УДК 342.9:349.2

Страницы в журнале: 40-44 

 

С.Е. Чаннов,

доктор юридических наук, профессор кафедры административного и информационного права Московского государственного университета экономики, статистики и информации Россия, Москва  sergeychannov@yandex.ru

 

Рассматривается трудоправовой статус лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации; определяются возможности и пределы применения к их деятельности норм трудового законодательства. Используются общенаучный диалектический метод, методы формальной логики, а также сравнительно-правовой метод. Устанавливается, что действующее федеральное законодательство прямо не решает вопрос о распространении на лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации, норм трудового права; в субъектах Российской Федерации используются различные подходы к решению данного вопроса; оптимальным является применение норм трудового законодательства к деятельности лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации, субсидиарно; специфика статуса лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации, требует заключения с некоторыми из них не трудовых договоров, а контрактов. В настоящее время существует необходимость более подробного регулирования на федеральном уровне статуса лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации, в том числе по вопросу о возможностях и пределах применения к их деятельности норм трудового законодательства и законодательства о государственной службе.

Ключевые слова: государственная должность, трудовое законодательство, Трудовой кодекс, трудовые отношения, законодательство о государственной службе, трудовой договор, контракт.

 

Государственная должность — это ключевое понятие для всей системы государственного управления. Федеральный закон от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» определяет, что к государственным должностям Российской Федерации и государственным должностям субъектов Российской Федерации относятся должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов, и должности, устанавливаемые конституциями (уставами), законами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов Российской Федерации.

Одним из нерешенных вопросов, связанных с деятельностью лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации, является вопрос о применимости к ней норм трудового законодательства.

Статья 11 Трудового кодекса РФ содержит перечень лиц, на которых трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются:

«военнослужащие при исполнении ими обязанностей военной службы;

члены советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор);

лица, работающие на основании договоров гражданско-правового характера;

другие лица, если это установлено федеральным законом».

С одной стороны, в данном перечне отсутствуют лица, замещающие государственные должности, поэтому в принципе распространение на них трудового законодательства возможно. С другой стороны, в отличие, например, от государственных гражданских и муниципальных служащих, ст. 11 ТК РФ прямо о таком распространении не говорит.

В соответствии со ст. 15 ТК РФ трудовые отношения — «отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором».

Как видно, трудовые отношения характеризуются определенными признаками, хорошо, впрочем, известными трудоправовой науке: договорным характером отношений, личным выполнением трудовой функции за плату, наличием подчиненности работника работодателю и др. Если применять указанные признаки к служебной деятельности лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, можно констатировать, что эти характеристики принципиально применимы далеко не ко всем типам трудовых отношений.

К примеру, никак, с нашей точки зрения, не могут быть квалифицированы в качестве трудовых отношения, возникающие в связи с осуществлением деятельности депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, даже если эта деятельность реализуется на постоянной основе. Связано это с тем, что денежные средства, выплачиваемые такому депутату, являются денежным содержанием, а не платой за выполнение трудовой функции; отсутствует иерархическая подчиненность депутата кому-либо (в том числе председателю законодательного органа) и т. п.1 [10].

Служебная деятельность на таких государственных должностях субъектов Российской Федерации как, например, первый заместитель, заместитель высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта Российской Федерации, член высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации к трудовой заметно ближе (хотя по ряду причин правовое положение указанных должностных лиц все же не тождественно правовому положению обычного работника). Еще большее сходство с трудовой (а также государственно-служебной) деятельностью имеет служба на некоторых вводимых в определенных субъектах государственных должностях, например, на месте руководителей департамента Воронежской области, представительства Воронежской области, управления Воронежской области, инспекции Воронежской области, отдела Воронежской области (ст. 2 Закона Воронежской области от 11.11.2009 № 133-ОЗ «О государственных должностях Воронежской области» [1]).

