УДК 343.296 

Страницы в журнале: 110-113 

 

А.Ю. Епихин,

доктор юридических наук,профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики Казанского (Приволжского) федерального университета, Россия, Казань doc@epihin.ru

 

Раскрываются новеллы российского законодательства, усиливающие комплекс гарантий возмещения имущественного ущерба, причиненного преступлением потерпевшему на основании Федерального закона от 28.12.2013 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве». Ослабление уголовно-правовых средств воздействия на поведение осужденного связывается с обязательным условием полного или частичного возмещения ущерба потерпевшему. При этом отдельные нормы нуждаются в совершенствовании: необходимо указание в законе конкретной части возмещения ущерба и установление обязательности его полного возмещения при наличии к тому обязательных условий.

Ключевые слова: уголовный процесс, уголовное дело, потерпевший, имущественный ущерб, возмещение ущерба потерпевшему, освобождение от уголовного наказания, условия освобождения, снятие судимости, защита прав, борьба с преступностью.

 

Право потерпевшего на возмещение ущерба закреплено в ст. 52 Конституции Российской Федерации 1993 года, в которой установлено важное правило: права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба [4].

Вместе с тем возмещение причиненного преступлением материального (имущественного) ущерба потерпевшему является одной из многих проблем современной правоприменительной практики. В значительной мере эти проблемы решаются на уровне процессуальных норм путем совершенствования положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 года (далее — УПК РФ), Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации 1997 года (далее — УИК РФ), принятия иных нормативных актов [7], регламентирующих процедуру взыскания ущерба. Для уголовного законодательства такое направление не свойственно, так как его задачи несколько иные: установление преступности и наказуемости деяний. В уголовном праве традиционным считается возмещение только имущественного (материального), физического или морального вреда. При этом моральный вред связывается только с преступлениями, непосредственно причиняющими моральный вред (ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года (далее — УК РФ)). Вместе с тем отдельные авторы справедливо отмечают важность расширения круга общественно-опасных деяний, при совершении которых у потерпевшего возникает право на возмещение морального вреда [1, 2, 3, 9].

В этой связи Федеральный закон от 28.12.2013 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве» [8] (далее — Закон № 432-ФЗ) представляется очередным, логичным этапом позитивной тенденции к усилению уголовно-правовых и иных гарантий прав и законных интересов потерпевшего, в чем мы, несомненно, поддерживаем его основное содержание.

Внесение новел в УК РФ, УИК РФ и  УПК РФ, расширяющих правомочия потерпевшего как активного участника уголовного судопроизводства, на наш взгляд, является подтверждением стремления отечественного законодателя определить комплексные средства защиты прав и законных интересов потерпевшего различными правовыми инструментами, включая уголовно-правовые. Кроме того, актуальность проблемы подтверждается тем, что вопросы соответствия действующего законодательства о разумности рассмотрения уголовного дела и исполнения судебного акта, в том числе и возмещения ущерба, являлись предметом изучения Конституционного Суда Российской Федерации [5, 6].

Закон № 432-ФЗ дополнил содержание ст. 74 УК РФ обязательством условно осужденного лица, помимо своего исправления, еще и возмещения вреда (полностью или частично), причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда. В случае уклонения условно осужденного от выполнения возложенных на него обязанностей, в том числе и по возмещению причиненного им ущерба, судом может быть продлен испытательный срок (ч. 2 ст. 74 УК РФ). Кроме того, содержание ст. 74 УК РФ дополнено ч. 2.1, наделяющей суд правом вынести решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда, в случае систематического уклонения условно осужденного от возмещения ущерба в течение продленного испытательного срока. Представляется, что в таком случае право потерпевшего на возмещение причиненного ему ущерба в связи с совершенным преступлением (ч. 3 ст. 42 УПК РФ) этими новеллами будет гарантировано в большей степени. Условно осужденное лицо получает дополнительную мотивацию не только на исправление, но и на возмещение ущерба потерпевшему.

Обратим внимание на некоторое несоответствие ч. 2 и ч. 2.1. ст. 74 УК РФ в определении основания для отмены условного осуждения. В ч. 2 ст. 74 УК РФ указан термин «уклоняется», а в ч. 2.1. ст. 74 УК РФ — «систематически уклоняется от возмещения указанного вреда». В целях устранения данной коллизии следует внести признак систематичности в ч. 2 ст. 74 УК РФ по аналогии с ч. 2.1. ст. 74 УК РФ. Кроме этого, для единообразия правоприменительной практики необходимо, например дополнив примечанием ст. 74 УК РФ, указать, что следует понимать под систематичностью уклонения. Думается, такое уклонение должно иметь место не менее трех раз, установленных и зафиксированных документально.

Аналогичные условия возмещения (полностью или частично) причиненного преступлением ущерба потерпевшему внесены в ст. 79 УК РФ в отношении лица, претендующего на условно-досрочное освобождение от уголовного наказания или на замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ).

