УДК 341.232

Страницы в журнале: 132-139 

 

М.В. Шугуров,

доктор философских наук, профессор Саратовской государственной юридической академии Россия, Саратов shugurovs@mail.ru

 

Исследуется логика модернизации правил ВТО в сфере регулирования правительственных закупок товаров и услуг. Особое внимание уделяется анализу доктринальных оснований видения правительственных закупок в качестве сегмента мировой торговли. Раскрывается значение Соглашения ВТО о правительственных закупках для формирования соответствующего международно-правового режима, освещаются основные принципы данного Соглашения и положения  его новой редакции от 30 марта 2012 г.

Ключевые слова: Всемирная торговая организация, мировая торговля, правительственные закупки, конкуренция, недискриминация, товары и услуги, развивающиеся страны, коррупция. 

 

К  одному из динамично эволюционирующих секторов мировой торговли относятся международные рынки правительственных (государственных) закупок, регулируемые не только правилами двусторонних и региональных соглашений между государствами, но и правилами многостороннего Соглашения ВТО о правительственных закупках (Agreement on Government Procurement; далее — СПЗ, Соглашение), заключенного в 1994 году и ныне действующего в редакции от 30 марта 2012 г.

Заинтересованность правительств в приобретении товаров и услуг по наилучшим ценам выражается в учете фактора глобализации мировой торговли и в проведении политики поддержки национальных производителей путем закупки их товаров и услуг, но при одновременном развитии конкуренции национальных и зарубежных поставщиков. Отсюда следует, что либерализация госзакупок в аспекте мировой торговли представляет собой главным образом либерализацию доступа иностранного поставщика на национальные рынки госзакупок, что предполагает упрощение процедур, обеспечение их прозрачности и возможность пересмотра результатов тендеров.

Концептуальные рамки являются принципиальной основой СПЗ, предусматривающего регулирование госзакупок из зарубежных источников на многосторонней основе. В отличие от Типового закона ЮНИСТРАЛ (модельного закона, не порождающего международно-правовых обязательств, хотя и содержащего международные стандарты правил и процедур, связанных с проведением тендеров при осуществлении госзакупок) СПЗ закладывает международно-правовой режим регулирования правительственных закупок, нацеленный на повышение качества управления закупочным процессом, следовательно, на повышение эффективности удовлетворения общественных потребностей. Администрирование СПЗ осуществляется Комитетом ВТО по госзакупкам (Committee on Government Procurement; далее также — Комитет).

К одному из наиболее заметных аспектов правил ВТО в сфере правительственных закупок следует отнести процесс их постоянной модернизации, что нашло свое выражение в последовательно сменяющих друг друга редакциях СПЗ. Если говорить о предыстории Соглашения, то Генеральное соглашение по тарифам и торговле 1947 года (далее — ГАТТ) исключало положения о госзакупках из-под действия режима наибольшего благоприятствования и национального режима. В результате длительное время регулирование данной сферы находилось вне системы ГАТТ. Это приводило к тому, что правительственные закупки производились у национальных производителей по ценам, которые значительно превышали мировые. В США, например, действовала система мер, получившая название «покупайте американское» и предписывавшая субнациональным государственным органам приобретать товары национального производства. 

Начиная со второй половины ХХ века госзакупки стали выходить за национальные границы, становясь значимым сегментом мировой торговли. По этой причине возникла потребность в формулировании правил, которые  обеспечили бы прозрачность, конкурентоспособность, недопущение дискриминации в данном сегменте рынка и не противоречили бы интересам государств [9, p. 1—24]. Возникло осознание того, что правительственные закупки должны, наконец, перестать быть барьером в торговле. Поэтому в рамках Токийского раунда многосторонних торговых переговоров (1973—1979 годы), т. е. еще до создания ВТО, в 1979 году было принято Соглашение ГАТТ о правительственных закупках (далее — Соглашение ГАТТ) [4], вступившее в силу 1 января 1981 г. и ставшее составной частью системы ГАТТ. В Соглашении ГАТТ закреплено положение о том, что его участники предоставляют в области госзакупок национальный режим и режим наибольшего благоприятствования.

К числу предпосылок заключения данного, а равным образом и иных, в частности региональных, соглашений стала не только своего рода транснационализация закупок, но и усиление во второй половине ХХ века влияния либеральных экономических теорий и признание преимуществ свободной недискриминационной торговли [1, с. 101; 12, p. 11]. В этом контексте доктрина либерализации правительственных закупок, традиционно применяемая в национальном контексте в целях обеспечения недискриминации среди субнациональных участников закупок, была положена в основу Соглашения ГАТТ.

В силу динамичных изменений в практике регулирования сферы госзакупок Соглашение ГАТТ было пересмотрено в ходе Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров в 1994 году и стало уже составной частью права ВТО [18]. Расширенное Соглашение ГАТТ вступило в силу 1 января 1996 г. С точки зрения правовой природы СПЗ относится к многосторонним соглашениям ВТО (plurilateral trade agreements); они не обязательны для соблюдения теми членами ВТО, которые не являются участниками этих соглашений. Помимо этого каждое государство самостоятельно решает вопрос о целесообразности присоединения к подобного рода соглашениям. В результате это соглашения с ограниченным кругом участников.

Ключевым аспектом предусматриваемого СПЗ международно-правового режима госзакупок является предоставление компаниям, находящимся под юрисдикцией государств — участников Соглашения, права участвовать в тендерах на правительственные закупки, проводимые в государствах — участниках Соглашения. Иными словами, предусмотренные СПЗ стандарты проведения закупок основаны на парадигме либерализации участия в них зарубежных поставщиков из государств — участников СПЗ. Следовательно, СПЗ, позволяя открывать национальные рынки, содействует формированию мировых рынков госзакупок. В этой связи оно выступает важнейшим элементом многосторонней международно-правовой базы, позволяющей обеспечить процесс либерализации рынков госзакупок и создания инструментов управления ими. Стандарты СПЗ основаны на лучших мировых практиках проведения закупок, характерных главным образом для развитых стран. В итоге реализация предусмотренных в нем правил в дополнение к большей свободе в области торговли нацелена на содействие получению максимального эффекта от расходования средств налогоплательщиков, идущих на закупку общественных благ.

СПЗ запрещает установление к закупаемой продукции таких технологических и квалификационных требований, которые ограничивали бы международную торговлю и возможности иностранных поставщиков. Это достигается путем соответствия технических требований к закупаемым товарам, работам и услугам международным стандартам. Соглашение нацелено на то, чтобы правительства использовали коммерческие соображения при закупке товаров и услуг и не проводили различий между иностранными и национальными поставщиками. Это обеспечивается запретом устанавливать косвенные критерии закупок: требования лицензирования технологий, осуществления инвестиций, использования бартера. Однако развивающиеся страны могут применять данные критерии для квалификации участников в ходе отбора поставщиков не в качестве основания для заключения контракта.

На сегодняшний день в СПЗ участвуют 45 государств, т. е. приблизительно четверть всех участников ВТО. Большинство участников СПЗ — промышленно развитые государства. Заявки на присоединение к Соглашению подали такие государства — члены ВТО, как Албания, Австралия, Грузия, Иордания, Киргизия, Молдова. Присоединение к Соглашению включено в обязательства таких членов ВТО, как Македония, Монголия, Саудовская Аравия и Украина.

Указанные государства находятся на разных стадиях присоединения к СПЗ. О готовности начать переговоры в 2016 году заявила Россия, которая, как и ряд других государств, имеет статус наблюдателя. Присоединение к Соглашению предполагает, что все принимаемые странами обязательства четко оговариваются и документируются в виде приложений, отдельных для каждой страны. Если говорить о принципе осуществления  СПЗ, то в качестве такового выступает взаимность, т. е. его положения распространяются только на участников Соглашения, не затрагивая третьи страны.

В СПЗ четко прописаны виды закупок и их пороговый уровень. Перечень государственных организаций и предприятий, на которые распространяются его правила, указывается каждым государством в специальном Приложении к Соглашению. Помимо этого в Соглашении детально регламентируются правила и процедуры проведения госзакупок, требования к тендерной документации и виды процедур размещения заказа. Достаточно интересно, что, если Соглашение охватывает все закупаемые товары и не оговаривает их перечень, то перечень услуг является достаточно ограниченным. Вместе с тем во время переговоров государства имеют право отстоять защиту отдельных чувствительных секторов экономики и привести соответствующие оговорки в своих приложениях, т. е. каждая страна может определять, на какие товары и услуги будет распространяться действие правил Соглашения. Например, Канада в своих обязательствах по СПЗ 1994 года сделала оговорку о том, что закупки стали, автомобилей и угля не будут регулироваться положениями Соглашения.

В рамках Дохийского раунда многосторонних торговых переговоров СПЗ вновь оказалось в фокусе внимания, что привело к вступлению режима правительственных закупок в рамках ВТО в фазу радикальных реформ [10, p. 285–336]. Необходимо учитывать, что переговорный процесс по Соглашению не являлся составной частью повестки Дохийского раунда [17], так как обсуждению подлежали не плюрилатеральные, а обязательные соглашения и связанные с ними проблемы доступа к рынкам несельскохозяйственной продукции, торговли услугами, проблемы интеллектуальной собственности. Тем не менее, как подчеркивает И.И. Дюмулен, «в ходе переговоров Доха-раунда многие участники высказывались за большую гласность (транспарентность) как самих условий Соглашения, так и практики их применения. Отмечалось также, что отдельные положения Соглашения должны быть уточены, учитывая накопленный опыт их применения» [2, с. 169].

В фокусе переговоров в рамках ВТО относительно модернизации СПЗ оказались содержание и сферы применения Соглашения. В качестве отправной точки переговоров, нацеленных на принятие новой редакции, была статья XXIV, которая предусматривала проведение дальнейшей работы по совершенствованию положений Соглашения и расширению объема предусмотренных в нем обязательств. В пп. «с» п. 7 ст. XXIV СПЗ содержалось требование к государствам-участникам избегать принятия или продления срока действия дискриминационных мер и практик, нарушающих принцип открытости осуществления закупок. Также предусматривалось, что переговоры по пп. «b» п. 7 ст. XXIVдолжны быть нацелены на устранение оставшихся дискриминационных мер и форм практики.

Если говорить в обобщенном виде о целях переговорного процесса, то среди них следует выделить, во-первых, улучшение и обновление содержания Соглашения с учетом прогресса в сфере информационных технологий и методов осуществления закупок; во-вторых, расширение сферы применения Соглашения и, наконец, в-третьих, устранение все еще существовавших дискриминационных мер. В перечень целей было включено также облегчение условий присоединения к Соглашению новых участников, особенно из числа развивающихся государств.

Результатом прошедших в Женеве неофициальных плюрилатеральных переговоров сторон Соглашения, дополненных двусторонними встречами, стал его пересмотренный текст, в порядке преемственности включивший в себя принципы и основные элементы предыдущего текста. Обновленное СПЗ сразу же стало тщательно анализироваться в экспертной среде [9].

Пересмотренный текст СПЗ, согласованный в 2006 году [5, p. 255—273], был принят Комитетом по госзакупкам 8 декабря 2006 г. [19] и рассматривался как промежуточный, т. е. подлежал юридической экспертизе. Согласование текста было поставлено в зависимость от достижения обоюдно удовлетворительных результатов на параллельных переговорах о расширении сферы применения (цель 2), рассматриваемого в качестве одного из ключевых вопросов переговоров [6, p. 149—174]. В концептуальном плане предусматривалось, что сфера применения будет формироваться группами центральных и региональных правительственных организаций, которые обязаны выполнять данное Соглашение, включая пороговые значения сумм, соответствующие исключения и изъятия, а также другие элементы, которые позволят определить, будут ли конкретные закупки подпадать под действие правил Соглашения.

Переговоры по сфере применения характеризовались моментами значительных расхождений сторон. В силу этого до 2009 года сблизить позиции практически не удавалось, что во многом было обусловлено и финансово-экономическим кризисом 2008—2009 года, породившим волну протекционистских мер, которые сказались на мировом рынке госзакупок. Нельзя также не заметить, что усиление нагрузки на национальную закупочную систему в случае принятия протекционистских мер, по замечанию экспертов, не только сужает пространство конкуренции, но и сопровождается увеличением масштаба совершения коррупционных действий или иных злоупотреблений в рамках национальных систем правительственных закупок.

В условиях выхода из мирового кризиса Соглашение обрело дополнительные аспекты: оно стало основой не только для управления мировыми рынками госзакупок, но и базой для нового понимания данного института как такового. Как отмечают С. Шунер и Ч. Юкинс, государства, особенно в условиях кризиса, должны поступать мудро и нацеливать работу своих закупочных систем на повышение качества человеческого капитала, обеспечение эффективного расходования денежных средств, соблюдение норм деловой этики в работе закупочных механизмов, а не на принятие мер торгового протекционизма [16]. Представляется, что именно новые требования, предъявляемые к национальным системам госзакупок, стимулируют модернизацию согласованных правил с отражением в них передовой практики. В связи с выходом из финансово-экономической рецессии в конце 2009 — начале 2010 года в ВТО стали проявляться признаки нового энергичного настроя на успешное завершение переговорного процесса. В целях облегчения завершения переговоров Комитет подготовил дорожную карту переговоров, включающую не только план переговоров, но и окончательную доработку Соглашения в измененной редакции, процесс введения его в силу, будущую программу работы Комитета и т. д. [6, p. 149—174]. Государства — участники СПЗ высказали дорожной карте решительную поддержку. Одновременно была выражена надежда на то, что предложения Канады и США, выработанные в процессе двухсторонних переговоров [11], будут более широко учитываться на многостороннем уровне.

Тем не менее, несмотря на все усилия, переговоры по принятию нового согласованного текста СПЗ не были завершены, как это планировалось, к декабрю 2011 года, однако 16 декабря 2011 г. Комитет по госзакупкам все же констатировал, что стороны предпринимают пересмотр в поддержку общих целей модернизации Соглашения, расширяют доступ к рынкам правительственных закупок, продвигают более благоприятное управление, противодействуют коррупции и содействуют эффективному управлению общественными ресурсами, особенно в имеющейся окружающей среде [13].

Тридцатого марта 2012 г., т. е. до момента официального вступления России в ВТО, стороны Соглашения на заседании Комитета по госзакупкам утвердили новую редакцию СПЗ (далее — НРСПЗ) [20], а также свои дополнительные обязательства по доступу на рынки правительственных закупок.

НРСПЗ и приложения к нему были одобрены в виде единого пакета документов на заседании Комитета по госзакупкам Таким образом, 30 марта 2012 г. было принято решение по результатам обсуждений в соответствии со ст. XXIV:7 [24]. Приложение I к данному решению включает в себя решение Комитета  о принятии Протокола, вносящего изменения в Соглашение, а также собственно пересмотренный текст Соглашения и Приложения к нему. Помимо этого Приложение II к указанному решению Комитета включило целый ряд других его решений, которые касаются самых разных сторон функционирования режима правительственных закупок ВТО, например программу работы по совершенствованию регулирования закупок в рамках ВТО, приданию закупкам устойчивого характера и т. д. Это означало завершение длительного процесса модернизации СПЗ в новой редакции 2012 года.

НРСПЗ в качестве условия вступления в силу предполагает его ратификацию двумя третями участников. Протокол к НРСПЗ в новой редакции вступил в силу 6 апреля 2014 г., после осуществления необходимого числа ратификаций.

