УДК 347.469.1(4/5)

Страницы в журнале: 126-136 

 

Ц.А. Шамликашвили,

профессор, зав. кафедрой медиации в социальной сфере Московского государственного психолого-педагогического университета, научный руководитель Федерального института медиации, президент Национальной организации медиаторов, председатель подкомиссии по альтернативному разрешению споров и медиации  Ассоциации юристов России Россия, Москва office@mediacia.com

С.Л. Тюльканов,

младший научный сотрудник Федерального института медиации, преподаватель кафедры медиации в социальной сфере Московского государственного психолого-педагогического университета Россия, Москва s.tyulkanov@fedim.ru

 

Рассматриваются результаты исследований права Евразийского экономического союза на предмет возможности интеграции медиации на уровне Союза, а также в работу органов Союза. Выделяются основные препятствия и предпосылки, имеющиеся в праве Союза, для развития медиативной практики, в том числе в качестве способа урегулирования трансграничных споров и разногласий. Дается краткий обзор существующих в праве Союза способов урегулирования споров и разногласий.

Ключевые слова: медиация, законодательство о медиации, право Евразийского экономического союза, досудебные способы разрешения споров, внесудебные способы разрешения споров, примирительные процедуры, мировое соглашение, сравнительное правоведение, зарубежное законодательство.

 

Введение. Институт медиации как альтернативный способ урегулирования споров в настоящее время активно формируется во многих странах. Одновременно с этим развивается и правовое регулирование медиации, которое происходит на уровне как национального права отдельных стран, так и международного права в рамках международных организаций, в том числе экономических сообществ [26, с. 153—286]. Ярким примером является право Европейского союза (далее — ЕС), где в 2008 году впервые на наднациональном уровне было принято специализированное законодательство о медиации [1]. В 2013 году ЕС продолжил правовую регламентацию альтернативных способов урегулирования споров: были приняты Директива об альтернативном разрешении потребительских споров [2] и Регламент об онлайн урегулировании потребительских споров [25].

В России институт медиации получил законодательное закрепление в 2010 году (в федеральных законах от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» и № 194-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)”»). При этом Российская Федерация является активным членом Евразийского экономического союза (далее — Союз, ЕАЭС) — международной организации региональной экономической интеграции, учрежденной Договором о Евразийском экономическом союзе 2014 года (далее — Договор) [3]. Государствами-членами ЕАЭС являются Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика и Российская Федерация [19].

Известно, что помимо Российской Федерации институт медиации получил законодательное закрепление в таких странах Союза, как Казахстан и Белоруссия [29, с. 147—158]. В связи с планами по дальнейшей интеграции стран-участниц ЕАЭС возникает вопрос о возможности и целесообразности институционализации альтернативных способов урегулирования споров, в частности медиации как эффективного способа предупреждения и урегулирования споров, а также о роли, которую в этом может сыграть право Союза. Важен также вопрос о возможности интеграции медиации в деятельность ЕАЭС в целом и его органов в частности. Представляет интерес и исследование существующих правовых препятствий и предпосылок распространения медиативной практики в качестве способа урегулирования трансграничных споров и разногласий в праве ЕАЭС.

Предметом исследования являлись нормы права Союза, регулирующие применение или возможность применения медиации как способа разрешения споров и разногласий, а также использование положений, на основании которых могло бы развиваться правовое регулирование медиации в будущем. Учитывалась высокая вероятность отсутствия или незначительного правового регулирования института медиации в праве Союза. В связи с этим при исследовании права ЕАЭС учитывались также нормы, регулирующие иные схожие с медиацией способы альтернативного урегулирования споров и разногласий, такие как примирение (примирительные процедуры), досудебный порядок урегулирования споров, согласительные процедуры и т. д.

В статье отражен краткий обзор существующих в праве Союза способов урегулирования споров и разногласий, высказаны предположения относительно существующих препятствий и предпосылок для развития медиативной практики в качестве способа урегулирования трансграничных споров и разногласий в праве ЕАЭС.

