УДК  347.999:347.734.5 

Страницы в журнале: 56-64

 

Е.В. Черникова,

доктор юридических наук, кандидат экономических наук, доцент, зав. кафедрой правового регулирования  экономики и финансов Института государственной службы  и управления  Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, федеральный судья в отставке Россия, Москва ec8064@mail.ru

В.П. Быков,

кандидат экономических наук, доцент кафедры правового регулирования экономики и финансов Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, федеральный судья в отставке Россия, Москва bykova_gn@mail.ru

 

Анализируются правовые основания недействительности сделок, заключенных банками, находящимися в процедурах банкротства. Подробно исследованы условия оспаривания подозрительных сделок банка, а также сделок с предпочтением. На основе анализа сложившейся практики арбитражных судов авторы показывают особенности оспаривания сделок банка, совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Ключевые слова: несостоятельность (банкротство), подозрительные сделки, сделки с предпочтением, оспаривание сделок должника, конкурсный управляющий, обычная хозяйственная деятельность банка.

 

Анализ арбитражной практики показывает, что в настоящее время судами рассматривается большое количество споров, связанных с оспариванием совершенных банками сделок по специальным основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве. При рассмотрении указанной категории споров возникает множество вопросов, в частности об оспаривании сделок банка, совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Какие сделки банка могут быть оспорены по специальным основаниям, установленным действующим законодательством о банкротстве? К совершаемым банками сделкам, которые могут быть оспорены по специальным основаниям, предусмотренным главой III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) [5], относятся:

1) подозрительные сделки, совершенные банком (ст. 61.2);

2) сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов банка перед другими кредиторами (ст. 61.3) [8, с. 58—65].

При оспаривании указанных выше сделок, совершенных банками, важно соблюдать положения п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, которые являются неотъемлемой частью правил об оспаривании сделок. Согласно данной норме права сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой банком, не могут быть оспорены на основании п. 1 ст. 61.2 или ст. 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности за последний отчетный период.

Что необходимо учитывать при определении того, что сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности банка? В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее — Постановление № 63) [4], при определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого в течение продолжительного периода времени. В частности, к таким сделкам с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам: возврат очередной части кредита в соответствии с графиком; уплата ежемесячной арендной платы; оплата коммунальных услуг; выплата заработной платы; уплата налогов; платежи за услуги сотовой связи и Интернет и др.

Арбитражная практика свидетельствует, что суды отказывают в признании недействительными сделок банка по погашению задолженности по кредитному договору в случаях наличия доказательств, подтверждающих, что оспариваемые платежи ничем не отличаются от ранее осуществленных платежей с целью погашения задолженности по выделенному кредиту и уплаты начисленных процентов за пользование этим кредитом1.

Характерным является следующий пример из арбитражной практики судов Московского региона. Так, в рамках дела о банкротстве ООО «КБ “Банк БФТ”» его конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительной сделки, направленной на погашение ООО «СКК “Стройальянс”» задолженности перед банком по кредитному договору от 07.10.2013 в сумме 9 401 520,55 рублей, и применении последствий недействительности сделки. В обоснование заявления конкурсный управляющий ссылался на п. 1 ст. 61.2 (неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки) и ст. 61.3 (оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами) Закона о банкротстве.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 17.06.2015, оставленным без изменения постановлениями Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2015 и Арбитражного суда Московского округа от 30.11.2015, в удовлетворении заявления отказано2.

Отказывая в признании сделки недействительной, суды руководствовались статьями 61.2—61.4, п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве и на основе анализа совокупности представленных в дело доказательств пришли к выводу о том, что оспариваемая сделка совершена в рамках обычной хозяйственной деятельности банка.

Так, из представленных документов видно, что перечисление банку со счета общества суммы в погашение ранее выданного кредита является сделкой, осуществляемой в процессе обычной хозяйственной деятельности, так как назначение платежа не отличается от ранее осуществленных платежей, поскольку общество и ранее осуществляло погашение кредита и уплату процентов по нему.

