УДК 343.1 

Страницы в журнале: 94-98

 

С.И. Лобанова,

старший преподаватель кафедры гражданского права Средне-Волжского филиала Российской правовой академии Министерства юстиции РФ Россия, Саранск kitty777@yandex.ru

Анализируются проблемные аспекты прекращения уголовного дела и уголовного преследования в стадии судебного разбирательства. В частности, обращается внимание на то, что в действующем уголовно-процессуальном законе фактически стираются различия между освобождением от уголовной ответственности и освобождением от наказания, хотя правовые последствия при внешней схожести различны.

Ключевые слова: прекращение уголовного дела, прекращение уголовного преследования, уголовное судопроизводство, уголовная ответственность, уголовное наказание.

 

Преступление всегда порождает социальный конфликт уголовно-правового характера, основным инструментом разрешения которого является правосудие по уголовным делам, осуществляемое в форме судебного заседания.

Судебное разбирательство представляет собой самостоятельный, центральный этап уголовно-процессуальной деятельности, в котором уголовное дело разрешается по существу: суд отвечает на главный вопрос уголовного процесса о виновности либо невиновности подсудимого, а также принимает решения об освобождении от ответственности, назначении наказания, применении принудительных мер медицинского характера, о вынесении постановления (определения) о прекращении уголовного дела и др. [10, с. 54] Особая значимость данной стадии уголовного процесса не вызывает сомнения, поскольку конечный результат правосудия — вынесение итогового процессуального акта, с помощью которого решается судьба человека, права которого являются высшей ценностью правового государства [8, с. 14].

В то же время необходимо констатировать: уголовно-процессуальный закон не всегда последователен и логичен в вопросах правовой регламентации института прекращения уголовного дела при производстве в суде первой инстанции, что препятствует его должной реализации и вызывает ошибки в правоприменительной деятельности. Остановимся на некоторых из них.

В случаях, когда в ходе судебного разбирательства обнаружатся основания, предусмотренные п. 3 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ [11] (истечение сроков давности уголовного преследования) и п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (издание акта об амнистии), суд согласно ч. 8 ст. 302 УПК РФ должен продолжить рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. При этом если вина подсудимого будет установлена, выносится обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания. Согласно п. 1 ст. 254 УПК РФ в данном случае уголовное дело подлежит прекращению. Причем ст. 350 УПК РФ предписывает одновременное соблюдение этих противоречивых положений, а ст. 389 УПК РФ относит непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 254 УПК РФ, к безусловным основаниям отмены или изменения судебного решения. В такой ситуации законодателем по сути стираются различия между освобождением от уголовной ответственности и освобождением от наказания.

Нормы УПК РФ также входят в противоречие с Уголовным кодексом РФ [12], где закреплено, что по истечении сроков давности, как и при объявлении амнистии, лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности. А освобождение от наказания актом об амнистии допускается только в отношении уже осужденных лиц.

Так, Е.К. Хромов верно отмечает, что ч. 8 ст. 302 УПК РФ, согласно которой при истечении срока давности или объявлении амнистии суд может вынести обвинительный приговор, не отвечает на вопрос, почему при выявлении данных оснований в вышестоящих судебных инстанциях дело все-таки подлежит прекращению [13, с. 213].

Имеется в указанной норме и другая неточность — в случаях, предусмотренных пунктами 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и пунктами 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, суд выносит оправдательный приговор. В то время как п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ закрепляет возможность прекращения уголовного преследования как по реабилитирующим, так и по нереабилитирующим основаниям, предусмотренным пунктами 1—6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Следует помнить, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа публичности, предполагающего наличие интересов общества и государства, которые должны учитываться. Поэтому крайне важно сначала изобличить лицо в совершении преступления и только потом решать вопрос о реализации уголовной ответственности. Такой подход к пониманию проблемы нашел свое подтверждение в постановлении Конституционного Суда РФ от 20.11.2007 № 13-П (далее — Постановление КС РФ № 13-П) [9].

