УДК  347.65/.68 

Страницы в журнале: 109-112

 

А.М. ЛАПТЕВА,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры финансового права филиала НИУ ВШЭ в г. Санкт-Петербурге laptevaann@rambler.ru

 

Рассматриваются правовая природа права на наследство, содержание понятий наследственного правоотношения и права на наследство, а также стадии наследственного правоотношения. Автором выявляются и описываются специфические черты права на наследство, рассматривается его соотношение со смежными понятиями.

Ключевые слова: наследство, право на наследство, наследственное правоотношение.

 

The legal Nature of the Heritage

Lapteva A.

The article is devoted to the questions relevant to the legal nature of the heritage, content of terms «inheritance legal relation» and «heritage», as such as stages of the inheritance legal relation. The author considers the special features of the heritage and correlation between the notion «heritage» and the other contiguous notions.

Keywords: inheritance, heritage, inheritance legal relation.

 

В  юридической литературе по наследственному праву описаны два субъективных права применительно к наследственному правоотношению: право на принятие наследства и право на наследство (право, возникшее из приобретения наследства, право на приобретенное наследство)[1]. Так, О.С. Иоффе, Ю.К. Толстой писали, что наследственное правоотношение проходит два этапа (стадии)[2]. На первом этапе у наследника, призванного к наследству, возникает право на принятие наследства. Это субъективное, абсолютное право[3]. На втором этапе (стадии) в результате принятия наследства у наследника возникает право на наследство, и наследник становится носителем тех перешедших к нему прав и обязанностей, которые в прошлом принадлежали наследодателю[4]. Последнее право и представляет для нас интерес.

Отметим, что двухстадийность наследственных правоотношений разделяется не всеми учеными. Например, П.С. Никитюком высказано мнение о трехстадийном развитии этого правоотношения: первая стадия — от открытия наследства до принятия его одним из наследников, вторая — от принятия одним наследником до принятия всеми, третья стадия состоит в правовом оформлении наследства[5]. Кроме того, некоторые авторы в принципе считают недопустимым подразделять наследственные правоотношения на какие-либо этапы, поскольку этого нет ни в вещных, ни в обязательственных, ни в корпоративных, ни в личных неимущественных правоотношениях. Такие правоведы полагают, что после принятия наследства наследниками правоотношение наследственным уже не является, оно становиться либо вещным, нося абсолютный характер, либо обязательственным, имея относительный характер[6].

По поводу этих суждений хотелось бы отметить следующее. Во-первых, деление на этапы (стадии) любого правоотношения в большей части предопределяют цели, стоящие перед каждым конкретным исследованием, но, конечно, с учетом факта целесообразности такого разделения. А в данном случае, как представляется, О.С. Иоффе и Ю.К. Толстой хотели показать специфику структуры, динамику наследственных правоотношений. Поэтому довод о том, что подобные этапы отсутствуют у иных гражданских правоотношений, на наш взгляд, неприемлем. Во-вторых, целью наследования в конечном итоге является переход прав и обязанностей умершего. Приняв наследство, наследник становится носителем права на наследство в целом, то есть всей совокупности прав и обязанностей наследодателя. Наследственная масса как объект прекращает свое существование только после того, как истечет срок, установленный законом для принятия наследства, а также произойдет раздел и оформление наследственного имущества. И только после этого можно сказать, что лицо стало обладателем конкретных прав и обязанностей умершего и правовой режим имущества наследодателя модифицировался в правовой режим имущества наследника. Следовательно, произошло завершение перехода прав и обязанностей, и цель наследственного правопреемства достигнута. В противном случае выходит, что наследственное правопреемство еще не завершилось (не произошел переход прав и обязанностей, так как право на наследственную массу не тождественно правам на ее элементы), а наследственное правоотношение прекратило свое существование.

Характеризуя содержание права на наследство, ученые либо прямо говорят о том, что оно является самостоятельным правом, наряду с иными гражданскими правами[7], либо используют такие выражения, как «особое право»[8], «субъективное гражданское право»[9] или же термин «право»[10], а некоторые даже указывают, что данное право имеет значение для его обладателя не столько как право, сколько как юридический факт[11].

