УДК 347.79:368.23

Страницы в журнале:  47-52

 

П.А. Лебедев,

ассистент кафедры гражданского права и процесса юридической школы Дальневосточного федерального университета Россия, Владивосток lebedevdvfu@mail.ru

 

Предлагается при изучении проблем, связанных с морским страхованием грузов, применять теорию обеспечения. Формулируется вывод, что вопросы, императивно урегулированные главой 48 Гражданского кодекса РФ, о лице, в пользу которого может быть заключен договор морского страхования, о моменте возникновения страхового интереса для целей действительности рассматриваемого договора, о невыбытии страхователя из договора морского страхования при наличии выгодоприобретателя, о возможности страхования чужого предпринимательского риска могут быть изменены в силу главы XV Кодекса торгового мореплавания РФ, что позволяет участникам торгового мореплавания более широко и гибко использовать страхование как инструмент компенсации возможных убытков, наступивших от морских опасностей и случайностей.

Ключевые слова: морское страхование, страховой интерес, выгодоприобретатель, предпринимательский риск, убыток, обеспечение.

 

Торговое мореплавание предполагает участие очень крупного капитала, который в состоянии выработать правила поведения, в основном учитывающие его собственные интересы. Предприниматели, участвующие в торговом мореплавании, взаимодействуют друг с другом на основе соглашений, содержание которых отражает их личный интерес, как правило, отличающийся от формализованных норм, в большей части императивных, вводимых для защиты и укрепления публичных и потребительских интересов. Морское страхование является примером таких отношений, в которых участники стремятся уйти от государственного регулирования их деятельности как при заключении, реализации договоров морского страхования, так и при решении споров, возникающих из данных правоотношений, в большинстве своем рассматривающихся в коммерческих арбитражах, а не в государственных судах. Государство закрепляет лишь общие правила поведения предпринимателей в сфере морского страхования, что подтверждается как преимущественной диспозитивностью главы XV Кодекса торгового мореплавания РФ, так и Федеральным законом от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», предоставляющими сторонам самостоятельно выбирать арбитров и право, подлежащее применению.

Нормы КТМ РФ взаимодействуют с различными международными конвенциями, которые в свою очередь рождаются при непосредственном участии некоммерческих международных организаций, состоящих в основном из предпринимателей, т. е. представителей крупных фирм судовладельцев, грузовладельцев, страховщиков.

Режим преимущественно диспозитивного регулирования отношений по морскому страхованию базируется на нормах ст. 970 Гражданского кодекса РФ и ст. 247 КТМ РФ, поэтому условия соглашения имеют приоритет перед положениями главы XV КТМ РФ (за исключением статей 269, 278, 279 КТМ РФ) и главы 48 ГК РФ (за исключением, в частности, ст. 928 ГК РФ), а это дает сторонам договора морского страхования возможность самостоятельно, учитывая собственные интересы, определять условия договорных отношений.

Осмысление мер допустимого и должного поведения для участников страхового правоотношения в области торгового мореплавания открывает им возможность максимального использования предусмотренных правил поведения для удовлетворения своих интересов. Применительно к морскому страхованию обеспечить себе поведение, необходимое для удовлетворения своего интереса, возможно только после уяснения режима действия норм, установленных в главе 48 ГК РФ и в главе XV КТМ РФ, определяющих объекты имущественного страхования и его виды, лиц, чьи интересы могут быть застрахованы, и случаи, когда страхование недопустимо. В то же время это позволит установить границы диспозитивности морского страхования, которые напрямую влияют на привлекательность и вовлеченность предпринимателей в эти отношения.

Объектом имущественного страхования является имущественный интерес. «Действительно, когда страховщик заключает страхование, то он не принимает на себя обязательство восстановить ту или иную вещь, пострадавшую от наступления страхового случая, а обязывается только возместить тот ущерб, который может понести страхователь… Таким образом, страхуется не определенная вещь, а интерес страхователя в целости страхуемого имущества» [11, с. 500]. В связи с чем имущественный интерес не восстанавливается, а защищается посредством возмещения страховых убытков. Проверенное временем утверждение согласуется со ст. 4 Закона РФ от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации».

При этом морское страхование как часть имущественного страхования имеет свой особенный объект в виде имущественного интереса, связанного с торговым мореплаванием. В отличие от главы 48 ГК РФ, в которой в императивном порядке регламентирован правовой режим объектов, покрываемых страхованием, глава XV КТМ РФ, несмотря на более узкую сферу применения морского страхования как части имущественного страхования, не ограничивает ни виды объектов страхования (за исключением связанности с торговым мореплаванием), ни субъектов, с которыми они должны быть связаны (за исключением наличия у них убытков, возникших в результате воздействия морских опасностей и случайностей на объект морского страхования).

На сегодняшний день в литературе существуют различные понятия страхового интереса, в частности: «Страховой интерес присутствует, когда заинтересованное лицо получает выгоду от существования предмета своего интереса и вред от его разрушения» [12, с. 105]. Потерянная имущественная ценность при страховом случае составляет страховой убыток, т. е. выступает как результат наступившего страхового случая, но не обязательно как результат нарушения чьего-либо права. Поэтому страховой интерес определяется страховым убытком, а страхователь и выгодоприобретатель — это лица, всегда имеющие потребность в охранении и/или преумножении своих имущественных ценностей и поэтому ограждении себя от страховых убытков (теория обеспечения, разработанная Гобби и Манесом) [11, с. 451].

«В основание теории “обеспечения” кладутся не те последствия, которые могут наступить для страхователя, а те цели, которыми он руководствуется при заключении страхования» [11, с. 450]. В соответствии с данной теорией применительно к морскому страхованию страхователь руководствуется не последствиями (убытками, их размером, порядком и сложностью определения), а целью обеспечить себя от возможных убытков в условиях действия морских опасностей и случайностей, например, цель может состоять в использовании судна для перевозки груза, в перевозке груза с целью получения прибыли, в сохранении груза в процессе морской перевозки, в реализации права залога.

Представляется, что если для целей получения платы за перевозку какого-либо груза перевозчик застрахует его в свою пользу на размер дохода, который он не получит, на размер средств к существованию (бункерное топливо, зарплата экипажу, портовые расходы и т. д.), на расходы, которые перевозчик может понести с целью сохранения груза, — это будет косвенный интерес перевозчика по отношению к грузу, так как прямой интерес перевозчика — обеспечить получение дохода (средств к существованию, компенсацию расходов, вызванных сохранением груза), но каждый в отдельности прямой интерес перевозчика удовлетворяется не за счет страхования каждых расходов по отдельности, а за счет одного договора морского страхования груза, так как только для целей его перевозки и получения платы за его перевозку у перевозчика возникают указанные имущественные интересы, обеспечение которых возможно за счет страхования.

Система страховых отношений, используемая в главе 48 ГК РФ об имущественном страховании, включает различные виды рисков: страхование от рисков утраты (гибели), недостачи или повреждения имущества (ст. 930 ГК РФ), от риска возникновения ответственности (статьи 931, 932 ГК РФ), от предпринимательского риска (ст. 933 ГК РФ), и в зависимости от покрываемого страхованием риска выделяются виды покрываемых страхованием имущественных интересов, что и определяет разновидности имущественного страхования. В противоположность этому КТМ РФ не перечисляет в качестве объектов имущественные интересы в виде рисков как последствия от наступления страховых событий, а лишь указывает в качестве объекта всякий имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием, а также только перечисляет отдельные виды имущественного интереса, связанного с торговым мореплаванием, при этом указывая группу рисков в качестве опасностей и случайностей, предусмотренных договором морского страхования, давая возможность сторонам самим определять и указывать их в связи со страхуемым интересом.

Такая диспозитивная регламентация, как представляется, имеет более оправданное применение в условиях действий профессиональных участников с обеих сторон договора и зачастую их международной принадлежности. Тем более это допустимо, если страхователь является лицом, в руках которого могут находиться все средства материального, технического, информационного характера, используя которые можно с высокой степенью определенности донести свою волю страховщику, а нередко и изменить существующие правила страхования, выбрать применимое право, регулирующее отношения, для целей удовлетворения конкретных интересов предпринимателя (страхователя/выгодоприобретателя).

Предложенную законодателем в КТМ РФ диспозитивную правовую конструкцию регулирования страховых правоотношений, имеющуюся у участников торгового мореплавания, можно представить на примере страхования имущества.

По ГК РФ страхование может осуществляться только собственником имущества в целях его сохранения от утраты, недостачи или повреждения, либо иным лицом, несущим неблагоприятные последствия от невозможности использования чужого имущества по причине утраты или повреждения. Интерес указанных лиц является прямым, так как утрата, повреждение либо недостача имущества непосредственно влечет неблагоприятные имущественные последствия, которые могут быть обеспечены его страхованием.

Собственник страхует свое имущество в свою пользу — это прямой интерес в сохранении имущества. Если собственник страхует имущество в пользу банка, выдавшего кредит на покупку данного имущества, в размере задолженности по кредиту, страхованию подлежит прямой интерес банка в сохранении имущества для целей покрытия долга по кредиту в случае его утраты либо повреждения. При этом банк-выгодоприобретатель допускается в договор страхования только потому, что собственник-страхователь желает себя обеспечить от требований банка при непогашенном кредите на момент наступления страхового случая и/или от прямого вреда, вызванного утратой, недостачей либо повреждением имущества, за которое страхователь уже рассчитался с банком по кредиту.

Необходимо отметить, что у всех иных лиц, кроме собственника, интерес в сохранении чужого имущества производен от интереса собственника в том смысле, что их интерес определяется только положительной имущественной выгодой от его сохранности и использования для себя. Применительно к морскому страхованию судна, груза их собственник обладает наиболее полными правами, поэтому его страховой интерес наиболее полный, а иные лица, например судовладелец, перевозчик, грузоотправитель, грузополучатель, хоть и обладают господством над судном или грузом, то только для получения имущественной выгоды от их использования для себя.

В соответствии с п. 1 ст. 930 ГК РФ имущество может быть застраховано только в пользу того лица, которое имеет интерес в сохранении страхуемого имущества. Как справедливо указано в литературе, здесь речь идет об интересе именно в сохранении имущества, а не о всяком интересе в отношении имущества или связанного с ним, где договор может быть заключен только в пользу обладателя интереса в сохранении имущества, которому и выплачивается страховое возмещение [12, с. 381—387].

Например, интерес, удовлетворяемый перевозчиком за счет страхования перевозимого груза в свою пользу, состоит в надлежащем исполнении договора перевозки и обеспечении получения платы за перевозку. Перевозчик может застраховать перевозимый груз с целью получения соответствующего вознаграждения, так как при утрате или повреждении груза утрачивается уверенность в получении фрахта за несохранность груза, либо утрачивается возможность удержать груз в случае не оплаты фрахта после доставки груза либо его части.

Если же судовладелец и перевозчик — разные лица, то первый также может быть заинтересован в том, чтобы получить арендную плату за использование судна от фактического перевозчика, платежеспособность которого напрямую зависит от благополучной перевозки застрахованного груза. Здесь интерес в сохранении груза производный, так как направлен на сохранение и преумножение имущественной массы перевозчика от возможных расходов, связанных с перевозкой застрахованного груза. Только в связи с перевозкой конкретного груза у перевозчика возникает интерес в обеспечении себя за счет страхования от расходов в связи с его перевозкой, а это и будет косвенный имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием.

В страховании груза также может быть заинтересован и фрахтователь, если фрахт оплачивается перед перевозкой. Это может иметь место, когда размер фрахта имеет не определенный, а определимый характер.

В указанных выше случаях имеются в виду те убытки, которые порождаются опасностями и случайностями, вызванными морской перевозкой груза, поэтому страхование осуществляется с целью обеспечения компенсации таких убытков. Отсюда следует, что по договору морского страхования судна, груза и иного имущества в нем могут иметь страховой интерес несколько лиц, где каждое из них может быть его страхователем или выгодоприобретателем в пределах своего страхового интереса.

КТМ РФ в отличие от ГК РФ не указывает на необходимость заключения договора страхования груза в пользу лица, имеющего интерес в его сохранении, а указывает в ст. 246, что страховое возмещение подлежит выплате лицу, которое понесло убытки. В связи с чем представляется вполне допустимым указание сторон договора морского страхования о страховании интереса, связанного или вызванного перевозкой груза, на который будут воздействовать оговоренные опасности и случайности, что и включает в себя косвенный интерес.

Страхователь имеет потребность застраховать чужой интерес, удовлетворив тем самым косвенно свой интерес, в частности, при заключении договора страхования в пользу выгодоприобретателя, который может реализовать право требования страхового возмещения, выговоренное для него страхователем, только при несении убытков от морских опасностей и случайностей в принадлежащем ему всяком имущественном интересе, связанном с торговым мореплаванием.

Вообще, выгодоприобретатель и страхователь — это всегда разные участники страхового правоотношения. В соответствии со ст. 246 КТМ РФ выгодоприобретатель появляется только тогда, когда договор морского страхования заключается в его пользу. В случаях, когда договор морского страхования заключается страхователем в пользу выгодоприобретателя,  последний имеет равный объем прав со страхователем, что позволяет достичь цели договора морского страхования.

В соответствии с абзацем 2 ст. 956 ГК РФ выгодоприобретатель не может быть заменен другим лицом после того, как он выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы.

Арбитражной практикой подтверждается, что действия выгодоприобретателя в целях реализации принадлежащих ему прав и обязанностей, установленных договором морского страхования грузов, являются основанием для выплаты именно ему страхового возмещения при наступлении страхового случая [2; 4; 5; 7; 8; 9].

Однако можно предположить, что при наличии выгодоприобретателя в договоре страхования страхователь не вправе требовать выплаты страхового возмещения в свою пользу или в пользу выгодоприобретателя, если последний выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику письменное требование о выплате страхового возмещения, а в суд для принудительной реализации требования о выплате не обратился.

При этом в соответствии с положениями главы XV КТМ РФ о выгодоприобретателе такой вывод не очевиден, что подтверждается как статьями 254, 255 КТМ РФ, где страхователь не выбывает из договора морского страхования при его заключении в пользу выгодоприобретателя, а обладает всеми правами и несет все обязанности из него, так и судебной практикой, в которой суды признают возможность предъявления страхователем требования о выплате страхового возмещения в свою пользу при наличии выгодоприобретателя, имеющего страховой интерес в период действия договора страхования, но утратившего его после наступления страхового случая [3; 6; 10].

Особенности отношений по морскому страхованию, являющихся отдельным видом имущественного страхования, применяемые при защите интереса, связанного с торговым мореплаванием, заключаются в возможности его участников своим соглашением определять виды страхуемых объектов, лиц, чьи «эвентуальные» потребности подлежат страхованию, тем самым изменяя диспозитивные правила положений главы XV КТМ и императивные — главы 48 ГК РФ.

Указанное весьма существенно расширяет сферу регулирования морского страхования, в частности, выгодоприобретатель — это лицо, в чью пользу заключен договор, которое определено на момент заключения договора либо определимо при наступлении страхового случая. Последний случай имеет место при легитимации предъявления страхового полиса, так и просто указанием страхователя, если такой способ установления выгодоприобретателя предусмотрен в договоре морского страхования. Согласно ст. 253 КТМ РФ договор морского страхования может быть заключен в пользу самого страхователя либо иного лица (выгодоприобретателя) независимо от того, указано имя или наименование выгодоприобретателя в договоре или нет. В последнем случае страховщик выдает страхователю страховой полис или иной страховой документ на предъявителя. В случае же, когда стороны не регламентировали условия о выгодоприобретателе, применяются положения главы 48 ГК РФ.

Особенность правового положения выгодоприобретателя в морском страховании можно проследить на примере страхования груза при осуществлении внешнеторговой деятельности. При заключении договора страхования с учетом условий CIF и CIP1, применяемых согласно Инкотермс-2010 (Международные правила толкования торговых терминов, используемых в области внешней торговли) продавец должен осуществить страхование товара в пользу покупателя, обеспечив последнему риски на 110% цены товара (которая включает стоимость перевозки и страхования). При этом, как указывается в литературе, страховое покрытие обеспечивает стоимость груза (100%) и стоимость прибыли, ожидаемой от груза (10%). Поэтому договор страхования в части 10% может согласно ст. 933 ГК РФ заключаться только в пользу самого страхователя под страхом его ничтожности. В связи с чем страхование по условиям CIF и CIP, производимое продавцом (страхователем) в пользу покупателя (выгодоприобретателя), прямо запрещено ст. 933 ГК РФ [1].

Однако по КТМ РФ возможно застраховать чужой предпринимательский риск как самому предпринимателю, так и иному лицу, как в свою пользу, так и в пользу иного лица, если на прибыль самого предпринимателя прямо либо косвенно через такое иное лицо будут воздействовать морские опасности и случайности, причиняющие ему убытки. Возможность страхования чужого предпринимательского риска следует из статей 249, 253 КТМ РФ, где установлено, что можно застраховать всякий имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием, как самого страхователя, так и иного лица, причем как в пользу страхователя, так и в пользу иного лица. Поэтому положения главы 48 ГК РФ не подлежат применению в субсидиарном порядке, если договором застрахован чужой предпринимательский риск.

В связи с вышеуказанным страхование предпринимательского риска в размере 10% по условиям CIF и CIP, производимое продавцом (страхователем) в пользу покупателя (выгодоприобретателя), допускается и соответствует положениям КТМ РФ.

Представляется, что особенность норм, регулирующих правоотношения по морскому страхованию, состоит именно в свободе определения интереса, подлежащего страхованию, и его носителя, в свободе установления вида рисков, покрываемых договором морского страхования, в самостоятельности установления оснований для одностороннего отказа от исполнения договора и учете степени вины страхователя или выгодоприобретателя при наступлении страхового случая, а также в самостоятельности выбора выгодоприобретателя.

Более того, возможность участия на стороне кредитора страхователя и выгодоприобретателя в период всего действия договора морского страхования в пользу третьего лица обусловливает экономическую защищенность имущественного интереса страхователя в правоотношениях по морским перевозкам грузов, что повышает их экономическую привлекательность.

 

 

Список литературы

 

1. Канашевский В.А. Договор страхования во внешнеторговой практике: коллизионное регулирование и правоприменение // Законодательство. 2012. № 6 // Доступ из Правовой системы «Гарант».

2. Определение ВАС РФ от 06.11.2012 № ВАС-13838/12 по делу № А40-88382/10-59-788 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

3. Определение ВАС РФ от 05.11.2013 № ВАС-14668/13 по делу № А51-25886/2012 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

4. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2011 № 09АП-16054/ 2011-ГК по делу № А40-88382/10-59-788 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2012 № 09АП-34370/2011 по делу № А40-88382/10-59-788 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

6. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 09.09.2013 № Ф03-4158/2013 по делу № А51-25886/2012 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. Постановление ФАС Московского округа от 29.11.2011 по делу № А40-88382/10-59-788 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. Постановление ФАС Московского округа от 06.07.2012 по делу № А40-88382/10-59-788 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Решение Арбитражного суда Москвы от 05.05.2011 по делу № А40-88382/10-59-788 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

10. Решение Арбитражного суда Приморского края от 02.04.2013 по делу № А51-25886/2012 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11. Серебровский В.И. Избранные труды. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997.

12. Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: моногр. М.: Норма, Инфра-М, 2012.

 

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: