УДК 340.5:347.754.3(470)(430)

Страницы в журнале:  123-130

 

Е.Б. Антипова,

первый вице-президент ЗАО «Экспертно-аналитический и правовой центр “ОРИОН”» Россия, Москва m.u.k@bk.ru

Рассматриваются современные модели правового регулирования подрядных отношений в Российской Федерации и Федеративной Республике Германия. Автор приходит к выводу о наличии в текстах Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года и Германского гражданского уложения 1896 года аналогичных норм, регулирующих подрядные отношения, а также объективных недостатков выбранных моделей правового регулирования.

Ключевые слова: подрядные отношения, договор подряда, закон, Гражданский кодекс Российской Федерации, Германское гражданское уложение.

 

Договор подряда признается многими авторами в качестве одного из старейших гражданско-правовых договоров. В праве Древнего Рима он характеризовался как «наем работы» (locatio-conductio operis) [9, с. 9]. Это выражение в римском праве использовалось для обозначения «законченного труда» (результата труда), в противоположность «работе» (как трудовому процессу), т.е. представляло собой некоторый окончательный результат выполненной работы [2, с. 524].

В настоящее время договор подряда рассматривается законодателями многих стран в качестве основной модели договорных отношений о выполнении работ.

В тексте части второй Гражданского кодекса Российской Федерации 1996 года (далее — ГК РФ) регулированию подрядных отношений посвящена специальная глава 37 «Подряд». Текст главы структурно разделен на 5 параграфов: «Общие положения о подряде» (статьи 702—729), «Бытовой подряд» (статьи 730—739), «Строительный подряд» (статьи 740—757), «Подряд на выполнение проектных и изыскательских работ» (статьи 758—762), «Подрядные работы для государственных или муниципальных нужд» (статьи 763—768).

Помимо указанного нормативного комплекса к подрядным отношениям применимы также положения общей части обязательственного права, установленные разд. III части первой ГК РФ. Соответствующее указание содержит, к примеру, норма ч. 3 ст. 420 ГК РФ, согласно которой к обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах (статьи 307—419), если иное не предусмотрено правилами настоящей главы и правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в ГК РФ.

К подрядным договорам, как и к любым иным договорам, также в силу п. 2  ст. 420 ГК РФ применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные гл. 9 ГК РФ «Сделки».

В части определения ответственности сторон, возникающей из подрядных отношений, помимо соответствующих норм гл. 37 ГК РФ, а именно по вопросам, не урегулированным в этой главе специальным образом, применимы общие правила, установленные нормами глав 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» и 60 «Обязательства вследствие неосновательного обогащения».

Непосредственно в тексте гл. 37 ГК РФ законодатель допускает возможность регулирования отдельных аспектов  подрядных отношений нормами иных законов и устанавливает приоритет действия таких норм в вопросах:

— распределения рисков между сторонами (на основании п. 1 ст. 705 ГК РФ);

— установления обязанности подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично (п. 1 ст. 706 ГК РФ);

— установления права заказчика и субподрядчика предъявлять друг другу требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком (пп. 2 п. 3 ст. 706 ГК РФ);

— установления дополнительных оснований, при которых каждый из подрядчиков  приобретает права и несет обязанности по отношению к заказчику в пределах своей доли по правилам ст. 321 ГК РФ (п. 2 ст. 707 ГК РФ);

— определения условий освобождения подрядчика от ответственности за нарушение сроков выполнения работы, в том числе промежуточных сроков таких работ (пп. 2 п. 1 ст. 708 ГК РФ);

— оснований и размера выплачиваемого подрядчику аванса или задатка (п. 2 ст. 711 ГК РФ);

— определения особых требований к качеству выполненной работы (пункты 1 и 2 ст. 721 ГК РФ);

— установления гарантийного срока для результата работы (п. 1 ст. 722 и п. 3 ст. 725 ГК РФ);

— определения специфического комплекса прав заказчика для случаев, когда работа выполнена подрядчиком с недостатками (п. 1 ст. 723 ГК РФ);

— особенностей предъявления заказчиком требований, связанных с ненадлежащим качеством результата работы (п. 1 ст. 724 ГК РФ);

— установления особых сроков предъявления заказчиком требований, связанных с недостатками результата работы, на который не установлен гарантийный срок (п. 2 ст. 724 ГК РФ);

— установления особых правил исчисления гарантийного срока по договору подряда (п. 6 ст. 724 ГК РФ).