В качестве исходных данных для исследования взято право ЕАЭС, которое составляют (статьи 6 и 99 Договора) [5]:

— Договор, приложения № 1—33 к нему;

— иные международные договоры (соглашения и протоколы) в рамках Союза, заключаемые в соответствии с Договором государствами-членами по вопросам функционирования и развития Союза;

— международные договоры ЕАЭС с третьей стороной (международные соглашения, заключаемые с третьими государствами, их интеграционными объединениями и международными организациями);

— решения и распоряжения Высшего Евразийского экономического совета (далее — Высший совет, ВЕЭС), Евразийского межправительственного совета (далее — Межправительственный совет) и Евразийской экономической комиссии (далее — Комиссия, ЕЭК), принятые в рамках их полномочий, предусмотренных Договором и международными договорами в рамках Союза.

К праву ЕАЭС также относятся:

— международные соглашения государств-членов, заключенные в рамках формирования договорно-правовой базы Таможенного союза ЕАЭС и единого экономического пространства, действующие на дату вступления в силу Договора и применяющиеся в части, не противоречащей Договору;

— решения Высшего совета на уровне глав государств и глав правительств и Комиссии, действующие на дату вступления в силу Договора и применяющиеся в части, не противоречащей Договору.

Результаты исследования.

1. Действующее право Союза и медиация.

В ходе исследования в праве ЕАЭС не обнаружено норм, регулирующих применение медиации. Тем не менее в результате анализа основополагающих актов Союза (прежде всего  Договора и приложений к нему) можно выделить отдельные положения, которые могли бы стать предпосылкой применения медиации в отдельных случаях, а также установки, на основе которых в будущем возможна интеграция медиации в отдельные сферы правового регулирования Союза.

2. Актуальность интеграции института медиации в право ЕАЭС.

Институт медиации в силу ряда особенностей данного способа урегулирования споров обладает значительным потенциалом не только для разрешения конфликтов и разногласий, но и предупреждения споров и их последующей эскалации. Также применение медиации способствует гармонизации партнерских отношений. Ниже приведены основные нормы права Союза, которые подтверждают актуальность интеграции института медиации.

2.1. Медиация и основные направления интеграции. В ходе исследования права Союза выделены отдельные направления интеграции, в которых применение медиации могло бы быть особенно актуально и полезно.

В соответствии со ст. 1 Договора в ЕАЭС обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, а также проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики, определенных Договором и международными соглашениями в рамках Союза.

Согласно Декларации о Евразийской экономической интеграции 2011 года (далее — Декларация), являющейся по смыслу неотъемлемой частью Договора1, дальнейшее развитие интеграции «способствует решению… общих задач по повышению благосостояния и качества жизни граждан, устойчивому социально-экономическому развитию, всесторонней модернизации и усилению национальной конкурентоспособности в рамках глобальной экономики».

В Декларации можно выделить следующие основные направления взаимной интеграции стран-участниц Союза, где, по нашему мнению, применение медиации обладает значительным потенциалом (для повышения эффективности интеграции):

— обеспечение эффективного функционирования общего рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов;

— формирование согласованной промышленной, транспортной, энергетической и аграрной политики, углубление производственной кооперации, включая возможное создание совместных транснациональных корпораций;

— дальнейшее сближение, гармонизация национальных законодательств, а также их унификация в сферах, определенных соглашениями, составляющими договорно-правовую базу единого экономического пространства;

— обеспечение совместимости стандартов образования;

— всемерное развитие сотрудничества в сфере культуры, связей по линии парламентов и деловых сообществ, контактов между людьми;

— дальнейшая эволюция межрегионального и приграничного сотрудничества, формирование эффективных структур межрегионального взаимодействия.

2.2. Медиация и основные принципы функционирования Союза. Необходимо отметить, что институт медиации по своей природе, его основополагающие принципы соответствуют ряду базовых установок функционирования Союза, определенных в ст. 3 Договора (основные принципы функционирования ЕАЭС):

— уважению общепризнанных принципов международного права, включая принципы суверенного равенства государств-членов и их территориальной целостности;

— обеспечению взаимовыгодного сотрудничества, равноправия и учета национальных интересов Сторон.

Процесс медиации основывается на сотрудничестве, взаимном уважении и равноправии сторон, и все решения принимаются с учетом интересов сторон, что свидетельствует о качественном соответствии медиации требованиям к инструментарию, который может применяться в рамках деятельности Союза и взаимодействия между его членами.

2.3. Медиация и основные цели Союза. Применение медиации также потенциально может способствовать достижению основных целей Союза (ст. 4 Договора), таких как:

— создание условий для стабильного развития экономик государств-членов в интересах повышения жизненного уровня их населения;

— стремление к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза;

— всесторонняя модернизация, кооперация и повышение конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики.

