд оставил решение нижестоящего суда без изменения, а в своем определении отметил следующее:

— право на получение компенсационных выплат установлено Указом Президента РФ от 26.12.2006 № 1455 «О компенсационных выплатах лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами» [8]. Порядок реализации указанного права регламентирован постановлением Правительства РФ от 04.06.2007 № 343 «Об осуществлении ежемесячных компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за инвалидом 1 группы (за исключением инвалидов с детства 1 группы), а также за престарелым, нуждающимся по заключению лечебного учреждения в постоянном постороннем уходе либо достигшим возраста 80 лет» [14]. Право опекуна на вознаграждение определено ст. 16 Закона об опеке и попечительстве и Законом Калужской области [5];

— вознаграждение опекуна, по мнению суда, следует отнести к мерам социальной поддержки лиц, принявших на себя обязательства по уходу за недееспособными гражданами. А это означает, что возмездное исполнение опекуном своих обязанностей нельзя рассматривать как выполнение оплачиваемой работы.

Таким образом, следует отметить, что указанное выше требование является оспоримым и может быть обжаловано в суд, но уже на территории Омской области. Отношение к опекунскому вознаграждению как мере социальной поддержки прослеживается практически повсеместно. Право на него обретают те опекуны, которые имеют достаточно низкий уровень дохода. В то же время, если подходить к оценке деятельности опекуна как к выполнению им услуги по гражданско-правовому договору возмездного оказания услуг (договору об осуществлении опеки), то отнесение вознаграждения к категории социальной выплаты едва ли уместно.

Интерес вызывает также положение, нашедшее отражение в актах Калужской и Омской областей, предусматривающее возможность принудительного возврата денежных средств, выплаченных опекуну в качестве вознаграждения. Такое требование может быть заявлено при обнаружении случаев сокрытия опекуном фактов, наступление которых влечет за собой прекращение права на вознаграждение. В Омской области данный порядок четко регламентирован [18]. Так, опекун, выполняющий свои обязанности за плату, обязан уведомить уполномоченный орган об изменении условий, дающих право на получение вознаграждения, в течение 5 рабочих дней. В случае неисполнения данного предписания компетентный орган должен составить акт о выявленных нарушениях, в котором указать на необходимость устранения обнаруженных недостатков и выдвинуть требование о возврате опекуном выплаченного  ему денежного вознаграждения в бюджет Омской области. Срок для добровольного возврата денежных средств составляет 10 дней. При невыполнении опекуном данного предписания уполномоченный орган оставляет за собой право обратиться с исковым заявлением в суд о взыскании суммы ежемесячного денежного вознаграждения.

Величина вознаграждения, причитающаяся опекунам, в разных субъектах Федерации разная. В частности, в Архангельской области его размер составляет 2706 руб. 25 коп. (в местностях, приравненных к условиям Крайнего Севера) и 3500 руб. (в районах Крайнего Севера), во Владимирской области — 6000 руб., в Вологодской области — 4330 руб., в Еврейской автономной области — 2000 руб., в Калужской области — 4000 руб. (неработающим опекунам) и 1200 руб. (работающим опекунам и опекунам-пенсионерам), в Камчатском крае — 4611 руб., в Омской области — 5554 руб., в Хабаровском крае — 2500 руб., в Ямало-Ненецком автономном округе — 5750 руб.

В заключение отметим, что в 76 субъектах Федерации фактически отсутствуют законы, закрепляющие право опекунов совершеннолетних граждан на возмездное исполнение своих обязанностей. Проанализированные нормативные правовые акты регионального действия, безусловно, нуждаются в доработке. С учетом уже имеющейся шестилетней практики применения Закона об опеке и попечительстве можно и должно выработать единый подход к формированию перечня условий, дающих право опекунам на получение вознаграждения, в разных регионах. Следует также четко определиться с ответом на вопрос о правовой природе такого вознаграждения.

 

Список литературы

 

1.            Декларация о правах умственно отсталых лиц: принята 20.12.1971 Резолюцией 2856 на 2027-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

2.            Кодекс Омской области о социальной защите отдельных категорий граждан от 04.07.2008 № 1061-ОЗ // Омский вестник. 2014. 11 июля. № 27.

3.            О вознаграждении опекунам совершеннолетних недееспособных граждан: закон Вологодской области от 03.06.2011 № 2524-ОЗ // Красный Север. 2011. 8 июня. № 102.

4.            О вознаграждении, причитающемся опекунам недееспособных граждан: закон Владимирской области от 14.02.2013 № 22-ОЗ // Владимирские ведомости. 2013. 16 февр. № 28.