С точки зрения содержания пересмотренный текст в основном совпадает с согласованными изменениями 2006 года и включает незначительные изменения структурного плана, так как модернизация СПЗ осуществлялась на основе сохранения духа и базовой структуры СПЗ 1994 года. Однако текст включает новую редакцию многих ранее действовавших положений, ставших предметом специального анализа [3,  с. 60—74]. Более того, вопросы имплементации НРСПЗ широко обсуждались на специальном симпозиуме, проведенном ВТО 17 сентября 2015 г. [21].

В результате осуществленного пересмотра в Соглашении заметным образом повысилась гибкость и адаптированность к интересам договаривающихся сторон. Об этом прямо сказано в преамбуле Соглашения: процедурные обязательства по данному Соглашению должны быть гибкими, принимающими во внимание специфические обстоятельства каждой стороны. В результате были предусмотрены более открытые возможности закупок, более легкий доступ развивающихся стран, а также возросшая транспарентность. Некоторые изменения в тексте предназначены для того, чтобы стимулировать государства, особенно развивающиеся страны, присоединиться к Соглашению.

Суть НРСПЗ заключается в создании условий для более эффективной реализации парадигмы либерализации в кроссграничном контексте. Так, преамбула Соглашения гласит, что договаривающиеся стороны признают потребность эффективной многосторонней системы правительственных закупок с целью достижения большей либерализации и расширения, а также одновременно улучшения системы осуществления международной торговли. На достижение данной цели направлено расширение сферы применения Соглашения.

Статьей 2 «Рамки и сфера охвата» НРСПЗ предусматривается, что Соглашение применяется к любым мерам в отношении охватываемых закупок, независимо от того, проводятся они исключительно или частично электронным способом или нет, а также тем или иным контрактным способом (приобретение, аренда, прокат и т. д.). Стоимость охватываемых закупок, оцениваемая в соответствии с пунктами 6—8 ст. 2, равняется или превосходит релевантный уровень, определенный в дополнениях каждой стороны к Приложению 1 ко времени публикации извещения согласно ст. 7. Одновременно каждая сторона должна указать следующую информацию в дополнениях к Приложению 1: в дополнении 1 — центральные правительственные организации, чьи закупки охватываются данным Соглашением; 2 — региональные правительственные организации; 3 — все другие организации; 4 и 5 — товары и услуги, помимо строительных услуг; в дополнении 6 — строительные услуги.

Рамки Соглашения были расширены посредством увеличения перечня закупающих правительственных организаций, устранения или сокращения определенных ограничений и расширения видов охватываемых закупок. Стороны Соглашения объявили значительное расширение его рамок, с тем чтобы охватить многочисленные дополнительные правительственные организации. НРСПЗ определяет дополнительно 400 закупающих организаций, имеющих право осуществлять закупки у поставщиков всех участников Соглашения. Сюда входят более 150 дополнительных центральных правительственных организаций из Европейского союза и определенное количество новых субцентральных организаций из Японии, Кореи, Израиля. Помимо этого ранее исключенные центральные правительственные органы в нескольких государствах, не входящих в ЕС, также были добавлены в перечень. Вместе с тем ряд государств воспользовались правом исключения тех или иных правительственных организаций из-под действия Соглашения. Например, США согласились, что департамент Homeland Security будет подлежать НРСПЗ, но исключили Transportation Security Administration.

Другая главная сфера расширения организаций, чьи закупки подпадают под действие Соглашения, — региональные органы. Это особо касается канадских регионов, которые впервые охватываются Соглашением.

Важным результатом принятия НРСПЗ стало также расширение видов охватываемых закупок. Соглашение 1994 года достаточно скромно регулировало закупочную деятельность в сфере услуг. В результате принятия НРСПЗ ряд стран, в частности Аруба, Гонконг, Израиль, Япония, Корея, Сингапур, Швейцария, включили в перечень закупок более 50 видов услуг. Характерно, что некоторые участники включили в перечень видов охватываемых закупок полный объем телекоммуникационных услуг.