В п. 3.1 Постановления КС РФ № 13-П указано, что лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, так же как подозреваемый и обвиняемый по уголовному делу, по существу, уличается в совершении деяния, запрещенного уголовным законом. Если этого не сделать, то всегда остается риск незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод личности, как и нарушения прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

 

Отдельно отметим, что УПК РФ в ч. 1 ст. 314 закрепляет право обвиняемого, если имеется согласие потерпевшего лица и обвинителя (государственного или частного) по делу, заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о том, чтобы приговор был вынесен без осуществления судебного разбирательства. Это касается только тех преступлений, наказание за которые по УК РФ не превышает 10 лет лишения свободы.

Основаниями для разрешения уголовного дела в особом порядке судьей единолично или коллегией судей являются достаточные доказательства, которые подтверждают законность и обоснованность обвинения. Косвенно это подтверждается в момент вынесения судьей приговора.

Суд должен прийти к выводу о том, что обвинительное заключение, с которым согласен подсудимый, законно и подтверждается доказательствами, содержащимися в данном уголовном деле (по ст. 316 УПК РФ). Основное условие применения особого порядка заключается в том, что заявление, подаваемое обвиняемым о согласии с обвинением, которое ему предъявлено, должно носить официальный характер. Обвиняемый должен (если он этого желает) заявить ходатайство с просьбой о постановлении приговора без осуществления разбирательства дела в суде в присутствии защитника.

Законодатель также устанавливает для этого специальные сроки (ст. 315 УПК РФ), т. е. в момент, когда происходит ознакомление с материалами уголовного дела, или в процессе предварительного слушания, в тех случаях, когда оно является обязательным. Лицо, которое обвиняют в совершении преступления, должно осознавать характер и возможные последствия своего ходатайства, если будет иметь место применение особого порядка судебного разбирательства. Частный или государственный представитель со стороны обвинения должен быть согласен и не высказывать возражений.

Срок лишения свободы за преступное деяние, в совершении которого обвиняется лицо, не должен превышать 10 лет. Обвинение должно быть обоснованным и подтверждаться доказательствами, собранными по делу. Лицо должно понимать суть предъявленного ему обвинения и соглашаться с ним полностью, с каждой «буквой» в обвинительном заключении. Должны отсутствовать основания для прекращения дела [5, с. 42].

Судья по уголовным делам, по которым заявлено ходатайство, должен убедиться в том, что обвиняемый в полной мере осознает характер и суть, а также последствия своей просьбы, а также в том, что это было сделано в добровольном порядке и только после предварительного консультирования с защитником.

Данные вопросы подлежат установлению в процессе подготовки к судебному разбирательству. Ходатайство с просьбой утвердить особый порядок судебного разбирательства не является для суда обязательным.

Если будет установлено, что нарушены утвержденные законом требования к подаче прошения или что против этого высказывается потерпевший или обвинитель (государственный или частный), то в удовлетворении ходатайства будет отказано. Суд при этом может назначить судебное разбирательство в общем, обычном порядке.

Рассмотрение уголовных дел судами в особом порядке регламентировано ст. 316 УПК РФ. Но стоит иметь в виду некоторые особенности. В законе нет четко установленных правил, касающихся состава суда, который будет проводить разбирательство по делу. С точки зрения теории, вполне возможна ситуация, когда обвиняемый заявляет два ходатайства. Первое — с просьбой о рассмотрении в особом порядке, а второе — о коллегиальном слушании дела судом в составе трех федеральных судей, поскольку в ведении такого состава находится прерогатива разрешения уголовных дел по тяжким и особо тяжким преступлениям (п. 3 ч. 2 ст. 31 УПК РФ). Однако в реальности такие ситуации редки. Рассмотрение уголовных дел судами в особом порядке может применяться согласно ч. 1 ст. 31 УПК РФ мировыми судьями.

Судебное заседание проводят в режиме, который установлен в суде первой инстанции для рассмотрения и разрешения уголовного дела, т. е. в общем. Однако имеется ряд особенностей.

Во-первых, обязательным и необходимым является участие обвиняемого и его защитника или адвоката. В этом случае не действует правило, которое устанавливается ч. 4 ст. 247 УПК РФ. Оно говорит о возможности провести судебное заседание по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести без участия обвиняемого, если с его стороны об этом было заявлено ходатайство. Также обязательно принимает участие частный или государственный обвинитель, он выступает в самом начале судебного заседания и излагает суть предъявленного обвинения.