Правомерным является также вывод судов о том, что списание банком денежных средств со счета общества в погашение кредита и уплату процентов по нему не привело к оказанию предпочтения обществу как одному из кредиторов банка перед другими кредиторами в отношении удовлетворения их требований.

Определением Верховного Суда РФ от 25.05.2016 отказано в передаче кассационной жалобы по настоящему делу для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам3.

Можно ли отнести к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, банковские операции по списанию со счетов клиентов банка денежных средств в счет погашения их задолженности перед иными лицами? Из содержания статей 1 и 5 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» [1] следует, что банком признается кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц; размещение указанных средств от своего имени и за свой счет; открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц и другие операции. Таким образом, к числу осуществляемых банками как кредитными организациями в процессе обычной хозяйственной деятельности операций относятся и переводы денежных средств по поручениям клиентов.

Однако анализ арбитражной практики показывает, что по вопросу применения п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве в части возможности отнесения к сделкам, совершенным в обычной хозяйственной деятельности, банковских операций по списанию со счетов клиентов банка денежных средств в счет погашения их задолженности перед иными лицами, в 2012 и 2013 годах сложилось два подхода.

При первом подходе некоторые арбитражные суды при оспаривании конкурсным управляющим совершенных банками сделок по специальным основаниям (статьи 61.2, 61.3 Закона о банкротстве) пришли к выводу о том, что банковские операции не являются сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности банка. По их мнению, банковские операции не подпадают под регулирование п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, поскольку не являются сделками по передаче имущества, принятию обязательств или обязанностей1.

Так, в рамках дела о банкротстве ЗАО «Международный Промышленный Банк» конкурсный управляющий должника обратился с заявлением к банку и обществу «О.» о признании сделок (внутрибанковских операций) недействительными и применении последствий их недействительности. Определением Арбитражного суда города Москвы от 29.03.2012, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.05.2012, заявленные требования удовлетворены. В обоснование принятого судебного акта указано, что оспариваемая сделка (внутрибанковская операция) совершена в пределах шести месяцев до возбуждения производства по делу о банкротстве банка, на дату ее совершения банк имел неисполненные обязательства перед другими кредиторами, в связи с чем совершенная банковская операция повлекла за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований.

Обществом «О.» была подана кассационная жалоба, в обоснование которой заявитель указал, что спорные банковские операции совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности банка.

ФАС Московского округа постановлением от 12.07.2012 по настоящему делу оставил названные судебные акты без изменения, указав следующее. Довод заявителя жалобы о том, что спорные банковские операции совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности банка, несостоятелен. Суды правильно пришли к выводу, что банковские операции не являются сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности должника. Банковские операции не подпадают под регулирование п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, поскольку не являются сделками по передаче имущества, а также принятию обязательств или обязанностей2.

При втором подходе арбитражные суды исходили из того, что, поскольку совершение банковских операций является уставной деятельностью кредитной организации, такие операции формально подпадают под понятие обычной хозяйственной деятельности банка.

Так, в рамках дела о банкротстве «Коммерческого банка «Социальный городской банк» конкурсный управляющий банка обратился с заявлением о признании недействительной банковской операции по переводу 21 005 882,19 рублей со счета гражданина Д. на его же счет, открытый в другом банке, и о применении последствий недействительности этой сделки.

Определением Арбитражного суда Московской области от 30.01.2012, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 22.10.2012, кассационной инстанции от 30.01.20133, заявление конкурсного управляющего удовлетворено: оспариваемая операция признана недействительной, применены последствия ее недействительности в виде взыскания 21 005 882,19 рублей с Д. в пользу банка и восстановлена задолженность названной кредитной организации перед клиентом в том же размере.

Однако постановлением Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 № 7372/12 данные судебные акты были отменены, дело передано на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области по следующим основаниям.

