УДК 343.985

Страницы в журнале: 113-118 

 

А.С. Голунков,

аспирант кафедры уголовного права, криминалистики и криминологии Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева Россия, Саранск golu-alex@mail.ru

 

Обосновывается точка зрения, что сложности, существующие в практике расследования мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, возникают, поскольку следователи не всегда в своей деятельности учитывают особенности самого мошенничества. Для рассматриваемого вида преступлений характерна высокая технологичность, и расследование должно быть не менее технологичным, если оно ориентировано на достижение успеха. Формулируется вывод о том, что методика расследования названных преступлений должна включать в себя определенный алгоритм действий, который  гарантировал бы от ошибок.

Ключевые слова: мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, методика расследования, способ совершения преступления, информационная среда.

 

Несмотря на то что методики расследования мошенничества существуют и многие из них считаются эффективными, следствие постоянно сталкивается с массой сложностей, разрешение которых является одной из важных методологических задач. Такая ситуация — следствие не низкого динамизма в совершенствовании методик расследования, а усложнения способов и механизмов совершения мошенничества. Ведь мошенничество в силу своей природы предполагает незаконное использование информационной среды для извлечения доходов.

Упоминание в качестве одного из признаков состава мошенничества обмана или злоупотребления доверием является ни чем иным, как манипуляцией этой информационной средой, т. е. преступник умышленно так искажает информационную среду, что жертва перестает отличать реальность от смоделированной преступником иллюзии, это и становится благодатной почвой для совершения преступления. А, как известно, именно информационная среда в последнее время претерпевает наиболее значительные изменения, которые столь кардинальны, что их вполне правомерно охарактеризовать как революционные. Как справедливо отмечает П.В. Малышкин, «…в последнее время общество пережило революционное преобразование пространства, в котором оно существует. Сейчас оно существует как минимум в двух пространствах — в традиционном, которое именуют также предметной реальностью, и в виртуальном пространстве» [1, с. 246]. Реальностью современного мира стали информационные технологии, являющиеся непременным атрибутом не только производственной деятельности, но и быта. Стремительное их изменение и совершенствование не только позволяют сделать окружающую среду более комфортной, но и дают немалые возможности для злоупотребления этой средой в целях удовлетворения корысти отдельными лицами. Постоянная эволюция информационной среды идет рука об руку с постоянным усложнением способов совершения мошенничества.

Использование искаженной информационной среды предполагает мошенничество в сфере предпринимательской деятельности(ст. 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года (далее — УК РФ)). Так, норма, закрепляющая уголовную ответственность за данный вид мошенничества, предусматривает действия, связанные с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (ч. 1 ст. 159.4 УК РФ). Но для того, чтобы будущая жертва мошенничества вступила в такие отношения, необходимо, чтобы она поверила в их перспективность для себя. Это возможно лишь в том случае, если информационная среда будет соответствующим образом искажена злоумышленником. Как известно, «обстановка во многом определяет сам механизм» [2, с. 16], т. е. механизм совершения преступления. Она также определяет и способ совершения преступления. Учитывая, что информационная среда — это один из элементов обстановки, данное высказывание справедливо и по отношению к ней. То есть информационная среда во многом определяет способ совершения мошенничества.

Конструкция ст. 159 УК РФ предусматривает два способа совершения мошенничества: обман и злоупотребление доверием. Эти же два способа предполагаются и при совершении мошенничества в сфере предпринимательской деятельности (ст. 159.4 УК РФ). Однако выделение в законе этих способов решает проблему квалификации названных преступлений, а потому вполне очевидно, что за этими понятиями стоит многообразие форм проявления способов, имеющихся в реальной действительности. В криминалистике, в частности в теории расследования, именно эти формы проявления указанных в законе способов совершения мошенничества и называются способами его совершения. То есть понимание дефиниции «способ совершения мошенничества» в уголовном праве и в криминалистике отличается, и обусловлено это задачами, которые ставятся при использовании названного термина. Если речь идет о квалификации мошенничества, то выделяется два способа его совершения. В том же случае, если речь идет о расследовании, то, принимая во внимание уголовно-правовое понимание способа, выделяется большее число способов мошенничества. Необходимость рассматривать мошенничество во всем многообразии способов его совершения в криминалистике обусловлена стремлением найти безошибочный алгоритм расследования этого преступления. Вполне очевидно, что порой даже мельчайшие детали способа совершения мошенничества должны обязательно учитываться органами расследования, поскольку только в этом случае можно рассчитывать на успех. Ведь эффективность расследования во многом обусловлена тем, насколько оно может выявить особенности способа совершения мошенничества. Именно поэтому следует принимать во внимание все нюансы способа совершения мошенничества.

