УДК 343.541.4

Страницы в журнале: 90-95

 

А.В. Черкашин,

старший преподаватель кафедры тактико-специальной подготовки Дальневосточного юридического института МВД России Россия, Хабаровск xthrtcc@mail.ru

 

Рассматривается проблема противодействия преступным посягательствам на половую неприкосновенность и половую свободу несовершеннолетних, в частности предупреждение и раскрытие насильственных преступлений сексуального характера в отношении малолетних. Данная проблема является комплексной, охватывающей общественные отношения, регулируемые как минимум тремя основными отраслями права — уголовным, уголовно-процессуальным и оперативно-розыскным. Своеобразие правового регулирования в данной сфере заключается в том, что оно, в соответствии со своей социальной природой, является разновидностью социального регулирования, что должно отражаться в надлежащей правовой форме.

Ключевые слова: преступления сексуального характера в отношении малолетних, предупреждение и раскрытие насильственных преступлений, уголовный розыск, оперативно-розыскная деятельность, правовое регулирование, правовое воздействие.

 

Правовое регулирование является ключевым элементом системы правового воздействия, способного упорядочить общественные отношения с учетом существующей в рамках этой системы совокупности правовых методов и средств, обеспечивающих правовое регулирование.

Согласно теории права правовое регулирование представляет собой «специфическую деятельность государства, его органов и должностных лиц по упорядочению общественных отношений путем установления правовых норм и применения в необходимых случаях индивидуально-регламентирующих решений в соответствии с этими нормами по юридически значимым вопросам, возникающим в рамках таких отношений» [20, c. 135]. Как следствие наличия правового регулирования возникновение правоотношений в рамках конкретной социальной динамики взаимодействий позволяет оценить значимость и эффективность реализации правового регулирования. 

Исходя из этого правовое регулирование правоохранительной деятельности подразделений уголовного розыска представляется процессом, в котором государство воздействует на специфические общественные отношения, возникающие в ходе деятельности данных подразделений, стабилизируя их и упорядочивая.

Особенностью сущности правоотношений выступает особый субъектный состав: совокупность субъектов права; наличие правовых норм как предпосылка возникновения правоотношений; реализация правоотношений через взаимные права и юридические обязанности; юридический факт как основа появления правоотношения; реализация и защита государством правоотношений, вытекающих из правовых норм. Именно поэтому в основе правоотношения лежит «объективно возникающая в обществе в соответствии с законом или даже до закона особая форма социального взаимодействия, участники которого обладают взаимными, корреспондирующими правами и обязанностями и реализуют их в целях удовлетворения своих потребностей и интересов в особом порядке, не запрещенном государством или гарантированном и охраняемом им в лице определенных органов» [9, c. 38].

Концептуально утвержденная Президентом РФ Стратегия национальной безопасности Российской Федерации на период до 2020 года  [15] определяет, что повышение эффективности деятельности правоохранительных органов и спецслужб должно способствовать обеспечению государственной и общественной безопасности на долгосрочную перспективу. Подобный подход к определению стратегических целей и задач в этой области исходит из положений ст. 2 Конституции РФ, в которой провозглашается: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».

Еще в 2008 году в Послании Федеральному Собранию Президент РФ указывал: «Конституция утверждает свободу и справедливость, человеческое достоинство и благополучие, защиту семьи и Отечества, единство многонационального народа — не только как общепризнанные ценности, но и как юридические понятия, т. е. придает им практическую силу и поддерживает всеми ресурсами государства, всем авторитетом самого Основного закона, формирует социальные институты и образ жизни миллионов людей» [16].

В последнее время возникла необходимость выделить в отдельную задачу противодействие преступным посягательствам на половую неприкосновенность и половую свободу несовершеннолетних и иных лиц. Это обусловлено следующими обстоятельствами:

— политическое руководство России, придавая особое значение данному вопросу, реализует комплекс организационно-правовых мер по усилению ответственности за данные преступления и обеспечению надзора за лицами, склонными к их совершению;

— принимаемые меры по противодействию данному виду преступных посягательств соответствуют принятым Российской Федерацией международным обязательствам, которые характеризуют нашу страну как демократическую и цивилизованную;

— именно на органы внутренних дел возложена функция противодействия преступности в отношении несовершеннолетних; с этой целью создано специальное нормативно-правовое, структурно-функциональное и организационно-тактическое обеспечение данной линии оперативно-служебной деятельности.