Что характерно, в законодательстве самих субъектов Российской Федерации можно встретить различные подходы к решению проблемы применения трудового законодательства к служебной деятельности лиц, замещающих государственные должности. При этом большая часть законов субъектов Российской Федерации этот вопрос просто обходит вниманием. Явным примером здесь может быть Закон Саратовской области от 30.03.2007 № 51-ЗСО «О государственных должностях Саратовской области» [2], ст. 3 «Правовая основа деятельности лиц, замещающих государственные должности Саратовской области» содержит следующую норму: «Правовую основу деятельности лиц, замещающих государственные должности Саратовской области, составляют Конституция Российской Федерации, федеральные законы, Устав (Основной Закон) Саратовской области, настоящий Закон, другие законы Саратовской области и иные нормативные правовые акты Российской Федерации и Саратовской области». Как видно, ТК РФ и вообще трудовое законодательство в этом перечне не указаны, однако они вполне могут быть отнесены к категории иных нормативных правовых актов Российской Федерации. Схожие по сути положения содержатся также в законодательных актах о государственных должностях Москвы, республик Башкортостан, Татарстан, Дагестан, Камчатского края, Ленинградской области и др.

А вот, например, ч. 2 ст. 3 Закона Краснодарского края от 06.11.2009 № 1855-КЗ «О статусе лиц, замещающих государственные должности Краснодарского края в исполнительных органах государственной власти Краснодарского края» (далее — Закон № 1855-КЗ) [9] устанавливает: «к правоотношениям, связанным с замещением государственных должностей, в части, не урегулированной настоящим Законом, применяются нормы трудового законодательства». Также в соответствии с ч. 2 ст. 3 Закона Тамбовской области от 01.07.2011 № 18-З «О правовом положении лиц, замещающих государственные должности в Тамбовской области» [5] «трудовые отношения лиц, замещающих государственные должности в Тамбовской области, в части, не урегулированной федеральными законами, Уставом области, настоящим Законом и иными законами области, регулируются трудовым законодательством».

Интересные положения относительно регулирования деятельности лиц, замещающих государственные должности, содержатся в Законе Архангельской области от 20.05.2009 № 30-3-ОЗ «О статусе лиц, замещающих государственные должности Архангельской области в исполнительных органах государственной власти Архангельской области» (далее — Закон № 30-3-ОЗ) [8]. Часть 2 ст. 3 этого нормативного акта однозначно указывает, что «отношения, связанные с замещением государственных должностей, не являются служебными или трудовыми отношениями». В то же время та же статья Закона № 30-3-ОЗ допускает применение к лицам, замещающим государственные должности Архангельской области, служебного и трудового законодательства. В частности, в соответствии с ч. 3 «в случаях, когда отношения, связанные с замещением государственных должностей, прямо не урегулированы настоящим законом, к таким отношениям применяется законодательство Российской Федерации о государственной гражданской службе Российской Федерации, за исключением положений, регулирующих:

1) квалификационные требования к должностям государственной гражданской службы Российской Федерации;

2) классные чины государственной гражданской службы Российской Федерации, порядок их присвоения и сохранения, проведение квалификационного экзамена;

3) основные права и основные обязанности государственных гражданских служащих Российской Федерации, ограничения и запреты, связанные с государственной гражданской службой Российской Федерации;

4) проведение аттестации государственных гражданских служащих Российской Федерации;

5) поступление на государственную гражданскую службу Российской Федерации и замещение должности государственной гражданской службы Российской Федерации, заключение, изменение существенных условий, приостановление и прекращение служебного контракта;

6) утверждение должностного регламента;

7) оплату труда государственного гражданского служащего Российской Федерации;

8) проведение служебной проверки;

9) дополнительное профессиональное образование государственных гражданских служащих Российской Федерации, формирование кадрового резерва на государственной гражданской службе Российской Федерации;

10) иные положения, не соответствующие существу отношений, связанных с замещением государственных должностей».