В вышеуказанных случаях законодатель, как правило, предусматривает приоритет действия только тех предписаний, которые зафиксированы в тексте иного закона или заключенного договора. Возможность применения соответствующих положений, установленных в подзаконных актах, указана только для случаев, предусмотренных в п. 2 ст. 707, пп. 2 п. 1 ст. 708, пунктах 1 и 2 ст. 721, ст. 722, п. 6 ст. 724, п. 3 ст. 725 ГК РФ. При этом предусмотренные в п. 2 ст. 721 ГК РФ обязательные требования к работе, выполняемой по договору подряда, могут содержаться не только непосредственно в тексте закона или подзаконного нормативного акта, но и определяться «в установленном ими порядке». Упоминаемый в п. 1 ст. 722 ГК РФ гарантийный срок результата выполнения работы, а также предусмотренные в п. 2 ст. 724 ГК РФ сроки предъявления заказчиком требований, связанных с недостатками результата работы, на который не установлен гарантийный срок, могут быть предусмотрены и существующими обычаями делового оборота.

В отношении поименованных в ГК РФ разновидностей подрядных договоров законодатель также предусмотрел возможность их дополнительного правового регулирования нормами иных законов и подзаконных актов. При этом по некоторым вопросам приоритет действия специальных норм не предусмотрен, и они обеспечивают лишь восполняющее правовое регулирование.

Так, например, к отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным ГК РФ, на основании п. 3 ст. 730 ГК РФ «применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними».

На основании ст. 768 ГК РФ к отношениям по государственным или муниципальным контрактам на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд «в части, не урегулированной настоящим Кодексом, применяется закон о подрядах для государственных или муниципальных нужд». При этом о возможности правового регулирования подрядных работ для государственных или муниципальных нужд нормами «иных законов» (без какой-либо конкретизации их отраслевой принадлежности или специфики правового регулирования) в ГК РФ также упоминается при нормативном описании дополнительных оснований для изменения условий государственного или муниципального контракта (п. 2 ст. 767 ГК РФ).

Применительно к отношениям по договорам на выполнение проектных и изыскательских работ законодатель дополнительно предусмотрел лишь возможность приоритета действия норм иных законов в вопросе правового регулирования возмещения заказчику причиненных убытков (п. 2 ст. 761 ГК РФ).

Применительно к отношениям по договору строительного подряда приоритет действия норм иных законов дополнительно введен по вопросам:

— установления специальных сроков для принятия решения о приостановке работ в связи с увеличением сметной стоимости строительства (пп. 2 п. 3 ст. 743 ГК РФ);

— определения срока и порядка оплаты работы (п. 1 ст. 746 ГК РФ).

Также в тексте §3 гл. 37 ГК РФ можно встретить упоминания о возможности возложения нормами иных законов на стороны договора строительного подряда дополнительных обязанностей, в том числе:

— по осуществлению заказчиком контроля и надзора за выполнением строительных работ (п. 4 ст. 748 ГК РФ);

— по соблюдению подрядчиком при осуществлении строительства и связанных с ним работ требований закона и иных правовых актов об охране окружающей среды и о безопасности строительных работ (п. 1 ст. 751 ГК РФ).

При этом в настоящее время основания и порядок осуществления заказчиком контроля и надзора за выполнением строительных работ урегулированы, в частности, в ст. 53 «Строительный контроль» Градостроительного кодекса Российской Федерации 2004 года.

