УДК  347.91/.95:347.634/.637

Страницы в журнале: 94-98

 

М.К. Мамедова,

кандидат юридических наук, доцент  кафедры гражданского процесса Дагестанского государственного университета Россия, Махачкала civilprocess71@mail.ru

П.Г. Шейхмурадова,

 студентка 5-го курса Дагестанского государственного университета Россия, Махачкала civilprocess71@mail.ru

 

Рассматривается  одна из актуальных проблем судебной практики — право на выражение ребенком своего мнения в ходе судебного заседания по делам об определении его места жительства при раздельном проживании родителей. Обозначен круг вопросов, связанных с принудительным исполнением судебных решений данной категории. Предлагаются возможные пути решения этих вопросов, в том числе путем внесения изменений в российское законодательство.

Ключевые слова: определение места жительства ребенка, раздельное проживание родителей, учет интересов ребенка, исполнение судебного  решения.

 

Разрешение дел об определении места жительства ребенка в случае раздельного проживания его родителей либо по другим причинам является весьма сложной задачей для суда, ибо оценка фактов и доказательств, представленных по делу сторонами, должна не столько быть объективной, сколько соответствовать законным интересам ребенка. В процессе разрешения споров данной категории неизбежно присутствует значительная доля судебного усмотрения: судья при принятии решения основывается на своем субъективном жизненном опыте и взглядах, что вызвано отсутствием в отечественном законодательстве регулирования определенных правовых вопросов, имеющих значение при разрешении споров родителей. Не секрет, что иногда родители, не принимая в расчет интересы ребенка, используют его как значимый аргумент в решении своих проблем. Поэтому баланс интересов родителей и детей должен обеспечить орган опеки и попечительства.

Согласно п. 1 ст. 9 Конвенции ООН «О правах ребенка» (принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20.11.1989 № 44/25, далее — Конвенция о правах ребенка), государства-участники должны обеспечивать соблюдение прав ребенка: ребенок не должен быть разлучен со своими родителями против их воли, за исключением случаев, когда компетентные органы на основании судебного решения определяют в соответствии с применимым в конкретном случае законом и процедурами, что такого рода разлучение необходимо непосредственно в интересах ребенка. Такое решение может оказаться единственно верным при определенных обстоятельствах, например, при жестоком обращении родителей с ребенком или при отсутствии с их стороны заботы о нем, либо когда родители живут раздельно и надо определить место проживания ребенка.

В силу положений статей 57, 61 и 65 Семейного кодекса РФ в ходе разрешения спора между родителями об определении места жительства несовершеннолетних детей суд обязан исходить из равенства прав и обязанностей отца и матери в отношении своих детей, а также из интересов несовершеннолетних, но при этом непременно учитывать мнение ребенка, достигшего 10-летнего возраста, при условии что это не противоречит его интересам.

В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при  разрешении споров, связанных с воспитанием детей» с учетом положений п. 3 ст. 65 СК РФ разъяснено, какие именно обстоятельства нужно учитывать при разрешении спора об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка. К этим обстоятельствам относятся следующие: привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам; возраст ребенка; нравственные и иные личные качества родителей; отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком; возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности, режима работы родителей, их материального и семейного положения, состояния здоровья); другие обстоятельства, которые характеризуют обстановку, сложившуюся в месте проживания каждого из родителей. Особо подчеркнуто, что преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей само по себе не должно являться безусловным основанием для удовлетворения требования этого родителя об определении места жительства ребенка с ним.

В Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 годы (утв. Указом Президента РФ от 01.06.2012 № 761) определены меры, направленные на создание дружественного к ребенку правосудия, основными принципами и элементами которого являются, в частности, незамедлительное принятие решений; направленность на обеспечение потребностей, прав и интересов ребенка; уважение личности и достоинства ребенка, его частной и семейной жизни; признание ключевой роли семьи для выживания, защиты прав и развития ребенка; активное использование в судебном процессе данных о детях, условиях их жизни и воспитания, полученных судом в установленном законом порядке; усиление охранительной функции суда по отношению к ребенку.

