УДК  342.7

Страницы в журнале: 60-64

 

В.Л. Кабанов,

кандидат педагогических наук, руководитель Центра экспертиз в образовании Российской академии образования Россия, Москва Rudn_mp@mail.ru

 

Дети из числа коренных народов являются уязвимой группой населения, находящейся под особой защитой международного и национального права. Анализируются международные договоры, рекомендации Комитета ООН по правам ребенка, а также российское законодательство в части защиты прав детей из числа коренных народов, приводится статистика по России. Формулируется вывод о том, что в целях улучшения состояния их защищенности важно следовать международным стандартам и рекомендациям Комитета ООН по правам ребенка.

Ключевые слова: международное право, Комитет ООН по правам ребенка, коренные народы, права детей, конвенция.

 

Коренные народы — будь то в полярных районах Скандинавии или экваториальных лесах Бразилии, пустынях Австралии или горах Индии — объединяют общие потребности и проблемы. Более чем в 70 странах проживают примерно 300 млн. человек, относящих себя к коренным народам, являющихся носителями уникальной культуры и способов общения с окружающей средой [1, c. 207]. Общепризнанно, что коренные народы принадлежат к числу находящихся в наиболее уязвимом положении групп населения в сегодняшнем мире. Коренные народы, сохранив культурные и иные особенности, сегодня сталкиваются с проблемами, связанными с защитой своих прав как самостоятельных общностей людей.

Сегодня в мире уделяется большое внимание охране прав коренных народов. Защита прав детей из числа коренных народов, к сожалению, не входит в приоритетную группу проблем коренных народов, к которым относятся права на землю и участие в политической деятельности [10]. Вместе с этим важно подчеркнуть, что когда речь идет о правах детей, принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка не может игнорироваться в пользу удовлетворения интересов соответствующей уязвимой группы. Когда государство старается решить вопрос о наилучшем обеспечении интересов ребенка, являющегося представителем коренных народов, то в процессе работы с учетом соответствующих культурных аспектов следует советоваться с коренной общиной и предоставить ей возможность участвовать в этом процессе. Такие консультации должны предполагать значимое участие детей из числа коренных народов.

Принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка является краеугольным при защите прав детей [5, с. 65—68]. Применение этого принципа в отношении детей из числа коренных народов требует особого внимания. Наилучшее обеспечение интересов ребенка должно реализовываться в качестве и коллективного, и индивидуального права человека. Защита прав детей из числа коренных народов как группы требует соотношения с коллективными культурными правами этой уязвимой группы населения. При этом в решениях, касающихся отдельного ребенка (например, в органах опеки и попечительства, судах, административных органах), главную роль играет наилучшее обеспечение интересов конкретного ребенка.

Вместе с тем учет коллективных культурных прав ребенка является частью концепции наилучшего обеспечения его интересов.

Принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка требует от государства принятия активных мер в рамках законодательных, административных и судебных систем, которые должны систематически применять этот принцип посредством учета последствий своих решений и действий для прав и интересов детей [7, п. 12]. Для того чтобы эффективно гарантировать права детей из числа коренных народов, такие меры должны включать подготовку и повышение осведомленности о важности учета коллективных культурных прав в сочетании с определением путей наилучшего обеспечения интересов ребенка.

Вопросы защиты прав детей из числа коренных народов отражены в международном праве. Важную роль в решении проблемы положения детей из числа коренных народов играют следующие международные договоры: Конвенция ООН о правах ребенка 1989 года (далее — Конвенция о правах ребенка), Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 года, Конвенция о коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах, 1989 года. Перечисленные соглашения содержат положения, которые способствуют повышению эффективности осуществления прав коренных народов и уделяют особое внимание правам детей из числа коренных народов в области образования. Вместе с тем ключевое значение в контексте рассматриваемой темы, безусловно, играет Конвенция о правах ребенка.

