С.Ю. ГУСАКОВ, начальник отдела организации исполнительного производства Управления ФССП России по Волгоградской области

 

Одним из принципов, на основании которого осуществляется исполнительное производство, является принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи.

Закрепляя указанный принцип, законодатель стремился к достижению такого баланса интересов должника и кредитора (взыскателя), при котором принудительное исполнение исполнительного документа не лишало бы должника средств, необходимых для поддержания минимального уровня жизни, а вступивший в законную силу судебный акт исполнялся в установленном порядке.

Вместе с тем анализ специальных норм законодательства об исполнительном производстве и судебной практики, а также экономических условий, характеризующих уровень доходов населения, показывает, что в настоящее время во многих случаях этот принцип не реализуется.

Попытаемся определить, как указанные противоречия проявляются в отношении такого вида имущества, как денежные средства.

Денежные средства являются таким видом имущества, на которое взыскание в рамках исполнительного производства обращается в первую очередь (ч. 3 ст. 69 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее — Закон об исполнительном производстве). При этом в целом ряде случаев законодательство об исполнительном производстве предусматривает определенные ограничения, при которых устанавливается запрет (полный или частичный) на обращение взыскания на данную разновидность имущества.

Ограничения по обращению взыскания на денежные средства должника определяются прежде всего тем, какую форму они могут приобретать в ходе своего оборота. В соответствии с этим различия в правовом режиме указанных ограничений устанавливаются для:

— наличных денежных средств;

— денежных средств, находящихся на счетах и во вкладах в кредитной организации (безналичных денежных средств);

— денежных средств, получаемых в качестве дохода (заработная плата, пенсия, стипендия и т. д.).

Перечень имущества (в том числе денежных средств) должника-гражданина, на которое не может быть обращено взыскание, определяется гражданским процессуальным законодательством (ст. 79 Закона об исполнительном производстве), и главная роль правовому регулированию в данной области отводится положениям ст. 446 ГПК РФ.

Абзац восьмой ч. 1 ст. 446 ГПК РФ предусматривает, что не может быть обращено взыскание на деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении. То есть из общей массы денежных средств, находящихся в собственности гражданина, законодатель выделяет тот минимум, ниже которого не может быть уровень обеспеченности должника.

Однако для определения формы денежных средств, в отношении которой распространяются указанные законодательные ограничения, следует обратиться к тому, каким образом применяют названную норму права органы судебной власти при разрешении конкретных споров.

Например, в апелляционном определении Свердловского областного суда от 21.12.2016 по делу № 33а-22258/2016 указано, что правило, установленное абзацем восьмым ч. 1 ст. 446 ГПК РФ и гарантирующее должнику-гражданину при обращении взыскания по исполнительным документам сохранение денежных средств в сумме не менее установленной величины прожиточного минимума самого должника и лиц, находящихся на его иждивении, действует лишь при единовременном обращении взыскания на принадлежащие должнику-гражданину наличные денежные средства и по своему смыслу не предполагает ее применение к случаям производства регулярных удержаний из периодических выплат, получаемых должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений, на основании исполнительных документов.

Аналогичная позиция содержится и в многочисленных судебных актах иных судов общей юрисдикции (например, апелляционных определениях Верховного суда Республики Бурятия от 21.12.2016 по делу № 33-6975, Санкт-Петербургского городского суда от 22.11.2016 № 33а-24220/2016, Краснодарского краевого суда от 27.10.2016 по делу № 33а-27484/2016 и иных судебных актах).

Неоднократно рассматривая жалобы на соответствие положений данной правовой нормы Конституции РФ, а также анализируя сложившуюся судебную практику в рамках вопроса о применении этой нормы, Конституционный Суд РФ указал, что суды общей юрисдикции при рассмотрении жалоб должников-граждан на соответствующие действия судебных приставов-исполнителей признают не подлежащим применению положение ст. 446 ГПК РФ, которое гарантирует должнику-гражданину при обращении взыскания по исполнительным документам сохранение денежных средств в сумме не менее установленной величины прожиточного минимума самого должника и лиц, находящихся на его иждивении, к периодическим денежным выплатам и указывают, что данная норма действует лишь при единовременном обращении взыскания на принадлежащие должнику-гражданину наличные денежные средства[1].

Таким образом, правовое регулирование, определяющее необходимость оставления за должником при обращении взыскания на его денежные средства суммы в размере величины прожиточного минимума, действует только при одновременном наличии следующих условий: если речь идет об обращении взыскания на наличные денежные средства и обращение взыскания является единовременным актом.