Согласно п. 3 ст. 65 СК РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом их мнения; при этом суд учитывает все обстоятельства, указанные в п. 3 ст. 65 СК РФ.

Споры о месте жительства ребенка рассматриваются районным (городским) судом при участии органа опеки и попечительства, который представляет в суд свое заключение, являющееся немаловажным доказательством по делу. В заключении орган опеки и попечительства указывает, с кем из родителей должен проживать ребенок. Также в суд представляются акты обследования жилищно-бытовых условий обоих родителей. Участие прокурора в таком деле необязательно.

Согласно ст. 12 Конвенции о правах ребенка, ребенку, способному сформулировать свои взгляды, необходимо обеспечить право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим его интересы и права, причем мнению его следует уделять должное внимание, соответствующее возрасту и зрелости ребенка. С этой целью ему предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего его права и интересы, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

В ходе определения места жительства ребенка суд, опираясь на положения ст. 57 СК РФ, обязан учесть его мнение в случае достижения им возраста 10 лет. Однако даже если ребенок еще не достиг этого возраста, он не лишается права выразить свое мнение, и суд может принять его во внимание с учетом возраста, психического и психологического развития ребенка. В случаях, предусмотренных статьями 59, 72, 132, 134, 136, 143, 145 СК РФ, органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего 10-летнего возраста.

Учет мнения ребенка, достигшего 10-летнего возраста, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

В ходе изучения судебной практики выявлены случаи, когда суд в нарушение действующего российского и международного законодательства выносил решение, не выясняя мнение ребенка, достигшего возраста 10 лет, о том, с кем из родителей он хочет проживать. Так, Юсьвинским районным судом Пермского края было вынесено решение об определении места жительства 12-летнего ребенка, при этом его мнение по данному вопросу не выяснялось ни органом опеки и попечительства, ни судом, т. е. решение суда не мотивировано [2].

Кроме того, суды, как правило, не выясняют мнение детей тогда, когда родители заключают мировое соглашение о месте проживания ребенка. Тем самым не выполняются требования ст. 57 СК РФ. Например, определением судьи Центрального районного суда г. Новосибирска по делу П. было утверждено мировое соглашение между родителями несовершеннолетних детей, согласно которому их 13-летней дочери предстояло проживать с матерью, а 7-летнему сыну — с отцом. При этом мнение несовершеннолетней девочки по данному вопросу судом не выяснялось. Аналогичные случаи имели место в районных (городских) судах Оренбургской, Волгоградской, Нижегородской областей [2].

Ребенок обладает правом принимать участие в разрешении вопросов, которые прямо касаются его жизни и интересов. Он может дать знать родителям о своей позиции по тому или иному вопросу в любой  доступной ему форме, причем обозначить эту позицию не только в кругу семьи, но и в суде или в ходе административного разбирательства.

К сожалению, в законодательстве порядок выявления мнения ребенка не установлен. В суде ребенок может быть опрошен в присутствии воспитателя, преподавателя или представителя органа опеки и попечительства, причем в обстановке, которая должна исключить воздействие на мнение ребенка неких заинтересованных лиц. Однако препятствование такому влиянию не исключает уже имеющегося — и достаточно длительного — влияния родителей, в связи с чем опрос ребенка априори не может считаться свободным от их воздействия и, как следствие, на высказываемое им мнение. Конфликтная ситуация не самым лучшим образом сказывается на психическом и  физическом состоянии ребенка. Поэтому следует привлекать в процесс специалиста, способного учесть особенности психофизического развития и конкретного состояния ребенка.

Так, в Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей [2], сказано, что в случаях, когда установление тех или иных обстоятельств требовало специальных знаний, судами назначались экспертизы для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей. В этих целях суды, в частности, назначали судебно-психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические).