Наблюдается взаимосвязь: информационная среда — мошенничество — расследование мошенничества. Усложнение одного из элементов этой взаимосвязи влечет за собой изменение других. Так, новые информационные технологии влекут за собой усложнение информационной среды, ориентируясь на которую принимает решения человек в современном обществе. С тем чтобы повлиять на эти решения, обратив их в свою пользу, мошенник стремится исказить информационную среду (обмануть), в результате чего завладеть чужим имуществом, что, в частности, наблюдается при совершении мошенничества в сфере предпринимательской деятельности (ст. 159.4 УК РФ). Подобного рода воздействия на информационную среду отличаются технологичностью, которая, с одной стороны, преследует цель введения в заблуждение определенного лица, избранного жертвой, с другой стороны, создает видимость законности совершаемых манипуляций с тем, чтобы преступление осталось не выявленным, а преступник не был изобличен.

Так, видимость законности при совершении мошенничества в сфере предпринимательской деятельности обеспечивается заключением соответствующих договоров, призванных скрыть преступное содержание совершаемых действий. Очевидно, что расследование также должно отличаться высокой технологичностью: правоохранительные органы и их должностные лица должны обладать необходимыми средствами для выявления указанных преступлений, а следователю необходимо изначально выстраивать доказательства в такую структуру, которая была бы системой аргументации по изобличению мошенника (мошенников). Для этого желательно, чтобы, приступая к расследованию мошенничества, следователь не просто составлял план будущего расследования как простой совокупности следственных и иных процессуальных действий, которые необходимо будет провести, а строил его, ориентируясь на общую стратегию расследования конкретного преступления, предполагающую не только выполнение определенного комплекса мероприятий, направленных на установление определенных обстоятельств, но и принимающую во внимание необходимость преодоления возможного противодействия со стороны преступника.

Такой подход предполагает необходимость быстрой оценки складывающейся следственной ситуации, что возможно при наличии хорошо организованного взаимодействия правоохранительных органов с оперативно-розыскными подразделениями. Следователь при планировании должен не просто знать, какое следственное или иное процессуальное действие ему необходимо осуществить, но и когда это необходимо сделать, а также в какой взаимосвязи это действие должно находиться с другими действиями, не только выполняемыми следователем, но и с оперативно-розыскными мероприятиями, которые могут гарантировать успех действий следователя. Ведь часто следственная ситуация складывается так, что уже в ходе проведения конкретного следственного действия необходимо корректировать заранее подготовленный план. Это бывает возможным благодаря параллельному проведению оперативно-розыскных мероприятий.

К сожалению, на сегодняшний день практика расследования такого вида мошенничества, как мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, организовывается и проводится по старинке, исходя из логики, применяемой при расследовании преступлений, в которых нет высоких технологий, в которых не требуется применение знаний в экономике и гражданском праве, а также в иных науках. И именно «практика показывает, что, к сожалению, традиционная логика расследования, которая применялась в случаях расследования иных преступлений, не связанных с высокими технологиями, при расследовании преступлений, в совершении которых были применены высокие технологии, далеко не всегда срабатывает» [5, с. 117]. Это положение является аксиомой для тех, кому приходилось расследовать мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Здесь действительно успех расследования обеспечивается совсем иной логикой нежели та, которая традиционно применялась в расследовании преступлений. Логика эта основана на том, что в расследовании нет мелочей и каждое действие следователя и тех, кто оказывает ему содействие, должно выполняться только в определенный, обусловленный ситуацией, момент времени, ни раньше, ни позже.

Значение информационной среды настолько велико, что это существенным образом влияет даже на уголовно-правовое понимание способа совершения мошенничества. Так, Федеральным законом от 29.11.2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 207-ФЗ) в УК РФ были внесены ст. 159.1 (мошенничество в сфере кредитования), 159.2 (мошенничество при получении выплат), 159.3 (мошенничество с использованием платежных карт), 159.4 (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности), 159.5 (мошенничество в сфере страхования), 159.6 (мошенничество в сфере компьютерной информации). Внесение в УК РФ названных норм, как представляется, явилось фактом признания современной российской уголовно-правовой доктриной многообразия форм проявления обмана и злоупотребления доверием как способов совершения мошенничества, на которые указано в ст. 159 УК РФ.

К примеру, в ч. 1 ст. 159.1 УК РФ сказано: «Мошенничество в сфере кредитования, то есть хищение денежных средств заемщиком путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений». В ч. 1 ст. 159.2 УК РФ определено: «Мошенничество при получении выплат, то есть хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат».

Анализ этих и иных норм, внесенных в УК РФ Законом № 207-ФЗ, позволяет сделать вывод о том, что во всех случаях законодатель связывает способ совершения мошенничества с искажением определенного сектора информационной среды. Это способствует незаконному получению злоумышленником денежных средств или иного имущества, на которое он не имеет права. При этом обращает на себя внимание то, что специфика того или иного сектора информационной среды предопределяет особенности способа, которым совершается соответствующий вид мошенничества. Причем вполне очевидно принятие уголовно-правовой доктриной взгляда на способ совершения мошенничества, который сформировался в криминалистике и в соответствии с которым при-знается многообразие форм совершения мошенничества, а также не отрицается, что все эти способы являются специфическими проявлениями обмана или злоупотребления доверием. Однако в настоящее время  для квалификации мошенничества необходимо учитывать особенности способа его совершения.

Многообразие форм проявления обмана и злоупотребления доверием, нашедшее законодательное закрепление, имеет значение не только для правильности квалификации, но и для расследования, задачей которого является установление всех имевших место и относившихся к совершенному преступлению обстоятельств. В данном случае для успеха расследования необходимо руководствоваться постулатом о взаимосвязи состава преступления и алгоритма его расследования. То есть в ходе расследования следует исходить из модели преступления, построенной на основе состава преступления, описанного в соответствующей статье УК РФ.

Как справедливо отмечает Н.А. Подольный, «источником для построения названной выше модели является состав преступления, описанный в уголовном законодательстве» [4, с. 26]. Следовательно, помимо взаимосвязи, которая существует между совершенным преступлением и его расследованием, имеется и другая взаимосвязь, влияющая на успех расследования, — между составом преступления, описанным в норме уголовного закона, и расследованием. Это обусловлено прежде всего тем, что расследование как вид правоохранительной деятельности не является замкнутой системой: оно предваряет иные виды деятельности по разрешению конкретного дела по существу, в том числе и квалификацию расследуемого преступления. Причем особое значение здесь имеет способ совершения мошенничества, который закреплен в норме уголовного закона как один из квалифицирующих признаков. Он не только имеет особое значение в моделировании расследуемого преступления, но и помогает определить наиболее оптимальный комплекс и последовательность действий правоохранительных органов при установлении всех существенных обстоятельств совершенного преступления. Здесь наблюдается взаимосвязь между способом совершения мошенничества и алгоритмом его расследования. Для успеха расследования важно, чтобы высокому уровню технологичности совершенного мошенничества противостоял высокий уровень технологичности его расследования.

Обстоятельства, связанные со способом совершения мошенничества, чаще всего становятся своеобразным фокусом, на котором должно концентрироваться расследование, если оно рассчитывает на достижение успеха. Установление этих обстоятельств позволяет разрешить конкретное уголовное дело по существу, обеспечив последующее вынесение справедливого решения. При этом перечень и последовательность действий, которые могут обеспечить установление этих обстоятельств, являются одной из наиболее серьезных проблем для расследования. Обусловлено это тем, что преступник всегда стремится к тому, чтобы способ, которым он совершает мошенничество, не отличался от вполне законной деятельности. И именно в способе совершения мошенничества часто проявляется и субъективная сторона состава этого преступления. По этой причине от качества расследования зависит изобличение виновного в совершении преступления лица, установление умысла и мотивов, лежащих в основе его мошеннических действий. Решение этой проблемы во многом зависит от качества взаимодействия между следователем и органами, на которые законом возложено осуществление оперативно-розыскной деятельности. Это поможет следователю избежать ошибок при планировании как всего хода расследования, так и отдельных следственных действий, а также иметь обратную связь, позволяющую ему корректировать заблаговременно намеченный комплекс действий.

Для расследования преступлений любого вида не может быть мелочей. Это особенно справедливо по отношению к расследованию мошенничества. Для того чтобы оно было успешным, следователь должен по возможности избегать и не допускать даже самых мелких ошибок, поскольку каждая из них может стать роковой, сделав совершенное преступление не раскрываемым. Достигнуть этого достаточно сложно, и может показаться, что подобное требование — это скорее идиллическое пожелание надзирающих за следствием инстанций, и его достижение — всего лишь мечта, не имеющая ничего общего с реальностями следственной работы. Тем не менее это требование, реалистичность которого обосновывается практикой расследования мошенничеств. В силу того, что мошенничество в настоящее время представляет собой систему высокотехнологичных действий, где преступник не упускает ни одной, даже самой мелкой детали, его расследование также не должно знать мелочей, поскольку только детально разработанный план и внимание следователя ко всем мелочам способно обеспечить достижение успеха.

Ситуации, возникающие в ходе расследования, как правило, осложняются тем, что мошенник — это всегда лицо, отличающееся достаточно высоким интеллектом, которое стремится не упустить возможности воздействовать на ход расследования в своих интересах. Всякая оплошность, совершенная следователем в ходе расследования, используется мошенником для того, чтобы уйти от ответственности. Противодействие в этих случаях предусматривает провокацию оплошностей со стороны следователя, т. е. мошенник стремится конструировать складывающуюся ситуацию, с тем чтобы следователь допускал действия, которые усложняли и даже делали бы невозможным установление всех обстоятельств совершенного преступления.

Чтобы мошенник не мог оказать достаточно сильное воздействие на складывающуюся ситуацию, следователь должен установить обстоятельства совершенного им преступления в максимально короткие сроки. Это позволит опередить замыслы мошенника по оказанию противодействия и даже парализовать его деятельность в этом направлении.

Практика показывает, что уже в первые 10—15 дней после возбуждения уголовного дела желательно установить все обстоятельства, связанные со способом и механизмом совершения мошенничества. Более длительное время дает возможность мошеннику правильно оценить состояние расследования, выявив его сильные и слабые стороны, и оказать воздействие на источники доказательственной информации, с тем чтобы представить, к примеру, совершенное мошенничество как факт, вполне соответствующей закону сделки. Подобные ситуации, к сожалению, имеют место при расследовании мошенничества в сфере предпринимательской деятельности (ст. 159.4 УК РФ). Чаще всего такое воздействие оказывается на свидетелей, которым предлагается давать показания, вписывающиеся в конструкцию придуманной мошенником версии совершенного деяния, оправдывающей его. Быстрое расследование подобные действия мошенников делает невозможными, поскольку свидетели, как правило, уже дали показания. И хотя мошенники не оставляют попыток влияния на свидетелей, эффективность таких попыток уже гораздо ниже, поскольку свидетели чаще всего отказываются менять свои показания, понимая возможность привлечения их к уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Однако быстрота и тщательность установления основных обстоятельств преступления предполагают, что следователь уже при планировании системы следственных действий имеет достоверную информацию, которая позволит избежать ошибок и обеспечит ожидаемый результат — разоблачение конкретного мошенника. Значит, для успеха расследования мошенничества необходим подготовительный к расследованию этап [6, с. 18—23], когда  собирается достоверная, но пока не обладающая статусом доказательства, информация. Чаще всего это информация, полученная в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Н.А. Подольный отмечает, что «результаты проведения таких мероприятий должны быть использованы для формирования доказательственной базы по конкретному уголовному делу» [3, с. 199]. Но иногда это может быть иная информация, в частности, полученная в результате деятельности всевозможных контрольно-ревизионных органов и переданная в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Причем данная информация должна быть обязательно проверена, поскольку от ее качества зависит успех всего расследования мошенничества. В связи с этим можно даже утверждать, что уже на стадии возбуждения уголовного дела решается вопрос о перспективе дальнейшего расследования, т. е. о возможности установления истины по конкретному уголовному делу.

На стадии расследования деятельность следователя по установлению обстоятельств совершенного преступления должна быть построена с учетом принципов обратной связи и гибкости планирования, предполагающих как можно более скорое реагирование следователя на всякое изменение ситуации, в которой выполняется соответствующее следственное или иное процессуальное действие. Это возможно лишь при условии качественного оперативного сопровождения расследования: следователь должен получать всю самую свежую информацию от органов и должностных лиц, на которых возложено проведение оперативно-розыскной деятельности, буквально ежеминутно. В зависимости от этой информации он должен уметь корректировать свои действия. Это обеспечивает гибкость расследования. Не позволяя мошеннику оказывать эффективное противодействие, следователь получит возможность установления всех обстоятельств совершенного мошенничества, что обеспечит успех расследования.

Решение названных проблем обеспечивает достижение успеха при расследовании мошенничества в сфере предпринимательской деятельности. Однако гарантией такого успеха является создание алгоритма действий следователя, закрепленного в соответствующей методике расследования. В связи с этим представляется необходимым создание такой методики, которая учитывала бы и сложившуюся практику расследования, и особенности мошенничества в сфере предпринимательской деятельности.

 

Список литературы

 

1. Малышкин П.В. Отдельные проблемы расследования преступлений, совершенных с применением компьютерных технологий, связанные с оказываемым ему противодействием // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. № 5 (10).

2. Подольный Н.А. Механизм совершения мошенничества на рынке ценных бумаг // Российский следователь. 2012. № 18.

3. Подольный Н.А. Некоторые проблемы расследования коррупционных преступлений // Библиотека следователя. Научный журнал. 2012. № 1 (2).

4. Подольный Н.А. Основы расследования манипуляций на рынке ценных бумаг // Российский следователь. 2010. № 24.

5. Подольный Н.А. Отдельные проблемы расследования преступлений, совершенных с применением компьютерных технологий // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. № 5 (10).

 

6. Подольный Н.А. Подготовительный этап к расследованию преступлений // Следователь. Федеральное издание. 2002. № 8.