Из сферы непосредственного правового регулирования части второй ГК РФ также фактически выведены основания:

— привлечения представителей государственных органов и органов местного самоуправления к приемке результата работ;

— проведения предварительных испытаний.

На основании пп. 2 п. 2 ст. 753 ГК РФ представители государственных органов и органов местного самоуправления обязаны участвовать в приемке результата работ «в предусмотренных законом или иными правовыми актами случаях».

Предварительные испытания, как это указано в п. 5 ст. 753 ГК РФ, должны предшествовать приемке результата работ «в случаях, когда это предусмотрено законом или договором строительного подряда либо вытекает из характера работ, выполняемых по договору».

Таким образом, для современного правового регулирования подрядных отношений в России характерны следующие особенности:

— наличие специализированного обособленного структурированного комплекса норм в составе отраслевого кодифицированного законодательного акта (ГК РФ), не исключающее при этом множественности иных источников правового регулирования, в том числе законодательного и подзаконного уровня, со сложной системой иерархии их применения;

— среди поименованных в тексте ГК РФ разновидностей договора подряда наиболее сложная структура правового регулирования в настоящее время установлена для договора строительного подряда. При реализации правоотношений по данному договору необходимо учитывать не только нормативные изъятия из общих правил правового регулирования подрядных отношений, предусмотренные общими положениями о подряде (§ 1 гл. 37 ГК РФ), но и исключения из общих правил, предусмотренные непосредственно в тексте § 3 этой главы. При этом в отличие от договоров бытового подряда, а также государственных и муниципальных контрактов на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд, состав законов и подзаконных актов, которыми могут устанавливаться специальные правила в сфере строительного подряда, в тексте ГК РФ не конкретизирован.

В свою очередь, в законодательстве Федеративной Республики Германия подрядные отношения регулируются, прежде всего, комплексом норм гл. 9 «Договор подряда и подобные договоры» книги второй Германского гражданского уложения 1896 года (далее — ГГУ), а именно разд. I «Договор подряда» (§ 631—§ 651). Текст данного раздела структурно не разделен и содержит лишь общие положения о данном договоре без обособления комплексов специфических норм, регулирующих его отдельные разновидности.

Содержащиеся в той же главе нормы разд. II ГГУ посвящены регулированию договора о туристическом обслуживании. С точки зрения российского законодательства, подобный договор относится к категории договоров о возмездном оказании услуг, а не подряда. Предметом договора о туристическом обслуживании, как видно из текста § 651a ГГУ, также является оказание услуг, а не выполнение работ. По этой причине подобный договор не может считаться особой разновидностью договора подряда, и объединение норм, регулирующих этот договор, с нормами договора подряда в тексте главы девятой ГГУ можно считать достаточно условным.

В современном изложении разд. I ГГУ предусмотрены нормы, регулирующие сущность договора подряда (§ 631), порядок определения размера вознаграждения (§ 632), особенности уплаты задатка (§ 632а), порядок исправления допущенных недостатков и права заказчика при их неустранении (§§ 633 и 634), сроки предъявления рекламаций (§ 634а), порядок возмещения убытков вследствие неисполнения договора (§ 635), расторжение договора при просрочке выполнения работ (§ 636), договорное исключение ответственности (§ 637), сокращенный срок исковой давности по подрядным обязательствам (§ 638), особенности перерыва и приостановления течения такого срока исковой давности (§ 639), порядок принятия работ (§ 640), срок выплаты вознаграждения и начисления процентов (§ 641), порядок содействия заказчика при исполнении договора (§ 642 и 643), распределение рисков (§ 644), ответственность заказчика (§ 645), последствия завершения работ (§ 646), залоговое право подрядчика (§ 647), обеспечительную ипотеку при выполнении строительных работ (§ 648), гарантии качества выполненных работ (§ 648а), право заказчика на расторжение договора (§ 649), последствия превышения сметы расходов (§ 650), особенности договора о выполнении работ из материала подрядчика (§ 651).