3. Соотнесение компетенции Союза и возможности интеграции медиации.

При рассмотрении вопроса о возможности распространения медиативной практики на уровне всего Союза, т. е. на национальном и наднациональном уровне, необходимо учитывать компетенцию ЕАЭС.

Следует обратить внимание, что согласно п. 1 ст. 5 Договора Союз обладает компетенцией в пределах и объемах, установленных Договором и международными соглашениями в рамках ЕАЭС.

Таким образом, вопрос применения медиации можно рассматривать путем принятия каких-либо общих для стран-участниц Союза правил о медиации в рамках компетенции ЕАЭС, а также путем ее интеграции в непосредственную работу органов Союза в пределах их компетенции.

Так, ст. 28 Договора определяет, что Союз принимает меры по обеспечению функционирования внутреннего рынка в соответствии с положениями Договора. При этом внутренний рынок охватывает экономическое пространство, в котором согласно положениям Договора обеспечивается свободное передвижение товаров, лиц, услуг и капиталов.

Здесь целесообразно отметить сферу урегулирования споров, так как на уровне Союза целесообразно иметь единообразные подходы к разрешению споров, способные обеспечить универсальность защиты прав и интересов граждан и хозяйствующих субъектов в рамках единого экономического пространства.

В настоящее время рынок медиативных услуг развивается в таких странах, как Белоруссия, Казахстан и Россия, однако это происходит независимо друг от друга. В указанных странах приняты законы, по-разному регулирующие институт медиации и деятельность медиаторов. В других странах Союза (Киргизия, Армения) законодательное регулирование медиации отсутствует.

Соответственно, включение института медиации в систему разрешения споров ЕАЭС (в его регулирующие документы) может обеспечить интеграцию этого механизма в страны, где в настоящее время нет национального законодательства о медиации, а также способствовать формированию единообразной медиативной практики на территории всего Союза.

В силу того, что ЕАЭС в целом обладает компетенцией по обеспечению функционирования внутреннего рынка в части принятия общих правил относительно предоставления услуг, компетенция Союза, по нашему мнению, может распространяться и на предоставление медиативных услуг для урегулирования споров в рамках единого экономического пространства.

Также следует отметить, что согласно п. 2 ст. 5 Договора государства-члены осуществляют скоординированную или согласованную политику в пределах и объемах, установленных Договором и международными соглашениями в рамках Союза. В связи с тем, что государства-члены проводят согласованную и скоординированную политику по ряду направлений, органы Союза наделены полномочиями как по принятию рекомендаций для государств-членов, так и по утверждению обязательных решений, которые распространяются на все государства-члены. Соответственно, медиация может быть интегрирована в право Союза в рамках процессов гармонизации и унификации права в определенных сферах правоотношений, обусловленных выделенными в Договоре отраслевыми направлениями интеграции. Обозначим эти направления.

1) Согласованная политика в области информатизации и информационных технологий. Применение медиации для урегулирования трансграничных споров, в том числе в сфере электронной торговли, может содействовать формированию трансграничного пространства доверия в рамках Союза, которое необходимо для успешного информационного взаимодействия внутри Союза (ст. 23 Договора).

2) Согласованная политика в сфере защиты прав потребителей, направленная на формирование равных условий для граждан государств-членов по защите их интересов от недобросовестной деятельности хозяйствующих субъектов (п. 2 ст. 60, п. 2 ст. 61 Договора).

3) Формирование общего рынка лекарственных средств и рынка медицинских изделий (изделий медицинского назначения и медицинской техники).

4) Осуществление единого таможенного регулирования, общего режима торговли товарами в отношениях с третьими сторонами — государства-члены осуществляют координацию в сфере торговли услугами с третьими сторонами и применения совместных мер по развитию экспорта товаров на рынки третьих стран.

5) Согласованное регулирование финансовых рынков, предполагающее в том числе гармонизацию законодательства стран-участниц в сфере финансового рынка, обеспечение гарантированной и эффективной защиты прав и законных интересов потребителей финансовых услуг (ст. 70 Договора).