Но здесь возникает следующий вопрос: как право может быть одновременно юридическим фактом? Вряд ли можно согласиться с положительным ответом на этот вопрос. Как в свое время правильно указали Б.С. Антимонов и К.А. Граве, «то обстоятельство, что субъективное гражданское право дает правовую возможность стать потом обладателем других прав, не обесценивает данное субъективное право само по себе, не превращает его в юридический факт»[12]. Субъективное право и юридический факт — это две независимые правовые конструкции с самостоятельным содержанием и собственным назначением в системе правовых категорий. Ценность юридического факта в том, что он является звеном между абстрактной нормой и конкретным правоотношением и находится за рамками правоотношения. Субъективное право входит в содержание правоотношения и доминирует в нем, это определенная возможность. На основе одного лишь субъективного права не может возникнуть правоотношение, в противном случае получится, что одно и то же явление в одном случае будет основанием (юридическим фактом) для возникновения правоотношения, в другом — элементом правоотношения («некий двуликий Янус»). А это в свою очередь может породить еще больше вопросов, например, может ли одно субъективное право являться и элементом правоотношения, и основанием его же возникновения? Каждое ли субъективное право можно рассматривать в качестве юридического факта (или только некоторые из них)? Как соотносятся между собой субъективные права и юридические факты?

Таким образом, право на наследство относится к числу субъективных гражданских прав. Иначе как можно интерпретировать присутствие в тексте исследований термина «право» при объяснении феномена, если данный термин к нему никак не относится, не оговаривается условность его употребления?

Что касается характеристики права, то здесь не все так однозначно. И проявляется это в следующих моментах.

1. Согласно одной из классификаций  субъективные гражданские права в теории  гражданского права  разделяются  на  имущественные  и неимущественные права. Применительно к праву на наследство слово «имущественное» в большинстве исследований непосредственно не используется, пожалуй, за исключением работ К.Д. Кавелина, напрямую называвшего его имущественным[13], а также И.В. Никольского, который писал, что наследственное право получает имущественный оттенок, поскольку является правом на имущество наследодателя. Однако это свойство наследственного права второстепенное, поскольку важнейшим свойством этого права является его личный характер[14], ибо имущественное свойство его обнаруживается скорей в последствиях, нежели заключается в его существе[15].

Тем не менее, описывая предмет наследования, цивилисты используют прилагательное «имущественный» или существительное «имущество». В частности, Г.Ф. Шершеневич видел в наследовании «переход совокупности имущественных отношений лица за смертью его к другим лицам»[16]. К.П. Победоносцев определял наследование «через переход имущества со всеми правами и обязанностями от одного лица к другому»[17]. Р.О. Халфина указывала, что «наследование — это переход имущества умершего к другому лицу или другим лицам в установленном законом порядке»[18]. В.И. Серебровский писал, что «наследование следует понимать как переход этих имущественных прав от наследодателя к его наследникам»[19]. Б.С. Антимонов, К.А. Граве под наследованием понимали «непосредственное преемство в правах и обязанностях умершего лица, прежде всего преемство в имуществе, в праве собственности, которое является основой для всех имущественных прав»[20].

О.С. Иоффе считал, что «основное “ядро” наследственной массы составляют имущественные права и обязанности. Личные неимущественные права и обязанности становятся объектом наследования лишь в той мере, в какой они необходимы для осуществления унаследованных имущественных прав (например, право на воспроизведение и распространение авторских произведений). Таким образом, если имущественные права и обязанности выступают в качестве объекта наследования по общему правилу, личные неимущественные правомочия, наоборот, как правило, по наследству не переходят»[21].

Однако не все согласны с такой позицией. Например, В.И. Серебровским было высказано мнение, что по наследству могут переходить только имущественные права автора[22]. В настоящее время согласно ч. 3 ст. 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в состав наследства не входят личные неимущественные права и другие нематериальные блага, а также отсутствует указание, что законом может устанавливаться иное. Однако согласно ч. 4 ст. 1268 ГК РФ произведение, не обнародованное при жизни автора, может быть обнародовано после его смерти лицом, обладающим исключительным правом на произведение, если обнародование не противоречит воле автора произведения, определенно выраженной им в письменной форме (в завещании, письмах, дневниках и тому подобном). Фактически законодатель говорит об «осуществлении» после смерти автора такого личного неимущественного права, как право на обнародование. А осуществлять право, как известно, может только лицо, обладающее им. На основании этой нормы часть авторов приходят к выводу, что такие личные неимущественные права и другие нематериальные блага «принадлежат наследникам правообладателя как его правопреемникам»[23].