Обращаясь с требованием о признании соответствующей банковской операции недействительной на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий должен привести мотивы, по которым он считает оспариваемое им распоряжение клиента выходящим за пределы обычной хозяйственной деятельности банка, а также представить обосновывающие данный вывод доказательства.

В рассматриваемом случае конкурсный управляющий не ссылался на то, что в период исполнения распоряжения клиента в отношении банка регулятором были применены меры воздействия в виде введения ограничений на осуществление кредитной организацией переводов по поручениям физических лиц. На иные обстоятельства, свидетельствующие о несоответствии спорной операции критериям обычной хозяйственной деятельности кредитной организации, конкурсный управляющий также не указывал. Само по себе появление в этот период у банка сложностей не исключает возможность осуществления кредитной организацией обычной хозяйственной деятельности и, как следствие, не исключает возможность применения положений п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве к оспариванию действий кредитной организации по исполнению поручений ее клиентов.

При ином подходе, который был фактически применен судами при рассмотрении настоящего спора, все банковские операции, совершенные кредитной организацией в течение месяца до назначения временной администрации, подлежат признанию недействительными. Это, по сути, означает игнорирование правоприменительной практикой положений п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве.

Какие обстоятельства могут свидетельствовать о том, что банковская операция выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности банка? Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 № 7372/12 по делу № А41-16922/2011, при определении того, была ли банковская операция совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковыми не могут быть признаны, в частности, операции:

— осуществленные в период действия введенного государственным регулятором запрета на совершение кредитной организацией соответствующих операций;

— проведенные при наличии скрываемой кредитной организацией картотеки неоплаченных платежных документов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете, в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов, которые в это время не могли получить доступ к своим средствам, в том числе перевести их в другие банки;

— по исполнению распоряжений клиентов, которые ввиду аффилированности с должностными лицами Центрального банка РФ или сотрудниками кредитной организации располагали точной и конкретной, недоступной другим информацией о делах кредитной организации и в момент выдачи распоряжения на перевод денежных средств знали о неизбежном принятии в ближайшем будущем Банком России решения об отзыве (аннулировании) у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций;

— совершенные при наличии иных обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности контрагента несостоятельного банка.

Постановлением  № 63 в редакции постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 [3] расширен перечень доказательств, свидетельствующих о том, что соответствующие сделки не могут быть отнесены к обычной хозяйственной деятельности банка. В пункте 35.3 Постановления № 63 в качестве доказательств, свидетельствующих о том, что соответствующие сделки банка выходят за пределы его обычной деятельности, могут, в частности, с учетом всех обстоятельств дела рассматриваться сведения о том, что:

— на момент совершения оспариваемой сделки в отношении кредитной организации регулятором был введен запрет на осуществление соответствующих банковских операций;

— на момент совершения оспариваемой сделки у кредитной организации имелась картотека неоплаченных платежных документов клиентов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете;

— оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов, которые в это время не могли получить доступ к своим средствам, в том числе перевести их в другие кредитные организации;

— клиент ввиду аффилированности с сотрудниками кредитной организации располагал недоступной другим информацией о делах кредитной организации и в момент совершения оспариваемого платежа знал о вероятном принятии в ближайшем будущем Банком России решения об отзыве (аннулировании) у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций;

— клиент перевел средства со вклада досрочно до истечения его срока с потерей значительной суммы процентов при отсутствии разумных экономических причин;

— оспариваемым платежом клиент исполнил договор поручительства, заключенный незадолго до платежа в обеспечение возникшего существенно ранее долга другого лица перед кредитной организацией.

