УДК 342.518:347.44

Страницы в журнале:  60-66

 

С.С. Восоров,

аспирант кафедры гражданского права и процесса Белгородского университета кооперации, экономики и права Россия, Белгород do_lun@mail.ru

Рассматриваются вопросы, связанные с определением статуса военных организаций в гражданском обороте, обеспечением их эффективного взаимодействия с другими участниками гражданско-правовых отношений, улучшением их материально-технического обеспечения и повышением стабильности имущественного оборота с их участием. Обосновывается необходимость принятия проекта Федерального закона № 97802184-2 «О правовом положении и финансово-экономической деятельности военных организаций» как механизма реализации Конституции Российской Федерации в военной сфере.

Ключевые слова: особый правовой режим, имущество военных организаций, стабильность имущественного оборота с участием военных организаций, права и свободы военнослужащих в гражданско-правовой сфере.

 

В  динамичной государственно-правовой, управленческой и экономической практике возникает множество отношений между субъектами права, имеющими различную правовую природу. Современная рыночная экономика предполагает участие в имущественном обороте на паритетных началах также публично-правовых образований, в том числе и военных организаций.

Актуальность предлагаемых нами тезисов обусловлена тем, что в период перехода к новой системе экономических отношений, реализации попыток преодоления кризисных явлений, стремления модернизировать экономические, политические и социальные направления деятельности РФ, возникает необходимость совершенствования законодательства относительно защиты права государственной собственности, являющейся финансовой, имущественной и обеспечительной основой экономики России в целом и безопасности страны в частности.

В связи с активным функционированием военных организаций в условиях рынка представляется чрезвычайно важным максимально точно определить их статус в гражданском обороте, чтобы эффективно организовать их взаимодействие с другими участниками данного оборота. Это в свою очередь позволит повысить результативность финансово-экономической деятельности военных организаций, оптимизировать использование имущества и выделяемых денежных средств и, как следствие, улучшить материально-техническое обеспечение их деятельности и повысить стабильность имущественного оборота с их участием. Именно достижение определенности в правовом режиме имущества военных организаций позволит сделать более стабильными не только гражданские, но также трудовые, административные, финансовые и иные правоотношения, участниками которых они являются.

К сожалению, разработка проекта Федерального закона № 97802184-2 «О правовом положении и финансово-экономической деятельности военных организаций» (далее — Проект Федерального закона № 97802184-2) не увенчалась принятием самого закона, но является актуальной и значимой и в настоящее время. Полагаем, что с учетом последних изменений Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ), вступивших с силу с 1 сентября 2014 года на основании действия Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» [16], к этому вопросу следует вернуться.

Представляется обоснованным мнение специалистов в области гражданско-правового статуса военных организаций (см.: [1, с. 25—26; 2; 9; 13; 14, с. 119—125]) о том, что в настоящее время организационно-правовые формы военных организаций как юридических лиц, правовой режим закрепленного за ними имущества, порядок создания, реорганизации и регистрации, формы и способы участия военных организаций в гражданском обороте, специфика регулирования договорных отношений с их участием, деятельность военных организаций, приносящая доход, а также вопросы, возникающие в организации их договорной и внедоговорной ответственности, должным образом не урегулированы. Требуют глубокого научного изучения проблемы не только правового положения имущества воинских частей, но неразрывно связанные с ними проблемы регулирования юридической ответственности военных организаций. Критерием для определения правовых категорий «правовое положение имущества воинских частей» и «ответственность военных организаций» может стать четкое законодательное определение гражданско-правового режима имущества военных организаций. Данные категории следует рассматривать системно, в рамках особого гражданско-правового механизма, способного обеспечить эффективность сделок с имуществом Министерства обороны Российской Федерации (далее — Минобороны РФ).

С возвратом в государственную собственность проданного частным лицам имущества военного комплекса России особенно актуальной является проблема правового регулирования эффективного оперативного управления особым имуществом, имуществом, находящимся в ведении Минобороны РФ, имеющим специальный статус. Представляется, что настало время разработать и предложить особый гражданско-правовой механизм регулирования этих отношений.

Данный тезис подтверждается и практикой. Так, например, наряду с привлечением к уголовной ответственности лиц, причастных к незаконной реализации недвижимости, земельных участков и акций, принадлежавших дочерним и зависимым компаниям ОАО «Оборонсервис», Главное военное следственное управление Следственного комитета РФ вынуждено проводить работу по добровольному и безвозмездному возвращению государству незаконно отчужденного имущества.

Следствием был установлен факт продажи комплекса зданий в центре Москвы, в котором размещалось ОАО «31-й Государственный проектный институт специального строительства» (далее — ОАО «31 ГПИСС»). Продали его по цене ниже рыночной стоимости почти на 300 миллионов рублей. Этот институт занимался проектированием объектов в интересах обеспечения обороноспособности страны. Чиновники Минобороны РФ провели процесс его приватизации, а затем, чтобы занизить стоимость акций предприятия, продали комплекс зданий и земельный участок на Смоленском бульваре в центре Москвы примерно за 1 миллиард 600 миллионов рублей, значительно занизив их стоимость. После продажи они инициировали решение совета директоров предприятия о выплате дивидендов акционерного общества и перевели на счета ОАО «Оборонсервис» свыше 1 миллиарда рублей чистой прибыли института в качестве дивидендов. С помощью вывода прибыли и продажи зданий была существенно занижена стоимость активов ОАО «31 ГПИСС». С новым собственником зданий института ОАО «Оборонсервис» заключило договор аренды, что позволяло собственникам вернуть затраченные на покупку недвижимости средства в течение примерно десяти лет.

Таким образом, оборонное ведомство заключило крайне невыгодный для государства и весьма выгодный для частных покупателей договор. Акционирование стратегически важного предприятия автоматически передавало в частные руки контракты, заключенные в интересах обороноспособности страны. Суперсовременные разработки, созданные учеными этого института, перешли к новым собственникам, которые получили возможность продавать государственные секреты. Помимо незаконной реализации зданий, следователи установили также и факт хищения акций этого института. Как было установлено, акции стратегически значимого для обороноспособности страны предприятия ОАО «31 ГПИСС» были приобретены по заниженной стоимости двумя коммерческими структурами: 70% купила компания «ВитаПроджект», а 30% — ОАО «Сосновоборэлектромонтаж», принадлежащее строительному холдингу «ТИТАН-2».

Нынешний владелец компании «ВитаПроджект» по собственной инициативе и безвозмездно передал в собственность РФ в лице Минобороны РФ все 70% акций ОАО «31 ГПИСС». Собственник остальной части акций института также изъявил добровольное желание безвозмездно возвратить государству свои акции.

Следственный комитет РФ призвал коммерческие структуры, ставшие покупателями имущества, ранее приобретенного по заниженной стоимости у Минобороны РФ, в числе которых — объекты недвижимости и земельные участки, расположенные в поселке Пересыпь Темрюкского района Краснодарского края и поселке Утриш в городе-курорте Анапе, гостиница, комплексы административных зданий на Воробьевых Горах и в Предтеченском переулке в городе Москве, а также ряд других, добровольно вернуть их в собственность РФ (см.: [6]).

Рассмотренная ситуация подтверждает необходимость принятия проекта Федерального закона № 97802184-2, в котором должен быть максимально точно определен статус военных организаций в гражданском обороте. Это обеспечит законную и эффективную организацию их взаимодействия с другими участниками гражданского оборота, позволит улучшить материально-техническое обеспечение их деятельности, создать условия для стабильности имущественного оборота с их участием.

Заплатив по сделке денежные средства, опасаясь судебных разбирательств и негативных последствий, частные компании, в двух приведенных случаях, вернули денежные средства государству безвозмездно. Остальным участникам гражданско-правовых сделок с имуществом военных организаций лишь рекомендовано последовать их примеру. Но они имеют право и не согласиться, посчитав себя добросовестными приобретателями в силу прямых указаний ст. 302 ГК РФ. Это может привести к длительным судебным процессам и обернуться значительными убытками для государства.

Нормы ст. 302 ГК РФ, защищающие права добросовестного приобретателя имущества, не различают приобретателя движимого и недвижимого имущества, однако именно в отношении недвижимого имущества сегодня развернулась активная дискуссия по вопросу о приоритете защиты прав собственника или добросовестного приобретателя недвижимого имущества. Конечно, защита, в том числе и судебная, может быть предоставлена только добросовестному приобретателю и только при наличии условий, указанных в ст. 302 ГК РФ. Однако имеются серьезные особенности применения ст. 302 ГК РФ в отношении добросовестного приобретателя недвижимого имущества, тем более добросовестного приобретателя отдельных видов недвижимого имущества военных организаций.

Перечень главных администраторов доходов бюджетов бюджетной системы РФ от Минобороны РФ свидетельствует о наличии права на получение доходов от предпринимательской деятельности (деятельности, связанной с извлечением прибыли)  в основном за счет сделок с имуществом данного ведомства (движимым и недвижимым), находящимся в ведении военных организаций.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации (далее — Минфин РФ) от 29.08.2014 № 88н в приложение к Приказу Минфина РФ от 01.07.2013 № 65н «Об утверждении Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации», внесены изменения. В новый перечень главных администраторов доходов бюджетов бюджетной системы РФ от Минобороны РФ (код главы 187) входят доходы в виде прибыли, приходящейся на доли в уставных (складочных) капиталах хозяйственных товариществ и обществ, или дивидендов по акциям, принадлежащим РФ; доходы от размещения сумм, аккумулируемых в ходе проведения аукционов по продаже акций, находящихся в собственности РФ; доходы, получаемые в виде арендной платы, а также средства от продажи права на заключение договоров аренды за земли, находящиеся в федеральной собственности (за исключением земельных участков федеральных бюджетных и автономных учреждений); доходы от сдачи в аренду имущества, находящегося в оперативном управлении федеральных органов государственной власти и созданных ими учреждений (за исключением имущества федеральных бюджетных и автономных учреждений); плата за использование лесов; плата пользователей радиочастотным спектром; доходы от оказания платных услуг (работ) в рамках военно-технического сотрудничества; доходы от реализации высвобождаемого движимого и недвижимого военного и иного имущества федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная и приравненная к ней служба (в части реализации основных средств по указанному имуществу); доходы от реализации высвобождаемого движимого и недвижимого военного и иного имущества федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная и приравненная к ней служба (в части реализации материальных запасов по указанному имуществу) и т.д. (см.: [10]).

Системный подход к разработке особого гражданско-правового механизма, обеспечивающего эффективность сделок с имуществом Минобороны РФ, требует изучения теории объектов гражданских прав (правоотношения) и объектов права собственности, различаемых нами. Неслучайно эти категории регламентированы в разных главах ГК РФ. Не все объекты гражданского права могут быть объектом субъективного права собственности, а только индивидуально определенные материальные вещи. Полагаем возможным присоединиться к мнению А.В. Кожариновой и Н.К. Нарозникова, которые утверждают, что «объектом любого вещного права может выступать только индивидуально-определенное имущество, т.е. наделенное той совокупностью идентифицирующих признаков, которые позволяют с максимальной степенью вероятности вычленить его из массы ему подобных вещей» [5, с. 25].

Вещами в гражданском праве признаются материальные, физически осязаемые объекты, имеющие экономическую форму товара. Вещи становятся объектами права собственности и других вещных прав (см.: [3, с. 400—401]).

Термин «недвижимое имущество» был впервые использован в Указе Петра I о единонаследии 1714 года. Он заменил различные термины, использовавшиеся в законодательстве ранее, объединил ряд имуществ в единую правовую категорию, сгладив различия между вотчинами и поместьями. В советском гражданском праве термин «недвижимость» отсутствовал. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года содержал специальное примечание к ст. 21, согласно которому «с отменой частной собственности на землю деление имуществ на движимые и недвижимые упразднено» [15]. Земля была объявлена достоянием государства и исключена из частного оборота. В 1991 году в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик (утв. ВС СССР 31.05.1991 № 2211-1, утратил силу с 01.01.2008) было восстановлено деление имущества как объекта гражданских прав на движимое и недвижимое.

Согласно п. 1 ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

Из легального определения недвижимости следует, что ее особенностью является признак прочной связи с землей, которая понимается как невозможность перемещения объекта без несоразмерного ущерба его назначению. Этот признак традиционно присущ недвижимому имуществу. Он использовался еще в римском частном праве (см.: [12, с. 148—149]).

Деление вещей на движимые и недвижимые имеет существенное значение не только для рыночной экономики, но и для имущественного оборота особого имущества военных организаций. Неслучайно законодатель установил для этих двух групп различный правовой режим. Отчуждение и приобретение недвижимых вещей сопряжено с необходимостью государственной регистрации сделок с недвижимыми вещами (ст. 164 и 223 ГК РФ), предусмотрен различный порядок приобретения права собственности для движимых и недвижимых вещей.

В Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе обращается внимание на то, что действующее российское законодательство в той части, в какой оно призвано регулировать отношения собственности на земельные участки и расположенные на них здания, сооружения или иные объекты недвижимого имущества (далее совокупно именуемые «здания») и оборот этих участков и зданий, внутренне противоречиво, т.к. рассматривает эти объекты, с одной стороны, как объекты самостоятельные и участвующие в обороте вполне независимо друг от друга, для которых могут быть установлены различные правовые режимы, с другой — как физически и юридически связанные друг с другом виды недвижимого имущества (см.: [7, с. 68]).

В особенности эта проблема характерна для «военной организации», под которой обычно понимаются органы военного управления, объединения, соединения, воинские части, организации, предприятия, учреждения, военные образовательные учреждения профессионального образования Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов государственной власти, в которых федеральным законодательством предусмотрена военная служба (см.: [4, с. 55; 11]).

Ограничения военнослужащих в отдельных правах и свободах обусловлены непосредственным возложением на органы и организации, в которых предусмотрена военная служба, в том числе и в условиях мирного времени, основного объема мероприятий по реализации конституционной обязанности по подготовке к вооруженной защите и защите Отечества, что в свою очередь обусловливает специфику исполнения военной службы. Военнослужащие исполняют военную службу в интересах всего общества, сюда относится и защита основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства (см.: [8, с. 56]).

Таким образом, особенности военной службы обусловливают ограничения некоторых прав и свобод военнослужащих, гарантированных гражданам Конституцией Российской Федерации 1993 года (далее — Конституция РФ). Они распространяются на всех военнослужащих независимо от служебного положения, должны вводиться только законом и быть соразмерны охраняемому общественному интересу, основываться на принципе запрета чрезмерных ограничений прав и свобод военнослужащих. При этом анализ положений ч. 3 ст. 55 Конституции РФ позволяет сделать вывод об их соответствии международным правовым нормам о необходимых и допустимых в демократическом обществе ограничениях.

Однако ограничения некоторых основных прав и свобод устанавливаются только Федеральным законом от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» [17] и другими законодательными актами РФ, не имеющими прямой связи с определением статуса военных организаций в гражданском обороте и правовым регулированием их деятельности в указанной сфере правоотношений. А это является дополнительным свидетельством того, что решение проблем с обеспечением стабильности имущественного оборота военных организаций возможно только при наличии законодательно закрепленного в федеральном законе особого гражданско-правового механизма, обеспечивающего эффективность сделок с имуществом Минобороны РФ.

 

Список литературы

 

1. Бараненков В.В. Проблемы неопределенности и перспективы совершенствования гражданско-правового статуса военных организаций // Закон и армия. 2004. № 11. С. 25—26.

2. Братцев С.А. Правовые основы высвобождения в Вооруженных Силах Российской Федерации военного имущества и его реализации // Россий-ский военно-правовой сборник. 2004. № 2.

3. Гражданское право: учеб.: в 2 т. / отв. ред. Е.А. Суханов. — М.: Волтерс Клувер. Т. 1: Общая часть, 2008. С. 400—401.

4. Загорский М.Г. Организационно-правовые основы участия военных организаций в арбитражном суде: дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1997. С. 55.

5. Кожаринова А.В., Нарозников Н.К. Некоторые вопросы права ограниченного пользования чужим недвижимым имуществом. — Рязань: Логос, 2005. С. 25.

6. Козлова Н. Процесс на 190 миллионов: новые собственники стали возвращать незаконно проданное им имущество // Российская газета. 2013. 29 марта.

7. Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе / Совет при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства; под общ. ред. В.В. Витрянского, О.М. Козырь, А.А. Маковской — М.: Исслед. центр частного права, 2004. С. 68.

8. Корякин В.М., Кудашкин А.В., Фатеев К.В. Военно-административное право: военная администрация: учеб. — М.: За права военнослужащих, 2008. С. 56. (Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант». Вып. 90).

9. Лесовой В.В. Правовой режим имущества военных организаций: дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1998.

10. Приказ Минфина России от 01.07.2013 № 65н (ред. от 26.09.2014) «Об утверждении Ука-заний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11. Проект Федерального закона № 97802184-2 «О правовом положении и финансово-экономической деятельности военных организаций». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

12. Римское частное право: учеб. / под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. — М.: Юриспруденция, 2000. С. 148—149.

13. Сморчкова Л.Н. Правовой режим имущества, полученного организациями Пограничной службы Российской Федерации за счет внебюджетных источников: дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2002.

14. Соотношение понятий «военная организация», «ведомство» и «федеральный орган исполнительной власти»: проблемы правовой терминологии» // Российский военно-правовой сборник № 9: Военное право в XXI веке. Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант». — М.: За права военнослужащих, 2007. Вып. 73. С. 119—125.

15. СУ РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904.

16. Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

17. Федеральный закон от 27.05.1998 № 76-ФЗ (ред. от 04.11.2014) «О статусе военнослужащих». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».