5.            О выплате вознаграждения опекунам или попечителям и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Калужской области: закон Калужской области от 02.12.2008 № 498-ОЗ // Весть. 2008. 5 дек. № 437-442.

6.            О выплате вознаграждения опекунам совершеннолетних недееспособных граждан: закон Камчатского края от 14.11.2012 № 150 // Официальные ведомости. 2012. 20 нояб. № 442-443.

7.            О выплате вознаграждения опекунам совершеннолетних недееспособных граждан: закон Ямало-Ненецкого автономного округа от 06.12.2012 № 133-ЗАО // Крайний Север. 2012. 11 дек. № 103.

8.            О компенсационных выплатах лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами: указ Президента РФ от 26.12.2006 № 1455 // Собрание законодательства РФ. 2007. № 1 (ч. 1). Ст. 201.

9.            О профессиональной опеке над недееспособными гражданами: закон Архангельской области от 19.11.2010 № 226-17-ОЗ // Волна. 2010. 30 нояб. № 51.

10.          О размере вознаграждения профессионального опекуна за осуществление им профессиональной опеки: постановление Правительства Архангельской области от 02.12.2010 №370-пп // Волна. 2010. 7 дек. № 52.

11.          О размере и порядке выплаты вознаграждения, причитающегося опекунам совершеннолетних недееспособных граждан: закон Еврейской автономной области от 27.06.2012 № 91-ОЗ // Биробиджанская звезда. 2012. 6 июля. № 47.

12.          Об опеке и попечительстве: федер. закон  от 24.04.2008 № 48-ФЗ (ред. от 22.12.2014) // Собрание законодательства РФ. 2008. № 17. Ст. 1755.

13.          Об организации и осуществлении деятельности по опеке и попечительству в Хабаровском крае: закон Хабаровского края от 27.05.2009 № 243 // Собрание законодательства Хабаровского края. 2009. 12 июля. № 6(83).

14.          Об осуществлении ежемесячных компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за инвалидом 1 группы (за исключением инвалидов с детства 1 группы), а также за престарелым, нуждающимся по заключению лечебного учреждения в постоянном постороннем уходе либо достигшим возраста 80 лет: постановление Правительства РФ от 04.06.2007 № 343 // Собрание законодательства РФ. 2007. № 24. Ст. 2913.

15.          Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении недееспособных и не полностью дееспособных граждан: постановление Правительства РФ от 17.11.2011 № 927 // Собрание законодательства РФ. 2010. № 48. Ст. 6401.

16.          Об утверждении Временной программы подготовки граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями совершеннолетних недееспособных или не полностью дееспособных граждан: приказ Министерства социального развития Пермского края от 18.04.2011 № СЭД-33-01-02-69 // Бюллетень законов Пермского края, правовых актов губернатора Пермского края, Правительства Пермского края, исполнительных органов государственной власти Пермского края. 2011. № 44.

17.          Об утверждении Временной программы подготовки граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями совершеннолетних недееспособных или не полностью дееспособных граждан: приказ Министерства труда Пензенской области от 18.09.2013 № 493-ОС // Пензенские губернские вести. 2013. 26 сент. № 97.

18.          Об утверждении порядка назначения и выплаты ежемесячного денежного вознаграждения за осуществление опеки опекуном, заключившим договор об осуществлении опеки над совершеннолетними недееспособными гражданами: постановление Правительства Омской области от 02.07.2014 № 140-п // Омский вестник. 2014. 11 июля. № 27.

19.          Об утверждении Правил установления профессиональной опеки над недееспособными гражданами и Правил предоставления и расходования субвенций бюджетам муниципальных образований на выплату вознаграждения профессиональным опекунам недееспособных граждан: постановление Правительства Архангельской области от 24.05.2011 № 162-пп // Волна. 2011. 7 июня. № 26.

20.          Об утверждении примерной формы Договора об осуществлении профессиональной опеки над недееспособным гражданином в Архангельской области: постановление Министерства труда, занятости и социального развития Архангельской области от 03.10.2013 № 17-п // Волна. 2013. 15 окт. № 4.

21.          По делу о проверке конституционности п. 1 и п. 2 ст. 29, п. 2 ст. 31 и ст. 32 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобой гражданки И.Б. Деловой: постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2012 № 15-П // Собрание законодательства РФ. 2012.  № 29. Ст. 4167.

22.          Спринц А.М., Ерышев О.Ф. Психиатрия. СПб., 2008.

23.          Тычинин С.В., Котарев С.Н. Осуществление и защита гражданских прав недееспособных и ограниченно дееспособных граждан. М., 2011.