УДК 343.9

Страницы в журнале: 157-161

 

Рецензия на:  Черепенников Р.В.  Цели преступного деяния и их уголовно-правовое значение: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Черепенников Р.В.; [Место защиты: Моск. ун-т МВД России]. — М., 2011. 225 с.

 

А.П. Дьяченко,

доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и процесса Современной гуманитарной академии Россия, Москва sga120a@yandex.ru

 

Представлен отзыв официального оппонента на диссертацию кандидата юридических наук Р.В. Черепенникова «Цели преступного деяния и их уголовно-правовое значение» по специальности «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право».

Ключевые слова: преступление, состав, наказание, цель, деяние, квалификация.

 

Доктрина и законодатель едины в том, что основанием уголовной ответственности признается лишь наличие в действиях лица состава преступления, который означает совокупность объективных и субъективных признаков, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации 1996 года (далее — УК РФ) и характеризующих общественно опасное деяние как преступление. Являясь обязательным признаком субъективной стороны любого состава преступления, вина не исчерпывает его содержания. Ее факультативными признаками являются мотив, цель и эмоции. Значение каждого из них различно: процесс мотивации, например, предполагает постановку цели, а цель обычно определяет направленность деяния.

В рецензируемой работе приводятся результаты исследования, показавшего, что цель включена законодателем в число обязательных признаков субъективной стороны 65 основных составов преступлений Особенной части УК РФ, и в этих случаях она превращается в основание уголовной ответственности.

Автор избрал предметом диссертации цель преступления, обоснованно полагая, что сознательные действия лица всегда являются мотивированными и направленными на достижение определенной цели.

Важность избранной темы подтверждается и тем, что цель может иметь троякое уголовно-правовое значение:

— выступать в качестве основного конструктивного признака состава преступления, если законодатель вводит ее в качестве необходимого условия уголовной ответственности;

— изменять квалификацию содеянного, когда она выступает в качестве признака, наличие которого образует квалифицированный состав преступления, а также увеличивает степень его общественной опасности;

— являться обстоятельством, смягчающим или отягчающим ответственность при назначении уголовного наказания.

Специальные исследования показывают, что наибольшее число ошибок, совершаемых в следственной и судебной практике при квалификации преступлений, чаще всего связаны с неправильным установлением признаков субъективной стороны, в том числе с наличием цели преступления.

В связи с этим Верховный Суд Российской Федерации неоднократно разъяснял судам необходимость тщательного изучения содержания и признаков субъективной стороны преступления по уголовным делам.

Проблема цели преступления в доктрине уголовного права известна давно, однако не все теоретические и практические проблемы, связанные с ее анализом как признаком субъективной стороны преступления, достаточно полно изучены, в том числе и на диссертационном уровне.

Эти обстоятельства и определили выбор темы соискателем, ее актуальность в теоретическом и практическом аспектах, а также необходимость ее дальнейшего доктринального изучения.

Научная новизна избранной темы определяется как выбором самой темы, недостаточно теоретически разработанной, так и нестандартным подходом к сбору и обобщению материалов, а также анализу полученных результатов. Это одна из первых удачных работ монографического характера, подготовленная за последние годы. Так, автор одним из первых предлагает и обосновывает понятие цели преступления, которое позволяет рассматривать ее под иным углом зрения.

В работе также изложено отличающееся новизной понимание результата как признака цели преступления.

Автор комплексно анализирует дифференциацию уголовного наказания за совершение преступлений, состав которых предусматривает специальную цель преступления в качестве квалифицирующего признака, и предлагает равное увеличение верхних и нижних пределов наказания от санкции основного состава к санкции квалифицированного вида в преступлениях, отнесенных к различным категориям тяжести в зависимости от способа посягательства.

Впервые системно рассмотрены законодательные способы включения специальной цели в составы преступлений и сделан вывод о необходимости единого способа включения специальной цели в уголовно-правовую норму, которым должно стать использование сочетания «с целью».