Конвенция о правах ребенка была первым основным договором по правам человека, содержащим упоминание о детях из числа коренных народов. Так, в преамбуле документа отмечается, что государства учитывают «должным образом важность традиций и культурных ценностей каждого народа для защиты и гармоничного развития ребенка». Статья 30 Конвенции о правах ребенка гласит: «В тех государствах, где существуют этнические, религиозные или языковые меньшинства или лица из числа коренного населения, ребенку, принадлежащему к таким меньшинствам или коренному населению, не может быть отказано в праве совместно с другими членами своей группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком». Далее, ст. 29 предусматривает, что «образование ребенка должно быть направлено на… подготовку ребенка к сознательной жизни в свободном обществе в духе понимания, мира, терпимости, равноправия мужчин и женщин и дружбы между всеми народами, этническими, национальными и религиозными группами, а также лицами из числа коренного населения». Статья 17 Конвенции о правах ребенка содержит утверждение о том, что государства-участники «поощряют средства массовой информации к уделению особого внимания языковым потребностям ребенка, принадлежащего к какой-либо группе меньшинств или к коренному населению».

Конкретные упоминания о детях из числа коренных народов в Конвенции о правах ребенка свидетельствуют о признании того, что государства должны принимать особые меры с тем, чтобы дети могли в полной мере пользоваться своими правами. Комитет ООН по правам ребенка, являющийся контрольным механизмом по Конвенции о правах ребенка [2, c. 266—271], учитывает положение детей из числа коренных народов в ходе рассмотрения периодических докладов государств — участников Конвенции о правах ребенка. Комитет ООН по правам ребенка отмечает, что дети из числа коренных народов сталкиваются с серьезными проблемами при осуществлении своих прав, они продолжают подвергаться серьезной дискриминации в ряде областей, в том числе в плане доступа к здравоохранению и образованию [3]. Комитет ООН по правам ребенка по результатам рассмотрения докладов государств принимает конкретные рекомендации на этот счет в своих заключительных замечаниях. Рассмотрим эту процедуру на примере Российской Федерации.

В первую очередь следует обратиться к мерам, предпринятым в России в области защиты прав коренных народов и детей из числа коренных народов. Российская Федерация уделяет существенное внимание защите прав коренных народов и детей из числа коренных народов. В России коренными малочисленными народами признаются народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие на территории Российской Федерации менее 50 тыс. человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями. Всего в России к коренным малочисленным народам относятся 47 этносов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Общая численность коренных малочисленных народов в России составляет 316 011 человек [6].

Статус коренных малочисленных народов определен Конституцией РФ и федеральным законодательством. Каждый гражданин, в том числе ребенок, имеет право пользоваться родным языком, своей культурой, исповедовать свою религию. Право всех народов России на получение основного общего образования на родном языке гарантируется законом. Дети в сфере осуществления своих прав не разделяются по национальному и социальному признаку, имеют равный доступ к образованию. Конституция РФ, федеральные законы от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», от 17.06.1996 № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии», Закон РФ от 25.10.1991 № 1807-I «О языках народов Российской Федерации» устанавливают, что граждане Российской Федерации, относящие себя к определенным этническим общностям, имеют право на получение образования на национальном (родном) языке и на выбор языка воспитания и обучения в рамках возможностей, предоставляемых системой образования в соответствии с законодательством Российской Федерации [9].

Дети из числа коренных малочисленных народов по объективным причинам находятся в особо трудных условиях жизнеобеспечения. Изучение родного языка как самостоятельного предмета в районах проживания коренных малочисленных народов Севера в 2008—2009 учебном году велось в 778 из 997 государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений (без вечерних и сменных), в которых обучалось 35 тыс. детей — представителей более 30 коренных малочисленных народов Севера. Удельный вес обучающихся, изучающих родной язык, в 2008—2009 учебном году сократился по сравнению с 2001—2002 учебным годом с 46% до 44,4%, при этом значительно увеличилось число детей, изучающих язык факультативно [9, п. 297].