6) Единая торговая политика и политика в области технического регулирования. В целях обеспечения свободы торговли услугами и осуществления инвестиций в рамках ЕАЭС, создания и обеспечения функционирования единого рынка услуг планируется последовательная либерализация условий взаимной торговли услугами и осуществления инвестиций (статьи 65 и 66 Договора). В настоящее время на уровне Союза уже происходит принятие документов, предусматривающих такую либерализацию [7].

7) Согласованная политика в сфере применения санитарных, ветеринарно-санитарных и карантинных фитосанитарных мер.

8) Согласованная макроэкономическая и валютная политика (единое экономическое пространство).

9) Скоординированная политика в области транспорта и энергетики.

10) Согласованная агропромышленная политика.

11) Сотрудничество в области промышленности и в сфере трудовой миграции.

12) Совместная работа в сфере охраны и защиты прав на объекты интеллектуальной собственности, в том числе гармонизация законодательства государств-членов в сфере охраны и защиты прав на объекты интеллектуальной собственности (ст. 89 Договора).

13) Скоординированная транспортная политика.

14) Единые правила предоставления субсидий в отношении промышленных товаров, в том числе при предоставлении или получении услуг, которые непосредственно связаны с производством, сбытом и потреблением промышленных товаров.

15) Общие принципы и правила конкуренции в ЕАЭС.

16) Гармонизация сфер естественных монополий.

17) Сотрудничество в сфере энергетики, скоординированная энергетическая политика, поэтапное формирование общих рынков энергетических ресурсов.

В указанных выше отраслевых направлениях интеграции Союза медиация применима как структурированный процесс (процедура) при необходимости выработки договоренностей по различным направлениям. Направления интеграции ЕАЭС не предусматривают сферу семейных правоотношений как не относящихся к экономике. Соответственно, гармонизация указанных правоотношений на данном этапе не планируется. Медиация традиционно считается одним из самых эффективных способов урегулирования семейных споров и уже применяется с этой целью в части государств-членов Союза. Вместе с тем распространение медиации и на подобные виды споров в трансграничном контексте представляется целесообразным, в том числе с целью содействия защите прав граждан внутри всего единого экономического пространства. Особенную актуальность здесь приобретают вопросы признания и приведения в исполнение различных решений, касающихся интересов детей, в том числе относительно алиментных обязательств, а также содействие мирному урегулированию трансграничных семейных споров. При этом медиация является одним из самых эффективных подходов в урегулировании трансграничных семейных споров и механизмов защиты прав и интересов детей, что признано на мировом уровне [24].

Также следует отметить, что согласно п. 3 ст. 5 Договора в целях осуществления согласованной политики в соответствии с основными принципами и целями Союза в иных сферах экономики решением Высшего совета могут создаваться вспомогательные органы (советы руководителей государственных органов сторон, рабочие группы, специальные комиссии) по соответствующим направлениям и (или) даваться поручения Комиссии по координации взаимодействия стран-членов в соответствующих сферах.

Таким образом, право Союза допускает возможность интеграции стран в вопросах альтернативного урегулирования споров, в том числе медиации. Это обеспечивается тем, что, как было указано ранее, интеграция медиации в право ЕАЭС и право государств-членов соответствует целям и принципам деятельности Союза.

4. Медиация и органы ЕАЭС.

Нами рассмотрены возможности применения процедуры медиации также с учетом структуры органов Союза, полномочия которых определяются Договором и международными соглашениями в рамках Союза.

К органам Союза согласно ст. 8 Договора относятся Высший совет, Межправительственный совет, ЕЭК, Суд Евразийского экономического союза (далее — Суд Союза).

В состав Высшего совета входят главы государств-членов (ст. 11 Договора). Межправительственный совет состоит из глав правительств государств-членов (ст. 14 Договора).

Согласно ст. 7 Договора на основании решения Высшего совета проводятся переговоры по проектам международных договоров ЕАЭС с третьей стороной, а также осуществляется их подписание. Высший совет также определяет порядок осуществления Союзом международного сотрудничества [17], основные направления международной деятельности [6].

В силу того, что в рамках международной деятельности Союза проводится большое количество переговоров и консультаций с государствами и международными организациями, целесообразно рассмотреть возможность применения медиации в работе указанных органов, так как медиация является одним из международно-признанных способов урегулирования и предупреждения международных споров и разногласий [26, с. 153—286], а также эффективным способом выработки многосторонних соглашений.

 

СТАТЬЯ БОЛЬШАЯ, ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