УДК 34.01

Страницы в журнале: 21-28

 

Н.И. Красноярова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права и международного права Института государства и права Тюменского государственного университета Россия, Тюмень krasnoyarova@bk.ru

 

Обосновывается правовая природа деловых посланий действительного кредитора в адрес неисполнительного должника по договорному обязательству. Выявляются две разновидности правомерных односторонних, констатирующих юридические факты в рамках договора посланий кредитора: направленные средствами связи сообщения и оговорки, помещенные в тексте выдаваемых должнику транспортных документов.

Ключевые слова: кредитор, должник, простое договорное обязательство, односторонние юридические действия, внесудебная защита прав, оговорка.

 

Общие диспозитивные правила ст. 165.1 Гражданского кодекса РФ позволяют установить момент отправления должнику значимых письменных уведомлений, но не определяют природу таких волеизъявлений кредитора в материально-правовом аспекте [14].

В юридической науке и судебной практике предложены достаточно спорные трактовки природы волеизъявлений в виде неформализованных письменных посланий. Юридически значимые послания расцениваются арбитражными судами как правопрекращающий юридический факт — факт прекращения отношений по договору доверительного управления имуществом (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2013 № 18 АП-8815/2013 по делу № 07-4964/2013); авторами параграфа учебника — как сделкоподобные действия [2, с. 434], статей — как форма «реализации какого-то конкретного субъективного права участника правоотношения» [7, с. 5], как вид правомерных волевых односторонних действий с определенной юридической процедурой [1; 7; 20], юридический поступок [18, 7; 24,  с.  14].

В.А. Хохлов считает, что они занимают промежуточное положение между сделками и юридическими поступками [23, с. 64].

Приведем обоснование своей позиции по определению материально-правовой природы тех деловых посланий (сообщений, уведомлений, извещений, заявлений, возражений) кредитора, которые применяются при внесудебной защите прав.

1. В качестве разновидности односторонних юридических действий с целью защиты прав без участия суда, регулятивного арбитража либо посредников мы рассматриваем основанные на сопутствующем договорному обязательству [6, с. 784] секундарном правомочии, предусмотренные (российским, иностранным применимым) правом или договором письменные волеизъявления кредитора в виде констатирующих указаний должнику на юридический факт в рамках договора. Юридически значимое послание в адрес должника является одним из способов реализации секундарного правомочия действительного кредитора по простому договорному обязательству.

2. Отправленное неисправному должнику с защитной целью письменное послание кредитора — всегда единовременный акт. Ему не свойственны признаки процедуры. В гражданско-правовой процедуре налицо целостность действия (по установлению должнику в письменной форме, например, крайнего срока поставки) и воздержания кредитора от одностороннего действия (сделки по одностороннему расторжению договора) до получения реакции неисправного должника не позднее установленной отсрочки [13, с. 15].

3. Защитные деловые послания кредитора не могут быть отнесены и к юридическим фактам. Они обеспечивают подтверждение точно определенного юридического факта по договору, в частности немедленное вступление в силу одностороннего отказа от договора.

В модельных проформах транснациональных контрактов Международной торговой палаты (далее — МТП) назначение защитных от кредитора посланий через средства связи последовательно, от одной публикации МТП к другой, определено исчерпывающим образом. При существенном нарушении одной из сторон в любое время условий или гарантии международного соглашения о франчайзинге и при неустранении такого нарушения в течение согласованного в указанном соглашении срока по получении письменного извещения от другой стороны соглашение автоматически прекращает свое действие, без необходимости для не нарушившей обязательство стороны получения соответствующего решения суда [19, с. 49].

При существенном нарушении одной из сторон контракта с посредником (время от времени оказывающего содействие в бизнесе) обязательств, вытекающих из этого контракта, другая сторона может прекратить контракт с немедленным вступлением его в силу путем направления письменного извещения средствами связи, подтверждающими его доставку и дату получения [20, с. 39].

Более редакционно совершенным является определение цели направления защитных деловых уведомлений кредитора в ст. 20 Типового международного агентского контракта МТП. Каждая из сторон может расторгнуть контракт (в случае существенного нарушения другой стороной вытекающих из него обязательств) с немедленным вступлением расторжения в силу путем письменного уведомления через средства связи, обеспечивающие подтверждение факта и даты его получения другой стороной (заказным письмом с уведомлением о вручении, специальной курьерской почтой, телексом) [17, с. 691].

Законодатели и комментаторы обозначили защитные деловые послания кредитора (его представителя) в адрес должника, влекущие гражданско-правовые последствия, рядом легальных и научных терминов. Проанализируем присутствие в них преимуществ, защитных только для кредитора.

Первый известный в научных кругах термин — «напоминание». Немецкие юристы считают, что для признания факта просрочки должнику должно быть сделано напоминание [6, с. 352]. В германском законодательстве должник считается просрочившим платеж, если он не осуществит в деловом обороте исполнение в течение 30 дней после наступления срока и доставки счета или равноценного платежного документа. Если момент доставки счета или иного платежного документа нельзя точно установить, то должник, не являющийся потребителем, считается просрочившим платеж не позднее чем через 30 дней после наступления срока и принятия встречного исполнения — § 286.6(3) Гражданского Уложения Германии [3]. При исчислении размера неустойки за просрочку платежа Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате РФ (далее — МКАС при ТПП РФ) (с согласия обеих сторон) из периода начисления неустойки был исключен 30-дневный срок, предусмотренный субсидиарным статутом — германским правом. Если бы такого согласия не было, то в силу более строгой для должника ст. 59 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи 1980 года (далее — Венская конвенция) неустойка подлежала бы взысканию в пользу кредитора с первого дня просрочки платежа [4, с. 60].

Второй термин, предусмотренный для обозначения односторонних указаний кредитора на юридический факт по договору, — «уведомление». Согласно ст. 102(1) Швейцарского обязательственного закона (далее — ШОЗ) [25, с. 36] если день исполнения определен соглашением сторон или установлен одной из сторон в силу предоставленного ей права и путем надлежащего уведомления, должник считается просрочившим одним истечением этого дня.

Напоминание о сроке поставки и уведомление о платеже в нормах Венской конвенции и ГК РФ не предусмотрены. Право на проценты годовых по нормам правовой системы Российской Федерации, в отличие от некоторых национальных правовых режимов, не зависит от напоминания или уведомления в адрес должника об исполнении обязательства. Но в случае избрания сторонами международного коммерческого контракта применимым к отношениям сторон швейцарского закона денежный долг становится подлежащим оплате, а процент за просрочку начинает накапливаться согласно правилам статей 104—105 ШОЗ лишь после получения уведомления продавца о платеже. Следовательно, можно констатировать, что указанные нормы германского и швейцарского права имеют продолжниковый характер. Их применение к международному коммерческому контракту российских экспортеров следует исключать квалифицированной оговоркой о применении российского права, а не законодательства Российской Федерации, и учитывать презумпцию регламентации отношений сторон нормами Венской конвенции по договору, заключенному на основе Типового контракта международной купли-продажи МТП [17; 21].

Уведомление должника о состоявшейся уступке права требования, принадлежащего кредитору на основании договорного обязательства, необходимо по правилам п. 2 ст. 382 ГК РФ. М.Г. Масевич, автор комментария к главе 24 ГК РФ, считает: «Поскольку новый кредитор заинтересован в исполнении обязательства ему, письменно уведомить должника (об уступке требования), по-видимому, должен именно он» [10, с. 876]. Но если новый кредитор письменно уведомил должника о состоявшемся договоре уступки требования и дополнительном соглашении к нему, направил копию договора и дополнительного соглашения, то ознакомившийся с ними должник, по мнению Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, не мог не знать о ничтожности названных документов [15]. Для исключения альтернативы направления должнику двух уведомлений (об уступке и об отзыве уведомления) нормы ст. 830 ГК РФ предлагается «дополнить пунктом, позволяющим отзывать уведомление исключительно тому лицу, которое его направило» [12, с. 52].

В ГК РФ термин «уведомление» широко используется (уведомление о недостатках товара — п. 2 ст. 513; уведомление об отказе в принятии товара — п. 3 ст. 511; уведомление о конкретном получателе товара в отгрузочной разнарядке — п. 2 ст. 509). Письменная форма предусмотрена для уведомлений грузоотправителя о вынужденном удержании грузов [22].

Арбитражные суды заявления об одностороннем отказе и изменении договора причисляли к уведомлениям о совершении односторонних сделок, а за уведомлениями о расторжении договора в одностороннем порядке не признавали таких намерений [16, с. 128]. Считалось, что уведомление о расторжении договора не прекратило прав и обязанностей сторон ни по закону, ни по договору (постановления ФАС Московского округа от 15.08.2005 № КГ-А40/7585-05 и ФАС Уральского округа от 03.05.2005 № Ф09-1086/-ГК-С6). В статье  450.1 ГК РФ установлено, что предоставленное законом или договором право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления об этом другой стороны. Договор прекращается с момента получения такого уведомления, если иное не предусмотрено законом или договором. Термину «уведомление» в ГК РФ придано значение завершающего автономного элемента в рамках защитной конструкции одностороннего отказа от договора.

