УДК 347.77: 347.952.25

Страницы в журнале: 94-97

 

Т.Ю. Астапова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Всероссийского государственного университета юстиции Россия, Москва Astapova.t@mail.ru

 

Раскрывается механизм реализации преимущественного права лицензиара на приобретение права использования произведения или исполнения при обращении взыскания. Устанавливается, что такое право заключается в возможности приобрести право использования произведения или исполнения по начальной стоимости до его реализации на публичных торгах.

Ключевые слова: преимущественное право, лицензиат, лицензиар, результат интеллектуальной деятельности, право на использование произведения, право на исполнение, публичные торги, исполнительное производство, обращение взыскания.

 

Действующее законодательство опирается на преимущественные права. При этом первые упоминания о них уходят своими корнями в глубокую древность. Например, на Руси в эпоху Средневековья было в обычае помещать в купчей условие о том, что покупщик, если захочет продать имение, должен предложить его сначала тому, у кого купил [12, с. 404]. В свою очередь, первое законодательное закрепление преимущественного права как права покупки отчуждаемой доли в имуществе одним из сособственников было осуществлено Соборным уложением 1649 года [13, с. 181].

В настоящее время к случаям установления преимущественного права можно отнести не только право преимущественной покупки доли в праве общей собственности, доли участника общества или дополнительно выпускаемых обществом акций, но и преимущественное право арендатора на заключение договора аренды на новый срок, преимущественное право наследника на неделимую вещь при разделе наследства и др.

Вышеуказанные обстоятельства очевидно свидетельствуют о появлении особой группы субъективных прав. Одним из первых отечественных цивилистов, обративших на это внимание, является В.П. Грибанов. Ученый указал, что под преимущественными правами следует понимать такие случаи, когда при всех прочих равных условиях преимущество предоставлено законом определенной группе лиц, обладающих какими-то особыми признаками [5, с. 103]. В свою очередь, наиболее точное понимание преимущественного права было раскрыто Г.Ф. Шершеневичем: «Каждый может продать, подарить, завещать свою долю, но при этом соучастники пользуются правом преимущества. Закон дает им право воспрепятствовать переходу доли к постороннему лицу, уплатив по оценке стоимость доли» [17, с. 216].

Несмотря на обособление в самостоятельную группу субъективных прав, ни законодатель, ни цивилистическая доктрина не пришли к единому пониманию сущности современной юридической конструкции преимущественных прав, а также механизма ее реализации и порядка защиты. Например, небезынтересным является тот факт, что ст. 69 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) указывает на возможность обращать взыскание на долю имущества должника, принадлежащего ему на праве общей собственности [9]. При этом правило о том, что при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники совместной собственности имеют преимущественное право ее покупки, установленное в ст. 250 Гражданского кодекса РФ, не применяется [3].

Вышеуказанный подход был заложен еще в проекте Гражданского уложения Российской империи 1905 года. Его составители отмечали, что осуществление права преимущественной покупки несовместимо с самой сущностью публичных торгов, где все торгующие должны иметь одинаковую возможность участвовать в торге, при котором никакая привилегия в пользу тех или других лиц неуместна [14, с. 304].

В свою очередь, по мнению Д.М. Генкина, такое исключение объясняется тем, что применение права преимущественной покупки чрезвычайно затруднит и затянет процесс принудительного взыскания и, как следствие, приведет к явному нарушению интересов кредиторов [2, с. 159]. А К.И. Скловский, подчеркивая естественность изъятия из действия правила о преимущественном праве на публичных торгах, отмечает, что сам механизм торгов означает соревнование покупателей, стремящихся приобрести имущество. В случае же если среди участников есть лица, имеющие преимущества, торги не в состоянии будут выявить действительную стоимость имущества, а потому утратят свой смысл и назначение [16, с. 106].

Между тем законодатель все же устанавливает случаи, когда публичные торги могут быть сопряжены с реализаций преимущественного права. Так, статьи 1284, 1319 ГК РФ предусматривают, что лицензиар имеет преимущественное право приобретения при продаже с публичных торгов принадлежащего лицензиату права использования произведения или исполнения в целях обращения взыскания [4].

Необходимо отметить, что уже сама конструкция норм, предоставляющих лицензиару преимущественное право покупки права использования произведения или исполнения, принадлежащего должнику-лицензиату, оставляет неопределенность по многим аспектам. Например, по этому поводу К.И. Скловский, во-первых, выражает сомнение, что публичные торги в принципе могут состояться в том случае, если их участникам известно, что при любом исходе автор имеет перед ними преимущество. А во-вторых, ставит ряд неясных вопросов: как быть, если по этой причине не состоятся торги и какова в таком случае судьба самого права? Перед кем будет иметь преимущество автор? В течение какого срока действует такое право и допустим ли его переход? И наконец, могут ли стороны лицензионного договора установить иное преимущественное право приобретения, чем указано в законе [15, с. 874]?

Кроме этого, следует обратить внимание и на другое обстоятельство. В частности, ст. 89 Закона об исполнительном производстве, закрепляющая обращение взыскания на право долгосрочной аренды, устанавливает, что при передаче для реализации в рамках исполнительного производства права долгосрочной аренды недвижимого имущества к постановлению судебного пристава-исполнителя прилагается копия документа, подтверждающего согласие арендодателя на обращение взыскания на право долгосрочной аренды, либо документа, предоставляющего возможность передачи права долгосрочной аренды без согласия арендодателя. То есть одним из непременных условий обращения взыскания на право долгосрочной аренды является согласие арендодателя. Соответственно, его отсутствие влечет невозможность такого взыскания. При таких обстоятельствах становится неясной позиция законодателя: почему при обращении взыскания на право использования произведения или исполнения, где столь ярко находят свое проявление личные неимущественные интересы правообладателя, предусмотрены меньшие гарантии защиты прав, чем в случаях обращения взыскания на свободное от такого масштабного личностного присутствия право долгосрочной аренды.

В то же время наличие множества спорных и неясных аспектов ввиду отсутствия четкой правовой регламентации преимущественного права приобретения при продаже с публичных торгов принадлежащего лицензиату права использования произведения или исполнения в целях обращения взыскания не должно влиять на его защиту. А потому справедливо обратить внимание на мнение Э.П. Гаврилова. Так, ученый указывает, что, во-первых, к преимущественному праву приобретения права использования произведения или исполнения должны по аналогии применяться нормы ст. 250 ГК РФ [1, с. 54]. А во-вторых, пока порядок осуществления преимущественного права не установлен, следует считать, что автор во всяком случае имеет право присутствовать на торгах и немедленно после их завершения сделать заявление о том, что он требует, чтобы с ним, а не с лицом, выигравшим торги, был заключен договор на тех же условиях, на которых может быть заключен договор с лицом, выигравшим торги. Если автор не был извещен о проведении торгов или был лишен возможности принять в них участие, он может в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на себя прав и обязанностей покупателя [1, с. 973].

Аналогичную точку зрения высказывает и А.С. Васильев. Он утверждает, что реализация преимущественного права возможна только после завершения торгов и определения победителя. Если автор заявит требования о передаче имущественных прав ему за цену, определенную на торгах, в реализации права не должно быть отказано [7, с. 1504].

Вышеуказанные позиции ученых находят свое частичное подтверждение в определении Конституционного Суда РФ [10]. В частности, КС РФ пришел к выводу о том, что правовая природа публичных торгов предполагает предоставление их участникам равных возможностей в приобретении имущества или прав. А потому при продаже с публичных торгов доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности не обладают правом преимущественной покупки. В свою очередь ни ГК РФ, ни Закон об исполнительном производстве не лишают участников долевой собственности, заинтересованных в приобретении такого имущества, участвовать в публичных торгах на общих основаниях [10].

В тандеме идет и информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, которое указывает: преимущественное право акционера при продаже акций на публичных торгах может быть реализовано путем участия последнего в таких торгах и заявления о согласии приобрести акции по той цене, которая была сформирована в ходе таких торгов, при отсутствии иных предложений о приобретении акций по более высокой цене [8].