На безналичные денежные средства, а также заработную плату и иные доходы должника указанные ограничения не распространяются. Если говорить о денежных средствах должника, находящихся на счетах и во вкладах в кредитной организации (безналичные денежные средства), то ограничения предусмотрены только в отношении средств на специальных банковских счетах, а именно: залоговом, номинальном, торговом и клиринговом. Законодательством об исполнительном производстве предусмотрен прямой запрет на обращение взыскания на денежные средства, находящиеся на указанных счетах (ч. 3 ст. 69 Закона об исполнительном производстве).

Дело в том, что в своей основе данные виды счетов используются для осуществления расчетных операций, связанных, как правило, с коммерческой деятельностью, и практически не затрагивают формы хранения и обращения средств, которые используются гражданами для обслуживания своих повседневных потребностей (получение заработной платы, пенсии, безналичные расчеты в розничной торговле и т. д.). Для таких целей предусмотрены  депозитные и текущие счета[2], в отношении которых законодательство об исполнительном производстве каких-либо иммунитетов не предусматривает.

Иные ограничения  по вопросу обращения взыскания на безналичные денежные средства, принадлежащие гражданам-должникам и находящиеся на счетах и во вкладах (в том числе ограничения в зависимости от размера денежных средств на счете или размера денежных средств, оставшихся после такого обращения взыскания), в законодательстве отсутствуют.

Так, рассматривая спор по вопросу о применении положений абзаца восьмого ч. 1 ст. 446 ГПК РФ к денежным средствам, находящимся на счете должника в кредитной организации, Волгоградский областной суд пришел к выводу о невозможности применения указанной нормы права к безналичным денежным средствам (апелляционное определение от 03.09.2014 по делу № 33-9458/2014).

Таким образом, наличные денежные средства обладают большей правовой защитой. В отличие от последних, при обращении взыскания на безналичные денежные средства законодательство не устанавливает требования о сохранении  каких-либо минимальных сумм, необходимых для существования гражданина-должника и членов его семьи; на такие денежные средства взыскание обращается в полном объеме, т. е. в размере 100%.

Вместе с тем следует учитывать конкретные исторические условия (прежде всего распространенность в определенный исторический период той или иной формы хранения и оборота денежных средств), в которых определялись исполнительские иммунитеты, установленные ст. 446 ГПК РФ. Так, правовая норма, содержащаяся в абзаце восьмом ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, введена в действие Федеральным законом от 14.11.2002 № 137-ФЗ «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации», т. е. более 14 лет назад, когда безналичные расчеты между гражданами, а также безналичная форма хранения денежных средств не имели столь широкого применения, как сегодня[3]; данная форма хранения денежных средств в тот период вполне обоснованно рассматривалась именно как способ их сохранения, а не как удобный способ ежедневного пользования в целях удовлетворения своих жизненных потребностей.

Сегодня же, напротив, большой редкостью являются повседневные расчеты граждан в наличной денежной форме, особенно среди жителей городов, которые составляют подавляющее большинство, и прежде всего населения крупных мегаполисов[4]. Так, согласно данным Банка России, доля операций по оплате гражданами России товаров и услуг картами в 2016 году составила около 80% от общего количества транзакций, проведенных физическими лицами (в 2010 году этот объем был чуть более 30%); общий объем эмиссии карт российских банков в 2016 году составил 254,8 млн, или 1,7 карты на одного жителя.

Текущая экономическая ситуация, определяющая форму хранения и обращения денежных средств граждан, явно не согласуется с теми условиями, при которых принимались рассматриваемые положения ГПК РФ, и требует приведения правовых норм в соответствие с экономическим базисом.

Еще в XIX веке Ф. Энгельс отмечал: «В современном государстве право должно не только соответствовать общему экономическому положению, не только быть его выражением, но также быть внутренне согласованным выражением, которое не опровергало бы само себя в силу внутренних противоречий. Ход правового развития состоит по большей части только в том, что сначала пытаются устранить противоречия, вытекающие из непосредственного перевода экономических отношений в юридические принципы, и установить гармоническую правовую систему, а затем влияние и принудительная сила дальнейшего экономического развития опять постоянно ломают эту систему и втягивают ее в новые противоречия…»[5]

СТАТЬЯ БОЛЬШАЯ, ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