Важно учесть, что Федеральным законом от 22.12.2014 № 432-ФЗ  [2] в ст. 189.40 Закона о банкротстве введены положения, которые предусматривают иные критерии определения обычной хозяйственной деятельности банков. Согласно п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве предполагается (пока не доказано иное), что сделка вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности при наличии хотя бы одного из следующих условий:

1) если оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией через корреспондентский счет (субсчет) с нарушением очередности, установленной Гражданским кодексом РФ, при наличии других распоряжений клиентов, номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете (субсчете) этой кредитной организации, либо если доказано, что клиент, осуществивший оспариваемый платеж, или получатель платежа знал о наличии других таких неисполненных распоряжений по иному корреспондентскому счету (субсчету) этой кредитной организации;

2) если клиент или получатель платежа является заинтересованным либо контролирующим лицом по отношению к кредитной организации;

3) если назначение либо размер оспариваемого платежа существенно отличается от ранее осуществленных клиентом платежей с учетом его предшествующих отношений с кредитной организацией, и клиент не может представить разумные убедительные обоснования этого платежа, и размер платежа или совокупность платежей клиента, совершенных в течение одного операционного дня, превысили один миллион рублей, а для платежей, совершенных в иностранной валюте, превысили сумму, эквивалентную одному миллиону рублей по курсу Банка России, установленному на дату платежа. (Положение данного подпункта не применяется к оспариванию платежей, направленных на исполнение денежных обязательств кредитной организации по заключенным с другими кредитными организациями кредитным договорам, договорам банковского счета либо договорам вклада (депозита).)

Арбитражная практика показывает, что, если при оспаривании сделки банка были установлены вышеизложенные обстоятельства, арбитражные суды удовлетворяют заявленные требования о признании недействительными сделками банковских операций по списанию денежных средств со счета кредитора, открытого в банке1.

Характерным является следующий пример. В рамках дела о несостоятельности (банкротства) ОАО «АФ Банк» конкурсный управляющий должником обратился в арбитражный суд с заявлением к Е.Е.А и ООО «БК Резонанс» о признании совершенной должником 28.03.2014 банковской операции по погашению ответчиками кредита в сумме 14 139 353,43 рублей путем проведения внутрибанковских проводок по кредитному договору от 28.12.2011 недействительной сделкой и применении последствий ее недействительности.

Определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 18.08.2015 в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано2.

Однако постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2015, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 02.03.2016, определение суда первой инстанции отменено. Банковские операции, совершенные банком 28.04.2014 по погашению обществом «БСК “Резонанс”» кредита по кредитному договору от 28.12.2011, заключенному с Е.Е.А., в сумме 14 139 353,43 рублей, путем внутрибанковских проводок, признаны недействительной сделкой. Применены последствия недействительности сделки: восстановлена задолженность Е.Е.А. перед банком в сумме 14 139 353,43 рублей по кредитному договору от 28.12.2011, восстановлена задолженность банка перед обществом «БСК “Резонанс”» в сумме 14 139 353,43 рублей3. В обоснование принятого постановления апелляционный суд указал, что оспариваемые банковские операции осуществлены минуя корреспондентский счет, следовательно, операции не сопровождались реальным движением денежных средств, осуществлялись формальными внутрибанковскими безденежными проводками. Как установлено судом, на момент совершения оспариваемых сделок уже начала формироваться картотека неисполненных платежей; в период, предшествующий совершению оспариваемых операций, банк имел неисполненные денежные обязательства перед иными кредиторами, имеющими счета в банке.

Определением ВС РФ от 20.06.2016 № 309-ЭС16-6459  по делу № А07-8678/2014 отказано в передаче кассационной жалобы Е.Е.А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам по следующим основаниям.

Признавая сделку по перечислению денежных средств в счет досрочного погашения по кредитному договору недействительной, суды апелляционной инстанции и округа руководствовались статьями 61.3 и 189.40 Закона о банкротстве, ст. 10 ГК РФ и исходили из  того, что сделка совершена в пределах месяца до отзыва у банка лицензии путем проведения формальных внутрибанковских безденежных проводок в условиях неплатежеспособности должника и в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов.

Списание банком денежных средств со счета юридического лица в погашение задолженности третьего лица по кредитному договору при отсутствии денежных средств на корреспондентском счете банка не может являться обычной хозяйственной деятельностью банка.

Конституционный Суд РФ в определении от 25.07.2001 № 138-О [7] указал, что исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечисление со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, зачисленными банком, в том числе при исполнении им собственных обязательств перед клиентом могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств.