На сегодняшний день российское уголовное законодательство предусматривает ответственность за следующие преступления сексуального характера в отношении детей:

1) торговля детьми, совершенная в целях сексуальной эксплуатации несовершеннолетнего (п. «б» частей 2 и 3 ст. 127.1 Уголовного кодекса РФ);

2) использование рабского труда (услуг сексуального характера) несовершеннолетнего (п. «б» частей 2 и 3 ст. 127.2 УК РФ);

3) изнасилование несовершеннолетней (ч. 3 ст. 131 УК РФ);

4) изнасилование потерпевшей, не достигшей 14 лет (пп. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ);

5) изнасилование потерпевшей, не достигшей 14 лет, совершенное лицом, имеющим судимость за совершение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних (ч. 5 ст. 131 УК РФ);

6) насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней) (п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ);

7) насильственные действия сексуального характера в  отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ);

8) насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста, совершенные лицом, имеющим судимость за совершение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних (ч. 5 ст. 132 УК РФ);

9) понуждение несовершеннолетнего к действиям сексуального характера (ч. 2 ст. 133 УК РФ);

10) половое сношение, мужеложство или лесбиянство с лицом, не достигшим 16-летнего возраста и половой зрелости (части 1, 2, 4 и 5 ст. 134 УК РФ);

11) половое сношение, мужеложство или лесбиянство с лицом от 12 до 14 лет (части 3, 4, 5 и 6 ст. 134 УК РФ);

12) развратные действия в отношении лица, не достигшего 16 лет и половой зрелости (части 1, 3 и 4 ст. 135 УК РФ);

13) развратные действия в отношении лица от 12 до 14 лет (части 2, 3, 4 и 5 ст. 135 УК РФ);

14) вовлечение в занятие проституцией, совершенное в отношении несовершеннолетнего (ч. 3 ст. 240 УК РФ);

15) организация занятия проституцией с использованием для занятия проституцией несовершеннолетнего (п. «в» ч. 2 ст. 241 УК РФ);

16) организация занятия проституцией с использованием для занятия проституцией лица, не достигшего 14-летнего возраста (ч. 3 ст. 241 УК РФ);

17) распространение порнографии среди несовершеннолетних либо вовлечение несовершеннолетних в распространение порнографии (части 2 и 3 ст. 242 УК РФ);

18) изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242.1 УК РФ);

19) использование несовершеннолетних в целях изготовления детской порнографии (ст. 242.2 УК РФ).

Законодатель дифференцировал возраст несовершеннолетних потерпевших от половых преступлений. Так, части 3 статей 131 и 132 УК РФ указывают в качестве квалифицирующего признака несовершеннолетие потерпевшего, а части 4 данных статей — потерпевшего (потерпевшей), не достигшего 14-летнего возраста.

Следовательно, законодатель разграничивает понятие несовершеннолетнего и малолетнего; в частях 3 статей 131 и 132 УК РФ речь идет о лице во временном отрезке от 14 до 18 лет, а в частях 4 этих статей — лице, не достигшем 14 лет. Продиктовано такое разделение, как думается, повышенной социальной опасностью совершения полового насилия над малолетним ребенком. Вместе с тем законодатель исключил из данных статей существовавшее ранее указание на заведомое знание о несовершеннолетнем возрасте потерпевшей (потерпевшего).

Стоит отметить, что Конвенция о правах ребенка 1989 года, к которой присоединилась Российская Федерация, предписывает государствам-участникам обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия (п. 2 ст. 3). В целях выполнения своих международных обязательств в этой сфере в 2013 году Российская Федерация ратифицировала Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка относительно детской проституции, торговли детьми и детской порнографии, а также Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений [14]. В течение последних нескольких лет внесен ряд изменений и дополнений в федеральное законодательство, которые направлены на предупреждение торговли детьми, их эксплуатации и детской проституции, а также усиление ответственности за подобные акты и преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних (федеральные законы от 27.12.2009 № 377-ФЗ [13], от 29.02.2012 № 14-ФЗ [11], от 05.04.2013 № 58-ФЗ [12], от 28.12.2013 № 432-ФЗ  [10] и ряд других).

Решение задач по предупреждению и раскрытию насильственных преступлений сексуального характера в отношении малолетних в большей степени относится к компетенции подразделений уголовного розыска органов внутренних дел. Подразделения уголовного розыска в современном российском государстве выступают одним из ключевых элементов, осуществляющих функцию защиты прав и законных интересов людей, реализуя правоохранительную функцию в уголовной сфере. Как отмечает А.М. Артемьев, правоохранительная деятельность есть деятельность специальных органов, в данном случае подразделений уголовного розыска, в «компетенцию которых включены полномочия по обеспечению правопорядка в соответствующей сфере» [2, c. 65].

Указывая на существенные признаки правоохранительной деятельности, В.П. Божьев, в свою очередь, отмечает следующее: «Во-первых, осуществление этой деятельности не любым способом, а лишь с помощью применения юридических мер воздействия; во-вторых, соответствие применяемых в ходе ее осуществления юридических мер воздействия предписаниям закона или иного правового акта; в-третьих, реализацию правоохранительной деятельности в установленном законом порядке, с соблюдением определенных процедур; в-четвертых, возложение реализации правоохранительной деятельности на специально уполномоченные государственные органы» [17, c. 15].

