УДК 34.03:343.211.3 

Страницы в журнале: 22-24

 

В.Ю. ПАНЧЕНКО,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права Сибирского федерального университета (г. Красноярск) panchenkovlad@mail.ru

 

Анализируются признаки правовой политики в сфере юридической помощи. Делается вывод о том, что правовая политика в сфере юридической помощи выступает в качестве самостоятельного вида правовой политики, который взаимодействует с правоохранительной и правозащитной политикой.

Ключевые слова: правовая политика, юридическая помощь, юридическое содействие реализации прав личности.

 

On the Concept of Policy of Law in the Legal Aid Sphere

Panchenko V.

The article deals with the analysis of policy of law features in the legal aid sphere. Author concludes that the policy of law in the legal aid sphere is an independent form of the policy of law which interacts with law-enforcement and human rights policies.

Keywords: policy of law, legal aid, legal assistance in the individual rights implementation.

 

Юридическая помощь — важнейшее правовое средство обеспечения прав, свобод, законных интересов, взаимодействующее с иными средствами и механизмами правообеспечения, правоохраны, правозащиты и требующее в этой связи научно обоснованной, последовательной и системной деятельности государства и иных субъектов по ее оптимизации и совершенствованию. Правовая политика в сфере юридической помощи как разновидность правовой политики обладает общими и специальными признаками[1], которые конкретизируются и развиваются применительно к части правовой жизни общества, выступающей ее объектом.

Во-первых, правовая политика в сфере юридической помощи охватывает особый сегмент правовой жизни общества — общественные отношения и поведение (деятельность) людей, иных социальных субъектов в области юридической помощи как особой разновидности правовой деятельности и правовой практики.  Особенностью правовой политики в сфере юридической помощи является тот факт, что она представляет собой разновидность самостоятельного вида государственной (и муниципальной) политики в том смысле, что ее  объект и предмет лежат по большей части в области права[2], хотя и затрагивают иные сферы общественных отношений (например, социальную политику по оказанию бесплатной (субсидируемой) юридической помощи отдельным категориям населения).

Специфика правовой политики в сфере юридической помощи проявляется и в ее комплексном характере:

а) она охватывает как процессуально-правовую политику (в области гражданского, уголовного и др. видов юридических процессов), так и внепроцессуальную деятельность (отношения «юрист — клиент»);

б) она выступает значимой разновидностью правообеспечительной политики, включает в себя компоненты правоохранительного и правозащитного видов правовой политики. Специфика юридической помощи, обусловливающая особенность правовой политики в этой области, заключается в том, что она может осуществляться до реальной правовой деятельности по приобретению, изменению, прекращению субъективных прав и отстаиванию законных интересов (например, юридическое информирование, юридическое консультирование), выходя тем самым за рамки правоохранительной и правозащитной деятельности. Правовая политика в сфере юридической помощи дополняет правоохранительную и правозащитную политику правовой политикой по оптимизации организованного и профессионального содействия, участия квалифицированных юристов в охране и защите прав, свобод, законных интересов с использованием средств юридического характера;

в) она является частью как публично-правовой, так и частноправовой политики, выполняя гарантирующую роль по отношению и к частному интересу, и к публичному[3].

Во-вторых, правовая политика в сфере юридической помощи направлена на повышение качества юридической помощи, совершенствование правового регулирования общественных отношений в сфере юридической помощи, а значит, и на прогрессивное изменение правовой системы, соответствующее правовое развитие общества, повышение правовой культуры граждан и должностных лиц. При этом непосредственная цель правовой политики в сфере юридической помощи может быть определена как формирование и совершенствование надлежащих условий для реализации права на юридическую помощь и эффективное осуществление юридической помощи для наиболее полной реализации и защиты прав, свобод и законных интересов субъектов права[4].

В-третьих, правовая политика в сфере юридической помощи — это деятельность, выражающая отношение субъектов правовой политики к важнейшим проблемам развития юридической помощи. Необходимость совершенствования механизмов юридической помощи осознается как на уровне правотворчества, так и на уровне правореализации. Еще в Концепции судебной реформы в РСФСР, утвержденной в 1991 году, отмечалось, что «уровень развития адвокатуры (или — более широко — юридической помощи в целом. — В.П.) — индикатор состояния демократии в обществе, один из признаков реальной защищенности прав человека»[5].

В последнее время государственно-политическое внимание к проблемам юридической помощи усиливается. Вопросы совершенствования организации и функционирования юридической помощи неоднократно становились предметом обсуждения на уровне высшего руководства страны[6], высших органов законодательной и исполнительной власти[7], иных федеральных и региональных государственных органов. И такое внимание органов и должностных лиц, обладающих политической властью в стране, к проблемам юридической помощи не случайно, поскольку правовая политика в сфере юридической помощи есть часть правовой политики государства в области обеспечения (охраны, защиты, иных форм) прав и свобод личности, она непосредственно обеспечивает (гарантирует, охраняет и защищает) все иные права и свободы человека и гражданина[8].

В-четвертых, правовая политика в сфере юридической помощи — это деятельность, осуществляемая с помощью а) юридических средств (инструментов и технологий) и

б) системы специальных средств правовой политики (концепции, программы, юридическая техника, планирование, прогнозирование, правовой мониторинг, правовая экспертиза, систематизация законодательства и т.д.), которые призваны организовать правовую жизнь общества в этой области. К сожалению, сегодня явно недостаточно используются специальные средства правовой политики, особенно концептуального уровня. Несмотря на принимаемые законодательные акты, программные документы, осуществляемые различными органами и организациями мониторинги правоприменительной практики, дисциплинарной практики адвокатских объединений и т. д., явно ощущается недостаточность концептуального осмысления организации и функционирования системы юридической помощи в целом. Отсюда возникают многие противоречия и непоследовательность в правовом регулировании[9].

В-пятых, правовая политика в сфере юридической помощи — это  деятельность, связанная с выработкой и реализацией правовых идей стратегического и тактического характера, которые выступают ее основой и предпосылкой и нацелены на совершенствование общественных отношений и деятельности субъектов в сфере  юридической помощи как сегмента правовой жизни общества. Если основные идеи стратегического характера, приоритеты правовой политики в сфере юридической помощи в целом осознаются единообразно и могут быть сформулированы в самом общем виде как достижение  доступности и качества юридической помощи, то на уровне юридической тактики, отвечающей на вопрос, как добиться доступности и качества юридической помощи, такого единства нет[10].

В-шестых, к правовой политике в сфере юридической помощи в полной мере применима характеристика деятельности, осуществляемой субъектами, занимающимися политико-правовой практикой в области юридической помощи, имеющими специфический политический и правовой статус.  Правовая политика в сфере юридической помощи как многоуровневая деятельность формулируется и проводится не только федеральными и региональными органами государственной власти, но также органами местного самоуправления и конкретными организациями и лицами, оказывающими юридическую помощь (локальный уровень), которые формулируют свои внутренние корпоративные правила и установки и непосредственно реализуют их в контакте с получателями юридической помощи. К числу субъектов правовой политики в сфере юридической помощи следует относить и различные объединения, составляющие организационную, профессиональную, нормативную «среду» оказания юридической помощи (адвокатские и нотариальные палаты, Ассоциация юристов России и т.д.). Особенностью правовой политики в сфере юридической помощи, на наш взгляд, выступает значительное корпоративное начало и саморегулирование многих ее вопросов на основе корпоративных юридических, профессиональных и этических норм.

Таким образом, правовая политика в сфере юридической помощи может быть определена как самостоятельное направление (вид) правовой политики, представляющее собой научно обоснованную, последовательную, системную и комплексную деятельность государственных и негосударственных структур, осуществляемую особыми средствами в целях формирования и совершенствования оптимальных условий для эффективного использования права на юридическую помощь как гарантии наиболее полной и беспрепятственной реализации и защиты прав, свобод и законных интересов субъектов права.

 

Библиография

1 См. подробнее: Малько А.В. Теория правовой политики. — М., 2012. С. 37—42.

2 См.: Малько А.В., Шундиков К.В. Правовая политика современной России: цели и средства // Государство и право. 2001. № 7. С. 15.

3 Публичное значение юридической помощи очень точно выразил Л.Е. Владимиров, который применительно к адвокатуре писал, что она  «стоит на страже частных интересов», ее общественное значение и социальная ценность проявляются не непосредственно, а «опосредованно — в защите человека» (См. об этом: Владимиров Л.Е. Advocatus miles: пособие по уголовной защите. —  Спб., 1911. С. 3).

4 Правовая политика в сфере юридической помощи опосредованно работает и на достижение более высоких целей: формирование в обществе устойчивого уважения к закону и преодоление правового нигилизма; повышение уровня правовой культуры граждан, включая уровень осведомленности и юридической грамотности и др. (См.: Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан: утв. Президентом РФ 28.04.2011 № Пр-1168 // Рос. газ. 2011. № 151.)

5 Постановление Верховного Совета РСФСР от 24.10.1991 № 1801-1 «О Концепции судебной реформы в РСФСР». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

6 См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 24.02. 1994 // Рос. газ. 1994. № 38; Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 16.02.1995 //Рос. газ. 1995. № 36; Медведев Д.А. Выступление  на VII Всероссийском съезде судей (2008 г.): URL: http://news.kremlin.ru/transcripts/2283#sel=22:1,23:81 (дата обращения 15.10.2012).

7 Принят ряд федеральных законов, прямо относящихся к юридической помощи, —  Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Федеральный закон от 21.11.2012 № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации», внесены изменения и дополнения в иные федеральные законы по вопросам юридической помощи.

8 В этом смысле правовая политика в сфере юридической помощи отличается универсальным характером — она в той или иной степени отражается в любой правовой деятельности (реальной или потенциальной) любого субъекта права.

9 Так, в уже упоминавшейся Концепции судебной реформы в РСФСР, в которой вопросы юридической помощи освещены как дополнительные к основному предмету — становлению и развитию судебной системы,  сказано, что «не следует использовать иные рычаги, помимо конкуренции, для установления преимуществ услуг адвокатуры» и что «непременным условием выдачи лицензии на оказание юридической помощи должно стать высшее юридическое образование претендента», однако в 1999 году постановление Правительства РФ от 15.04.1995 № 344 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг» (СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1550) было отменено.

 

10 Индикаторами разнообразия позиций выступают многие ключевые вопросы организации и функционирования системы юридической помощи: о модели системы юридической помощи (от предложений об адвокатской монополии до сохранения фактически существующего дерегулирования вопроса о доступе к оказанию юридической помощи, юридических услуг); о целесообразности системы государственной бесплатной юридической помощи; о расширении или, напротив, ограничении процессуальных возможностей субъектов оказания юридической помощи в различных видах правовых процедур и др.