Регулирование сходного круга вопросов, хотя и в несколько иной структурной последовательности, характерно и для § 1 гл. 37 ГК РФ (таблица 1).

Особенности правового регулирования подрядных отношений в России и Германии

Единственным параграфом ГГУ, не имеющим прямого аналога в тексте § 1 гл. 37 ГК РФ, является § 648, посвященный установлению обеспечительной ипотеки при выполнении строительных работ. Нормы этого параграфа по своей сути имеют специальный характер и предназначены исключительно для строительной сферы. Таким образом, данная норма применима лишь в случаях заключения и исполнения договора строительного подряда, если бы таковые выделялись в отдельную разновидность договора подряда в соответствии с положениями ГГУ. Специфическому правовому регулированию договора строительного подряда в тексте ГК РФ посвящен § 3 гл. 37. Однако и в тексте данного параграфа прямых аналогий с нормами § 648 ГГУ не прослеживается. В отличие от германского законодательства, в России не предусмотрена возможность установления режима ипотеки в целях обеспечения требований подрядчика по договору подряда. Согласно § 648 ГГУ такая обеспечительная ипотека может быть введена в отношении земельного участка, на котором возводится сооружение, или строящегося или ремонтируемого судна.

Возможность введения аналогичного правила в положения российского гражданского законодательства на современном этапе остается предметом научной дискуссии. Так, по мнению О.Г. Ершова, подобный подход вполне может быть использован при залоге не завершенного строительством объекта недвижимости и в отношениях строительного подряда. Для этого в § 3 гл. 37 ГК РФ может быть введена норма следующего содержания: «В обеспечение исполнения обязательств заказчика по договору строительного подряда у подрядчика считаются находящимися в залоге земельный участок и строящийся на этом участке объект недвижимости. Заказчик обязан зарегистрировать право собственности на не завершенный строительством объект при возникновении оснований для обращения взыскания на предмет залога» [4, с. 42—45]. Вместе с тем тот же автор признает и достаточно низкую эффективность реализации подобных мер в современных условиях. В одной из его более ранних работ по данному вопросу отмечалось, что «обеспечительная ипотека земельного участка и объекта долевого строительства явно недостаточна, поскольку не завершенный строительством объект при банкротстве застройщика трудно продать с торгов» [5, с. 6—9].

Следует также учитывать, что правовая природа ипотечных отношений в российском праве несколько отличается от их понимания в германском законодательстве. К примеру, как отмечал Ж.И. Ковган, «в российском праве ипотека рассматривается как вид залога. Аналогичная система характерна и для других европейских стран (Беларусь, Украина, Венгрия, Чехия, Югославия и др.). Однако в большинстве стран сохраняются соответствующие правовые институты в их традиционном виде (Германия, Франция, Нидерланды и др.), т.е. ипотека сохраняет свою самостоятельность, хотя и имеет тесную связь с залогом» [7, с. 46—53]. В Германии различают два основных вида ипотеки: оборотную (основной вид) и обеспечительную, или книжную [6, с. 585]. Вместе с тем, залоговое правоотношение по российскому праву является акцессорным и предназначено для обеспечения основного обязательства, при этом ипотека является правовым аналогом немецкой обеспечительной ипотеки (Sicherungshypothek) [8, с. 13—18], что не исключает возможности установления обеспечительной ипотеки и в сфере подрядных отношений.