Такие страны, как Япония и Израиль снизили порог для применения правил Соглашения к закупочной деятельности охватываемых организаций и (или) денежный пороговый уровень охватываемых контрактов.

Обращает на себя внимание позиция США: они не пошли на существенное расширение видов закупочных контрактов, не расширили перечень охватываемых Соглашением организаций и существенно не снизили ценовой порог, т. е. воздержались от расширения возможностей участия в закупках зарубежных поставщиков. Кроме этого, США поддержали все существующие исключения и изъятия, предназначенные для малых предприятий.

Вполне очевидно, что позитивные результаты расширения сферы охвата Соглашения будут возможны при последовательной реализации принципов ее либерализации, таких как недискриминация, поддержание конкуренции, транспарентность. В Преамбуле Соглашения указывается, что меры в отношении правительственных закупок не должны разрабатываться, приниматься и применяться с тем, чтобы предоставлять защиту национальным поставщикам, товарам или услугам, или для того, чтобы дискриминировать зарубежных поставщиков, товары или услуги.

Характерно, что в ст. 4 «Общие принципы» первым указан именно принцип недискриминации. Он связан с другим принципом, суть которого изложена в п. 5 ст. 4 «Правила происхождения». Речь идет о том, что для целей закупок, предусмотренных в Соглашении, стороны не должны применять правила происхождения товаров или услуг, импортируемых или поставляемых из другой стороны, которые отличны от правил происхождения, применяемых стороной в обычной торговле к ввозимым товарам или поставкам тех же самых товаров или услуг из той же самой стороны.

Основное содержание Соглашения заключается в том, что каждый его участник в принципе дает согласие и принимает на себя обязательство открытия для компаний из другой стороны рынка правительственных закупок, разумеется, не во всех, а в определенных сферах и с учетом установленных пороговых значений. Договаривающиеся стороны также обязуются не дискриминировать предложения иностранных поставщиков.

Следует также указать на модернизацию процедур закупок. Пункт 3 ст. 4 НРСПЗ предусматривает принцип использования электронных средств. Эту модернизацию процедур и методов закупок следует рассматривать как платформу реализации транспарентности и гибкости закупочного процесса. В интересах ведомств участников Соглашения, которые занимаются вопросами закупок, был усилен фактор гибкости, например в форме сокращения сроков рассылки уведомлений благодаря применению электронных средств. Кроме этого, было предусмотрено сокращение сроков на закупку той номенклатуры товаров и услуг, которые продаются на коммерческих рынках. Регламентация электронных аукционов содержится в ст. 14 НРСПЗ.

Не менее важный блок составляют антикоррупционные положения Соглашения. Хорошо известно, что сфера правительственных закупок обременена коррупционной практикой и действиями, выражающимися в многомиллиардных злоупотреблениях, что распространяется также на закупки товаров, работ и услуг из зарубежных источников. Принятие НРСПЗ нацелено на сокращение подобного рода практик. Преамбула Соглашения содержит положения, которые не являются обязывающими, однако указание на Конвенцию ООН против коррупции позволяет сделать вывод о возможности восприятия ее положений в качестве стандартов, обязательных в рамках ВТО. Особый интерес представляет ст. 4 «Поведение при осуществлении закупок». По смыслу положений этой статьи договаривающиеся государства должны не просто избегать возможности коррупционных практик или воздерживаться от поддержки коррупционного поведения: они должны проводить закупки таким способом, который изначально предотвращал бы подобного рода практики. Большая часть положений НРСПЗ посвящена вопросам регулирования правил и процедур проведения закупок, а также правил и процедур заключения и исполнения контракта (статьи  6—13).

Как уже отмечалось, одной из предпосылок создания емкого мирового рынка госзакупок стало присоединение к Соглашению развивающихся стран. Поэтому было заявлено, что договаривающиеся стороны исходят из учета интересов развития, а также финансовых и торговых потребностей развивающихся и особенно наименее развитых стран. В Преамбуле Соглашения указывается, что стороны признают необходимость принять во внимание развитие, а также финансовые и торговые потребности развивающихся и наименее развитых стран. Статья 5 специально посвящена развивающимся странам и нацелена на облегчение их доступа на рынки госзакупок зарубежных стран.

С целью расширения числа участников в НРСПЗ внесены изменения, более четко формулирующие переходные меры (специальные и дифференцированные режимы регулирования). Они рассчитаны на применение развивающимися государствами и включают в себя ценовые преференции, зачеты, поэтапное увеличение числа конкретных организаций и секторов, сорок пороговых размеров сумм, которые первоначально устанавливаются выше их постоянного уровня (см. предварительно согласованную измененную редакцию Соглашения, ст. IV). Предусмотрены также отсрочки для исполнения конкретных обязательств, содержащихся в Соглашении, кроме требований о равном отношении к товарам, услугам и поставщикам всех иных участников Соглашения в течение 5 лет после присоединения к нему наименее развитых стран или в течение периода до 3 лет для других развивающихся стран. Эти сроки можно увеличивать решением Комитета по госзакупкам по требованию конкретной страны [14, p. 61—91].

Значение НРСПЗ заключается в том, что оно стимулирует повышение уровня управления отношений на национальных и мировых рынках госзакупок. Кроме того, Соглашение способствует устранению препятствий на пути развития торговли в целом, что предполагает наличие правил, обеспечивающих объективность процедур, необходимую прозрачность рынков, экологическую устойчивость.

Следует  отметить, что Соглашение вписывается в более масштабную картину содействия ВТО развитию, поэтому для ВТО достаточно аксиоматично, на наш взгляд, что развитие рынков госзакупок — это важнейший инструмент содействия развитию. Вполне очевидно, что единого инструмента экономического роста, являющегося условием развития как такового, не существует [15]. Однако, на наш взгляд, развитие мировых рынков госзакупок выступает в качестве одного из таких инструментов. Подобный подход нашел отражение в понимании НРСПЗ в качестве одной из основ глобальной экономики XXI века [7].

При этом не следует забывать, что рынки госзакупок и обеспечивающие их эффективное функционирование правила должны быть ориентированы на человека и устойчивое развитие в целом. В частности, экологический аспект предусмотрен в п. 6 ст. 10 НРСПЗ, где говорится, что сторона соглашения, включая ее закупающие организации, может с полной уверенностью подготавливать, принимать или применять технические условия, с тем чтобы содействовать сохранению природных ресурсов и защите окружающей среды. Это предполагает более широкое понимание развития, акцентирующее внимание на развитии человека (Human Approach to Development). Кстати, Генеральный директор ВТО, выступая 17 сентября 2015 г. на симпозиуме, посвященном НРСПЗ, отметил, что значение правительственных закупок нельзя рассматривать только в экономическом ключе в силу того, что закупаемые услуги распространяются, например, на сферу здравоохранения, образования и общественной безопасности [25].

Необходимо обратить внимание на один нюанс. Несмотря на то, что Соглашение, как указывалось, не порождает обязательств для членов ВТО, не являющихся его участниками, развитые страны — участники Соглашения (США, государства ЕС, Канада, Япония, Швейцария) в ходе переговоров не только интересуются намерениями государств — кандидатов на вступление в ВТО стать участниками данного Соглашения, но и стремятся представить дело так, что принятие обязательств по присоединению к Соглашению является непременным условием вступления в ВТО.

Таким образом, можно говорить о том, что участники Соглашения проводят политику побуждения кандидатов в ВТО к принятию обязательств по последующему присоединению к Соглашению. И такие обещания нередко даются. Площадкой для обсуждения присоединения к Соглашению является Комитет по госзакупкам, деятельность которого в этом направлении является чрезвычайно активной [22].

Усилия по расширению круга участников Соглашения определяются общей политикой ВТО в мировой торговле, направленной на формирование емкого мирового рынка госзакупок. В настоящее время объем рынка, обеспечиваемого СПЗ, составляет 1,7 трлн долларов и каждый год увеличивается на 80—100 млрд долларов. При присоединении к Соглашению новых государств-участников или при возможности такого присоединения проводится оценка приобретаемых преимуществ для тех или иных государств [8], а также подсчет того, насколько произойдет увеличение объема данного рынка.

В заключение следует заметить, что в настоящее время в ВТО к наиболее актуальным темам в сфере госзакупок относятся: реализация перспектив увеличения числа участников Соглашения; присоединение к нему развивающихся стран и стран с переходной экономикой; расширение обязательств, которые подпадают под положения Соглашения. В результате решения данных вопросов Соглашение способно приобрести характер подлинного инструмента глобального управления соответствующего сектора мировой торговли.

Список литературы

1. Белов В.Е. Поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд: правовое регулирование. М., 2011. С. 101.

2. Дюмулен И.И. Всемирная торговая организация. Экономика, политика, право. 2-е изд., доп. М., 2012. С. 169.

3. Шугуров М.В. Соглашение ВТО о правительственных закупках (редакция 2012 года): анализ основных новелл // Законодательство и экономика. 2016. № 1. С. 60–74.

4. Agreement on Government Procurement, 1979. URL: http://wto.org/english/docs_e/legal_e/tokyo_gpr_e.pdf (дата обращения: 15.01.2016).

5. Anderson R. Renewing the WTO Agreement on Government Procurement: Progress to Date and Ongoing Negotiations // Public Procurement Law Review. 2007. Vol. 16. № 4. P. 255–273.

6. Anderson R.D., Osei-Lah, K. The Coverage Negotiations under the Agreement on Government Procurement: Context, Mandate, Process and Prospects // The WTO Regime on Government Procurement: Challenge and Reform / eds. S. Arrowsmith and R.D. Anderson. Cambridge, 2011. P. 149–174.

7. Anderson R.D., Müller A.C. The Revised Agreement on Government Procurement: an emerging pillar of the 21st Century Global Economy // WTO Staff Working Paper (forthcoming 2015). URL: https://www.wto.org/english/res_e/reser_e/wpaps_e.htm (дата обращения: 21.02.2016).

8. Anderson R.D., Pelletier Ph., Osie-Lah K., Müller A.C. Assessing the Value of Future Accessions to the WTO Agreement on Government Procurement (GPA): Some New Data Sources, Provisional Estimates, and an Evaluative Framework for Individual WTO Members Considering Accession // WTO Staff Working Paper ERSD-2011-15 (6 October 2011).

9. Arrowsmith S. Government Procurement in the WTO. London, 2003. P. 1–24.

10. Arrowsmith S., Anderson R.D. (eds.) The WTO Regime on Government Procurement: Challenge and Reform. Cambridge, 2011. P. 285–336.

11. GAP Signatories Hope U.S.-Canada Deal Triggers Stalled Market Access Talks // Inside U.S. Trade. 19.02.2010.

12. Garcia F.J. Trade, Inequality and Justice: Towards a Liberal Theory of Just Trade. Ardsley, NewYork, 2003. P. 11.

13. Ministerial-level Meeting of the Committee on Government procurement. Decision on the outcomes of the negotiations under Article XXIV:7 of the Agreement on Government Procurement  (16 December 2010).

14. Müller A.C. Special and Differential Treatment and other Special Measure for Developing Countries under the Agreement on Government Procurement: the Current Text and New Provisions // The WTO Regime on Government Procurement: Challenge and Reform / eds. S. Arrowsmith and R.D. Anderson. Cambridge, 2011. P. 61–91.

15. Rodrik D. One Economics, Many Recipes: Globalization Institutions and Economic Growth.  Princeton, 2007.

16. Shooner S.L., Yukins Ch.R. Public Procurement: Focus on People, Value for Money and Systemic Integrity, Not Protectionism // GWU Legal Studies Research Paper. 2009. № 460.

17. The Doha Agenda. URL: http://www.wt