Урегулирован порядок включения в федеральный перечень учебников, рекомендованных (допущенных) к использованию в образовательных учреждениях, реализующих образовательные программы общего образования и имеющих государственную аккредитацию, учебников по родным языкам и учебников на родных языках, а также по истории и культуре религий. С 2008 года духовные образовательные учреждения наделены правом на реализацию образовательных программ в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, а также их государственную аккредитацию и выдачу выпускникам, успешно завершившим обучение по аккредитованным образовательным программам, документов государственного образца о соответствующем уровне образования. Проводится работа по получению доступного профессионального образования детьми из числа коренных малочисленных народов. В районах проживания коренных малочисленных народов Севера в 2009 году функционировало 24 государственных (муниципальных) образовательных учреждения среднего профессионального образования, в которых обучались 9,6 тыс. детей.

В 2009 году была утверждена Концепция устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации (распоряжение Правительства РФ от 04.02.2009 № 132-р; далее — Концепция), представляющая собой систему актуальных направлений, принципов, целей и задач устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, а также план ее реализации. Концепция подразумевает этапность ее исполнения. Первые два этапа — с 2009 по 2011 и с 2012 по 2015 годы — уже выполнены. Премьер-министр России Д.А. Медведев 27 августа 2016 г. подписал распоряжение № 1792-р «Об утверждении плана реализации в 2016—2025 годах Концепции устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока». Третий этап реализации Концепции включает комплекс мер, направленных на сохранение исконной среды обитания коренных малочисленных народов, их образа жизни, модернизацию хозяйственной деятельности и всей социальной сферы (включая систему образования, здравоохранения, культуры) в местах их традиционного проживания [6]. Российская Федерация представила данные о защите прав детей из числа коренных народов в международный контрольный орган — Комитет ООН по правам ребенка, который, ознакомившись с отчетом, попросил представить информацию о нормативных положениях, касающихся деятельности предприятий, в частности нефтедобывающих предприятий, направленных на предотвращение негативного воздействия такой деятельности на права детей, в частности детей из числа коренных народов [8]. В ответ Российская Федерация указала, что согласно ст. 42 Конституции РФ каждому гарантировано право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. Также эти вопросы регулируются федеральными законами от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», Законом РФ от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах».

Более того, плата за негативное воздействие на окружающую среду предприятий, включая нефтедобывающие, устанавливается в соответствии с Порядком определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия (утв. постановлением Правительства РФ от 28.08.1992 № 632). В целях снижения вредного влияния нефтедобывающих предприятий на окружающую среду и здоровье человека постановлением Правительства РФ от 08.01.2009 № 7 «О мерах по стимулированию сокращения загрязнения атмосферного воздуха продуктами сжигания попутного нефтяного газа на факельных установках» установлено нормативное значение целевого показателя сжигания попутного нефтяного газа (с 1 января 2012 г. — не более 5%). В случае превышения нормативного целевого показателя ставки платы за загрязнение атмосферного воздуха продуктами сгорания газа увеличиваются в 4,5 раза.

Рассмотрев все представленные материалы, Комитет ООН по правам ребенка отметил, что российское законодательство предусматривает предоставление компенсации представителям коренных народов за ущерб окружающей среде от коммерческой деятельности. Вместе с тем Комитет ООН по правам ребенка высказал обеспокоенность тем, что «деятельность частных предприятий, занимающихся добычей нефти и газа, продолжает оказывать негативное воздействие на традиционный уклад жизни лиц, принадлежащих к малым коренным группам населения, включая детей, вследствие обезлесения и загрязнения окружающей среды, а также угрожая существованию определенных видов животных, имеющих важнейшее значение для их уклада жизни. Кроме того, Комитет ООН по правам ребенка обеспокоен негативным воздействием на здоровье детей добычи угля и производства асбеста, особенно детей, проживающих в Кемеровской области и на Урале» [4, п. 20].

В связи с этим Комитет ООН по правам ребенка рекомендовал России принять и применять нормативные положения, обеспечивающие соблюдение коммерческим сектором международных и национальных стандартов в области прав человека, труда, окружающей среды и в других областях, в особенности в связи с обеспечением прав детей и с учетом резолюций Совета ООН по правам человека 8/7 (п. 4 d) и 17/4 (п. 6 f).

Также Комитет ООН по правам ребенка отметил проблемы с защитой прав на здоровье и на образование детей из числа коренных народов. Комитет ООН по правам ребенка, в частности, указал: «Родные языки некоторых коренных групп никогда не используются в качестве языка преподавания в школах... они низведены до статуса второстепенного предмета» [4, п. 63]. Более того, дети из числа коренных народов «испытывают серьезные трудности в связи с плохим состоянием медицинской помощи в отдаленных деревнях и что среди детей наблюдается рост заболеваемости определенными типами болезней из-за отсутствия достаточного доступа к традиционному северному рациону питания, приспособленному к метаболизму “северного типа”, который заменен на питание по западному образцу с высоким содержанием углеводов и сахара» [4, п. 63]. По итогам рассмотрения доклада Российской Федерации о защите прав детей Комитет ООН по правам ребенка рекомендовал «принять все необходимые меры для сохранения культурной и языковой самобытности и наследия детей из числа коренных народов посредством предоставления им по мере возможности базового образования на родном языке,.. а также улучшить состояние медицинских учреждений и услуг в отдаленных деревнях, в которых проживают группы коренного населения, и способствовать традиционному образу жизни этих групп, в том числе за счет обеспечения доступа к традиционному рациону питания» [4, п. 64].

Таким образом, можно констатировать, что дети из числа коренных народов являются уязвимой группой населения, находящейся под особой защитой международного и национального права. Российская Федерации стремится поэтапно улучшать положение коренных народов и детей из их числа на ее территории, активно сотрудничая с международными правозащитными механизмами, в особенности Комитетом ООН по правам ребенка. На данном этапе России необходимо продолжать следовать международным стандартам, дальше развивать сотрудничество с данными механизмами и выполнять рекомендации Комитета ООН по правам ребенка.

 

Список литературы

 

1. Абашидзе А.Х., Ананидзе Ф.Р., Солнцев А.М. Международно-правовые основы защиты меньшинств и коренных народов: учеб. М.: РУДН, 2015. С. 207.

2. Абашидзе А.Х., Конева А.Е. Договорные органы по правам человека. М., 2015. С. 266—271.

3. Дети из числа коренных народов и их права согласно Конвенции: замечание общего порядка № 11 (2009) Комитета ООН по правам ребенка.

4. Заключительные замечания по объединенным четвертому и пятому периодическим докладам Российской Федерации: доклад ООН от 25.02.2014 // CRC/C/RUS/CO/4-5.

5. Кабанов В.Л. К вопросу о концептуальном содержании принципа наилучших интересов ребенка в международном праве // Евразийский юридический журнал. 2014. № 10. С. 65—68.

6. Медведев утвердил концепцию развития коренных малочисленных народов России. URL: https://ria.ru/society/20160827/1475432600.html

7. Об общих мерах по осуществлению: замечание общего порядка № 5 (2003) Комитета ООН по правам ребенка.

8. Перечень вопросов, подлежащих обсуждению в связи с рассмотрением первоначального доклада Российской Федерации: доклад ООН от 01.07.2013 // CRC/C/RUS/Q/4-5.

9. Четвертый и пятый периодические доклады государств-участников, подлежащие представлению в 2011 году. Российская Федерация: доклад ООН от 27.08.2012 // CRC/C/RUS/4-5.

10. UNICEF Innocenti Digest No. 11, Ensuring the Rights of Indigenous Children, 2004.