Кроме того, к участию в делах такой категории в качестве специалистов привлекались инспекторы по делам несовершеннолетних; специалисты органов управления образованием; специалисты по охране прав детства; педагоги (классные руководители); педагоги-психологи; социальные педагоги; врачи-психологи-диагносты, психиатры и врачи иных специальностей.

Несомненно, с правовой точки зрения  обязательное участие психолога, педагога либо представителя органа опеки и попечительства, которые обладают специальными знаниями и навыками, выступает в качестве дополнительной гарантии соблюдения законных прав и интересов ребенка.

Определенные трудности возникают и при исполнении судебных решений по таким делам. Поэтому хотелось бы остановиться на актуальном на сегодняшний день вопросе — прекращении исполнительного производства по делам об определении места жительства ребенка. Порядок исполнения содержащихся в судебных актах требований об отобрании ребенка, определении его места жительства и порядка общения с ребенком регламентирован в ст. 105 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве).

Согласно данным ФССП России, количество  находящихся на исполнении судебных решений, связанных с воспитанием детей (об отобрании ребенка, определении его места жительства и порядка общения с ним), довольно велико: в 2011 году на принудительном исполнении в территориальных органах ФССП России находилось 6040 судебных решений такой категории, в 2012 году — 7128, в 2014 году — 6830 решений [1]. При этом, например, в 2014 году окончено фактическим исполнением об отобрании ребенка 634 решения из 1046, об определении его места жительства — 146 решений (из них 140 исполнено добровольно) из 419; об определении порядка общения с ребенком — 675 решений из 726. Остаток неисполненных исполнительных производств данной категории на 1 января 2015 г. составил 4180, причем из решений об определении места жительства ребенка остались неисполненными 273 решения из 419 (больше половины) [3].

Судя по приведенным данным, при исполнении судебных решений данной категории судебные приставы-исполнители сталкиваются с определенными трудностями.

Иногда в процессе исполнения соответствующего решения суда возникает ситуация, когда ребенок не хочет жить с родителем, с которым ему по решению суда определено место жительства. Допустим, судебный процесс затянулся, ребенок в течение всего этого периода проживает с отцом, а решение суда об определении его места жительства вынесено в пользу матери. Как быть в такой ситуации?

Конечно, дать ответ на этот вопрос сложно, но, представляется, в этом случае было бы целесообразно заслушать мнение ребенка. К сожалению, в ходе судебного заседания его мнению могли не уделить должного внимания (о чем свидетельствует практика); кроме того, даже если мнение ребенка учитывается, оно не всегда является определяющим при принятии решения судом. На стадии же исполнительного производства становится ясно, с кем из родителей хочет жить ребенок.

Заслушивание мнения ребенка на стадии исполнительного производства представляется вполне разумным решением, поскольку целиком основывается на положении, закрепленном в ст. 12 Конвенции о правах ребенка.

В судах Республики Дагестан, к сожалению, довольно часто игнорируется указанное положение Конвенции о правах ребенка.

Наглядной иллюстрацией данного факта будет следующий пример из практики. Правда, здесь сразу следует сделать оговорку: речь идет об определении места жительства ребенка по спору, возникшему между его мамой и бабушкой. Дело в том, что мать мальчика гражданка А. обратилась в суд с требованием об определении места жительства сына с ней в г. Санкт-Петербурге, куда она уехала работать вскоре после рождения сына, причем вопреки воле супруга. Мальчик остался с отцом и бабушкой в Дагестане. Спустя несколько лет супруг гражданки А. скончался, и она решила забрать сына к себе. Однако свекровь гражданки А. категорически воспротивилась данному решению, мотивируя это тем, что 6-летний мальчик привык к жизни с отцом и его родней и переезд на новое место жительства с практически чужой ему женщиной (мальчик редко видел мать) будет для него стрессом. Кроме того, мальчик сам протестовал против того, чтобы жить с матерью, однако его мнение судом, к сожалению, учтено не было, и место жительства ребенка было определено с матерью.