Возвращаясь к теме сопоставления современной модели правового регулирования подрядных отношений в России и Германии, важно обратить внимание также на отсутствие в тексте ГГУ отдельных нормативных положений, регулирующих особенности участия нескольких лиц в исполнении работы, в том числе при исполнении договора подряда силами генерального подрядчика и субподрядчиков. В ГГУ не уделено внимание и нормативному разрешению ряда вопросов взаимоотношений между заказчиком и подрядчиком, в том числе в части:

— прав заказчика во время выполнения работы подрядчиком;

— порядка информационного взаимодействия заказчика и подрядчика в рамках договорных отношений;

— ответственности подрядчика за несохранность предоставленного заказчиком имущества;

— последствий экономии подрядчика при выполнении работы и порядка возвращения подрядчиком имущества, переданного заказчиком;

— последствий неисполнения заказчиком встречных обязанностей по договору подряда.

Восполнение существующих пробелов в правовом регулировании происходит за счет применения сторонами Порядка предоставления строительных услуг и строительного подряда (Die Vergabe- und Vertragsordnung für Bauleistungen) [17]. До реформы 2002 года для этих целей использовался Устав строительного подряда (Verdingungsordnung für Bauleistungen). Используемая в тот период аббревиатура VOB используется и в настоящее время для обозначения этого документа [11].

Вместе с тем, ни действующий Порядок, ни его предшественник по своей юридической природе не являются нормативными правовыми актами. По своей сути это унифицированные типовые условия, которые определены одной из сторон и предложены другой стороне при заключении договора [1, с. 119—120]. Составителем этих документов является Немецкая комиссия по размещению заказов и заключению договоров строительного подряда (DVA).

С точки зрения российской правовой системы такие акты с определенной долей условности можно отнести к категории правовых обычаев, хотя в большей степени они отвечают признакам деловых обыкновений, не обязательных для применения [3, с. 12—14]. Соответственно, на регулирование подрядных отношений в Германии большое влияние оказывают не только нормы закона, но и источники формулярного права.

Действующий Порядок имеет три части: часть A содержит Общие положения о передаче подрядов на выполнение строительных работ  [15], часть B — общие положения договоров строительного подряда [16], часть C разъясняет технические условия договоров строительного подряда (в том числе применимые в строительстве промышленные стандарты) [10].

Помимо VOB применительно к сфере строительного подряда определенный интерес представляют также рекомендации, изложенные в Порядке подряда на услуги лиц свободных профессий (Die Vergabeordnung für freiberufliche Leistungen (VOF) [14, 18, 19].

Следует отметить, что, в отличие от гл. 37 ГК РФ, текст разд. I гл. 9 ГГУ практически не содержит отсылочных норм, предусматривающих необходимость обращения к иным законам, нормативным актам или иным источникам, помимо, собственно, текста самого ГГУ. Такой подход можно рассматривать, в том числе, и как определенный законодательный эксперимент по созданию в рамках отдельной главы нормативного акта комплекса норм непосредственного действия. Допустимость такого предположения подтверждает, в частности, тот факт, что в иных главах ГГУ нормы отсылочного содержания используются. Так, применяется сходное с ГК РФ упоминание о возможности приоритета действия нормы иного закона. Вместе с тем, достижение поставленной цели привело к определенному искажению в тексте нормативного акта существующих правовых реалий. Так, например, в тексте ГГУ непосредственно не разъясняется юридическое значение Порядка предоставления строительных услуг и строительного подряда и тем самым фактически игнорируется факт его существования.

Резюмируя сказанное, следует признать факт наличия определенных сходных черт в изложении соответствующих нормативных комплексов ГК РФ и ГГУ в части регулирования ими подрядных отношений. Это означает возможность дальнейшего более детального сопоставления нормативных предписаний данных кодифицированных актов. Целесообразность проведения такого исследования подтверждается, в том числе, и полученными на данном этапе результатами, свидетельствующими о том, что ни один из рассматриваемых нормативных правовых актов не лишен объективных недостатков в своем изложении, что затрудняет его применение.

Для ГГУ к числу таковых могут быть отнесены, например, отсутствие дополнительной классификации договора подряда на разновидности и обусловленное этим отсутствие специфического законодательного регулирования таких видов. Недостаточно четко определен и правовой статус восполняющих этот пробел документов.

