УДК 342.4

Страницы в журнале: 26-29

 

О.А. Степанов,

 доктор юридических наук, профессор,  зав. кафедрой государственно-правовых дисциплин  Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации Россия, Москва o_stepanov28@mail.ru

 

Исследуются перспективы конституционно-правового строительства в Российской Федерации; анализируются законодательные нормы, касающиеся Интернета и формирования принципиально новой ситуации, связанной с получением и передачей информации.

Ключевые слова: Интернет, государство, конституция, технологии, информация.

 

Перспективы дальнейшего развития России связаны со сложными социально-экономическими, политическими и технологическими реалиями, вызванными в том числе перегруппировкой сил, коалиций, союзов и заменой ряда прежних идеологических стереотипов внутри страны.

 

Желание стать по-настоящему демократическим государством означало для России как минимум принятие определенных этических, духовных, социально-политических ценностей, возникших в контексте западноевропейской культуры, прежде всего через принятие в 1993 году Конституции Российской Федерации (далее — Конституция РФ), положения которой во многом созвучны положениям конституций западных стран (прежде всего Франции и ФРГ). Между тем западными политологами отмечается, что Конституция РФ, основанная на западных правовых идеях и принципах, принята как «конституция без граждан», так как большинство россиян не видели никакой связи между их повседневными заботами и системой власти, установленной в России новой Конституцией [1].

Когда говорят о том, что нет необходимости спустя 20 лет кардинально изменять действующую конституцию страны, следует заметить: главная стратегическая задача любого государства, в том числе в рамках конституционного строительства, связана с обеспечением собственной безопасности.

Перечень современных угроз безопасности России достаточно широк. Необходимость обоснования путей ее обеспечения требует рассмотрения не только экономических, но и прежде всего политических и правовых вопросов, связанных как с геополитикой (например, консолидация постсоветского пространства не может не рассматриваться как ключевая задача обеспечения безопасности Российской Федерации, в том числе в рамках присоединения Крымского полуострова), так и с изменением деятельности прокуратуры в этих условиях.

Фактически перед Россией стоит задача выработки (модернизации) конституционных положений, связанных с такой правовой парадигмой ее государственного функционирования, в рамках которой неприемлем односторонний взгляд на экономику, политику и безопасность в условиях новых политико-правовых реалий.

При этом нельзя не обращать внимания на то, что за 20 лет, прошедших после принятия Конституции РФ, российское общество встало на путь перехода от индустриальной к информационной форме своего развития.

Новые информационные технологии в начале ХХI века создали возможности для качественного преображения политической и социально-экономической системы общества — аудитория российского сегмента Интернета в 2013 году выросла почти до 65 млн человек (Россия занимает первое место среди европейских стран и 6-е место в мире по количеству пользователей Интернета) [2].

В настоящее время населению России доступно 945 федеральных, свыше 11 тысяч региональных и 21 тысяча муниципальных услуг полностью в электронном виде.

Сфера государственных информтехнологий должна получить соответствующее правовое осмысление в рамках дальнейшего конституционного строительства, гарантом развития которого в правильном направлении является гражданская активность самого общества, позволяющая не допускать масштабные фальсификации на выборах и коррупцию во власти, обеспечивать необходимые конституционные условия для того, чтобы делать жизнь в России не только «прозрачней», но и лучше.

Таким образом, Интернет создает принципиально новую ситуацию в стране, связанную с получением и передачей информации: практически никакой факт теперь нельзя скрыть, а мнение — замолчать, стало возможным для гражданского общества быстро самоорганизоваться — «клич», брошенный одним человеком в электронной «паутине», могут подхватить сотни тысяч.

В этой связи важно учитывать тот факт, что западные страны активно используют информационные технологии для формирования правильных (в их представлении) идейных образов, противоречащих конституционно-правовой доктрине нашей страны.

В частности, исходя из концепции «управляемого хаоса», посредством рассылки сообщений через социальные сети и электронную почту, а также на мобильные телефоны рассматривается возможность:

— объединения в нужный момент и на требуемый период разрозненных политических сил, выступающих против существующего законного правительства;

— подрыва уверенности лидеров страны в своих силах и в лояльности силовых структур;

— прямой дестабилизации обстановки в стране, поощрения настроений протеста с привлечением криминальных элементов с целью посеять панику и недоверие к правительству;

— организации смены власти путем военного мятежа, «демократических» выборов или другим путем (яркими примерами являются последние политические акции на Украине, движение «Захвати Уолл-стрит» на Западе, арабские революции, многотысячные митинги в 2011—2012 годах в России).

С 1 февраля 2014 г. в России начали действовать нормы, расширяющие основания для принудительного ограничения доступа к информации в Интернете в связи с вступлением в силу изменений к Федеральному закону от 28.12.2013 № 398-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"». Основанием для блокировки интернет-сайтов является информация, содержащая призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка.

При обнаружении подпадающей под запрет информации на сайте по требованию, полученному Роскомнадзором от Генерального прокурора или его заместителей, доступ к ней ограничивается на уровне операторов связи. После получения соответствующей информации от Роскомнадзора оператор обязан блокировать страницу, весь сайт или IP-адрес.

Требование Генерального прокурора (его заместителя) заблокировать сайт без суда и следствия может быть инициировано им самим или по жалобе любого юридического или физического лица. Эта новая составляющая прокурорской деятельности, направленная фактически на превращение Интернета в «подконтрольное» пространство путем досудебной блокировки сайтов, требует своего анализа в рамках дальнейшего конституционного строительства, поскольку согласно Конституции РФ ограничить свободу гражданина России может только суд, и все дела о правонарушениях, за которые предусмотрено лишение каких-либо прав, рассматриваются только судом. При этом человек имеет право подавать ходатайства, пользоваться услугами адвокатов, оспаривать постановление суда в вышестоящих инстанциях. Однако в рассматриваемом случае у владельца сайта — гражданина России — нет возможности обжаловать этот запрет, он лишь ставится перед фактом нарушения с последующим запретом функционирования сайта. При этом провайдер хостинга должен уведомить владельца сайта об обязанности незамедлительно удалить незаконную информацию или принять меры по ограничению доступа к ней.

В рамках обеспечения контроля за информацией в Интернете в современных условиях также актуальной представляется проблема соблюдения конституционных прав, связанная с внесением в Государственную Думу Российской Федерации пакета законопроектов, направленных на ужесточение мер по борьбе с терроризмом. В частности, в обязанность хостинг-провайдерам вменяется передача соответствующей информации о пользователях Интернета (имя учетной записи пользователя, IP-адрес, телефонный номер, адрес электронной почты) спецслужбам и ее хранение в течение полугода после прекращения активности пользователей.

Особую актуальность все указанное выше приобретает, в частности, в рамках приведения законодательства Республики Крым в соответствие российским стандартам, в том числе в части адаптации как населения, так и вновь создаваемых региональных органов прокуратуры республики к новым правовым реалиям.

Это же определяет и перспективы дальнейших шагов по конституционно-правовому строительству в Российской Федерации.

 

Список литературы

1. Макарычева М.Г. Восприятие российского демократического транзита в США: запоздалые признания. URL: www.irex.ru/press/pub/polemika/08/mak/

 

2. URL: http://statistic.su/blog/runet_users_ resources_numbers/2013-04-17-933