УДК 343.985

Страницы в журнале: 116-120

 

Д.А. Сотников,

аспирант кафедры уголовного права, криминалистики и криминологии Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева Россия, Саранск sotnikov7582@mail.ru

 

Рассматривается взаимодействие следователя и оперативно-розыскных подразделений на стадии предварительного расследования как условие успешного расследования преступлений, совершенных молодежными преступными группами по мотиву расовой и национальной ненависти. Автором обосновывается, что отсутствие оперативной информации при проведении следственных действий может серьезно осложнить получение положительного результата.

Ключевые слова: предварительное расследование, взаимодействие, информация, доказательства, мотив расовой и национальной ненависти.

 

Стадия предварительного расследования является наиважнейшей стадией расследования преступлений, что не является исключением для преступлений, совершенных молодежными преступными группами по мотиву расовой и национальной ненависти. Соответственно, взаимодействию на этой стадии следователя с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, необходимо уделять особое внимание и учитывать при этом особенности расследования данной категории преступлений.

Взаимодействие на данной стадии может осуществляться в формах направления органу дознания поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий или содействия при их осуществлении.

На стадии предварительного расследования в большей степени, чем на других стадиях расследования преступлений, имеет значение неформальное взаимодействие следователя с оперативными сотрудниками. Данный вид взаимодействия основывается на взаимном доверии и, как правило, на длительном общении, причем как личном, так и профессиональном. Неформальное взаимодействие помогает обходить бюрократические преграды и экономить время при расследовании преступлений.

Выбор оперативно-розыскных мероприятий, которые будут применены, должен осуществляться с учетом следственной ситуации. По данным преступлениям могут сложиться следующие виды следственных ситуаций: когда преступники задержаны на месте совершения преступления, когда личности преступников известны, но задержать их не удалось, и когда личность преступников не установлена. Цели, с которыми они будут осуществляться, тоже находятся во взаимосвязи со следственной ситуацией. Стандартными целями проведения оперативно-розыскных мероприятий является установление лиц, причастных к совершению преступления, свидетелей, поиск доказательств и т.д.

Очень важно, чтобы оперативные сотрудники информировали следователя о результатах своей работы. Следователь, в свою очередь, должен информировать оперативных сотрудников о результатах следствия, которые могут быть полезны при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий.

Вопрос о том, какие следственные действия могут быть поручены органу дознания, является дискуссионным. Мы разделяем точку зрения А.И. Кривенко, который считает, что «в перечень следственных действий, которые могут быть поручены следователем органу дознания, следует включить: обыск, выемку, задержание, допрос потерпевших и свидетелей» [3, с. 137]. Обычно следователь поручает оперативным сотрудникам проведение следственных действий в случаях, если их проведение не терпит отлагательства или в случае большого количества свидетелей, потерпевших.

Поскольку преступления, совершенные молодежными преступными группами по мотиву расовой и национальной ненависти, получают широкий общественный резонанс, для их расследования могут создаваться следственно-оперативные группы. После создания такой группы необходимо составить совместный план расследования преступления. План совместных действий должен содержать розыскные и следственные версии, данные, подлежащие установлению и проверке, перечень необходимых следственных действий, обстоятельства, подлежащие установлению оперативным путем, а также сроки исполнения намеченных мероприятий [2, с. 38].

Обычно первым следственным действием на стадии предварительного расследования является допрос. В зависимости от процессуального положения допрашиваемого различается допрос свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, эксперта [4, с. 236].

Допрос свидетеля, потерпевшего, как отмечалось ранее, может быть поручен оперативным сотрудникам, причиной тому может быть большое число свидетелей, потерпевших. Зачастую, когда потерпевшими являются нелегальные иммигранты, они не идут на контакт с сотрудниками правоохранительных органов, считая, что действия последних не направлены на их защиту. В таком случае желательно, чтобы у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, был налажен контакт с землячествами и студенческими общинами, которые могут подтолкнуть потерпевших, свидетелей к даче правдивых показаний. Такие лица сами могут предоставить полезную информацию органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (об угрозах членам общин и т.д.). Сотрудничество с землячествами и студенческими общинами может оказаться полезным в том случае, если свидетель, потерпевший не владеет русским языком. Также оперативный сотрудник должен проверить, не оказывалось ли на свидетелей и потерпевших воздействие со стороны членов неформальных групп.

Для того чтобы установить мотив расовой и национальной ненависти, следователь или оперативный сотрудник, который проводит допрос, должен задавать вопросы о внешности преступников (одежде, стрижке и т.д.), о том, выкрикивали ли они при совершении преступления националистические лозунги (и что конкретно выкрикивали). Если данная группа уже попадала в поле зрения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность в данной местности, то такая информация может быть полезной для идентификации группы.

Проведение допроса члена националистической группы возможно в случае, если лицо задержано во время или сразу после совершения преступления или после проведения оперативно-розыскных мероприятий, которые дали основания подозревать его в совершении преступления. Очередность допроса членов националистических групп может определяться различными причинами. На наш взгляд, очередность допроса должна определяться объемом оперативной информации, собранной о членах группы.

В первом случае при допросе подозреваемого возможно использовать лишь информацию, полученную в ходе осмотра места совершения преступления и проведения на стадии возбуждения уголовного дела оперативно-розыскных мероприятий (к примеру, поквартирного обхода).

Во втором случае до проведения допроса подозреваемого должна быть собрана определенная информация. По нашему мнению, эта информация должна содержать сведения о личности допрашиваемого и организованной группе. Сведения о личности допрашиваемого должны включать информацию об особенностях его характера, причинах, побудивших его к вступлению в группу, сроке нахождения в группе, степени преданности группе, перечень интересов. Сведения об организованной группе должны включать информацию о структуре и организации группы, особенностях еå идеологии, связях с другими группами.

В использовании при допросе результатов оперативно-розыскной деятельности в отношении членов любой организованной группы, в том числе молодежной преступной группы, совершающей преступления по мотиву расовой и национальной ненависти, существует ограничение. Следует согласиться с мнением А.А. Молибоги, который отмечает, что «в отдельных случаях оперативную информацию не следует использовать при допросах. Чтобы не допустить расшифровку источника оперативных данных, целесообразно знакомить с ними следователя только для ориентирования об обстоятельствах преступления» [6, с. 121]. Это обусловлено тем, что данная информация могла быть получена путем проведения оперативного внедрения.

Мы считаем, что при проведении допроса необходимо не просто присутствие оперативного сотрудника, но и его непосредственное участие. Следователь может привлечь оперативного сотрудника к проведению перекрестного допроса. До начала такого допроса следователь и оперативный работник должны составить план проведения допроса и распределить вопросы. Желательно, чтобы вопросы относились к разным обстоятельствам преступной деятельности. Если из оперативной информации стало достоверно известно о каком-то обстоятельстве совершения преступления, то следователь и оперативный сотрудник могут благодаря этой информации убедить допрашиваемого в своей осведомленности о совершении преступления. Данный тактический прием может подтолкнуть допрашиваемого к даче достоверных показаний.

Взаимодействие следователя с оперативным сотрудником должно начинаться еще до начала обыска. Перед назначением обыска должен быть составлен совместный план проведения обыска. План должен включать список участников группы и четкое распределение обязанностей во время проведения этого следственного действия. План должен учитывать собранную оперативную информацию о личности подозреваемого (обвиняемого), его образе жизни, членах семьи и других лицах, проживающих совместно с ним. Данный перечень является открытым. Стоит согласиться с В.С. Максимовым, который считает, что при планировании обыска «важно иметь информацию о знакомствах обыскиваемого, о наличии у него дачи, машины, сараев» [5, с. 10]. Отсутствие данных сведений может снизить эффективность проведения обыска.

Мы считаем, что к проведению обыска должен быть привлечен участковый уполномоченный полиции. Так как участковый совмещает в себе функции нескольких субъектов предварительного расследования, его участие в обыске может быть очень полезно. Во-первых, он может владеть оперативной информацией, о которой мы упомянули выше, во-вторых, он может оказать содействие в проникновении в жилище обыскиваемого лица.

Необходимо учитывать, что при обыске жилища подозреваемого в совершении данной категории преступлений обнаруживаются специфические предметы обыска. В круг предметов, который может явиться искомым при обыске по данной категории дел, должны входить литература экстремистского характера и различная националистическая символика (плакаты, штандарты, нашивки и т.д.). Если даже найденные предметы не позволят установить причастность лица к совершению преступлений, то, по крайней мере, будут свидетельствовать об участии лица в подобной группе. Такая информация будет полезна в дальнейшем при оперативной разработке подобных групп. Также нельзя забывать о взаимодействии националистических группировок. Такие группы могут проводить встречи, собрания и даже совместно совершать преступления, поэтому в местах проживания лидеров и активных членов групп могут быть свидетельства данного сотрудничества, находящиеся на цифровых носителях (диски, флэш-карты, переносные жесткие диски, компьютеры). В связи с этим считаем необходимым участие оперативных сотрудников в проведении обысков. Если оперативные сотрудники владеют оперативной обстановкой, то могут опознать членов других групп, что сразу облегчит процесс расследования. Если же группа не попадала в поле зрения правоохранительных органов, то эти данные могут положить начало оперативной разработке. Еще одним предметом обыска являются телефоны лидеров и активных членов групп, которые могут быть источником двух видов информации: 1) номера телефонов участников как своих групп, так и групп, с которыми они взаимодействуют; 2) информация, о которой говорилось выше.

Нельзя забывать еще об одной особенности расследования данной категории преступлений. Согласно ч. 2 ст. 20 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года (далее — УК РФ) субъектом насильственных преступлений, совершенных по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, может быть физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста и совершившее преступления, предусмотренные статьями 105, 111 и 112 УК РФ [1, с. 92]. Соответственно, часть членов группы могут быть несовершеннолетними, а при обыске несовершеннолетнего могут присутствовать его законные представители, что может оказать как положительный, так и отрицательный эффект. Если из оперативной информации стало известно, что законный представитель, являющийся членом семьи подозреваемого, обвиняемого симпатизирует или разделяет взгляды данной националистической группы, то следователь может воспользоваться правом, закрепленным в ч. 4 ст. 426 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 года, т.е. заменить законного представителя на другого члена семьи или на орган опеки и попечительства.

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что без взаимодействия следователя и оперативно-розыскных подразделений на рассматриваемой стадии эффективное расследование преступления становится проблематичным. Это связано со сложностью доказывания мотива расовой и национальной ненависти или вражды, резонансностью и проблематичностью расследования данных преступлений. Также нельзя забывать, что отсутствие оперативной информации при проведении следственных действий может серьезно осложнить получение положительного результата.

Список литературы

 

1. Безроков А.О. Субъект преступлений совершенных по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды // Закон и право. 2008. № 5.

2. Взаимодействие следственных и оперативных подразделений органов внутренних дел на этапе выявления, раскрытия и расследования преступлений: учеб.-метод. пособие / Г.П. Афонькин, Т.В. Астишина, А.В. Кузьмин, Е.В. Маркелова. 2-е изд., перераб. и доп. — Домодедово, 2013.

3. Кривенко А.И. Взаимодействие следователя и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. — М., 2006.

4. Криминалистика: учеб. / отв. ред. Н.П. Яблоков. 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2001.

5. Максимов В.С. Взаимодействие следователя с оперативными работниками милиции при производстве следственных действий на предвариельном следствии // Российский следователь. 2011. № 1.

 

6. Молибога А.А. Взаимодействие следственных и оперативно-розыскных органов в раскрытии и расследовании имущественных преступлений, совершаемых организованными группами: дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2008.