УДК 342.51 

Страницы в журнале: 36-38

 

А.К. ГАДЖИЕВ,

старший преподаватель Северо-Кавказского филиала Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, заместитель начальника полиции Главного управления МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу, полковник полиции CherkasovKV1978@yandex.ru 

 

Исследуются перспективы и направления развития института главных федеральных инспекторов аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в федеральном округе в современной России; анализируются научные работы и нормативная основа функционирования главных федеральных инспекторов; формулируются предложения, направленные на совершенствование правовой базы и практики деятельности главных федеральных инспекторов.

Ключевые слова: главный федеральный инспектор, аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в федеральном округе, государственное территориальное управление, территориальный орган федерального органа исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, муниципальное образование.

 

lopment of the Institute of Chief Federal Inspectors of the Apparatus of the Plenipotentiary Representative of the President of the Russian Federation in Federal Districts

Gadzhiev A.

We study the prospects and direction of the institute of chief federal inspector of the apparatus of plenipotentiary representative of the President of the Russian Federation in the federal district in Russia today, analyze  the scientific and regulatory framework of the functioning of the chief federal inspectors; formulate proposals aimed at improving the legal framework and practice of the major federal inspectors.

Keywords: the chief federal inspector,  apparatus of the plenipotentiary representative of the President of the Russian Federation, the public territorial administration, territorial body of federal executive authority, executive authority of the subject of the Russian Federation, municipality.

 

Вопрос о перспективе существования института главных федеральных инспекторов аппаратов полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах (далее — главные федеральные инспекторы) сравнительно недавно поднимался и анализировался на страницах периодической юридической литературы и научных изданий. Объектом исследований в первую очередь являлись обстоятельства, обусловленные изменением в середине прошлого десятилетия российского законодательства в части модернизации порядка наделения полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации с возложением данной функции на законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации по представлению главы государства, а также расширением координационных полномочий руководителя высшего государственного органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации по отношению к территориальным органам федеральных органов исполнительной власти, усилением взаимодействия последних с органами исполнительной власти субъекта России[1].

Однако в ракурсе возвращения с середины 2012 года в российскую правовую систему и практику государственного строительства института выборности глав регионов обращение к вопросу о необходимости существования и перспективах модернизации института главных федеральных инспекторов не только не утратило актуальности, но и наполнилось новым содержанием. Многие ранее справедливо высказанные в этой области предложения и рекомендации ученых-административистов в современных условиях нуждаются в переоценке и корректировке с учетом новых политико-правовых и социально-экономических реалий развития российского государства.

Оставляя за пределами данной работы изучение проблем целесообразности происшедшего возвращения к выборности высших должностных лиц субъектов Российской Федерации, имеющего как сторонников, так и противников, отметим следующее. Указанный процесс, как и в недалеком прошлом, хотя и косвенно, но весьма значимо изменил правовой статус главных федеральных инспекторов, трансформировал их реальное положение в структуре управления территориальным развитием страны. Значительно трансформировался характер взаимоотношений данных федеральных государственных служащих с региональными должностными лицами, местными органами публичной власти и управления. Таким образом, на сегодняшний день нормативно и фактически устранены практически все ранее существовавшие и отмеченные в правовых исследованиях условия, свидетельствующие в пользу оптимизации президентских территориальных структур посредством реорганизации (ликвидации) должности главного федерального инспектора[2].

В этой связи возникает настоятельная потребность в сохранении института главных федеральных инспекторов. Более того, заслуживает внимания идея расширения компетенции главных федеральных инспекторов, в том числе за счет перераспределения полномочий иных государственных органов и должностных лиц, как федерального, так и регионального уровня, что, несомненно, должно найти отражение в нормативном регулировании их деятельности.

В целях упрочения административно-правового статуса главных федеральных инспекторов и учитывая их особое место в механизме государственного территориального управления, а равно в структуре аппаратов полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах целесообразным считаем зафиксировать порядок наделения полномочиями данных федеральных государственных служащих, их задачи, функции, права, обязанности в Положении о полномочном представителе Президента РФ в федеральном округе (утв. Указом Президента РФ от 13.05.2000 № 849)[3]. Настоящее регламентирование правового статуса главных федеральных инспекторов актами Администрации Президента РФ представляется недостаточным, не позволяющим определить границы их компетенции в общегосударственном масштабе[4]. При этом необходимым представляется наделение главных федеральных инспекторов на федеральном уровне следующими дополнительными полномочиями:

— правом правотворческой инициативы в региональные и муниципальные органы представительной власти, а равно правом на обращение с правотворческими предложениями в региональные органы исполнительной власти, в том числе к высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации. Думается, активное участие главных федеральных инспекторов в правотворческой деятельности на местном уровне могло бы существенно оптимизировать ее, предупредив возникновение ситуаций, требующих применения мер контроля и ответственности, способствовать достижению верховенства федерального законодательства и обеспечению единства правового пространства России. Отметим, что региональные и муниципальные правовые акты в ряде случаев уже содержат указание на такое право главных федеральных инспекторов[5];

— правом внесения в региональные и муниципальные органы представительной власти представлений в случае противоречия принятых ими правовых актов федеральному законодательству, а также предписаний в территориальные органы федеральных органов исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы исполнительной власти муниципальных образований в случае нарушения, неисполнения или ненадлежащего исполнения ими федеральных актов и вступивших в законную силу решений федеральных судов;

— правом дачи не носящих определяющий характер рекомендаций главам регионов о кандидатуре для назначения на должность руководителя органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, а также по содержанию требований к оценке профессиональных и личностных характеристик и определению перечня оценочных инструментов кандидатов в состав резерва управленческих кадров субъекта Российской Федерации. Перспективным видится включение главных федеральных инспекторов в составы комиссий по оценке эффективности работы территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, региональных органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, результативности осуществления органами государственной власти субъектов Российской Федерации переданных федеральных полномочий;

— правом внесения предложений по рационализации, совершенствованию системы и структуры органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации и муниципального образования и повышению эффективности их деятельности. При этом должна быть установлена обязанность глав региона и муниципального образования рассмотреть подобные рекомендации;

— правом временного отстранения от должности главы муниципального образования до решения вопроса компетентными структурами о соответствии его занимаемой должности в случае систематического принятия им актов, противоречащих федеральному законодательству, или ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей.

Важный положительный психолого-идеологический эффект будет иметь закрепление за главными федеральными инспекторами функции разъяснения основных направлений внутренней и внешней политики государства, определяемых главой государства, а также обоснования необходимости проведения в жизнь востребованных и ожидаемых обществом решений центральной власти, целесообразности реализации иных государственно значимых преобразований в той или иной сфере.

 

Библиография

1 См., например: Черкасов К.В. Вопросы правового статуса главного федерального инспектора и федерального инспектора аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в федеральном округе // Государственная власть и местное самоуправление. 2008. № 4. С. 1—14; Он же. К вопросу об аппарате полномочного представителя Президента Российской Федерации в федеральном округе // Административное и муниципальное право. 2008. № 2. С. 53—57.

2 См. подробнее: Черкасов К.В. Государственное управление на уровне федерального округа: административно-правовое исследование: дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2009. С. 182—183.

3 СЗ РФ. 2000. № 20. Ст. 2112.

4 См., например: Распоряжение Администрации Президента РФ от 22.03.2005 № 384 «Об утверждении типового положения о главном федеральном инспекторе в субъекте Российской Федерации аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в федеральном округе» // Президентский контроль. 2005. № 10. С. 3—5.

 

5 См., например: Устав Пензенской области от 10.09.1996 // Пензенские вести. 1996. 13 сент.