Можно только предполагать, какие проблемы возникли у судебных приставов-исполнителей в процессе исполнительного производства: вырвать ребенка из привычной среды, передать практически чужой для него женщине, и все это — при явном нежелании ребенка подчиниться.

Решение по данному делу на сегодняшний день так и не исполнено.

В производстве Европейского суда по правам человека находилось дело по жалобе Д.Г. Ханамировой [1]. Суть жалобы заключалась в неспособности органов власти обеспечить исполнение решения о передаче ей опеки над сыном и определении его места жительства с ней. Судебные приставы-исполнители и суды не проявили необходимого усердия и осмотрительности при рассмотрении просьб заявительницы о помощи. Они оказались неподготовленными к решению поставленной задачи, не имели никакого представления о том, что может быть или должно быть сделано, не имели ясного плана действий, в то время как суды рассматривали дело, игнорируя срочность, которой это дело заслуживало. В результате время было упущено, в первую очередь по причине промедления властей при рассмотрении дела.

Принимая во внимание эти обстоятельства, ЕСПЧ сделал вывод о том, что российские власти не приняли своевременно все необходимые меры, чтобы исполнить решение суда, касающееся опеки заявительницы над ребенком и определения его места жительства с ней.  Тем самым органы исполнительного производства спровоцировали излишние проволочки, которые стали главной причиной того, что ребенок не захотел вернуться к  своей матери, поскольку за весь длительный период судебных тяжб и начавшегося затем периода исполнения решения суда он просто-напросто забыл свою мать. Ребенка  шокировало появление судебных приставов-исполнителей и мамы, с которой ему предстояло отныне жить. Поэтому было вполне ожидаемо, что он не захотел менять место жительства.

В данном случае, да и во всех аналогичных случаях, судебные приставы-исполнители должны совместно с представителем органа опеки и попечительства составить соответствующий план действий, который помог бы с наименьшими потрясениями для ребенка осуществить исполнение судебного решения по передаче ребенка другому родителю [4].

Если же ребенок явно не желает идти к папе (маме), с которым (-ой) ему судом определено место жительства, то судебные приставы-исполнители, как нам кажется, не травмируя психику ребенка, опять-таки совместно с представителем органа опеки и попечительства должны повторить попытку через определенный период времени, в течение которого родитель может попытаться наладить контакт с ребенком.

Если ребенок повторно категорически откажется уйти жить к другому родителю, судебный пристав-исполнитель должен в соответствии с ч. 1 ст. 44 Закона об исполнительном производстве сделать в исполнительном документе отметку, в которой указать исполненные им требования исполнительного документа,  а затем обратиться в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства. Поступить таким образом будет более гуманно по отношению к ребенку.

Исходя из вышеизложенного, еще раз хотим подчеркнуть необходимость заслушивания мнения ребенка на стадии исполнительного производства не только  с предусмотренного семейным законодательством 10-летнего возраста, но и с того момента, когда он уже вполне способен четко сформулировать свою позицию по конкретному вопросу, а это происходит задолго до достижения ребенком указанного возраста.

Эти меры необходимы, так как проволочки, которые неизбежно возникают в процессе исполнения решений подобного рода, негативно влияют на психическое состояние ребенка. Каждому участнику данного действия необходимо уяснить, что все это совершается во имя ребенка, его блага, и потому не нужно представлять в глазах малыша одного из его родителей исчадием ада. К тому же в подобных ситуациях ребенок находится в окружении большого количества незнакомых ему людей, и они, по мнению самого ребенка, не стремятся сделать его жизнь лучше, а, напротив, вторгаются в привычный для него мир и забирают его у одного из родителей.

 

Список литературы

 

1. Постановление ЕСПЧ от 14.06.2011 по делу «Ханамирова против Российской Федерации» (жалоба № 21353/10) // Доступ из СПС «Консультант-Плюс».

2. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.07.2011) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

3. Официальный сайт ФССП России. URL: http://fssprus.ru/statistics

4. Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ. http://genproc.gov.ru/documents/nauka/