В условиях, когда банк является фактически неплатежеспособным, не исполняет обязательства перед своими клиентами, в том числе в связи с недостаточностью денежных средств на корреспондентском счете, остатки денежных средств на счетах юридических лиц в банке перестают быть реальными деньгами, а становятся лишь записями на счетах, обозначающими размер обязательств банка перед клиентом, вытекающих из договора банковского счета. Поэтому оспариваемые операции при отсутствии денежных средств на корреспондентском счете банка не могут быть отнесены к обычной хозяйственной деятельности банка в том смысле, который содержится в п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве.

Судебная практика показывает, что банки, обладающие признаками неплатежеспособности, достаточно часто осуществляют операции по списанию денежных средств со счетов своих клиентов с целью погашения задолженности по кредитным договорам перед банками или третьими лицами при отсутствии денежных средств на корреспондентском счете, что является основанием для признания арбитражным судом указанных банковских операций недействительными сделками1.

Так, в рамках дела о банкротстве АКБ «МФТ-Банк» его конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительными сделок по перечислению обществами «Э.», «Х.», «М.» с их расчетных счетов, открытых в банке-должнике, денежных средств в качестве частичного погашения задолженности гражданки К. по кредитному договору.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 23.04.2013, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2013, заявление конкурсного управляющего удовлетворено. Принятые судебные акты мотивированы тем, что ответчики получили преимущественное удовлетворение своих требований к банку, получив право требования к заемщику. При этом апелляционным судом были отклонены доводы заявителя жалобы о наличии условий, предусмотренных п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, так как осуществление списания денежных средств при отсутствии денежных средств на корреспондентском счете банка не может являться обычной хозяйственной деятельностью банка.

ВАС РФ определением от 10.10.2013 отказал в передаче настоящего дела для пересмотра в порядке надзора, указав, что оспариваемые сделки заключены способом внутрибанковских проводок, без фактической передачи имущества в счет кредиторской задолженности путем перевода денежных средств, находящихся в банке-должнике, в нарушение порядка удовлетворения требований кредиторов банка2.

Важно иметь в виду, что не только банковские операции по списанию денежных средств, но и любые другие сделки, совершенные банком в отношении отдельных кредиторов в случаях отсутствия денежных средств на корреспондентском счете банка, не могут быть признаны сделками, совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Арбитражная практика подтверждает указанный вывод1.

Конкурсный управляющий АКБ «Славянский банк» обратился с заявлением о признании сделки, вытекающей из договора уступки прав требования (цессии) от 29.11.2010, заключенного между банком и Компанией «Д.», недействительной, а также применении последствий недействительности сделки.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 06.03.2012, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2012, заявление конкурсного управляющего должника удовлетворено в полном объеме.

Компанией «Д.» подана кассационная жалоба со ссылкой на то обстоятельство, что оспариваемая сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности.

ФАС Московского округа постановлением от 25.10.2012 по настоящему делу оставил принятые судебные акты без изменения. Довод кассационной жалобы о том, что осуществление операций по счету является действиями, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности банка, отклонен судом кассационной инстанции, поскольку не могут быть признаны сделками, совершаемыми в обычной хозяйственной деятельности, сделки, совершаемые в отношении отдельных кредиторов и осуществляемые при отсутствии на корреспондентском счете банка остатка денежных средств, достаточного для исполнения всех предъявленных банку платежных документов клиентов банка, с нарушением нормативных актов Банка России2.

Если цена сделки превышает размер, указанный в п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, такая сделка не может рассматриваться как совершенная в процессе обычной хозяйственной деятельности банка.

Важно знать, что для признания оспариваемой сделки совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности банка необходимо исходить из стоимости его активов, определяемой на основании бухгалтерской отчетности банка за последний отчетный период перед совершением сделки.