Далее судом опрашивается подсудимый в части понятности того, в чем он обвиняется, его согласия с этим. Задается вопрос о поддержании заявленного ранее ходатайства. Если обеспечено присутствие потерпевшего лица, то ему задается аналогичный вопрос. В случае его отсутствия судья должен удостовериться в том, что потерпевшего уведомили о том, когда будет проходить судебное разбирательство, а именно о времени и месте, а также в отсутствии ходатайств с его стороны против просьбы, заявленной подсудимым.

В рамках данной процедуры исследование правильности проведения досудебного производства по общему правилу не проводится. Это может быть сделано лишь в отношении обстоятельств, дающих представление о личности подсудимого, а также отягчающих или смягчающих наказание.

Тот факт, что подсудимый соглашается с обвинением, которое ему предъявлено, не говорит о том, чтобы суд уголовное дело и доказательства, содержащиеся в нем, изучал менее внимательно — это было бы нарушением принципов законности и презумпции невиновности [3, с. 16].

Обвинительный приговор выносится только в том случае, если у судьи имеется твердая внутренняя убежденность в виновности подсудимого. Она должна быть не голословной, а базироваться на оценке доказательств, содержащихся в уголовном деле. Рассмотрение уголовных дел судами в особом порядке позволяет применить более мягкую санкцию, размер наказания не может превышать двух третьих от максимально возможного срока самого сурового наказания, которое установлено УК РФ за совершение данного преступления.

Обвинительный приговор в описательной и мотивировочной части должен содержать изложение сути преступного посягательства и указание на обвинение в его совершении, по которому дал согласие подсудимый, а также итоговые выводы суда об исполнении условий его постановления в режиме судебного разбирательства по особому порядку.

Анализ доказательств и данная им оценка не отражаются.

У осужденного есть право обжаловать вынесенный обвинительный приговор в апелляционной инстанции, кроме основания, обозначенного в п. 1 ст. 379 УПК РФ (изложенные в приговоре выводы суда по факту не соответствуют обстоятельствам уголовного дела).

Рассмотрение уголовных дел судами в особом порядке предусматривает вынесение приговора, который согласно общим правилам является обвинительным. Но в то же время в главе 40 УПК РФ отсутствуют нормы, запрещающие принимать иные решения. Правда, если для этого не требуется исследовать собранные доказательства и обстоятельства дела (фактические) при этом не изменяются. К примеру, это решения об изменении квалификации содеянного (исключительно в сторону смягчения наказания); о прекращении уголовного дела по причине истечения сроков давности, изменения уголовного закона, примирения с потерпевшим, утверждения акта амнистии или в результате отказа государственного обвинителя от обвинения.

Если необходимо исследование доказательств для постановления оправдательного приговора, то судьей выносится постановление о том, чтобы прекратить производство уголовного дела в особом порядке и назначается его рассмотрение по общим правилам.

Прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности чаще всего практикуется по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести.

Нередко давностный срок привлечения виннового лица к уголовной ответственности еще не истек в ходе предварительного расследования и истекает во время судебного разбирательства.

В данном случае неизбежно возникает вопрос о том, какую позицию следует избрать защите.

Часть 8 ст. 302 УПК РФ обязывает суд продолжить судебное разбирательство и вынести обвинительный приговор с освобождением от наказания или оправдательный приговор.

В то же время в соответствии с положениями п. 1 ст. 254 УПК РФ в случае истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности и согласия подсудимого на прекращение уголовного дела по этим основаниям, суд прекращает уголовное дело в судебном заседании, т. е. без вынесения приговора.

Для разрешения данной коллизии следует обратиться к мнению КС РФ. В определении от 20.11.2007 № 292-О-О [7] (далее — Определение КС РФ № 292-О-О) Суд, рассматривая вопрос о конституционности ч. 8 ст. 302 УПК РФ, признал, что если подсудимый согласен на прекращение уголовного дела по этим основаниям, уголовное дело подлежит прекращению в ходе судебного разбирательства. Таким образом, единственным условием прекращения уголовного дела за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности является согласие обвиняемого [1, с. 65]. В противном случае подсудимому должна быть предоставлена возможность реализовать свое право на судебную защиту, что возможно лишь при проведении полного судебного разбирательства с установлением всех обстоятельств дела, оценке доказательств и установлении вины подсудимого в совершении инкриминируемого ему деяния. Тем не менее, как уже было отмечено выше, обвиняемые или подозреваемые, даже если они и не виновны, не всегда возражают против прекращения дел по этим основаниям, так как им нередко безразлично, по какому основанию дело прекращается.