Безусловно, следует согласиться с мнением ученых о том, что ответ на поставленный вопрос следует искать в аналогии закона. Например, механизм реализации преимущественного права установлен в отношении покупки доли в праве общей собственности. Статья 250 ГК РФ указывает, что продавец о своем намерении продать долю третьим лицам должен известить остальных участников долевой собственности. Соответственно, только после отказа последних от покупки такой доли или ее неприобретения в установленный законом срок продавец может продать свою долю любому третьему лицу. В противном случае участник долевой собственности может потребовать перевода на него прав и обязанностей покупателя. При этом ключевым моментом является положение о том, что преимущественное право покупки исключается при продаже доли в праве общей собственности на публичных торгах в случаях, установленных законом.

Один из случаев, в которых публичные торги могут быть проведены без согласия на это участников общей собственности, предусмотрен ч. 2 ст. 255 ГК РФ. В частности, речь идет о том, что при обращении взыскания кредитор вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе. Если против этого возражают участники совместной собственности, то кредитор может потребовать продажи должником своей доли остальным участникам общей собственности. И только в случае отказа последних кредитор вправе требовать продажи этой доли с публичных торгов.

При таком пошаговом освещении действий кредитора следует согласиться с Д.С. Дерхо в том, что статьи 250, 255 ГК РФ не исключают наличие преимущественного права покупки при обращении взыскания на долю в общем имуществе, как это кажется на первый взгляд, а устанавливают отличный от обычных обстоятельств механизм его реализации, а именно: извещение участников общей собственности о праве покупки доли должника по цене, которая соразмерна рыночной стоимости, до проведения публичных торгов [6, с. 46]. Последнее находит свое подтверждение в постановлении Пленума Верховного Суда РФ о применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства [11].

Таким образом, преимущественное право лицензиара заключается в возможности приобрести право использования произведения или исполнения, принадлежащее должнику-лицензиату, по начальной цене до его реализации на торгах. В том случае, когда лицензиар не был извещен об обращении взыскания на право использования произведения или исполнения, принадлежащее должнику-лицензиату, и его право было нарушено,  оно может быть восстановлено в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 250 ГК РФ.

 

Список литературы

 

1. Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009. С. 54, 973.

2. Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1961. С. 159.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федер. закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая): федер. закон от 18.12.2006 № 230-ФЗ (ред. от 30.12.2015) // Собрание законодательства РФ. 2006. № 52 (ч. 1). Ст. 5496.

5. Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей // Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2000. С. 103.

6. Дерхо Д.С. Реализация преимущественного права покупки доли в случае продажи имущества на торгах. Надлежащий способ защиты права // Цивилист. 2013. № 2. С. 46.

7. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический). Часть первая, вторая, третья, четвертая (постатейный) / С.С. Алексеев, А.С. Васильев, В.В. Голофаев и др. / под ред. С.А. Степанова. 2-изд., перераб. и доп. М.: Проспект; Институт частного права, 2009. С. 1504.

8. Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ: информ. письмо Президиума ВАС РФ от 25.06.2009 № 131 // Вестник ВАС РФ. 2009. № 9.

9. Об исполнительном производстве: федер. закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ (ред. от 10.03.2016) // Собрание законодательства РФ.  2007. № 41. Ст. 4849.

10. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Зверевой Елены Никандровны на нарушение ее конституционных прав положениями частей 1 и 6 статьи 69, части третьей статьи 87 Федерального закона «Об исполнительном производстве», пункта 1 статьи 250 и статьи 255 Гражданского кодекса Российской Федерации: определение КС РФ от 21.04.2011 № 569-О-О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11. О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства: постановление Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 // Российская газета. 2015. 30 нояб.

12. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. I: Вотчинные права. М., 2003. С. 404.

13. Российское законодательство Х—ХХ веков. Т. 3: Акты Земских соборов. М., 1985. С. 181.

14. Русское гражданское уложение. Кн. 3. Вотчинное право. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 304.

15. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Статут, 2008. С. 874.

16. Скловский К., Смирнова М. Институт преимущественной покупки в российском и зарубежном праве // Хозяйство и право. 2003. № 11. С. 106.

17. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М.: Спарк, 1995. С. 216.