В соответствии с ч. 4 ст. 3 Закона № 30-3-ОЗ «в случаях, когда отношения, связанные с замещением государственных должностей, прямо не урегулированы настоящим законом и законодательством Российской Федерации о государственной гражданской службе Российской Федерации, к таким отношениям применяются федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, областные законы и иные нормативные правовые акты Архангельской области, содержащие нормы трудового права, если это не противоречит существу отношений, связанных с замещением государственных должностей».

Мы привели здесь столь полную цитату законодательных положений по той причине, что решение, использованное в законе Архангельской области, кажется нам методологически наиболее верным и практически наиболее оправданным. Действительно, служба на государственных должностях федеральным законодателем сознательно отделена от государственной службы. Также несмотря на наличие в ряде случаев некоторых общих признаков, она не должна рассматриваться как трудовая деятельность в классическом виде.

Однако на практике нередко возникает необходимость решения вопросов, связанных с отдельными аспектами прохождения службы на государственных должностях и не урегулированных в законодательстве субъектов Российской Федерации. В таком случае применение норм как трудового, так и служебного законодательства на основе аналогии закона видится нам вполне оправданным.

Такое применение должно, на наш взгляд, осуществляться именно по аналогии, когда к этому вынуждает наличие пробела в конституционно-правовом и административно-правовом регулировании служебной деятельности указанных лиц. По этой причине нам видится несколько неправильным заключение с лицами, замещающими государственные должности субъектов Российской Федерации, трудовых договоров. Между тем такая практика встречается. Например, Закон № 1855-КЗ устанавливает, что лица, замещающие государственные должности, осуществляют профессиональную служебную деятельность на основании правового акта о назначении на государственную должность и трудового договора (ч. 3 ст. 7). В соответствии с постановлением Правительства Удмуртской республики от 15.08.2005 № 124 «О заключении трудовых договоров и служебных контрактов с лицами, замещающими государственные должности Удмуртской Республики и отдельные должности государственной гражданской службы Удмуртской Республики» [4] трудовые договоры с Председателем Правительства Удмуртской Республики, заместителями Председателя Правительства Удмуртской Республики, заместителями Председателя Правительства Удмуртской Республики — министрами Удмуртской Республики, постоянным представителем Президента Удмуртской Республики при Президенте РФ — заместителем Председателя Правительства Удмуртской Республики, Руководителем Администрации Президента и Правительства Удмуртской Республики заключает Правительство Удмуртской Республики в лице Президента Удмуртской Республики. Трудовые договоры с иными членами Правительства Удмуртской Республики заключает Правительство Удмуртской Республики в лице Председателя Правительства Удмуртской Республики.

Заключение трудовых договоров с лицами, замещающими государственные должности, напрямую вводит их в сферу действия ТК РФ, что вытекает из ст. 16 ТК РФ. Между тем правовой статус лиц, замещающих государственные должности, не во всех случаях позволяет свести их к положению обычных работников. При этом стоит напомнить, что ст. 5 ТК РФ закрепляет его приоритет перед всеми другими актами, содержащими нормы трудового права, в том числе законами субъектов Российской Федерации и подзаконными актами. Осуществление полномочий лицами, замещающими государственные должности субъектов Российской Федерации на основе трудовых договоров, может на практике породить сложные вопросы о соотношении ТК РФ и нормативных актов субъектов Российской Федерации, регулирующих их статус, поскольку в указанных документах отсутствует четкое указание на конституционно-правовую, административно-правовую, трудоправовую или иную принадлежность содержащихся в них норм.

В этом плане наиболее верным нам представляется заключение с лицами, замещающими государственные должности субъектов Российской Федерации, не трудовых договоров, а контрактов. Такие контракты заключаются, например, с лицами, замещающими государственные должности Республики Башкортостан [7], Республики Марий Эл [3], Омской области [6]. Они помогают, с одной стороны, индивидуализировать условия прохождения службы по государственной должности субъектов Российской Федерации и решить вопросы, неурегулированные в законодательстве, с другой стороны, не приравнивать указанных лиц к обычным работникам. Это в свою очередь позволяет четко определить приоритет конституционно-правового и административно-правового регулирования их статуса, не исключая вместе с тем применения к ним трудового законодательства по аналогии.

В целом же, с нашей точки зрения, существует объективная потребность более подробного регулирования правового статуса лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации, на федеральном уровне. Базой такого регулирования вполне может выступить Федеральный закон от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», хотя возможно и принятие отдельного законодательного акта. На федеральном уровне должны быть установлены основные подходы к прохождению службы на государственных должностях субъектов Российской Федерации (в том числе в зависимости от замещения должностей на постоянной и непостоянной основе), закреплены гарантии деятельности таких лиц и ограничения их прав, определены возможности и пределы применения к их деятельности трудового законодательства и законодательства о государственной службе. Все это отнюдь не препятствовало бы законодательному регулированию прохождения службы на государственных должностях самими субъектами Российской Федерации, однако поставило бы ее в единые законодательные рамки.

 

Список литературы

 

1.            О государственных должностях Воронежской области: закон Воронежской области от 11.11.2009 № 133-ОЗ // Собрание законодательства Воронежской области. 2010. № 11. Ст. 491.

2.            О государственных должностях Саратовской области: закон Саратовской области от 30.03.2007 № 51-ЗСО // Саратовская областная газета. 2007. № 57 (1831).

3.            О заключении служебных контрактов с лицами, замещающими государственные должности в органах исполнительной власти Республики Марий Эл, и примерной форме служебного контракта: указ Президента Республики Марий Эл от 25.06.2007 № 101 (ред. от 20.06.2013) // Собрание законодательства Республики Марий Эл. 2007. № 7. Ст. 339.

4.            О заключении трудовых договоров и трудовых контрактов с лицами, замещающими  должности Удмуртской Республики и отдельные должности государственной гражданской службы Удмуртской Республики: постановление Правительства Удмуртской Республики от 15.08.2005 № 124 // Собрание законодательства Удмуртской Республики. 2005. № 7.

5.            О правовом положении лиц, замещающих государственные должности в Тамбовской области: закон Тамбовской области от 01.07.2011 № 18-З (ред. от 05.05.2014) (принят Постановлением Тамбовской областной Думы от 24.06.2011 № 95) // Тамбовская жизнь (спец. вып.). 2011. № 88 (1170).

6.            О примерной форме контракта, заключаемого с лицом, замещающим государственную должность Омской области: указ Губернатора Омской области от 28.09.2007 № 111 // Сборник правовых актов органов исполнительной власти Омской области. 2007. № 4 (23). Ст. 18.

7.            О примерной форме контракта, заключаемого с лицом, замещающим государственную должность Республики Башкортостан: указ Президента Республики Башкортостан от 21.07.2009 № УП-461 // Ведомости Государственного Собрания — Курултая, Президента и Правительства Республики Башкортостан. 2009. № 17(311). Ст. 1136 (опубликован без приложений).

8.            О статусе лиц, замещающих государственные должности Архангельской области в исполнительных органах государственной власти Архангельской области: закон Архангельской области от 20.05.2009 № 30-3-ОЗ (ред. от 30.05.2014) (принят Архангельским областным Собранием депутатов 20.05.2009) // Ведомости Архангельского областного Собрания депутатов пятого созыва. 2009. № 3.

9.            О статусе лиц, замещающих государственные должности Краснодарского края в исполнительных органах государственной власти Краснодарского края: закон Краснодарского края от 06.11.2009 № 1855-КЗ (ред. от 03.10.2014) (принят ЗС КК 21.10.2009) // Информационный бюллетень Законодательного Собрания Краснодарского края. 2009. № 24.

10.          Чаннов С.Е. Спорные вопросы регулирования труда выборных должностных лиц местного самоуправления // Конституционное и муниципальное право. 2012. № 3. С. 54—59.