Это явление также можно объяснить не только безразличием заинтересованных лиц, их желанием во что бы то ни стало уйти от уголовной ответственности, но и тем, что они могут опасаться поворота к худшему, если будут возражать против прекращения уголовного дела.

Тем самым фактически (но не формально) зачастую нарушается презумпция невиновности. Тем не менее в данном контексте это скорее не проблема уголовно-процессуального закона, проблема здесь коренится в правовом нигилизме общества, в его недоверии к институтам уголовного процесса, которое во многом было сформировано в 1990-е годы.

То, что проблема здесь коренится не в уголовно-процессуальном законе, а в отношении обвиняемых и подозреваемых, косвенно подтвердил и КС РФ, который в своем определении от 24.12.2012 № 2347-О (далее — Определение КС РФ № 2347-О) [6] не усмотрел нарушения конституционных прав заявителя, который в судебном заседании выразил свое согласие на прекращение уголовного дела, но суд вынес обвинительный приговор с освобождением от наказания.

КС РФ в Определении № 2347-О указал, что суд как орган правосудия призван обеспечить в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного приговора, подсудимому должна быть предоставлена возможность реализовать свое право на защиту, а потому вынесение приговора не влечет нарушение конституционных прав граждан.

Однако Определение КС РФ № 2347-О во многом входит в противоречие с Определением КС РФ № 292-О-О. В связи с несогласованными определениями КС РФ в настоящее время единообразной судебной практики применения ч. 8 ст. 302 и п. 1 ст. 254 УПК РФ нет. Но дело в том, что при всей внешней схожести правовые последствия при вынесении обвинительного приговора с освобождением от наказания и при прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию различны.

Постановление о прекращении уголовного дела не является актом, устанавливающим виновность подсудимого [2, с. 47] в том смысле как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ [4], а потому постановление о прекращении уголовного дела для обвиняемого предпочтительней, в частности для муниципальных и государственных служащих. Последние при вынесении постановления о прекращении уголовного дела формально могут продолжить свою деятельность в прежней должности.

В заключение отметим, что на сегодняшний день никаких мер, направленных на устранение противоречий между названными нормами УПК РФ, законодателем не принимается. При этом такая неопределенность касается прекращения уголовных дел не только за давностью, но и по другим основаниям, что недопустимо.

 

Список литературы

 

1. Гуценко К.Ф. Уголовный процесс. М.: Зерцало, 2010.

2. Дубинин Г.Г. Конституционный принцип презумпции невиновности и проблемы освобождения от уголовной ответственности // Уголовная ответственность и ее реализация: межвуз. сб. Куйбышев: Изд-во Куйбыш. гос. ун-та, 1985. С. 46—56.

3. Колбеева М.Ю. Институт привлечения лица в качестве обвиняемого в условиях реформирования уголовно-процессуального законодательства: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2013.

4. Конституция Российской Федерации: принята Всенародным голосованием 12.12.1993 // Российская газета. 1993. 25 дек.

5. Неганов Д.А. Действие принципа законности в стадии возбуждения уголовного дела: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2013.

6. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ахметзяновой Лии Раисовны на нарушение ее конституционных прав частью восьмой статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: определение КС РФ от 24.12.2012 № 2347-О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Дьячковой Ольги Геннадьевны на нарушение ее конституционных прав частью восьмой статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: определение КС РФ от 15.01.2008 № 292-О-О // Вестник КС РФ. 2008. № 4.

8. Петровская А.Н. Значение стадий уголовного процесса // Следователь. 2011. № 5. С. 14—17.

9. По делу о проверке конституционности ряда положений статей 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444 и 445 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.Г. Абламского, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева: постановление КС РФ от 20.11.2007 № 13-П // Вестник КС РФ. 2007. № 6.

10. Самохин А.Н. Прекращение уголовного дела в суде // Журнал российского права. 2010. № 2. С. 54—59.

11. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 18.12.2001 № 174-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.

12. Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

13. Хромов Е.К. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в суде // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сборник материалов международной научной конференции (25—26 января 2013 г.): в 2 ч. Ч. 2. Красноярск, 2013. С. 213—216.