Третьим законодательным термином для указания кредитором с защитной целью на юридический факт в рамках договора является «сообщение». Письменное сообщение подрядчика о готовности к сдаче результата выполненных по договору строительного подряда работ требуется нормой п. 1 ст. 753 ГК РФ. Оно защищает его право на получение акта сдачи результата работ для их оплаты (п. 2 ст. 746 ГК РФ). Сообщение капитана морского торгового судна представителю должника о решении реализовать право удержания груза (п. 2 ст. 160 Кодекса торгового мореплавания РФ) имеет прокредиторский для перевозчика характер. Как и правила чартера «Дженком», по которому капитан вправе сообщить о реализации залогового права на груз в отношении фрахта, мертвого фрахта, демереджа и убытков за задержку судна сверх контрсталийного времени [11, с. 285]. Кредитор в одностороннем порядке правомерно сообщает о предусмотренном договором изменении условия о предварительной оплате (письмо ВАС РФ от 28.04.1994 № С1-7/ОП-299).

Статьи 67(2) и 69(3) Венской конвенции идентификацию товаров включают в число дополнительных условий для перехода рисков случая на покупателя. Направленным покупателю извещением об отправке товар четко идентифицируется для целей индивидуального договора. Риск случайной утраты или повреждения товара не перейдет на покупателя, если должник извещения об отгрузке не сделает. По этой причине МКАС при ТПП РФ удовлетворил требование российской стороны (покупателя) о возмещении стоимости оплаченного прибора, конфискованного по прибытии в пункт назначения таможенными органами. Пунктом 9.5 контракта международной купли-продажи между российской организацией и германской фирмой было конкретизировано правило ст. 67(2) Венской конвенции об идентификации. В нем предусматривалось, что в целях своевременного оформления таможенных формальностей за 24 часа до отгрузки оборудования продавец должен отправить покупателю в Россию извещение с информацией о дате отправки, номере рейса, количестве, весе, наименовании оборудования и его стоимости и копию авианакладной. Предупредительное извещение о факте отгрузки продавец не сделал [5, с. 40]. Достаточным извещением о приостановлении исполнения по договору международной купли-продажи по ст. 71(3) Венской конвенции Верховным судом земли Хамм (Германия) был признан письменный отказ покупателя оплатить расходы за хранение мебели на складе фирмы, объявившей о своем банкротстве, хотя ранее до банкротства он согласился участвовать в таких расходах [26].

Законодатель для указания должнику кредитором с защитной целью на юридический факт в рамках договора использует также термин «заявление». Кредитор заявляет об осуществлении зачета (ст. 410 ГК РФ), капитан морского торгового судна заявляет грузоотправителю о неполноте или отсутствии необходимых для идентификации груза сведений (п. 1.6 ст. 144 КТМ РФ).

В научных работах обозначение защитного указания кредитора на юридический факт по договору осуществляется посредством термина «возражение». Внесение перевозчиком (или другим лицом, выдающим бортовой коносамент от его имени) односторонней оговорки в коносамент констатирует факт несоответствия данных коносамента фактически принятому от грузоотправителя или погруженному грузу, так как конкретно указывает на неточности, основания для предположений или отсутствие разумной возможности проверки указанных данных (п. 1 ст. 145 КТМ РФ).

Односторонняя оговорка в коносаменте рассматривается частным случаем возражения надлежаще принявшего груз перевозчика (кредитора). «Оговоркой перевозчик дополняет, разъясняет или воздерживается свидетельствовать точность заявленных отправителем данных о товаре» [9, с. 303]. Перевозчик защищается против необоснованных требований покупателя путем включения в текст коносамента своих разъяснительных замечаний или дополнений к написанному в коносаменте, чтобы его не рассматривали в дальнейшем должником. Очевидно, что оговорка (возражение), влияющая на чистоту транспортного документа, способна воспрепятствовать осуществлению затем направленного против перевозчика права легитимированного держателя коносамента. Накладная в практике международных автомобильных перевозок, не содержащая оговорок перевозчика относительно количества и качества груза, как и коносамент, признается чистой. Для исключения споров МТП рекомендованы многочисленные варианты оговорок, не влияющие на чистоту транспортного документа. Указанные оговорки МТП содержат готовые формулировки для внесения в транспортный документ перевозчика или экспедитора [8, с. 376—390].

Российский морской закон не требует вносить в коносамент дату передачи коносамента отправителю груза (его представителю) или сдачи органам связи для отсылки в пункт, указанный отправителем. В коносаменте достаточно указать только дату его выдачи. «Дата коносамента устанавливает презумпцию того, что груз был принят перевозчиком в тот день, который указан в коносаменте» [9, с. 354].

Как было показано, деловые послания:

1) являются самостоятельной разновидностью поименованных правовыми регуляторами возможных односторонних юридических актов кредитора по защите прав через фиксацию информационных связей с контрагентом. Непосредственная правовая цель посланий предопределяет их включение в структуру прокредиторских конструкций защиты прав;

2) констатируют юридические факты в рамках договора как при направлении письменных уведомлений, сообщений, извещений, заявлений средствами связи, так и при выдаче должнику транспортных документов после фактического приема груза с подписанными на полях, обороте оговорками (возражениями) кредитора относительно его количества и качества.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1) неформализованные односторонние деловые послания содержат информацию о завершенной правовой реакции кредитора на нарушение должником гражданско-правового обязательства, являются ясно выраженными в способах донесения односторонней воли волеизъявлениями действительного кредитора. Юридически значимые послания кредитора при внесудебной защите прав как единовременные акты защиты информационно и доказательственно констатируют состоявшиеся юридические факты и обстоятельства в рамках договора, от знания которых зависят и кредитор, и должник;

2) в своем составе письменные послания не содержат кредиторского процедурного воздержания от применения конструкций защиты;

3) вместе с тем они не равнозначны односторонним сделкам и юридическим поступкам по защите прав, а также юридически значимым заверениям (representations), побуждающим сторону вступать в договор.

 

Список литературы

 

1. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 784 (автор очерка — А.Б. Бабаев).

2. Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева. М., 2008. Т. 1. С. 434 (автор главы — Е.Д. Крашенинников).

3. Гражданское уложение Германии = Deutsches Bürgerliches Gesetzbuch mit Einführungsgesetz: Ввод. закон к Гражданскому уложению / пер. с нем. М.: Wolters Kluwer, 2004.

4. Дело МКАС при ТПП РФ № 102/2005, решение от 13.02.2006 // Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2006 год / сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2008. С. 60.

5. Дело МКАС при ТПП РФ № 387/199, решение от 16.03.1999 // Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1999—2000 гг. / сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2002. С. 40.

6. Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М.: Спарк, 2001. С. 352.

7. Илюшина М.Н., Анисимова М.С. Юридически значимые сообщения: гражданско-правовая и гражданско-процессуальная квалификация // Законы России. 2014. № 6. С. 5.

8. Кокин А.С., Левиков Г.А. Транспортно-экспедиторские услуги при международной перевозке грузов. М.: Инфотропик Медиа, 2011. С. 376—390.

9. Кокин А.С. Международная морская перевозка груза: право и практика. М.: Инфотропик Медиа, 2012. С. 303, 354.

10. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). Изд. 3-е, испр., доп. и перераб. с использованием судебно-арбитражной практики. М.: Юрид. фирма «КОНТРАКТ»; ИНФРА-М, 2005. С. 876.

11. Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации / под ред. Г.Г. Иванова. М.: Спарк, 2000. С. 285.

12. Лопатин А. Вопросы факторинга в проекте изменений Гражданского кодекса РФ // Хозяйство и право. 2013. № 7. С. 52.

13. Общие условия поставки механической, электрической и электронной продукции (п. 15). Брюссель. 2012. Март. С. 15. URL: http://ims.vmt-gmbh.de/en/files/2012/05/ORGALIME_S_2000_RU.pdf

14. О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации: федер. закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2013. № 19. Ст. 2327.

15. Постановление Президиума ВАС РФ от 20.03.2001 № 765/00.

16. Приходько А. Оспаривание односторонних сделок в практике арбитражных судов. Процессуальные аспекты // Хозяйство и право. 2007. № 5. С. 128.

17. Рамберг Я. Международные коммерческие транзакции. Четвертое изд. Публикация ICC № 711 / пер. с англ. под ред. Н.Г. Вилковой. М.: Инфотропик Медиа, 2011. С. 691.

18. Родионова О.М. К вопросу о гражданско-правовой природе юридически значимых сообщений // Юрист. 2015. № 14.  С. 7.

19. Типовой контракт международного франчайзинга МТП (ст. 27). Публикация № 557. На рус. и англ. яз. М.: Изд-во «Консалтбанкир», 2002. С. 49.

20. Типовой контракт случайного посредничества МТП. Соглашение, не допускающее его обхода и раскрытия содержания (ст. 12). Публикация № 619. На рус. и англ. яз. М.: Изд-во «Консалтбанкир», 2002. С. 39.

21. Типовой контракт ICC международной купли-продажи. Редакция 2013. Публикация ICC № 738. М.: ICC Russia, 2013.

22. Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации: федер. закон от 10.01.2003 № 18-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

23. Хохлов В.А. Юридически значимые заверения в гражданском праве России // Журнал российского права. 2016. № 2. С. 64.

24. Хрущелева Т.С. Юридические поступки в гражданском праве России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2016. С. 14.

25. Швейцарский обязательственный закон. Федеральный закон о дополнении Швейцарского гражданского кодекса (часть пятая: Обязательственный закон): от 30 марта 1911 г. (по состоянию на 1 марта 2012 г.) / пер. с нем., фр.  Н.И. Гайдаенко Шер, М. Шер. М.: Инфотропик Медиа, 2012. С. 36.

26. URL: http: // www.jura.unifreiburg.de/iprl/cisg/urteile/text/434.htm (дата обращения: 12.04.2010).