Нормативно на подразделения уголовного розыска возложена обязанность по обеспечению раскрытия и оперативному сопровождению расследования уголовных дел по 178 статьям, предусмотренным Особенной частью УК РФ. Наряду с этим они раскрывают значительное количество преступлений, относящихся к компетенции и других оперативных подразделений органов Министерства внутренних дел РФ. Ежегодно ими устанавливается более 30% лиц, совершивших преступления (от общего количества выявленных), а по таким тяжким видам преступлений, как убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование, кража, грабеж и разбой этот показатель составляет более 90% [3, c. 44]. Именно поэтому, говоря об общественной значимости правоохранительной деятельности подразделений уголовного розыска, необходимо напомнить высказанную еще профессором Н.И. Селивановым позицию: «Чтобы судить о том, что розыск необходим в каждом преступном деле, что он — основа каждого предварительного следствия, не нужно никаких специальных знаний: это истина столь простая, что ее нельзя и доказывать» [19, c. 292].

Между тем анализ практики уголовного розыска свидетельствует, что в деятельности указанных подразделений имеется ряд недостатков, оказывающих негативное влияние на противодействие насильственным преступлениям сексуального характера в отношении малолетних. Так, в решениях коллегий МВД России неоднократно отмечалось, что органами внутренних дел не анализируется в должной мере состояние преступности несовершеннолетних и не учитываются изменения в характере совершаемых в отношении них преступлений. Не отвечает современным требованиям и уровень оперативной осведомленности подразделений уголовного розыска о лицах, склонных к совершению насильственных преступлений сексуального характера в отношении малолетних. При этом, по мнению В.Ф. Луговика, существующие недостатки систематизации нормативного обеспечения «детально регламентирующих процедурные вопросы оперативно-розыскной деятельности и прокурорского надзора за ней, предопределяют достаточно большое количество спорных, с точки зрения оперативных сотрудников, представлений, вынесенных прокуратурой по фактам выявленных нарушений законодательства» [6, с. 78—81].

Указанная проблема является комплексной, охватывающей общественные отношения, регулируемые как минимум тремя основными отраслями права — уголовным, уголовно-процессуальным и оперативно-розыскным. Своеобразие правового регулирования заключается в том, что оно, в соответствии со своей социальной природой, является такой разновидностью социального регулирования, которая имеет целенаправленный, организационный, результативный характер; осуществляется при помощи целостной системы средств, реально выражающих саму материю права как нормативного институционного образования — регулятора [1, с. 145—146].

В 1992 году был принят Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» [8] и, как следствие, впервые введена законодательная регламентация такого специфического вида правоохранительной деятельности, как оперативно-розыскная деятельность. В 1995 году, в условиях становления новой российской государственности эта инициатива получила свое развитие в связи с принятием Федерального закона от  12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Закон об ОРД).

В соответствии со ст. 1 Закона об ОРД «оперативно-розыскная деятельность — вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим Федеральным законом, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств».

Появление Закона об ОРД в целом определило, по мнению Л.В. Мазалевой, следующие концептуальные положения: «Закрепление общих правил оперативно-розыскной деятельности на развивающем уровне правового регулирования вместо подзаконного; выделение основных правил оперативно-розыскной деятельности из ранее имевшегося в подзаконных актах конгломерата правовых предписаний и их обособление в оперативно-розыскном законе, т. е. начало процесса кодификации правовых норм оперативно-розыскной деятельности; повышение значения соблюдения прав и свобод человека и гражданина в оперативно-розыскной деятельности; законодательное определение оперативно-розыскной деятельности; существенное законное расширение субъектов (государственных органов), наделенных правами на осуществление оперативно-розыскной деятельности; необходимость обязательной государственной регистрации в Министерстве юстиции РФ ведомственных оперативно-розыскных актов, затрагивающих права и законные интересы граждан, а также нормативных актов, которые носят межведомственный характер; правовая регламентация вневедомственного контроля и надзора за состоянием законности в оперативно-розыскной деятельности; включение в сферу правового регулирования общественных отношений, которые ранее не подвергались воздействию права» [7, с. 53—56].

В сущности оперативно-розыскная деятельность представляет собой один из специальных видов правоохранительной деятельности строго определенных субъектов, ее предназначение состоит в решении ее функциональных задач. При этом она должна быть отражена в надлежащей правовой форме. Именно поэтому справедливо мнение Д.В. Гребельского о том, что «термин “государственно-правовая форма” в отношении ОРД применим, во-первых, по той причине, что названная деятельность имеет государственный характер, поскольку осуществляется по велению государства и специально уполномоченными на то государственными органами; во-вторых, имеет четко выраженную правовую основу и осуществляется в строгом соответствии с требованием законности» [4, с. 20].