Представляется, что формулировки дополнений содержания ст. 74, 79 и 80 УК РФ нуждаются в корректировке. Наиболее уязвимым, по нашему мнению, является фраза «полностью или частично», относящаяся к размеру возмещения причиненного вреда потерпевшему со стороны осужденного. Как показывает правоприменительная практика, в случае подобных альтернатив, установленных законом, преступник чаще идет по пути наименьшего сопротивления и, как мы предполагаем, ставит главной целью не полное, а частичное возмещение вреда. Кроме того, в законе ни прямо, ни косвенно не сказано, какую часть возмещения вреда считать основанием для последующих правовых последствий смягчения положения осужденного. Теоретически возмещение может выражаться в перечислении одного рубля, и это будет считаться частью размера ущерба.

В этой связи, на наш взгляд, целесообразно решить правовую неопределенность двумя способами: указать в законе только полное возмещение либо в исключительных случаях отразить более конкретное определение этой части, например, «не менее половины размера причиненного преступлением имущественного ущерба».

 Отметим, что новое требование полного (не частичного) (выделено нами. — А.Е.) возмещения вреда содержится в дополнении к ч. 5 ст. 86 УК РФ при решении вопроса о снятии судимости.

Остается только догадываться, какими аргументами оперировал законодатель, по-разному регламентируя вопрос о возмещении ущерба потерпевшему при неодинаковых условиях смягчения положения осужденного. В одних случаях он установил возможность как полного, так и частичного возмещения ущерба (ст. 74, 79 и 80 УК РФ), в других — только полного возмещения (ст. 86 УК РФ).

Обратим внимание, что при снятии судимости лицо отбыло наказание и имеет реальную возможность возместить причиненный ущерб потерпевшему, уже находясь на свободе. Однако при условном осуждении лицо также не лишается свободы и находится в аналогичных условиях возмещения ущерба. В такой ситуации, по всей видимости, следует установить возможность частичного возмещения ущерба как основание смягчения положения осужденного только в случае отбывания им наказания в виде реального лишения свободы, когда такое возмещение может быть затруднительным по объективным причинам.

Кроме того, целесообразно, по нашему мнению, дополнить ч. 2 ст. 84 «Амнистия» УК РФ условием применения акта амнистии  — обязательным (полным или частичным) возмещением имущественного ущерба, причиненного преступлением.

Особенная часть УК РФ также претерпела изменения. При этом в ст. 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни», дополненной ч. 3, устанавливается уголовная ответственность за незаконное распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, либо информации, содержащей описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий, повлекшее причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, или психическое расстройство несовершеннолетнего, или иные тяжкие последствия. При этом устанавливается довольно строгое наказание за такие деяния — лишение свободы на срок до пяти лет.

Представляется, что было бы точнее указать термин «несовершеннолетнего потерпевшего по уголовному делу», так как имеющаяся формулировка неточно определяет статус несовершеннолетнего.

В заключение отметим: обеспечение возмещения имущественных претензий потерпевшего по уголовному делу должно носить комплексный характер не только для гарантированного возмещения, устранения отраслевых противоречий, но и в силу специфики межотраслевой принадлежности гражданского иска в уголовном деле.

 

Список литературы

 

1. Епихин А.Ю., Тетерина Т.В. Совершенствование правового статуса потерпевшего в российском уголовном процессе: моногр. — Сыктывкар: Изд-во Сыктывкарского ун-та, 2004.

2. Ершов О.Г., Карпов К.В., Щевровский А.Н. О компенсации морального вреда потерпевшему от преступления // Российский следователь. 2013. № 15. С. 13—16.

3. Муллахметова Н.Е. Учет мнения и получение согласия потерпевшего при принятии процессуальных решений // Российский юридический журнал. 2013. № 1. С. 113—119.

4. Собрание законодательства Российской Федерации. 26.01.2009. № 4. Ст. 445.

5. По делу о проверке конституционности положений частей первой, третьей и девятой статьи 115, пункта 2 части первой статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и абзаца девятого пункта 1 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Недвижимость», общества с ограниченной ответственностью «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гражданки Л.И. Костаревой: постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31.01.2011 № 1 // Собрание законодательства Российской Федерации. 07.02.2011. № 6. Ст. 897.

6. По жалобе гражданина Тищенко Константина Михайловича на нарушение его конституционных прав положением части 1 статьи 1 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»: определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 1258 // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2013. № 1.

7. Постановление Правительства РФ от 15.11.2012 № 1164 (ред. от 26.08.2013) «Об утверждении Правил расчета суммы страхового возмещения при причинении вреда здоровью потерпевшего» // Собрание законодательства РФ. 19.11.2012. № 47. Ст. 6512.

8. Российская газета. 30.12.2013. № 295.

 

9. Селедникова О.Н. Некоторые проблемы возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением, на стадии предварительного расследования // Административное и муниципальное право. 2012. № 8. С. 80—85.