При этом следует указать, что право на обнародование произведения достаточно тесно связано с имущественными правами, оно является предпосылкой для использования произведения и, конечно, осуществления исключительного права. Некоторые ученые, например А.Г Кравчук, В.М. Мелихов, А.Я. Рыженков, считают, что право на обнародование произведения вовсе имеет имущественный характер[24]. На наш взгляд, следует согласиться с Б.Б. Черепахиным, который писал, что «переход в порядке наследования личных (неимущественных) правомочий автора не противоречит общему положению о непередаваемости личных прав гражданина, из которого этот переход является исключением, специально оговоренным в законе. Наоборот, имущественные права переходят к наследникам в виде общего правила, из которого есть определенные исключения»[25].

Ю.К. Толстой полагает, что «предметом наследования является имущество, то есть совокупность имущественных прав и обязанностей, носителем которых умерший был при жизни»[26].

На основании перечисленного выше можно предположить, что право на наследство все же носит имущественный характер, поскольку объектом данного права является совокупность имущественных прав и обязанностей. А в отношении последних может быть установлено только право с имущественным содержанием, в противном случае невозможно будет объяснить, как на объект, относящийся к имуществу, может быть неимущественное право.

2. Второй момент относится к природе права на наследство: является оно абсолютным или относительным либо каким-то иным, не укладывающимся в рамки этой классификации? Некоторые ученые обходят этот вопрос стороной[27]. Другие исследователи к праву на наследство не употребляют прямо такие понятия, как абсолютное или относительное право, между тем при его описании опираются на некоторые черты абсолютных прав. Например, В.И. Серебровский писал, что «право, возникшее из приобретения наследства, охраняется против всех и каждого»[28]. Как известно, защита права против всех и каждого — это один из признаков абсолютных прав. О.С. Иоффе видел в нем аналогию отношениям собственности: активные субъекты — наследники, которым противостоят все третьи лица, обязанные воздерживаться от действий, препятствующих осуществлению этого права[29]. А последнее опять же является классическим абсолютным отношением. И, наконец, третьи, при его описании, заимствуют свойства как абсолютных, так и относительных прав. «Право на наследство, — по словам К.П. Кавелина, — составляет особое право, и относится к области прав вещных или по обязательствам»[30].

В.Л. Инцас, приступая к выяснению вопроса, кто выступает на обязанной стороне наследственного правоотношения, на каждой его стадии, пишет, что «сначала — это все другие лица, а затем, когда наступило принятие наследства, наследник одновременно находится в абсолютном (защита против всех и каждого, оспаривающего права наследника на приобретенное наследственное имущество) и относительных правоотношениях с соответствующими кредиторами и должниками»[31]. Но далее, переходя к праву на принятое наследство, он утверждает, что «обязанность же всех других лиц состоит в воздержании от действий, которые могли бы воспрепятствовать наследникам воспользоваться своими правами»[32]. Из этого можно вывести, что праву на принятое наследство противостоят все другие лица (признак абсолютных прав). Однако остается неясным место этого права на второй стадии развития наследственного правоотношения, поскольку автор указывает, что наследник одновременно находится в абсолютных и относительных правоотношениях.

3. И, наконец, третий момент касается содержания этого права. Опять же некоторые ученые не затрагивают этого вопроса[33]. Рассмотрим мнение тех, кто определяет содержание права на наследство.

Так, О.С. Иоффе писал, что «конкретное содержание права на приобретенное наследство зависит от характера прав и обязанностей, перешедших к наследнику по наследству — как абсолютного или относительного, заключающего в себе возможность требования пассивного или активного поведения, предполагающего обращение наследника с требованием к другим лицам или выполнение им самим предъявляемых к нему требований». Далее ученый отмечал по поводу этого права, что «совокупность тех правомочий и обязанностей наследника, которые входят в его право на приобретенное наследство и которым противостоят соответствующие обязанности и права других лиц, образуют содержание наследственного правоотношения»[34].

Ю.К. Толстой полагал, что «право на наследство в зависимости от того, что входит в состав наследства, распадается на ряд прав (правомочий). Это может быть право собственности на ту или иную вещь, обязательственное право и так далее»[35]. Фактически оба цивилиста сходятся в том, что право на наследство состоит из правомочий (прав), содержание которых зависит от самого объекта (наследственной массы).