В качестве вывода относительно структуры правовых норм стоит привести классификацию И.А. Климова и Г.К. Синилова, выделяющих в правовой основе оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел три основных уровня: а) конституционный уровень правового регулирования, охватывающий институты и нормы, составляющие общую основу всех видов государственной деятельности, применяемых во всех сферах социального управления; б) законодательный уровень, включающий все институты и нормы, определяющие основные задачи, направления и формы борьбы с преступностью как специальной сферы государственной деятельности; в) ведомственный уровень, непосредственно регулирующий компетенцию оперативных аппаратов органов внутренних дел, их систему, организационно-тактические приемы применения оперативно-розыскных методов и средств в борьбе с преступностью [5, с. 3].

Согласно ст. 2 Закона об ОРД задачами оперативно-розыскной деятельности являются:

«— выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

— осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших».

Исходя из этого можно резюмировать, что существующие государственно-правовые меры, лежащие в основе оперативно-розыскной деятельности и применяемые в целях предупреждения и раскрытия насильственных преступлений сексуального характера в отношении малолетних, прежде всего, должны быть направлены на достижение поставленных перед подразделениями уголовного розыска целей путем решения оперативно-розыскных и процессуальных задач. 

И.П. Напханенко особо подчеркивает, что социальная ценность оперативно-розыскной деятельности заключается в том, что посредством этой специфической формы борьбы c преступностью государство получает возможность незамедлительно и адекватно реагировать на новые криминальные угрозы, противодействовать которым с помощью только уголовных, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных средств практически невозможно [18, c. 10]. При этом для подразделений уголовного розыска среди государственно-правовых мер по предупреждению и раскрытию преступлений первостепенная роль принадлежит именно мерам оперативно-розыскного характера.

 

Список литературы

 

1. Алексеев С.С. Теория права. М.: Бек, 1994. С. 145—146.

2. Артемьев А.М. Государственная правоохранительная служба: системные свойства, функции, правовое обеспечение: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2008. С. 65. 

3. Галахов С.С., Горшков А.А. Некоторые направления организационно-функционального развития подразделений уголовного розыска // Актуальные проблемы оперативно-розыскной и административной деятельности органов внутренних дел. 2008. № 3 (7). С. 144. 

4. Гребельский Д.В. Теоретические основы и организационно-правовые проблемы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. М., 1977. С. 20.

5. Климов И.А., Синилов Г.К. Правовая основа оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел: лекция. М.: ЮИ МВД России, 1995. С. 3.

6. Луговик В.Ф. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью: вопросы и ответы // Полицейское право. 2005. № 1. С. 78—81.

7. Мазалева Л.В. Генезис отечественного законодательства в сфере ОРД // Вестник Владимирского юридического института. 2008. № 4 (9). С. 53—56.

8. Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: закон РФ от 13.03.1992 № 2508-1 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Общая теория права и государства: учеб. / под ред. В.В. Лазарева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1996. С. 38.

10. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве: федер. закон от 28.12.2013 № 432-ФЗ  // Собрание законодательства РФ.  2013. № 52 (ч. I). Ст. 6997.

11. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних: федер. закон от 29.02.2012 № 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2012. № 10. Ст. 1162.

12. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях предупреждения торговли детьми, их эксплуатации, детской проституции, а также деятельности, связанной с изготовлением и оборотом материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних: федер. закон от 05.04.2013 № 58-ФЗ  // Собрание законодательства РФ. 2013. № 14. Ст. 1666.

13. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы: федер. закон от 27.12.2009 № 377-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2009.  № 52 (ч.  I).  Ст. 6453.

14. О ратификации Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений: федер. закон от 07.05.2013 № 76-ФЗ // Российская газета. 2013. 13 мая.

15. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года: указ Президента РФ от 12.05.2009  № 537 // Собрание законодательства РФ. 2009. №  20. Ст. 2444.

16. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 05.11.2008  // Российская газета. 2008. 6 нояб.

17. Правоохранительные органы Российской Федерации: учеб. / под ред. В.П. Божьева. М.: Норма, 2000. С. 15. 

18. Принципы и правовая основа оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел / под ред. А.К. Щербаченко. Ростов-н/Д.: РЮИ МВД России, 2015. С. 10.

19. Селиванов Н.И. Судебно-полицейский розыск у нас и во Франции // Юридический вестник. 1884. №  2. С. 292.

20. Фактуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права: курс лекций. Казань: Изд-во Казанского университета, 1987.  С. 135.