Автором тщательно исследуются вопросы соотношения специальных целей в составах преступлений, и в основном, и в квалифицированном составе преступления.

В работе предложена отличающаяся новизной классификация целей, предполагающая их деление на конечные и промежуточные, имеющая важное уголовно-правовое значение при квалификации преступлений.

В концентрированном виде научная новизна избранной темы представлена в положениях, вынесенных на защиту (1—7), большая часть которых заслуживает поддержки.

Достоверность и обоснованность выводов и предложений, сформулированных в диссертации, обеспечиваются методологией и современными методиками работы, ее теоретической, нормативной и эмпирической базой.

К достоинствам исследования, в частности, можно отнести:

— глубокий и полный историко-правовой анализ эволюции уголовного законодательства России (Уголовного уложения 1903 года, Уголовных кодексов РСФСР 1922, 1926, 1960 гг., УК РФ);

— рассмотрение проблем, связанных с уголовно-правовым значением цели преступного деяния, в современном потоке научных идей и разработок, а главное на основе действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства и практики его применения;

— обоснование теоретических выводов и новелл уголовно-правового характера;

— изучение Особенной части УК РФ, в ходе которого выявлены 65 составов преступлений, включающих цель в качестве обязательного признака (приложение 3); по законодательной конструкции большинство из них являются формальными, а некоторые — материальными составами преступлений (приложение 4);

— исследование разделов Особенной части УК РФ, которые не содержат составов преступлений со специальной целью (приложение 3);

— анализ разъяснений Верховного Суда Российской Федерации по различным категориям уголовных дел, связанных с целеполаганием (1999, 2008, 2009, 2010 гг.);

— изучение примеров из опубликованной и неопубликованной судебной практики;

— анализ ст. 307 УК РФ и формулирование предложений по ее совершенствованию;

— составление солидной библиографии по избранной теме;

— оформление интересных приложений в виде таблиц (1—5).

Вместе с тем в работе содержатся отдельные выводы и предложения, которые, по нашему мнению, относятся либо к спорным, либо к требующим дополнительной аргументации.

1. Автор озаглавил диссертацию «Цели преступного деяния и их уголовно-правовое значение», однако представляется, что работе уголовно-правового характера было бы точнее дать название «Цель…» в единственном числе (а не «цели») и привести его в соответствие с содержанием работы, имея в виду название и содержание ее глав и параграфов.

2. Во введении к диссертации не очень удачно изложен предмет исследования (на с. 8):  его целесообразно конкретизировать.

3. В работе критикуются модели классификации цели, содержащиеся в отечественной доктрине уголовного права и основанные на разных критериях (с. 40).  В частности, автор отвергает одну из них, построенную на основе нравственной и правовой оценок, поскольку, по его мнению, она нарушает правило классификации, которая всегда осуществляется по одному основанию (с. 45—55, 186—187). Хотя в доктрине уголовного права существует и иная позиция. Наиболее удачной представляется классификация целей, основанная на моральной и правовой оценке [1].

С учетом того, что в работе не совсем внятно обоснованы возражения в этой части, целесообразно назвать любую классификацию целей, которую автор предлагает признать оптимальной, и обосновать свое решение.

4. В работе рассматривается проблема квалификации хищения и предлагается признавать его оконченным с момента причинения ущерба собственнику или иному законному владельцу имущества. По мнению автора, это тот момент, когда имущество противоправно и безвозмездно изымается (отчуждается) виновным и собственник утрачивает возможность распоряжаться им по своему усмотрению (с. 117—118).

В обоснование позиции приводится лишь ссылка на то, что установить момент хищения и зафиксировать временной промежуток, в течение которого виновный способен пользоваться и распоряжаться имуществом, на практике затруднительно (с. 118). К сожалению, иных аргументов (например, теоретического обоснования или анализа судебной практики) в работе не приводится.

Вместе с тем можно отметить, что в отечественной доктрине уголовного права как прежде, так и ныне эта проблема окончательно не решена, она характеризуется неоднозначным подходом к моменту окончания хищения и квалификации содеянного.

Так, одни авторы (профессор А.Н. Игнатов) убеждены, что, во-первых, моментом окончания кражи следует считать изъятие имущества из владения собственника или законного владельца и, во-вторых, закон вовсе не требует возможности реально распоряжаться этим имуществом [4].

Другие (профессор А.В. Наумов), напротив, полагают, что кража считается оконченной с того момента, когда виновный приобретает реальную возможность распоряжаться изъятым имуществом по своему усмотрению [2].

Третьи (профессор Э.Ф. Побегайло) отстаивают точку зрения о том, что точное установление момента окончания хищения возможно лишь при учете конкретной формы и видов хищения [3]. При этом они опираются на разъяснения высшего судебного органа — Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенные в п. 6 Постановления от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» и п. 4, 19 Постановления  от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Понятно, что отсутствие единства в доктрине негативно отражается и на практике. В этой связи представляется, что автору следует яснее определить свою позицию по данной проблеме и более полно ее обосновать.

5. В диссертации сформулировано и внесено предложение о дополнении ч. 1 ст. 61 УК РФ новым пунктом «жприм» в следующей редакции: «совершение преступления, целью которого выступало достижение общественно-полезного результата, не связанного с обстоятельствами, исключающими преступность деяния» (с. 12, 190).

Представляется однако, что авторское предложение не совсем согласуется с доктриной уголовного права, УК РФ, а равно моральными и нравственными оценками:

— в рамках уголовного права вряд ли можно говорить о наличии «общественно-полезных целей»;

— направленность действий виновного, бесспорно, учитывается при назначении наказания. Однако говорить всерьез о социальной полезности целей преступного поведения не представляется возможным;

— цель не может быть социально-полезной, ибо достигается с использованием преступных средств и способов;

— даже высокая и благородная цель не может оправдывать преступного поведения.

В этой связи авторская позиция нуждается в дополнительной аргументации.

Сделанные замечания и рекомендации не влияют на положительную в целом оценку настоящей работы.

В автореферате изложены основные выводы, предложения и рекомендации, сформулированные в диссертации. Материалы исследования получили апробацию в пяти научных статьях (объемом около 1 п.л.), две из которых (объем 0,6 п.л.) опубликованы в ведущих изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией, а равно в выступлениях на пяти всероссийских и международных научно-практических конференциях и семинарах.

Некоторые результаты диссертационной работы уже внедрены в учебный процесс Московского университета МВД России и ряда других высших образовательных учреждений Москвы и Московской области при преподавании дисциплины «Уголовное право» и спецкурса «Актуальные проблемы квалификации преступлений». Основные теоретические выводы и рекомендации по квалификации преступлений используются в практической деятельности органов Главного управления внутренних дел Московской области.

Результаты исследования могут быть использованы в будущем при подготовке законопроектных актов по совершенствованию уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в практической деятельности правоохранительных органов и судов, в образовательных учреждениях высшего профессионального образования, в научно-исследовательской работе по избранной теме.

Работа свидетельствует о личном вкладе автора в разработку доктрины, уголовного законодательства в этой сфере и практику его применения.

С учетом изложенного можно сделать вывод о том, что диссертация Р.В. Черепенникова «Цели преступного деяния и их уголовно-правовое значение» представляет собой самостоятельную, завершенную научно-квалификационную работу, имеющую существенное значение для отечественного уголовного права, которая отвечает критериям п. 8 Положения о порядке присуждения ученых степеней (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.01.2002 № 74), а ее автор заслуживает присуждения ученой степени кандидата юридических наук (по специальности 12.00.08).

 

Список литературы

 

1. Гейн А.К. Цель как криминообразующий признак: дис. ... канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2010.

2. Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций: в 3 т. Особенная часть. — М., 2007. Т. 2.

3. Побегайло Э.Ф. Избранные труды. — СПб., 2008.

 

4. Уголовное право России: учеб.: в 2 т. Общая часть / под ред. Игнатова А.Н., Красикова Ю.А. — М., 2005. Т. 1.