Применительно к ГК РФ одной из основных проблем правового регулирования им подрядных отношений следует назвать обилие в его тексте отсылочных норм к абстрактным положениям законов и нормативных актов без какой-либо конкретизации сферы их возможного применения или отраслевой принадлежности. Такое положение деконкретизирует возможный состав источников правового регулирования в данной сфере и, безусловно, является дополнительным фактором правоприменительных рисков.

 

Список литературы

 

1. Гражданское и торговое право зарубежных государств: учеб.: в 2 т. / отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. — М., 2006. Т. 2.

2. Дождев Д.В. Римское частное право: учеб. для вузов / под ред. В.С. Нерсесянца.  — М., 1996.

3. Ершов О.Г. Коллизионно-правовое регулирование отношений строительного подряда // Международное публичное и частное право. 2009. № 5.

4. Ершов О.Г. О залоге недостроенного объекта при обеспечении исполнения обязательства строительного подряда // Юрист. 2008. № 8.

5. Ершов О.Г. О принципе свободы договора при осуществлении строительной деятельности // Бюллетень нотариальной практики. 2007. № 5.

6. Залесский В.В. Основные институты гражданского права зарубежных стран. — М., 2010.

7. Ковган Ж.И. Ипотека: история и современность // Государство и право: теория и практика: мат. междунар. науч. конф. — Челябинск, 2011.

8. Роньжин А.А. Акцессорность российской ипотеки и потребности практики // Юрист. 2004. № 7.

9. Чваненко Д. Правовая судьба договора подряда // ЭЖ-Юрист. 2011. № 40.

10. Beckscher VOB-Kommentar, Teile A, B und C (drei Bände), Neuerscheinungen 2008 — Teil A: August 2008; Teil B (Ganten, Jagenburg, Motzke, März 2008), Teil C (Englert, Katzenbach, Motzke, März 2008).

11. Korbion I. VOB-Kommentar. Teile A und B. 18. Auflage 2013, Werner.

12. Leinemann. VOB/B-Kommentar. 4. Aufl., 2010.

13. Messerschmidt K. VOB-Kommentar. Teile A und B. 4. Aufl., C.H. Beck, 2012.

14. Müller-Wrede M. (Hrsg.): Kommentar zur VOF, 4. Auflage 2011, Werner Verlag.

15. Vergabe- und Vertragsordnung für Bauleistungen Teil A: Allgemeine Bestimmungen für die Vergabe von Bauleistungen Fassung 2012 (Bekanntmachung vom 24. Oktober 2011 (BAnz. Nr. 182a vom 2. Dezember 2011; BAnz AT 07.05.2012 B1)). URL: http://dejure.org/gesetze/VOB-A.

16. Vergabe- und Vertragsordnung für Bauleistungen Teil B: Allgemeine Vertragsbedingungen für die Ausführung von Bauleistungen Fassung 2012 (Bekanntmachung vom 31.7.2009, BAnz. Nr. 155 vom 15.10.2009). URL: http://www.rolladen-freber.de/anleitungen/VOB2002.pdf.

17. Vergaberecht: VOB Verdingungsordnung fur Bauleistungen. Teil A und B; VOL Verdingungsordnung fur Leistungen. Teil A und B; VOF Verdingungsordnung fur freiberufliche Leistungen. Stand 1 /von U. Jasper, F. Marx. 7., Aufl.  — Munchen, 2004.

18. Voppel R., Osenbrück W., Bubert Ch. VOF. Verdingungsordnung für freiberufliche Leistungen. Kommentar. 2. Auflage. C.H. Beck, München, 2008.

 

19. Weyand R. Vergaberecht. Praxiskommentar zu GWB, VgV, SektVO, VOB/A, VOLA/A, VOF, 3.Aufl., München, 2011.