Подводя итог вышеприведенным рассуждениям, можно констатировать следующее: право на наследство является самостоятельным субъективным правом с имущественным характером. Что касается отнесения его к абсолютным или относительным правам, то однозначного ответа на этот вопрос в юридической литературе не существует, поскольку ряд исследователей обходят этот вопрос стороной, другие при установлении содержания права на наследство заимствуют черты как абсолютных, так и относительных прав, а некоторые ученые при его описании используют признаки абсолютных прав, напрямую не называя его абсолютным. Содержание же данного права составляют правомочия (права), состав которых зависит от того, что входит в наследство.

 

Библиография

1 См., например, Иоффе О.С. Советское гражданское право: курс лекций. — Л., 1965. Т. 3. С. 293—295; Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. — М., 1953. С. 49; Толстой Ю.К. Наследственное право. — М., 2000. С. 30—33.

2 См.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 293—295; Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 29.

3 Не все ученые, однако, признают существование права принять наследство. В частности, М.М. Агарков считал, что оно часть правоспособности  субъекта.  См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. — М., 1940. С. 68.

4 См.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 293—295; Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 30—33.

5 См.: Никитюк П.С. Проблемы советского наследственного права: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1975. С. 24.

6 См.: Лиманский Г.С. Наследственное правоотношение: теоретико-методологические и практические проблемы: дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2006. С. 30; Рябцева И.Б. К вопросу о наследственном правоотношении // Хозяйство, право и наука. 2008. № 2. С. 47—48.

7 Например, В.Н. Никольский пишет, что наследственное право есть право самостоятельное, имеющее свою собственную природу, а потому занимает или по крайней мере должно занимать свое особое место. См.: Никольский В.Н. Об основных моментах наследования. — М., 1871. С. 57.

8 См.: Кавелин К.П. Очерк юридических отношений, возникающих из наследственного имущества. — Спб., 1885. С. 120.

9 См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 50.

10 См.: Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. — М., 1955. С. 47.; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. — М., 2003. С. 468.; Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 30.

11 См.: Иоффе О.С. Гражданское право: избранные труды. — М., 2000. С. 645.

12 Антимонов Б.С., Граве К.А. Указ. соч. С. 62.

13 См.: Кавелин К.П. Указ соч. С. 115.

14 По поводу личного характера этого права нужно учитывать следующий момент. Автор связывал понятие наследства с понятием имущественной личности. Наследство, по мнению В.Н. Никольского, «не есть нечто отдельное, материальное и само по себе существующее в гражданском обороте, каковым является всякое другое имущество. Напротив, понимание наследства как имущества всегда невольно влечет к неправильным и даже ложным представлением, так как в обыкновенной жизни имущество разумеется в различных смыслах». См.: Никольский В.Н. Указ. соч. С. 37—39.

15 См. там же. С. 58.

16 Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 468.

17 Победоносцев К.П. Курс гражданского права. — М., 2003. С. 238.

18 Халфина Р.О. Право наследования в СССР. — М., 1952. С. 3.

19 Серебровский В.И. Указ. соч. С. 41.

20 Антимонов Б.С., Граве К.А. Указ. соч. С. 5.

21 Иоффе О.С. Советское гражданское право. С. 291.

22 См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 38.

23 См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья. —  М., 2002. С. 10.

24 См.: Правовой режим наследования (вопросы теории и практики) / под общ. ред. А.Я. Рыженкова. — Волгоград, 2006. С. 47.

25 Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. — М., 2001. С. 408.

26 Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 5.

27 См.: Никольский В.Н. Указ. соч. С. 57; Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 30—33.

28 Серебровский В.И. Указ. соч. С. 50.

29 См.: Иоффе О.С. Гражданское право. С. 645.

30 См.: Кавелин К.П. Указ. соч. С. 120.

31 Инцас В.Л. Наследование как особый вид правопреемства в советском гражданском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Л., 1973. С. 5.

32 См. там же. С. 6.

33 См., например: Никольский В.Н. Указ. соч. С. 57; Серебровский В.И. Указ. соч. С. 50.

34 Иоффе О.С. Советское гражданское право. С. 295.

 

35 Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 30.