Кто должен доказывать, что цена оспариваемой сделки превышает один процент стоимости активов банка? Из содержания п. 14 Постановления  № 63 следует, что бремя доказывания того, что цена сделок превысила один процент стоимости активов должника, лежит на оспаривающем сделку лице.

Поскольку право на оспаривание сделок, совершенных банками, на основании статей 61.2, 61.3, 189.40, 189.90 Закона о банкротстве предоставлено лишь руководителю временной администрации и конкурсному управляющему, такие доказательства должны представить указанные лица.

Если доказательства того, что цена сделки, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, превышает один процент стоимости активов банка, не будут предоставлены, арбитражный суд отказывает в признании такой сделки недействительной.

Так, отменяя определение Арбитражного суда города Москвы от 09.07.2013 по делу №А40-77625/12-70-199Б  о признании недействительными банковских операций по списанию со счета ООО «Ю.», открытого в КБ «Холдинг-Кредит», денежных средств в размере 2 707 377,05 рублей, Девятый арбитражный апелляционный суд указал, что оспариваемые банковские операции от 05.05.2012 на сумму 7 377,05 рублей и 2 700 000,00 рублей не превышают один процент стоимости активов должника согласно последней бухгалтерской отчетности должника. Постановлением ФАС Московского округа от 19.12.2013 судебный акт апелляционного суда оставлен без изменения3.

Анализ арбитражной практики показывает, что конкурсные управляющие банков не всегда представляют в суд надлежащие доказательства, подтверждающие, что цена оспариваемой сделки превышает один процент стоимости активов банка за последний отчетный период перед совершением оспариваемой сделки4.

Показательным является следующий пример. В рамках дела о банкротстве КБ «Холдинг-Кредит» конкурсный управляющий должника обратился с заявлением о признании недействительными банковских операций по списанию 16.04.2012 и 27.04.2012 со счета ООО «Б.», открытого в банке, денежных средств в общей сумме 20 234 837,00 рублей и применении последствий недействительности сделок.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 02.10.2013 заявление конкурсного управляющего удовлетворено частично, признаны недействительными банковские операции на сумму 20 000 000,00 рублей.

Девятый арбитражный апелляционный суд определением от 05.12.2013 перешел к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2013 определение суда первой инстанции отменено, в признании оспариваемых сделок недействительными и применении последствий их недействительности отказано. ФАС Московского округа постановлением от 13.03.2014 оставил без изменения судебный акт апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Оценив спорные операции с позиции п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, апелляционный суд пришел к выводу, что конкурсный управляющий не представил доказательства действительной балансовой стоимости активов должника, поскольку представленный в материалы дела бухгалтерский баланс банка по состоянию на 16.05.2012 не отвечает критериям относимого и допустимого доказательства, отметив, что стоимость активов должна определяться на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период, предшествующий совершению спорной операции. При этом суд указал на представление конкурсным управляющим в материалы дела бухгалтерских балансов по состоянию на 16.05.2012, содержащих различные сведения о сумме активов должника, и сослался на последнюю бухгалтерскую отчетность банка, размещенную на официальном сайте Банка России в сети Интернет, согласно которой стоимость активов банка составляет 4 446 107 000,00 рублей.Определением ВАС РФ от 29.04.2014 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора1.

 

Список литературы 

1. О банках и банковской деятельности: федер. закон от 02.12.1990 № 395-1 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

2. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации: федер. закон от 22.12.2014 № 432-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

3. О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”»: постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

4. О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»: постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5. О несостоятельности (банкротстве): федер. закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

6. О проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации»:  постановление КС РФ от 12.10.1998 № 24-П // Собрание законодательства РФ. 1998. № 42. Ст. 5211.

7. По ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 года по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации»: определение КС РФ от 25.07.2001 № 138-О // Собрание законодательства РФ. 2001. № 32. Ст. 3410.

8. Черникова Е.В., Быков В.П. Особенности оспаривания сделок банка как кредитной организации по специальным основаниям, установленным законодательством о банкротстве // Современное право. 2016. № 11. С. 58—65.

 

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: